Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Преступник и отпечатки пальцев. Мощная волна преступности захлестнула Соединенные Штаты Америки в период с 1924 по 1936 год




Мощная волна преступности захлестнула Соединенные Штаты Америки в период с 1924 по 1936 год. То, что в те годы творилось в США, затмило по разгулу уголовщины все, что когда-либо довелось пережить Старому и Новому Свету.

Террор американского гангстеризма в тридцатых годах

Многим европейским наблюдателям объяснение этого явления не казалось сложным. Они относили его за счет трех причин. Первой причиной они считали преувеличенный американский либерализм, приведший ярко выраженный человеческий эгоизм к борьбе за господство законов джунглей. Вторую причину они видели в так называемом "сухом законе", принятом в Америке 16 января 1920 года. Мнение, что такую колоссальную страну, как США, можно отучить от употребления алкогольных напитков путем законов и постановлений, было наивным и противоречило естественным слабостям человека. Поэтому заранее можно было ожидать нарушения этого закона.

Запрет провоцировал и создавал возможности путем нарушения "сухого закона", то есть путем спекуляции и тайного производства алкоголя, заработать сотни тысяч, миллионы и миллиарды долларов. И, наконец, третьей причиной они считали социальное и экономическое потрясение, которое пережила Северная Америка после первой мировой войны. Оно углубило пропасть между бедными, обездоленными, с одной стороны, и богатыми — с другой. Последние в борьбе за прибыли придерживались принципа "хватай как можешь".

Аль Капоне, Франк Костелло, Джон Диллинжер, Элвин Карпис — это имена спекулянтов спиртными напитками, главарей банд грабителей, разбойников, шантажистов, убийц, получивших своего рода мировую известность, какой доселе не знал ни один преступник. Временами казалось, что политические устои Соединенных Штатов пошатнулись и преступность готова захватить власть в целых городах и районах страны.

Все происходившее было действительно угрожающим. В 1926 году статистики зарегистрировали, по далеко не полным данным, более 12000 убийств, в 1933 году — 1300000 тяжких преступлений, грабежей и убийств, две трети которых остались нераскрытыми. Ежедневно совершалось два нападения на банки. В 1934 году было зарегистрировано 46614 грабежей, 190389 взломов, 142823 крупных кражи, 380000 случаев воровства. Наблюдатели утверждали, что число вооруженных преступников превысило число американских солдат в годы первой мировой войны. Бутлегеры организовали производство, спекуляцию и сбыт алкогольных напитков в колоссальных масштабах. Они подкупали не только полицейских и прокуроров, но и многочисленных агентов государственных организаций, которые должны были проводить в жизнь и контролировать выполнение "сухого закона". Конкурируя между собой, бутлегеры устраивали на глазах общественности кровопролитные сражения с пистолетами, пулеметами и бомбами. Пышные похоронные процессии гангстеров с драгоценными украшениями на гробах, с бронзовыми урнами, цветами и десятками тысяч зрителей вдоль улиц были повседневным явлением. Наиболее образованные среди гангстеров (часто это были нелегально приехавшие итальянцы) находили все новые преступные способы обогащения. Получил широкое распространение так называемый рэкет. Рэкетиры угрожали уничтожением целому ряду легальных, полулегальных и нелегальных борделей, притонов, ресторанов и даже прачечных, но за определенное вознаграждение предлагали свои услуги в качестве защитников от им подобных. Таким образом в их карманы стекались миллионы от систематически выплачиваемой дани. В случае невыплаты дани виновные расплачивались своим имуществом, а иногда и жизнью. Это еще не все. Бутлегеры и рэкетиры организовали также торговлю наркотиками, принявшую невероятный размах.

Аль Капоне, родившийся в 1899 году в семье парикмахера из Неаполя, был сначала членом банды Файв Пойнтс в Нью-Йорке, затем телохранителем одного из рэкетиров Колосимо в Чикаго, а в 1925 году стал королем империи гангстеров, занимавшихся контрабандой спиртных напитков и наркотиков, жульничеством, вымогательством и насилием. Жадные до денег юристы и многочисленные полицейские состояли у него на службе. С 1927 года он правил своей империей из Флориды, имея миллионное состояние. А ведь он был лишь одним из многих. Банда Баркер — Карписа, долгое время руководимая женщиной Кэт Баркер, которая своих детей с раннего возраста приучала к насилиям, с 1931 по 1936 год заработала путем грабежа и сбора выкупов за украденных детей семь миллионов долларов. Эта банда совершила семь убийств и оставила в местах своих "операций", прежде всего в Чикаго, большое число тяжелораненых. Джон Диллинжер и его банда, "Бэби-фейс", Нельсон, Гомер ван Митер, Джон Гамильтон и другие за короткое время — с сентября 1933 по июль 1934 года — совершили во время нападений и ограблений банков десятки убийств. Много раз они бежали из мест заключения. 17 июля 1934 года ради освобождения арестованного Фрэнка Нэша, одного из членов своей банды, они убили перед вокзалом в Канзас-Сити четырех полицейских и агентов ФБР, открыв среди бела дня пулеметный огонь.

Этот разгул преступности волновал общественность больше, чем все сообщения о коррупции в политике и полиции. Именно это и дало Гуверу возможность открыть широкий фронт ФБР по борьбе с преступностью. Если в борьбе с преступностью какое-нибудь оружие и доказало свою особую эффективность, то это была дактилоскопия и построенная на ней служба идентификации. В стране, где каждый мог назваться любым именем, где не существовало удостоверений личности и прописки, не было регистрационных книг в отелях, где преступники пользовались такой свободой перемещения, какой не знала Европа, отпечатки пальцев стали единственным надежным средством идентификации. Число гангстеров, опознанных службой идентификации, вскоре перевалило за тысячу. Проверка отпечатков пальцев служащих государственных учреждений привела к разоблачению большого числа преступников, проникших в эти учреждения. Благодаря отпечаткам пальцев, обнаруживаемым на местах происшествий, все большее число преступников несло заслуженную кару. Никогда раньше дактилоскопия не доказывала столь неоспоримо свое значение и свою безошибочность, пока в январе 1934 года не произошел случай, повлекший ряд драматических событий.

Во второй половине дня агент чикагской полиции Хили и три агента ФБР спрятались в бунгало в Бэллвуде. С приготовленными к стрельбе пулеметами они четыре часа подкарауливали главаря одной банды, который в очень короткий срок стал обладателем 500000 долларов и имел на совести большое количество убийств. Это был Джек Клутас, по прозвищу Красивый Джек. Клутас, бывший студент университета в Иллинойсе, специализировался на похищении и шантаже лиц из среды деклассированных элементов, будучи уверенным, что они не обратятся за помощью в ФБР. Но в начале января член его банды Джулиус Джонс выдал место пребывания своего босса, а именно это бунгало. Сержант Хили и агенты ФБР не напрасно прождали четыре часа. К вечеру на машине подъехал Клутас. Когда он приблизился к двери своего бунгало, она вдруг открылась, и Клутас увидел перед собой дула пулеметов. Он сделал попытку вытащить пистолет, но Хили опередил его, и пулеметная очередь заставила Клутаса замертво упасть на землю.

Правилами уголовной полиции было предусмотрено снимать отпечатки пальцев убитых гангстеров, чтобы удостовериться, какого преступника можно вычеркнуть из списка живых. Когда снимали отпечатки пальцев Клутаса, то работнику службы идентификации кончики его пальцев показались несколько необычными. Вскоре стало ясно почему: пальцы Клутаса не дали отпечатков папиллярных линий.

Мы помним, в начале XX столетия, когда отпечаток пальцев пробивал себе дорогу в европейскую полицию, его противники часто выдвигали аргумент, что, мол, преступники могут изменить папиллярные линии или уничтожить их на своих пальцах. Но эти предположения вскоре были забыты, потому что европейские преступники не предпринимали в этом направлении никаких шагов. Не нависла ли в эти январские дни 1934 года в Чикаго страшная, непреодолимая угроза над дактилоскопией? И как раз сейчас, когда никто в мире больше не сомневался в надежности дактилоскопического метода? Не доказывает ли случай с Джеком Клутасом, что отпечатки пальцев действительно можно изменить? Или есть люди, вопреки всем ожиданиям не имеющие папиллярных линий?

О случившемся срочно сообщили в Вашингтон. Поставили в известность Гувера, который тут же отдал распоряжение дерматологам Северо-западного университета в Чикаго тщательно обследовать пальцы убитого. С нетерпением ожидали в Вашингтоне результатов обследования.

Через два дня результаты были готовы. Они вызвали большое облегчение. Джек Клутас поручил какому-то неизвестному врачу снять кожу со своих пальцев, чтобы избежать идентификации в случае, если он будет вновь арестован. Однако на новой коже, образовавшейся на месте ран, стали вырисовываться, правда слабо, но вполне различимо, старые папиллярные линии. Угроза, способная, казалось в первый момент, разрушить все здание дактилоскопии, была предотвращена. Действительно ли предотвращена?

Спустя несколько недель, в мае 1934 года, банда Баркер — Карписа в районе Чикаго подверглась усиленному преследованию агентами ФБР, и Кэт Баркер решила со своими телохранителями на некоторое время скрыться. Члены банды разъехались в разные стороны, перекрасили волосы, надели темные очки. Но верным признаком того, что в дактилоскопии они видели для себя большую угрозу, было решение Карписа и Фрэди Баркера изменить кончики своих пальцев.

Знакомый гангстер порекомендовал им доктора Джозефа П. Морана, который работал врачом в Ирвинг-парк-отеле. Моран, в прошлом способный ученик Медицинской школы Тафта, отличный солдат в годы первой мировой войны, имел уже сам много судимостей. В погоне за наживой в 1928 году в Спринг-Валли он занимался криминальными абортами. Отбывая наказание в тюрьме Джолиэт, он познакомился с Олли Бергом, известным гангстером, и благодаря связям последнего получил разрешение снова заниматься врачебной практикой. Но одновременно тайно он лечил гангстеров, которые получали ранения в стычках с полицией или конкурентами. Многих он спас, других, кого не удалось спасти, выбрасывали в чикагские сточные каналы или в озеро Мичиган. Моран получал большие деньги, но так разрушил свое здоровье алкоголем и морфием, что к 1934 году был уже полной развалиной. Ему-то и доверились Карпис и Фрэди Баркер.

Когда Моран срезал им кожу с кончиков пальцев, от дикой боли они неистово кричали. Кэт Баркер ухаживала за обоими на тайной квартире в течение четырех недель и облегчала их страдания морфием. К своему ужасу, они, однако, обнаружили, что все их мучения были напрасны. С заживлением ран появлялись старые папиллярные линии. Доктора Морана отвезли в пьяном состоянии на озеро Мичиган и утопили.

В мае 1934 года был вынужден прятаться также и Джон Диллинжер. Но он не мог долго находиться в убежище. Страстный любитель кино, он решил сделать пластическую операцию, чтобы иметь возможность покидать свое убежище. Так как отпечатки пальцев могли выдать его при первой же полицейской проверке, как бы он ни изменял свою внешность, то он в первую очередь хотел изменить кончики пальцев. Продажный юрист Луи Пигет за 5000 долларов связался с двумя хирургами, которые согласились сделать Диллинжеру операцию. Это были доктор Вильгельм Лезер и доктор Гарольд Кэсседи. 27 мая они оперировали его в помещении, которое за 40 долларов в день сдавал им бывший спекулянт спиртными напитками некий Пробэско. Диллинжер едва не умер во время операции. То, как эти врачи изменили его лицо, страшно взбесило Диллинжера, и он чуть было не пристрелил их. Испугавшись, врачи ограничились в дальнейшем тем, что обожгли кончики его пальцев кислотой, и папиллярные линии исчезли. Это был новый метод. Но когда 22 июля 1934 года агенты ФБР застрелили его при задержании, то его папиллярные линии уже снова были отчетливо видны. Еще одно доказательство, что "неизгладимая печать" действительно неизгладима.

Но доказано ли это? В октябре чикагский полицейский, патрулировавший по пригородным улицам, наткнулся на изрешеченный пулями труп. Лицо убитого показалось ему знакомым. Это был Гас Винклер, которого разыскивали за убийства, а также ограбления банков и почт. Не пришлось долго ломать голову над тем, как оборвалась жизнь Винклера: просто его противник выстрелил раньше него. Как и в случае с Клутасом, полиция, по своему обыкновению, должна была снять отпечатки пальцев Винклера и послать их в Бюро идентификации. Тут-то и поджидала полицию неожиданность. Отпечатки пальцев Винклера были безупречны, а их рисунок резко отличался от прежних его отпечатков. Но Винклер был слишком хорошо знаком полиции, чтобы можно было предположить, что это не он. Снова в Вашингтоне тревога. Что случилось? Неужели имеется метод изменения отпечатков пальцев и вся с таким трудом созданная система идентификации летит ко всем чертям? Какое волнение царило в Вашингтоне, можно понять из приказа держать в строжайшей тайне происшедшее и для выяснения обстоятельств, как это было и в случае с Клутасом, привлечь хирургов и дерматологов.

На этот раз врачам пришлось повозиться дольше. Один сотрудник службы идентификации подал им наконец правильную мысль. Ранее зарегистрированные отпечатки пальцев Винклера показывают на левом среднем пальце два треугольника (две дельты). Теперь же вместо одного из треугольников — шрам. Производивший операцию ограничился тем, что изменил лишь одну, совсем маленькую деталь рисунка папиллярных линий и этим достиг значительно большего эффекта, чем другие врачи, сдирая с пальцев всю кожу или выжигая ее кислотой.

Итак, проблема решена: нужно обращать внимание на шрамы. Но примененный в данном случае метод был столь искусным, что представители ФБР встретились в Лонг-Риде, в Калифорнии, с известными хирургами, имеющими опыт по пересадке кожи, чтобы обсудить с ними возможности изменения папиллярных линий. Конференция проходила при закрытых дверях. Хирург доктор Говард Аппдерграф из Либанон-госпиталя в Голливуде предпринял многочисленные эксперименты, которые показали, что метод, примененный Винклером, дает лишь временный результат. Даже и в этом случае первоначальный рисунок папиллярных линий восстанавливается. Имеется лишь один способ, с помощью которого можно на длительное время изменить кончики пальцев, а именно — сделать пересадку кожи на кончики пальцев, использовав кожу ладоней. Для этого можно использовать кожу только этого же человека. Но службу идентификации это не введет в заблуждение, потому что на пальцах неизбежно остаются легко обнаруживаемые следы операции. Необходимо только подготовить работников службы идентификации к возможности подобных случаев.

Предположения доктора Аппдерграфа нашли свое подтверждение. Правда, его пришлось ждать до 1941 года, когда улегся дикий разгул американского гангстеризма, уступивший место менее шумной, замаскированной под экономическое предпринимательство, организованной преступности.

Это произошло 31 октября 1941 года вблизи Остина в Техасе. В тот день полицейский патруль задержал высокого блондина интеллигентной внешности, назвавшегося Робертом Питтсом. Хотя он был явно призывного возраста, у него не оказалось регистрационной карточки Сэлектив сервис, организации, проводящей в. жизнь закон о воинской повинности. Для проверки его доставили в 0стин. Сотрудник местного дактилоскопического бюро стал снимать отпечатки его пальцев на обычную сравнительную карточку: первый, второй, третий, четвертый, пятый палец. Затем пальцы второй руки. Тут он беспомощно взглянул на Питтса и увидел его ироническую усмешку. Человек, назвавшийся Питтсом, вообще не имел папиллярных линий на пальцах!

Последнее волнение с отпечатками пальцев ФБР пережило семь лет назад в случае с Винклером. Теперь Вашингтон уже был подготовлен. На сделанных отпечатках с пальцев Питтса тотчас обнаружили шрамы, свидетельствовавшие о пересадке кожи. Питтса тем временем перевели в государственную тюрьму Рэлай и тюремному начальству поручили проверить, нет ли на теле Питтса шрамов. Не прошло и нескольких часов, как результат обследования был готов: на обеих сторонах груди у арестованного отчетливо видны шрамы, по пяти с каждой стороны. Не может быть сомнений, что именно оттуда взяли кусочки кожи, которые пересажены на кончики его пальцев.

Кем же был Питтс на самом деле? Какой преступник скрывается под видом молодого человека, подвергшего себя такой сложной операции? Питтс молчал. Очевидно, он был убежден, что установить его прошлое не удастся.

Как его имя? Где Питтс родился? Где он был 1 мая 1934 года, 1 сентября 1939 года, 15 июня 1937 года? Молчание! Ироническое молчание. Кто был хирург? Где он жил? Где оперировал? В ответ на все эти вопросы раздавался издевательский смех.

ФБР проверило все списки разыскиваемых и беглых преступников, проконтролировало все нераскрытые взломы, нападения, убийства и соответствующие отчеты о преступлениях и преступниках. Девять лет назад в Виргинии за кражу автомашины был арестован некий Роберт Дж. Филиппс, двадцатитрехлетний парень. Описание внешности, фотография и возраст полностью совпадали с Питтсом. Отпечатки пальцев, снятые тогда у Филиппса, повторялись в последующие годы у молодого человека, носившего разные имена, подвергавшегося аресту за разбойные нападения и отбывавшего сроки наказания в местах заключения в Атланте и Алькатраце. Дата последнего ареста 28 марта 1941 года, место — Майами. Тогда его были вынуждены освободить. Если это был один и тот же человек, то операция на его пальцах была предпринята между 28 марта и 31 октября 1941 года, днем его теперешнего ареста. Агенты ФБР допросили заключенных, которые отбывали свой срок в одной камере с человеком, носившим так много имен, но имевшим одни и те же отпечатки пальцев. Один из них, наконец, заговорил. Он вспомнил, как однажды зашла речь о враче, к которому в случае необходимости можно обратиться, докторе Бранденбурге. Жил он якобы в штате Нью-Джерси. И действительно, удалось найти доктора Леопольда Уильяма Августа Бранденбурга в Юнион-Сити в Нью-Джерси. Это был чрезвычайно полный человек с маленькими, утопающими в жире глазками, в очках без оправы, с нездоровым цветом лица и с прихрамывающей походкой. Он имел уже несколько судимостей: один раз за криминальный аборт, другой — за участие в ограблении почты, при котором преступники завладели 100000 долларов. Но каждый раз он ускользал от наказания. Теперь это ему не удалось. Он показал, что Роберт Питтс является действительно Робертом Дж. Филиппсом и что последний обратился к нему в мае 1941 года с просьбой изменить кончики его пальцев. Он предпринял пересадку кожи в своем доме сначала на одной, затем на другой руке. На операцию потребовалось три недели.

Питтс и врач были приговорены к длительному заключению.

Дело Питтса было последним в истории отпечатков пальцев, когда делалась попытка перехитрить природу и дактилоскопию.

С этого времени дактилоскопическая служба идентификации при ФБР успешно развивалась и стала самой крупной и технически самой оснащенной в мире. В 1956 году картотека в Вашингтоне насчитывала 141 231 713 карточек. Специальная картотека, в которой собраны карточки не с десятью отпечатками, как обычно, а с отпечатком каждого пальца в отдельности, позволяет идентифицировать отпечатки отдельных пальцев или даже их частичные отпечатки, найденные на месте преступления. С помощью машин, запрограммированных перфокартами, за несколько минут можно найти любую нужную карточку. И опыт этой колоссальной картотеки свидетельствует о том, что каждый человек имеет свою собственную, неизменную печать на кончиках пальцев.

Эдгару Гуверу удалось с большим размахом осуществить то, о чем в Аргентине мечтал Жуан Вучетич и из-за чего так трагически сложилась его жизнь. Благодаря стараниям Гувера и пониманию, которое проявили многие ведомства, удалось достичь поразительных результатов: из общего числа карточек с отпечатками пальцев 141231713 по меньшей мере 112096777 принадлежали не преступникам, а честным гражданам с безупречной репутацией, постоянно или временно проживающим в Соединенных Штатах. Эта хотя еще и не всеобъемлющая, но невероятно большая картотека позволяет использовать ее не только в узких целях идентификации преступника, имевшего ранее судимости. Она не только облегчает идентификацию отпечатков пальцев, обнаруженных на месте преступления, но оказалась бесценным вспомогательным средством опознания жертв несчастных случаев, катастроф и войны.






Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2020 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных