Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Джон Гей. Опера нищего 4 страница




Чтоб дело он сделал свое.

Коль даму пытаешься ты улестить,

Любовною страстью томим,

В ход довод все тот же не бойся пустить -

Повсюду он неотразим.

 

Люси. Все, что могут сделать любовь или деньги, будет сделано: твое

спасение - залог моего покоя.

 

 

Явление тринадцатое

 

Люси, Макхит, Полли.

 

Полли. Где мой дорогой муж? Неужели петля захлестнет его шею? О, дай

мне обвить ее руками и задушить тебя в своих объятиях! Но почему ты

отворачиваешься? Ведь это же я, твоя Полли, твоя жена!

Макхит. Ну есть ли на свете второй такой неудачник, как я!

Люси. Есть ли на свете второй такой негодяй!

Полли. О, Макхит, для того ли мы расстались с тобой? Схвачен, брошен в

тюрьму! Повешен!.. Какая страшная мысль! Но я останусь с тобой до смерти !

Никакая сила не оторвет больше тебя от жены. Но что с тобой, любовь моя? Ни

доброго слова, ни нежного взгляда? Подумай, как страдает Полли, видя тебя в

таком несчастье. (Поет на музыку баллады "Прощание милого Уильяма с

черноокой Сюзанной".)

 

Коль стриж нечаянно в силки,

Охотясь, угодит,

Его супруга от тоски

На пищу не глядит,

Поклонникам пернатым не внимает

И смерть с супругом вместе принимает.

 

Макхит (в сторону). Придется отречься от нее. (Громко.) Девчонка

рехнулась.

Люси. Значит, честь моя погибла? Значит, я не получу удовлетворения?

Значит, мужчины рождены, чтоб лгать, а женщины - чтобы верить им. О,

негодяй! Какой негодяй!

Полли. Разве я не жена тебе? Твое равнодушие, твое пренебрежение ко мне

слишком явно выдают тебя. Взгляни же на меня. Скажи, разве я не жена тебе?

Люси. Коварный изменник!

Полли. Жестокосердый муж!

Люси. Как была бы я счастлива, если б тебя повесили пять месяцев тому

назад!

Полли. Я тоже! Будь ты нежен со мной до самой смерти, я бы так не

печалилась. А ведь это даже в устах жены не такое уж неразумное требование к

человеку, которому осталось жить не больше недели.

Люси. Значит, ты женат на другой? У тебя две жены, чудовище?

Макхит. Если женский язык способен замолчать хоть на минуту, выслушайте

меня.

Люси. Не замолчу. Вся кровь во мне кипит при мысли о том, как ты

поступил со мной.

Полли. Разве я не вправе требовать своего? Справедливость велит мне

говорить.

Макхит (поет на мотив "Слыхали ль вы песенку эту?").

 

Как счастлив с любою б я был,

Будь порознь они, а не вместе;

А сразу обеим нет сил

Хоть что-то ответить по чести,

Кроме тра-ля-ля-ля!

 

Полли. Но, дорогой, жене, уж конечно, должно быть отдано предпочтение.

На худой конец, она вправе требовать хоть видимости его. Нет, ты, наверно,

просто обезумел от горя, иначе ты не мог бы так обойтись со мной!

Люси. О, негодяй, негодяй! Ты обманул меня. Я готова, нет, даже рада

была бы свидетельствовать против тебя. Ни одной знатной жеманнице так не

хочется обладать уликами против своих сердечных друзей, как хочется мне

располагать ими против тебя. Я получила бы столько же удовольствия, хотя

ничего не утаила бы.

 

Люси и Полли поют на мотив ирландского трота.

 

Полли.

 

Горе мне!

 

Люси.

 

Горе мне!

 

Полли.

 

Вся душа моя в огне.

 

Люси.

 

Я предана, обманута.

 

Полли.

 

А я вдвойне.

Люси.

 

Если сжалится даже палач над тобой,

П_е_тлю я затяну этой нежной рукой.

 

Повторяют этот куплет.

 

Макхит. Успокойся, милая Люси! Это все штучки Полли. Она мечтает

рассорить нас на тот случай, если я выкручусь. Если же меня повесят, она

вряд ли сочтет за честь слыть моей вдовой. Право, Полли, сейчас не время для

подобных споров: ведь каждый раз, когда ты упоминаешь о браке, я вспоминаю о

виселице.

Полли. И у тебя все еще хватает духу отрекаться от меня?

Макхит. А у тебя, Полли, гнуть свое и утверждать, что я женат? Неужели

тебе так хочется усугубить мое несчастье?

Люси. Право, мисс Пичем, вы только сами себя срамите. Кроме того, с

вашей стороны просто жестоко тревожить джентльмена в подобных

обстоятельствах.

Полли (поет).

 

Бросьте, злючка,

Ваши штучки:

Полли ими не пронять.

Вашей злобы

Мало, чтобы

Мужа у меня отнять.

Та, кто страстно,

Но напрасно

Жаждет мужа обрести,

Не стыдится

Небылицы

Про соперницу плести.

 

Обычная благопристойность, сударыня, и та могла бы подсказать вам, что в

присутствии жены вы обязаны вести себя сдержанно с ее мужем.

Макхит. Довольно, Полли! Ты слишком далеко зашла в своих шутках.

Люси. Если вы, сударыня, решили учинить скандал в тюрьме, мне придется

послать за тюремщиком, чтоб он выставил вас за дверь. Сожалею, сударыня, что

вы принуждаете меня быть неучтивой.

Полли. Разрешите заметить вам, сударыня, что подобная высокомерная

заносчивость отнюдь вам не к лицу. А мой долг, сударыня, повелевает мне быть

рядом с мужем.

Люси (поет на мотив "Джоан, сплетница, проснись-ка").

 

Ну, посмотрим, мисс Кокетка,

Кто кого из нас

Более умно и едко

Высмеет сейчас.

Мисс Кокетка!

 

Полли.

 

Не к лицу мне с пьяной шлюхой

Тяжбу заводить.

(Макхиту.)

У тебя хватает духа

Надо мной шутить

(к Люси)

С пьяной шлюхой?

 

 

Явление четырнадцатое

 

Люси, Макхит, Полли, Пичем.

 

Пичем. Где моя дочь? Ах ты, срамница! Сейчас же домой, мерзавка! А

когда твоего дружка повесят, последуй его примеру, чтобы хоть чем-то утешить

свою семью.

Полли. Дорогой отец, не разлучайте меня с ним. Нам надо поговорить - я

еще не все сказала. О, милый, опутай меня своими кандалами, чтобы отец не

смог разлучить нас.

Пичем. Все женщины одинаковы. Стоит им совершить одну глупость, как они

тут же совершают другую, признаваясь в первой. Прочь отсюда! И ни слова

больше. Теперь ты у меня под арестом, мерзавка.

Полли (поет на мотив ирландской заплачки).

 

На свете никто не распутает вновь

Тот узел, который затянет любовь;

А если перечат родители ей,

Он только затянется вдвое прочней.

Какая мука

С милым разлука!

Ох! Ох!

 

(Цепляется за Макхита.)

 

Пичем оттаскивает ее и уводит.

 

 

Явление пятнадцатое

 

Люси, Макхит.

 

Макхит. Я от природы человек жалостливый, женушка; поэтому я не

поступил с девчонкой так, как она того заслуживала; и ты поначалу

заподозрила, что в ее словах есть доля правды.

Люси. В самом деле, милый, я была крайне озадачена.

Макхит. Если бы дело обстояло так, как она утверждает, ее отец никогда

не довел бы меня до нынешнего положения. Нет, Люси, я скорей умру, чем

изменю тебе.

Люси. Как я счастлива, если ты говоришь это от души! Ведь я так люблю

тебя, что мне легче увидеть тебя на виселице, чем в объятиях соперницы.

Макхит. И ты сможешь смотреть, как меня будут вешать?

Люси. Ах, Макхит, я не доживу до этого дня!

Макхит. Как видишь, Люси, по счету любви ты у меня в долгу: теперь ты

убедилась, что я скорей умру, чем буду принадлежать другой. Заставь же

любить тебя еще больше, если только это возможно: пусть я буду обязан тебе

жизнью. Если ты не поможешь мне, Пичем и твой отец немедленно отрежут мне

все пути к спасению.

Люси. Я знаю, отец пил с арестантами. По-моему, он сейчас спит у себя в

комнате. А ты возьмешь меня с собой, милый, если мне удастся раздобыть

ключи?

Макхит. Если мы убежим вместе, нам нигде не спрятаться. Как только

первая горячка поисков поутихнет, я пришлю за тобой. А до тех пор сердце мое

останется твоим узником.

Люси. Идем же, дорогой супруг. Будь обязан мне жизнью и, хотя не любишь

меня, будь мне признателен. И все-таки Полли не выходит у меня из головы.

Макхит. Увы! Одна минута может сделать нас несчастными на всю жизнь.

Люси (поет на мотив "Красотка, что живет на мельнице у Пэти").

 

Тебе свободу дав,

Скорблю я, как лисица,

Чей лис бежит стремглав,

Чтобы от гончих скрыться.

Где он приют найдет,

Где отдохнет, несчастный?

Так пусть любовь ведет

Его стезей опасной.

 

Уходят.

 

 

Действие третье

 

 

Явление первое

 

Ньюгет.

Локит, Люси.

 

Локит. Это, конечно, ты, негодница, подстрекнула его к побегу и помогла

ему?

Люси. Сэр, здесь были Пичем и дочь его Полли, а уж они-то, не

сомневайтесь, знают порядки Ньюгета так же хорошо, как если бы тут родились

и провели всю жизнь. Почему же все ваши подозрения падают только на меня?

Локит. Люси, Люси, я не потерплю уклончивых ответов.

Люси. В таком случае... Пусть на мне клеймо выжгут, если я что-нибудь

знаю о Макхите.

Локит. Не горячись, Люси, иначе я сочту, что виновна именно ты.

Люси. Сами не горячитесь, сэр. Я хочу, чтоб меня заклеймили, хочу! Что

еще мне сказать, чтобы убедить вас?

Локит. Он хоть заплатил тебе как следует? Сколько он выложил? Не

надувай отца, бесстыдница, и тогда я перестану сердиться на тебя. Может

быть, ты вошла с ним в более выгодную сделку, чем я? Сколько он дал тебе,

душенька?

Люси. Но вы же знаете, сэр: я люблю его и сама готова приплатить, лишь

бы он оставался со мной.

Локит. Ах, Люси, как при твоем воспитании можно быть такой

неосторожной? Девушку, которая стоит за стойкой кабака, всегда осаждают

поклонники.

Люси. Дорогой сэр, не поминайте мое воспитание: ему-то я и обязана

своим падением. (Поет на мотив "Коль сладко любовью нам тешить себя".)

 

Меня вы учили, поставив за стойку,

В каких мне пределах вести себя бойко,

И я позволяла себя целовать,

Но так, чтобы большего не отдавать.

Когда ж меня пламенно обнял мой милый,

Я все, что имела, ему подарила.

 

Если вы способны простить меня, сэр, я признаюсь во всем, потому что он,

бесспорно, вел себя со мной как последний негодяй.

Локит. Значит, ты все-таки помогла ему бежать, негодница?

Люси. Когда женщина любит, она готова на все за один нежный взгляд,

одно ласковое слово. Другой платы я не просила.

Локит. Ты навсегда останешься заурядной шлюхой, Люси. Если не хочешь,

чтобы тебя считали дурой, никогда ничего не делай бескорыстно. Те, кто

поступает иначе, обкрадывают самих себя.

Люси. Но любовь, сэр, это несчастье, которое может обрушиться на самую

осмотрительную женщину, а в любви все мы - дуры. Несмотря на все уверения

капитана, я сейчас совершенно убеждена, что Полли Пичем в самом деле жена

ему. Неужели я, дура этакая, дала ему улизнуть лишь затем, чтобы он

отправился к ней? Полли подольстится к нему и выманит у него денежки, а

затем Пичем повесит его и об-жулит нас с вами.

Локит. Значит, я разорюсь из-за того, что тебе, черт тебя возьми,

понадобилось влюбиться? Хорошенькое оправдание!

Люси. Я готова прикончить эту наглую самодовольную потаскушку! Я

подарила ему жизнь, а вся сладость ее досталась этой твари. Неблагодарный

Макхит! (Поет на мотив "Баллады о Южных морях".)

 

Я разум теряю от боли,

Мечась и стеня,

Удел свой кляня.

Счастливая тварь эта Полли!

Кто в мире несчастней меня?

Я плачу, я вся багровею,

Чуть вспомню о милом злодее.

Он брезгует мной,

Своею женой -

Ему потаскушка милее.

Он брезгует мной,

Своею женой -

Ему потаскушка милее.

Рехнусь я от мысли такой!

 

Локит. Итак, я в довершение всех бед должен еще торчать здесь и слушать

твое мяуканье, влюбленная кошка! Прочь с глаз моих, распутница! Постись и

умерщвляй плоть, пока не перестанешь сходить с ума, а я время от времени

буду задавать тебе трепку, чтобы привести в себя. Ступай!

 

Люси уходит.

 

 

Явление второе

 

Локит.

 

Локит. Выходит, Пичем вознамерился перехитрить меня, но я с ним

все-таки управлюсь. Этот пес болтлив в пьяном виде; я его как следует

попотчую, вытяну у него правду и поверну дело в свою пользу. Львы, волки и

коршуны не живут стадом, гуртом, стаей. Из всех хищных животных общителен

только человек. Каждый из нас грабит соседа, но кормимся мы все вместе.

Пичем - мой компаньон, мой друг. Он поступает согласно обычаям света и может

сослаться на тысячи примеров в оправдание своей попытки надуть меня. Так не

вправе ли я воспользоваться правами друга и отплатить ему той же монетой?

(Поет на мотив "Деньги сэра Пэкингтона".)

 

И меж шулеров можно встретить друзей,

Хотя их занятье - морочить людей.

Дружить меж собой их нужда заставляет:

Им дружба в игре плутовать пособляет.

Но кто подведет

Приятелей, тот

В ловушку немедленно сам попадет.

У нас, как у щук отощалых, обычай -

Друзей мы глотаем, коль нету добычи.

 

Ну, Пичем, теперь мы, как честные торговцы, посмотрим, кто из нас двоих

проведет другого. Люси!

 

Входит Люси.

 

Есть сейчас в доме кто-нибудь из людей Пичема?

Люси. Филч, сэр. Они с Черной Молл распивают четверть пинты спиртного в

соседней комнате.

Локит. Пошли его ко мне.

 

Люси уходит.

 

 

Явление третье

 

Локит, Филч.

 

Локит. Что с тобой, мальчик? Ты тощ, как сельдь, из которой молоки

выпотрошили.

Филч. Для такой работы нужно лошадиное здоровье. С тех пор как наш

любимый племенной жеребец по несчастью вышел из строя, я понемножку

подрабатывал тем, что брюхатил наших дам для отсрочки приговора. Но если я

не найду более легкого способа заработать на жизнь, мне до следующей сессии,

ей-богу, не дотянуть.

Локит. Ты прав: если этот великий человек отдаст концы, мы все понесем

невосполнимую утрату. Самый доблестный и пылкий странствующий рыцарь не

вызволил из беды и половины тех девиц, что выручил он. Кстати, малыш, не

скажешь ли, где найти твоего хозяина?

Филч. На складе краденого в "Поддельном векселе", сэр.

Локит. Прекрасно. Ты свободен.

 

Филч уходит.

 

Отправлюсь-ка я туда - мне надо уладить с ним немало важных дел, а уж в ходе

переговоров я сумею вытянуть из него правду. Словом, не пройдет и дня, как

Макхит снова окажется у меня в лапах. (Уходит.)

 

 

Явление четвертое

 

Игорный дом.

 

Макхит в дорогом темном плаще, Бен Пройдоха, Мэт Кистень.

 

Макхит. Сожалею, джентльмены, что большая дорога оказалась столь

пустынной. Но когда мои друзья в затруднении, я всегда рад предоставить мое

состояние к их услугам. (Дает им деньги.) Как видите, джентльмены, я -

настоящий друг, а не царедворец, который все обещает и ничего не делает.

(Поет на мотив "Лиллибуллеро".)

 

Мы все по придворным обычьям живем,

И редкость - друг настоящий.

Ведь дружба из выгоды только заем,

Проценты нам приносящий.

Коль с вами беда,

Друзья вас всегда

Бесплатным советом наставят

Дерзнете ж просить

Деньжонок ссудить -

За ними к соседу направят.

 

Но мы, джентльмены, еще не утратили честь настолько, чтобы жить по законам

продажного света. И пока я могу служить вам, располагайте мною.

Бен. Мне прискорбно видеть такого великодушного человека в настолько

затруднительном положении, что он вынужден вращаться в дурном обществе и

водить компанию с игроками.

Мэт. Как несправедливо устроен мир! Что можно одному, то возбраняется

другому. Из всех мошенников, из всех угодников на все руки самый

отвратительный - это игрок. И тем не менее его принимают в наилучшем

обществе, поскольку и там многие занимаются тем же самым. Удивляюсь, почему

же тогда не уважают людей нашего ремесла!

Макхит. В Мэрибоне сегодня большая игра; следовательно, на улицах можно

будет кое-чем поживиться. Встретимся там, и я подам вам знак, кого пощупать.

Мэт. Там есть один парень в коричневом плаще с узким золотым кантом.

Говорят, у него всегда водятся деньги.

Макхит. Что это тебе взбрело, Мэт? И не думай с ним связываться: он

хороший, честный парень и один из наших.

Бен. Разумеется, сэр, мы будем руководствоваться вашими указаниями.

Макхит. Присмотрите за ростовщиками: столбик-другой золотых монет -

недурной трофей. Терпеть не могу вымогателей!

Мэт. Славная штука эти столбики! А вот банкноты я ненавижу - очень

трудно сбывать.

Макхит. Там есть одна важная птица, Бен. В свое время этот человек

подковал меня на крупную сумму наличными. Следовательно, он мой должник.

Сегодня вечером я укажу тебе его, а ты взыщешь с него долг. Но компания уже

в сборе - я слышу за стеной стук костей. Итак, джентльмены, ваш покорный

слуга! Встретимся в Мэрибоне. (Уходит.)

 

 

Явление пятое

 

Склад Пичема. На столе вино, бренди, трубки и табак.

Пичем, Локит.

 

Локит. Расчет за коронацию, брат Пичем, получается такой запутанный,

что в нем черт ногу сломит.

Пичем. Действительно, в нем множество самых разнообразных статей. По

ним мы около десяти раз выплачивали нашим людям различные суммы. Все это и

отражено здесь, на раскрытой перед вами странице.

Локит (читает). "Шлейф от дорогого парчового платья..." Вы уже,

кажется, его сбыли?

Пичем. Да, миссис Диане Хапп, сводне. Она не преминет небезвыгодно

превратить его в башмачки и туфельки, с помошью которых склоняет девиц идти

на содержание.

Локит. Однако я не вижу здесь упоминания о драгоценностях.

Пичем. Они настолько всюду известны, что их приходится тайком сплавлять

за границу. Поэтому они проходят по статье "Вывоз". Что же до табакерок,

часов, шпаг и прочего, то я счел более удобным разнести эти предметы по их

названиям.

Локит. "Двадцать семь женских карманов, срезанных со всем содержимым",

- все запечатаны, перенумерованы и внесены в реестр.

Пичем. Сейчас, брат, нам просто невозможно входить в подробности - на

это уйдет целый день. Кроме того, полугодовой отчет по столовому серебру

внесен в отдельную книгу, которая находится в другой нашей конторе.

Локит. В таком случае несите еще вина. Посвятим сегодняшний день

радостям, а завтра снова за труд. Ах, брат, наши с вами дочки - ненадежная

дрянь. Не спускайте с Полли глаз, и через день-другой Макхит снова будет у

нас в руках. (Поет на мотив "В северном краю далеком".)

 

Мы, мужчины, - простофили,

И мудрейшего из нас

Женщины легко ловили

На крючок десятки раз.

Слыша, как голубка тужит,

В сеть попавший голубок

Так к ней рвется, что все туже

Стягивается силок.

 

Пичем. Но что толку сажать голубка в клетку, если ваша дочь Люси все

равно опять отопрет дверцу?

Локит. Будь мужчины в ответе за глупости и слабости своих жен и

дочерей, никаким друзьям не прожить бы в согласии и двух дней. С вашей

стороны неучтиво попрекать меня, брат: какие могут быть счеты между

друзьями!

 

Входит слуга.

 

Слуга. Сэр, миссис Диана Хапп желает побеседовать с вами.

Пичем. Примем ее, брат Локит?

Локит. Всенепременно. Выпивоха она отменная, ум у ней острый; а

женщина, которая так бойко пьет и говорит, - всегда желанная собеседница.

Пичем. Проси.

 

Слуга уходит.

 

 

Явление шестое

 

Пичем, Локит, миссис Хапп.

 

Пичем. Дорогая миссис Ди, ваш покорный слуга. Ваш поцелуй явственно

свидетельствует, что джин вы употребляете превосходный.

Миссис Хапп. Я очень привередлива по части напитков.

Локит. Чье дыхание более благоуханно, чем аромат этих уст, с которыми я

так давно знаком, не правда ли, миссис Ди?

Миссис Хапп. Наливайте. Я пью вино такими же большими глотками, как

когда-то любовь: ничего не делаю наполовину. (Поет на мотив "Пастух пас

овечек".)

 

Как горлица, я в молодые года,

тра-ля-ля-ля...

Готова была целоваться всегда,

тра-ля-ля-ля...

Мы губы должны прижимать неустанно

К губам - пока юны, под старость - к стакану,

тра-ля-ля-ля...

 

Но к делу, мистер Пичем. Если к вам за последнее время поступило что-нибудь

черное - плащи, бархатные шарфы, юбки и прочее, я беру все: мои дамы обожают

траур.

Ничем. Но, миссис Ди, вы так отчаянно торгуетесь, что у нас почти

ничего не остается на уплату джентльменам, рискующим ради этих товаров

жизнью.

Миссис Хапп. Мне поневоле приходится быть прижимистой - времена сейчас

трудные. Поверьте, в последние годы я очень пострадала по вине парламента:

убытки мои превосходят три тысячи фунтов. Акт о закрытии Монетного двора

нанес тяжелый удар нашему делу. Прежде, если клиентка скрывалась, мы знали,

где ее искать. Вы, разумеется, знакомы с миссис Сплетни? Вот вам женщина!

Надела на себя мои лучшие платья - и уже три месяца, как я ее в глаза не

видела. А с того дня, когда вышел Акт об отмене ареста за мелкие долги, мои

потери стали еще ощутимей. Да и как может быть иначе, если дама имеет право

взять у меня взаймы красивую юбку или чистое платье, а мне запрещено искать

на нее управы? Честное слово, в наше время женщины жульничают прямо-таки с

наслаждением: им ведь за это ничего не грозит.

Пичем. Сударыня, на днях вы получили от нас прекрасные золотые часы за

семь гиней. Поскольку мы тоже должны иметь прибыль, джентльменам с большой

дороги скоро не будет никакого смысла брать золотые часы.

Миссис Хапп. Примите во внимание, мистер Пичем, что часы эти весьма

примечательны и пускать их в продажу было небезопасно. Итак, если у вас есть

черные бархатные шарфы... это очень красиво для зимы и очень по вкусу

большинству джентльменов, с которыми имеют дело мои клиентки. Ведь это я

вывожу женщин в люди. Цену им определяют не молодость и не красота.

Джентльмены всегда платят им по одежде - от полукроны до двух гиней. И эти

бесстыдницы не стесняются надувать меня! Примите к тому же в расчет

несчастные случаи. Сегодня, например, одиннадцать лучших моих клиенток в

лапах у хирургов. Отсюда плата за лечение и прочие расходы, причем очень

большие, а доходов никаких. Мне порой не платят ни фартинга за экипировку в

течение целого месяца. Мы сильно рискуем, право же, очень сильно.

Пичем, Насколько мне помнится, вы упомянули о миссис Сплетни.

Миссис Хапп. Да, сэр, и вот почему. Два часа тому назад я содрала с нее

принадлежащее мне платье и, как она того заслуживает, в одной рубашке

оставила ее у себя дома с любовником. Она позвала его наверх, когда он уже

собирался нанять карету и ехать в Мэрибон. Надеюсь, что и в своих

собственных и в моих интересах ей удастся упросить капитана выкупить ее: он

ведь очень щедр к женщинам.

Локит. Какой капитан?

Миссис Хапп. Всего-навсего капитан Макхит, ваш добрый знакомый,

разряженный, как лорд. Он решил, что я его не узнала.

Ничем. Завтра, дорогая миссис Хапп, вы сами назначите цену на любой

товар, который придется вам по вкусу. У нас есть, по меньшей мере, дюжина

бархатных шарфов, и все они к вашим услугам. А пока разрешите преподнести

вам вот этот комплект ночного белья для вашего личного пользования. Но вы

уверены, что это капитан Макхит?

Миссис Хапп. Да знает ли кто-нибудь его лучше, чем я, хоть он и думает,

что забыт мною? В свое время мне из вторых рук перепало немало денежек от

капитана: он всегда любил, чтобы его дамы были хорошо одеты.

Пичем. У нас с мистером Локитом есть к капитану одно дельце, - вы меня

понимаете? - и мы уплатим вам долг за миссис Сплетни.

Локит. Можете на нас положиться: мы люди порядочные.

Миссис Хапп. О делах я вас не расспрашиваю. Что бы ни случилось, я

умываю руки. Мое всегдашнее правило: долг друга - помогать другу. Но, если

позволите, один шарф я прихвачу с собой сейчас. Всегда хорошо иметь в руках

нечто осязаемое.

 

 

Явление седьмое

 

Ньюгет.

 

Люси.

 

Люси. Ревность, гнев, любовь и страх разрывают мне душу. Как я убита

горем, в каком я отчаянье! (Поет на мотив "Однажды под вечер я сбился с

дороги".)

 

Я - словно бриг без руля и ветрила,

Что в океан унос_и_м.

Команда о нем давно позабыла,

И волны играют им.

За что мне судьба посылает мученья,

А Полли дарует одни наслажденья?

Нет, только месть, месть, месть

Мне принесет исцеленье.

 

Крысиный яд у меня уже приготовлен. Я ничем не рискую: ее смерть всегда

можно приписать джину - от него столько людей умирает естественной смертью,

что меня никто не заподозрит. Но допустим, меня даже повесят. Ради того,

чтобы отравить эту мерзавку, не обидно и в петлю угодить.

 

Входит Филч.

 

Филч. Сударыня, к вам с визитом наша мисс Полли.

Люси. Проси.

 

Филч уходит.

 

 

Явление восьмое

 

Люси, Полли.

 

Люси. К вашим услугам, сударыня. Надеюсь, вы не сердитесь на меня за

мое поведение в тот день, когда я в последний раз имела счастье видеться с

вами.

Я была так удручена меланхолией, что совершенно потеряла власть над

собой. А ведь, когда у человека меланхолия, друг, право же, должен все ему

прощать. (Поет на мотив "Роджер, знай, что, как сына...".)

 

Если женщина в сплине,

Подобает мужчине

С ней ягненка покорнее быть:

Оплатить без отказу

Все счета ее сразу

И спиртным ее подкрепить!

И спиртным ее подкрепить!

 

Пусть наши ссоры всегда заканчиваются таким вот приятным примирением.

Полли. Единственное оправдание моего поведения - это мои несчастья.

Поверьте, сударыня, мне жаль, что я огорчила вас.

Люси. Разрешите, мисс Полли, предложить вам в знак дружбы стаканчик

подкрепляющего.

Полли. Надеюсь, вы извините меня, сударыня, но спиртное вызывает у меня

головную боль.

Люси. Знатнейшая дама страны - и та не хранит у себя в шкафу для

собственного употребления напитка лучше, чем этот. Вы, дорогая, совсем пали

духом.

Полли. К сожалению, сударыня, здоровье не позволяет мне воспользоваться

вашим предложением. В прошлый раз я, конечно, крайне неучтиво вас покинула,

но в этом виноват только мой отец - он неожиданно увел меня. Я,






Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных