Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Информационная лекция. Вопрос 1. Понятие и система криминалистической тактики.




Вопрос 1. Понятие и система криминалистической тактики.

Вопрос 2. Тактический прием и условия его допустимости.

Вопрос 3. Связь криминалистической тактики с другими разделами криминалистики, а также учебными дисциплинами.

Вопрос 4. Тактика следственного действия.

Вопрос 5. Тактическая операция.

Вопрос 1. Понятие и система криминалистической тактики.

Криминалистическая тактика - это система научных положений и разрабатываемых на их основе рекомендаций по организации и планированию предварительного и судебного следствия, определению линии поведения лиц, осуществляющих доказывание, и приемов конкретных следственных и судебных действий, направленных на собирание и исследование доказательств, на установление причин и условий, способствовавших совершению и сокрытию преступлений.

Традиционно в рассматриваемый раздел криминалистики, помимо общих положений, включаются следующие основные темы (система криминалистической тактики):

- учение о криминалистической версии;

- планирование расследования;

- принципы реализации в процессе расследования мероприятий организационного и технического характера;

- принципы взаимодействия между следователем и другими работниками органов, ведущих борьбу с преступностью;

- рекомендации по использованию при расследовании преступлений технико-криминалистических средств и приемов собирания и исследования доказательств;

- рекомендации об использовании в процессе расследования преступлений специальных познаний, помощи специалистов;

- тактические приемы и рекомендации по проведению конкретных следственных действий.

Следует отметить, что, хотя тактические приемы проведения следственных действий и не являются единственным элементом криминалистической тактики, они, бесспорно, представляют собой ее важнейшую часть, а понятия тактического приема и рекомендации относятся к числу основных.

Тактический прием - это наиболее рациональный и эффективный способ действий или наиболее целесообразная линия поведения при собирании, проверке и оценке доказательств в целях раскрытия, расследования и предотвращения преступлений.

Вопрос 2. Тактический прием и условия его допустимости.

 

Под тактическим приемом следует понимать научно и экспериментально обоснованный, рациональный и допустимый способ действия или такую же пинию поведения следователя при собирании, исследовании и использовании доказательственной информации в условиях потенциального или реального, непосредственного или опосредованного противодействия со стороны лиц и(или) органов, имеющих иные, чем следователь, личные или профессиональные интересы в уго­ловном судопроизводстве.

Соответственно этому, под тактической рекомендацией следует понимать криминалистический научно и экспериментально обоснованный совет о рациональном и допустимом применении отдельных тактических приемов следователем в различных тактических ситуа­циях осуществления им своей деятельности.

Применение тактических приемов в борьбе с преступностью связано с рядом условий.

Важнейшим из них является правомерность. Основным нормативным актом, определяющим условия применения тактических приемов, так и приемов и средств криминалистической техники, является Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Это означает его применение субъектом соответствующего вида криминалистической тактики (в нашем случае следователем) в рамках и пределах его компетенции, при неукоснительном соблюдении им установленных законом запретов или обязанностей на то или иное поведение (например, наводящее вопросы запрещаются) и предписаний об условиях производства отдельных следственных действий (например, лиц, предъявляемых для опознания, должно быть не менее трех).

Принципиальное значение для оценки допустимости тактического приема расследования с позиций критерия его законности имеют положения ст. 164 УПК: «При производстве следственных действий недопустимо применение насилия, угрози иных незаконных мер». В то же время, заметим попутно, что и в этом, на первый взгляд не вызывающем сомнений положении, невсе так просто. В частности, как понимать в его контексте предупреждение свидетеля и потерпевшегоперед началом их допроса по ст. 307 и 308 УК РФ? Разве это не угроза, но угроза законная и вполне допустимая уголовной ответственностью за дачу этими лицами заведомо ложных показаний или за отказ от дачи показаний?

С этим процессуальным предписанием корреспондируется ст. 302 УК. установившая весьма строгую уголовную ответственность (до восьми лет лишения свободы при отягчающих обстоятельствах) за принуждение подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля к даче показаний либо эксперта к даче заключения путем применения угроз, шантажа и иных незаконных действий со стороны следователя или лица, производящего дознание (также попутно обратим внимание, что речь в данной статье идет об уголовной ответственности следователя или дознавателя вне зависимости от того, правдивые эти показания или ложные, если делается попытка их получить запрещенными этой нормой закона способами).

Однако следует отметить, что ни закон, ни подзаконные нормативные акты не дают исчерпывающего перечня тех тактических приемов, которые могут быть использованы для раскрытия и расследования преступлений. Поэтому властные участники уголовного судопроизводства, естественно, руководствуясь требованиями УПК РФ, самостоятельно определяют порядок применения и реализацию тактических приемов.

В этой связи, важное значение приобретает допустимость применения в уголовном судопроизводстве тактических приемов. Допустимость, как условие применения приема, заключается в том, что по своему характеру, содержанию и целенаправленности тактические приемы должны полностью соответствовать духу и букве закона, а их применение - требованиям законности и научной обоснованности.

Под научной обоснованностью следует понимать: 1) научность приема - по источнику происхождения или средству проверки; 2) соответствие тактического приема современным научным представлениям, современному состоянию криминалистической тактики или состоянию тех наук, из которых тактикой заимствованы положения, обосновывающие данный прием; 3) возможность научно предвидеть результаты применения тактического приема и определять степень точности этих результатов; 4) возможность заблаговременно определить наиболее оптимальные условия применения тактического приема.

Важным условием применения тактических приемов является их доступность, возможность использования каждым следователем, оперативным сотрудником, судьей.

Этичность приема как условие его применения может быть общей, равной для всех случаев, и специфической, зависящей от конкретной ситуации, складывающейся в ходе расследования или судебного разбирательства.

Этичность тактического приема означает, что он должен соответствовать принципам морали инравственности, требованиям общей и судебной этики. Это, казалось бы, очевидно. Но как раз именно опенка допустимости конкретных тактических средств с позиций их этичности вызывает наибольшие разногласия среди криминал истов, К сожалению, на наш взгляд, большинство из них, по сути, решают этот вопрос, можно сказать, ритористически, исходя из личного понимания моралии нравственности,не утруждая себя сколько-нибудь серьезным этическим обоснованием своего мнения. Следует в этой связи согласиться с Л. Д, Бойковым, заметившим, что наиболее существенным недостатком многих ра­бот по судебной этике как раз и является то, что нравственные оценки тех или иных тактических приемов следователя, адвоката авторами не обосновываются, а лишь провозглашаются.

Понимая всю серьезность подобных «обвинений», в подтверждение сказанному приведем несколько мнений ученых по вопросу этической допустимости одного и того же приема из арсенала следственной тактики. Он заключается в создании у подследственного преувеличенного представления об объеме имевшихся у следователя доказательств и их значимости.

М. С. Строгович: «Нет никаких сомнений в том, что (это) есть обман лица, сообщение ему ложных сведений, а не что иное. Но солгать можно прямо, словами, а можно то же сделать более сложным способом, – таким образом, что слова и предложения сами по себе ложными не являются, но они так построены и даны в таком контексте, сказаны таким тоном и с такой мимикой, что тот, кому они высказаны, ложь примет за правду, а правду за ложь. А это есть обман, ложь, которая от того, что она подана в особо хитроумной форме, не делается допустимой: наоборот, она приобретает особо нетерпимый, незаконный и аморальный характер».

Мнение Г. Ф. Горского и Д. П. Котова по этому же поводу: «При создании преувеличенного представления об объеме отдельных доказательств следователь всегда неизбежно стоит на грани лжи. Это всегда необходимо учитывать».

Р. С. Белкин, проанализировавший приведенные мнения, приходит к иному выводу – о допустимости этого тактического приема без каких-либо оговорок, ибо видит в нем лишь создание следователем условий, при которых у подследственного может сформироваться ошибоч­ное представление об объеме имеющихся в распоряжении следователя доказательств: «Он (следователь) лишь создает такие условия, при которых у подследственного это формирование становится возможным, а случится это или нет, зависит целиком от подследственного, от свободно выбранной им позиции.

Таким образом, как видим, эти авторы приходят к принципиально различной этической оценке допустимости рассматриваемого тактического приема. С одной стороны, прав Р.С. Белкин, который заключает свой анализ мнений различных авторов по проблеме допустимости ряда тактических приемов словами: «Криминалистическая тактика не рассчитана на «эксцесс исполнителя» и не может во всех случаях предусматривать популярную в технике «защиту от дурака» в виде, например, системы предохранителей, не позволяющих по невежеству или небрежности нажать спусковое устройство».

С другой стороны, тем не менее, криминалистика разработала ряд систем оценки этической допустимости тактических средств. И такой подход не только внешне допустим, но и плодотворен. Аккумулирование в них этических принципов и знаний в приложении к специфике различных аспектов криминалистической деятельности и к ее различным субъектам позволяет хотя бы в определенной степени решать столь насущ­ный и вечно актуальный вопрос о правоприменении как нравственной самости, если не исключить, то хотя бы уменьшить вероятность подхода к праву как к «факультету ненужных вещей» – науки о формальностях, бумажках, процедурах».

И все же при всей, казалось бы; тщательнейшей разработанности этих проблем, предлагаемые отдельными авторами критерии нравственного поведения и действий профессиональных участников тактической деятельности в уголовном процессе, не вызывая а большинстве своем принципиальных возражений, страдают, на мой взгляд, одним общим существенным недостатком: они оказываются в отдельных ситуациях либо недостаточными, либо «размытыми» для оценки с их позиций этической допустимости конкретных тактических средств в конкретных поражающе многообразных ситуациях практической деятельности.

Во всех случаях, применение тактического приема не должно оскорблять или унижать достоинство и честь участников следственного действия, создавать опасность для их жизни и здоровья, сопровождаться разглашением интимных подробностей и т.п.

Видимо, для того, чтобы критерий этичности тактических средств ((работал», позволял в каждом конкретном случае наиболее точно и объективно оценить допустимость отдельных из них, он должен представлять значительно более разветвленную систему, в идеалеохватывающую все мыслимые средства и ситуации, возникновение которых возможно в деятельноститого или иного профессионального участника тактической деятельности в уголовном процессе. И. как сказано, криминалистика и судебная этика, правда лишь в основном применительно к деятельности следователя, создали несколько таких систем. Обычно они представляют собой наборы условий, которым, на взгляд их авторов, с позиции нравственности и морали, принципов общей и судебной этики должен соответствовать избираемый тактический прием. Уязвимость такого подхода, на мой взгляд, заключается в том, что такие системы всегда «открыты»: они всегда могут быть дополнены и другими не менее значимыми с точки зрения этикиположениями (количество последних представляется неисчерпаемым).

Более плодотворным, «работоспособным» представляется подход к созданию системы условий, составляющихкритерий этической допустимости тактических средств следователя, предложенный И. Е. Быховским. Им сформулирован практически исчерпывающий ряд положений, ни одного из которых не должен нарушать тактический прием. Иными словами, если тактический прием не нарушает ни одного из предлагаемых им условий – он с позиции этики допустим и может использоваться следователем. Здесь, думаем, уместно заметить, что заповеди Моисея, на которых строится, в сущности, вся современная мораль и этика, также негативны по форме: не убий, не укради, не лжесвидетельствуй...

Итак, по мнению И. Е. Быховского, тактический прием расследования не должен: 1) унижать честь и достоинство обвиняемого, подозреваемого или иных лиц; 2) влиять на позицию невиновного, способствуя признанию им несуществующей вины; 3) оправдывать само совершение преступления и преуменьшать его общественную опасность; 4) способствовать оговору со стороны обвиняемого или иного лица других невиновных лиц,а такжеобвинению виновныхлиц в большем объеме, нежели это соответствует их фактической вине; 5) строиться на неосведомленности подозреваемого, обвиняемого или иных лиц в вопросах уголовного процесса и криминалистики; 6) способствовать развитию у обвиняемого, подозреваемого или иных лиц низменных чувств, даче ими ложных показаний, совершения других аморальных поступков; 7) основываться на сообщении следователем обвиняемому, подозре­ваемомуили иным лицам заведомо ложных сведений, в частности, о происхождении предметов или документов; 8) подрывать авторитет органов прокуратуры, МВД, суда.

Такой критерий допустимости тактического приема, как избирательность, нам представляется более «прозрачным», чем рассмотренныевыше,и позволяющим практически безошибочно, однозначно решатьпроблемы возможности использования конкретных средств из тактического арсенала субъекта соответствующего вида криминалистической тактики.

Суть его, если говорить вкратце и применительно к следственной тактике, может быть сформулирована следующим образом: тактическийприем должен оказывать желаемое следователем воздействие лишь налицо, обладающее искомой следователем информацией и бытьнейтральным (т. е. не оказывать воздействия) для всех остальных лиц, в отношении которых он применяете».

Здесь надо обратить внимание на такой принципиальный момент: следователь, обдумывая возможность применить тот или иной тактический прием, достоверно не знает, обладает ли субъект его предполагаемого воздействия искомой им, следователем, информацией, а лишь предполагает это с меньшейили большей степенью вероятности, основанной на имеющихся у него доказательствах или оперативных данных; достоверно же, повторю, этого он не знает. Роль лакмусовой бумажки в этом отношении и должен выполнить допустимым с позиций рассматриваемого критерия тактический прием:выявить, обладает ли данный субъект необходимой следователю информацией и в оптимальном случае – побудить данного субъекта к свободной и осознанной передаче такой информации следователю.

И потому не точно, на наш взгляд, утверждение Р. С. Белкина и некоторых других авторов о том, что избирательность воздействия «есть направленность воздействия лишь на определенных лиц и нейтральность по отношению к остальным». Не направленность, а именно воздействие приема лишь на лицо, обладающее требуемой следователю информацией, и нейтральность, т. е. «невоздействие» этого же приема на лиц, таковой не обладающих, есть суть избирательности как критерия допустимости тактических приемов.

Если тактический прием в принципе не может повлечь за собой ложный самооговор или ложный оговор человеком, к которому он применяется, иных лиц в совершении преступления – он допустим; в противном случае допустимость тактического приема исключается. Именно на этом подходе основано наше мнение о допустимости так называемых «следственных хитростей» (их еще именуют «психологическими ловушками» или «тактическими комбинациями») и значительно более осторожное отношение к допустимости такого тактического приема, как « разжигание конфликта».

Помимо приемов, криминалистическая тактика разрабатывает и рекомендации. Криминалистическая рекомендация - это научно обоснованный и апробированный практикой совет (указание), касающийся выбора и применения технико-криминалистических средств, тактических приемов. Рекомендации могут быть общим, т.е. такими, которые применимы: 1) любым участником доказывания; 2) в любой ситуации независимо от обстоятельств дела; и специальными, т.е. рассчитанными на определенного адресата или конкретную ситуацию, в том числе и связанную с чисто этическими условиями проведения следственного действия. Рекомендации могут относиться к различным сочетаниям тактических приемов, объединенных единым замыслом, т.е. к тактическим комбинациям. На практике тактические приемы, рекомендации, как правило, применяются в комплексе - как определенное сочетание тактических приемов, рекомендаций, следственных действий и иных мероприятий, направленных на решение конкретных задач расследования. Такая деятельность следователя получила в криминалистике название тактическая комбинация (операция).

Вопрос 3. Связь криминалистической тактики с другими разделами криминалистики, а также учебными дисциплинами

В соответствии с современными представлениями о предмете криминалистики система этой науки состоит из четырех частей: общей теории криминалистики, криминалистической техники, криминалистической тактики и криминалистической методики. В состав общей теории криминалистики входят частные криминалистические теории. Они являются методологической базой исследования и дальнейшей разработки средств, приемов и методик расследования и предотвращения преступлений, разделов криминалистики, в том числе и криминалистической тактики.

Общие положения криминалистической тактики являются системой тех установок, которые относятся к данной совокупности средств, приемов и методик. Как система элементов частных теорий общие положения тактики входят в состав общей теории криминалистики, но не на правах ее самостоятельной структурной части, а лишь как условная группировка некоторых ее категорий и понятий. Тактико-криминалистические приемы и рекомендации призваны обеспечивать наиболее полную и эффективную реализацию приемов и средств криминалистической техники, что обуславливает связь изучаемого раздела с криминалистической техникой.

Из юридических наук криминалистическая тактика особенно тесно связана с уголовным процессом. Следует отметить, что разработка положений криминалистической тактики, ведущаяся в целях повышения эффективности борьбы с преступностью, должна учитывать процессуальные формы этой борьбы, а результаты такой разработки - приемы и рекомендации - должны соответствовать принципу их допустимости в уголовном судопроизводстве.

В криминалистической тактике используют возможности оперативно-розыскной деятельности. Именно в учете этих возможностей при решении вопросов тактики как в целом, так и по отдельным следственным действиям и заключается связь криминалистической тактики и теории оперативно-розыскной деятельности.

Тесно взаимодействует криминалистическая тактика и с судебной психологией. При становлении судебной психологии как науки к ней отошли вопросы психологии участников следственных действий и психологические аспекты деятельности по собиранию, исследованию, оценке и использованию доказательств, ранее рассматривавшиеся в криминалистике.

Наконец, криминалистическая тактика связана с такими общественными науками, как этика и логика. Положения этики как науки о морали, нравственности выступают в качестве одного из руководящих начал при разработке проблем криминалистической тактики, определяющих линию поведения оперативного работника, следователя, судьи при собирании, проверке и оценке доказательств. Что же касается логики, то эта наука участвует в формировании основ криминалистической тактики. Таковы связи криминалистической тактики с другими разделами криминалистики и со смежными науками, определяющие ее место в системе научного знания.

Вопрос 4. Тактика следственного действия

Тактические приемы подготовки, проведения, фиксации следственного действия в своей системе составляют его тактику. В общем виде последовательность проведения любого процессуального действия может рассматриваться в виде следующих этапов:

- подготовительный;

( в ряде случаев может делиться на две стадии: до выезда и по прибытию)

- рабочий (может включать в себя обзорную и детальную стадии);

- заключительный (фиксация его хода и результатов);

Подготовительный этап, как правило, включает в себя.

1. Уяснение и формулирование задач; вопросов, связанных с проведением и кругом участников следственного действия; использованием технико-криминалистических приемов и средств.

2. Построение мысленной динамической модели предстоящего следственного действия.

3. Изучение материалов уголовного дела, получение оперативно-справочной информации.

4. Решение вопроса о времени, месте проведения следственного действия, круге участвующих лиц.

5. Составление плана производства следственного действия.

Рабочий этап.

На этой стадии реализуется намеченный план и решаются те задачи, которые ставил перед собой следователь.

Следственное действие представляет собой установленную законом форму применения различных тактических приемов. Еще раз следует отметить, что применение многих тактических приемов законом не регламентируется, определяется лишь процессуальная форма их применения.

Заключительный этап (фиксация хода и результатов действия).

Тактика этой стадии призвана максимально полно и точно отразить ход и результаты следственного действия. Тактические приемы фиксации направлены на выбор или создание условий, обеспечивающих максимально эффективное применение соответствующих технико-криминалистических средств и приемов запечатления доказательственной информации в установленных законом формах.

Вопрос 5. Тактическая операция.

Помимо приема и рекомендации арсенал тактических средств следователя включаете себя и тактическую операцию.

Насколько нам известно, это понятие было введено в криминалистический оборот в начале семидесятых годов известным криминалистом А. В. Дуловым. В дальнейшем проблемы теории тактических операций активно и плодотворно разрабатывались Р. С. Белкиным, Л. Я. Драпкиным, В. И. Шикаповым и другими учеными. Суть, основа теории такти­ческих операций заключается в осознании того, что отдельные тактиче­ские задачи расследования не могут быть разрешены проведением лишь одного или нескольких следственных действий даже с использованием в их рамках всех соответствующих тактических приемов, а требуют слож­ного комплексного подхода к разрешению поставленной (возникшей) перед субъектом исследования преступления задачи.

Исходя из этой посылки А. В. Дулов, уточнив и углубив под влиянием проведенных различными авторами исследований свое первоначальное определение тактической операции, в конечном счете сформулировал понятие данной криминалистической категории следующим образом: тактическая операция есть «совокупность следственных, оперативных, ревизионных и иных действий, разрабатываемых и производимых в процессе расследования по единому плану под руководством следователя с целью реализации такой тактической задачи, которая не может быть решена производством по делу отдельных следственных действий».

Столь усложненное определение тактической операции сконструиро­вано А. В. Дуловым, видимо, с желанием «обойти» в нем высказанные сомнения в содержании, да и в правомерности использования в данном контексте самого термина «операция». Дело в том, что отдельные ученые, в частности Р.С. Белкин, полагают, что поскольку термин «операция» обозначает совокупность взаимосвязанных и необходимых действий для достижения желаемого результата, а задачи, стоящие перед тактическими операциями в приведенном их понимании, для своего достижения далеко не всегда требуют совокупности действий, обладающих указанными их признаками (необходимостью и взаимосвязанностью), главным образом, первым из этих свойств, то для их обозначения научно корректен термин не «операция», а «комбинация».

Под тактической комбинацией предлагается понимать «определенное сочетание тактических приемов или следственных действий, преследующее цель решения конкретной задачи расследования и обусловленное этой целью и следственной ситуацией».

При расследовании преступлений отдельных видов и категорий и в различных следственных ситуациях возникает необходимость в планировании и реализации тактических операций для разрешения неких задач, по иным делам и в иных ситуациях не представляющих проблемы. Скажем, для расследования преступлений, совершаемых па железнодорожном и других видах транспорта (от краж грузов до убийств), почти всегда возникает потребность в сложной и достаточно необычной для расследования иных преступлений тактической операции «установление места совершении преступления».

И в то же время, по нашему глубокому убеждению, существуют как минимум две тактические операции, планирование и производство которых обязательны при расследовании преступлений любых видов и категорий и практически во всех следственных ситуациях. Ими являются тактические операции «защита доказательств» и (по большинству уголовных дел) «проверка показаний лица, признавшегося в совершении преступления», о сущности которых речь пойдет в заключительной главе пашей работы.

Обобщая изложенноевыше, скажем, что тактическая операция есть система следственных действий, оперативно-розыскных и иных мероприятий и реализуемых при их производстве тактических приемов, направленная па достижение определенной локальной задачи исследования преступлении, разрешение которой с учетом вида исследуемого преступления и ситуации его исследования другим образом невозможно или нерационально.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных