Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Лекция 10. Зарождение археологии внеевропейских земель. 12 страница




Как и Питт Риверс, Мортилье умер в самом конце века. В последние годы жизни он ушел в отставку, но не по старости. Ему пришлось уйти из Сен-Жерменского музея, покинуть Сен-Жерменский археологический центр, и пост этот не был передан его сыну Адриану, как он надеялся. Им завладели научные противники Мортилье и эволюционистов (директором, правда, стал Саломон Рейнак - эволюционист, но сомневающийся, скептик). Ученики упрямо отстаивали положения Мортилье, даже прямо ошибочные – их били на конгрессах фактами. Вскоре противники Мортилье захватили в свои руки большинство журналов, основанных Мортилье, так что ученикам пришлось создать новый журнал, чтобы печататься…

Журнал "Археологическое обозрение" в некрологе о Мортилье писал: "Немногое сохранило свою ценность из его научного наследства. Значение его обобщений почти сведено на нет; даже самый их принцип оспаривается. Его открытия минимальны, его построение разрушено…" (эти слова написал М. Юбер, один из соратников Дюркгейма).

Девятнадцатый век угасал и с ним угасал эволюционизм в археологии. Теперь понятно, почему так быстро забыли и Питта Риверса. Недавних кумиров провожали в могилу обидными до неприличия прощальными словами. Что же произошло? Что изменилось? Какие новые фигуры выросли на горизонте на заре нового века?

Но прежде, чем ответить, нужно подвести итоги.

Критика над гробом была не только бестактна, но и неправильна по существу. Эволюционизм внес очень значительный вклад в археологию.

1. Эволюционизм осветил археологический материал, показал наличие закономерностей развития и разработал методы их выявления, пусть даже во многом перенеся их из геологии и палеонтологии.

2. Именно после работ Мортилье стало невозможно определять находки на глазок, приблизительно – "ножичек", "продолговатый обработанный кремешок"; в обиход вошли точные термины, стандартные научные определения типов и морфологических деталей: "концевой скребок", "резец на ножевидной пластинке" и т. п., а после Питта Риверса невозможно копать по старинке, ямой в центре кургана, отбирая сокровища искусства. Принципы современной систематики палеолита разработал Мортилье (его называют Линнеем археологии), а категории оружия и орудий – Питт Риверс.

3. Именно Мортилье построил периодизацию на основе учета изменений в технике, орудиях труда, и от этого уже никто не мог отказаться в археологии, даже антиматериалисты. Его периодизация является основой всякой современной периодизации истории первобытной культуры, всех других схем.

4. Для Европы сохранилась общая последовательность развития кремневой техники и смены эпох, установленная Мортилье. То есть общие контуры развития техники Европы в палеолите установлены Мортилье.

5. Принципы современной научной методики раскопок (брать весь материал, всё зачерчивать, присутствовать всегда при раскопках, вести полевой дневник и проч.) в значительной мере сформулировал Питт Риверс.

 

7. Эволюционисты в североамериканской археологии.Такого яркого и интенсивного развития археологического эволюционизма, как в Европе, в Северной Америке не было, при всем быстром техническом прогрессе этой страны. Американская археология вообще была изрядно провинциальной. Но наличие в американской культурной антропологии такой сильного и влиятельного эволюциониста, как Люис Морган, придает интерес и проявлениям эволюционизма в американской археологии.

Дискуссии, имеющие отношение к археологическому эволюционизму, сосредоточивались в американской археологии главным образом вокруг двух вопросов: о соотношении "строителей холмов" с индейцами и о существовании палеолита в Америке.

Первым восстановил идею Джефферсона о принадлежности "холмов" американским индейцам библиотекарь Американского Общества Антиквариев Сэмьюел Хейвен (Samuel Haven, 1806 – 1881; рис. 11). Очень начитанный в публикациях американской археологии, он в 1856 г. выпустил книгу "Археология Соединенных Штатов", изданную Смитсоновским Институтом. Он убедительно доказывал древность американских аборигенов и по черепным и другим физическим характеристикам – их связь с расами Азии. Опровергая Этуотера и Сквайера с Дэвисом, он утверждал, что "строителями холмов" были непосредственные предки современных индейцев, аборигенов Америки.

Стимулировал дальнейшие исследования проблемы этнолог Джон Уэсли Пауэлл. В юности этот энергичный и смелый ученый со Среднего Запада сам копал курганы и изучал геологию. Он воевал за права индейцев, инициировал создание резерваций для сохранения гибнущей культуры индейцев и основал Бюро Американской Этнологии. В 1881 г. он поручил Сайресу Томасу (Cyrus Thomas, рис. 12), энтомологу по образованию, возглавить археологическую программу Бюро и решить раз навсегда проблему "строителей холмов". Томас, который был сторонником особой расы "строителей холмов", отличной от индейцев, обследовал тысячи "холмов" и после 7 лет работы к 1888 г. пришел к выводу, что раса "строителей холмов" никогда не существовала, что памятники воздвигнуты предками современных индейцев (опубликован его отчет в 1894 г.).

Сама по себе эта позиция не является эволюционистской, это просто констатация факта, но такое видение соответствовало концепции эволюционизма: курганы, сопоставимые с европейскими, были воздвигнуты теми аборигенами Америки, которые считались неспособными на это, т. е. подтверждалась идея единства человечества. С другой стороны, эволюционисты, и особенно американские были убеждены, что психическое единство человечества определяет только структуру психики и направленность развития, но не исключает неравенства способностей.

Идентификация "строителей холмов" с индейцами, легшая на исконную привычку видеть прошлое Америки плоским, создавала базу для тенденции искать объяснение археологических остатков в этнографии той же местности (позже это получило наименование "прямого исторического подхода"). Это подвигло Томаса на автохтонистское обобщение: аборигены Америки, как правило, малоподвижны, живут на одном и том же месте, а значит, археологические остатки в основном принадлежат тем же племенам, которые обитают на этом месте и в историческое время. Нужно считать их автохтонными, если нет ясных признаков противоположного (Thomas 1898: 23). Такое принципиальное признание повсеместной автохтонности часто оказывалось у эволюционистов.

Тот же Пауэлл заинтересовался еще одним археологическим вопросом. В 1876 г. врач из Нью Джерси по имени Чарлз Эббот показал свою коллекцию кремневых отщепов гарвардскому археологу Фредерику Патнему (Frederick Putnam, рис. 13), и тот определил их как палеолитические, схожие с французскими. Патнем был зоологом, антидарвинистом, сторонником идей Ламарка, он обратился к американской археологии и профессионализировал ее. Его иногда называют "отцом американской археологии". В 1874 г. он стал директором Музея американской археологии и этнологии имени Пибоди в Гарварде. Увлекшись трудами Буше де Перта, Дарвина и Лаббока, он стремился и в Америке обнаружить палеолит - как наглядное доказательство эволюции. Другой археолог, Томас Уилсон, побывавший во Франции, также поднял яростную кампанию с целью доказать, что в Северной Америке был свой палеолит. Пауэлл подрядил Уильяма Генри Холмса (William Henry Holmes, 1846 – 1933) на решение этого вопроса.

Младший сын фермера и художник-самоучка (посещал несколько месяцев студию художника), Холмс (рис. 14), работал раньше иллюстратором в геологии, и эта тренировка ему пригодилась в археологии. Переход от геологии к археологии он осуществил в Смитсоновском институте и его Национальном музее, работал над коллекциями, полученными от Сайреса Томаса. Холмс был под большим влиянием схемы Люиса Моргана и применял его термины "дикость", "варварство", "цивилизация", но больше интересовался тем, как эволюция протекала конкретно в частных отраслях культуры и техники.

В частности как изменялись формы керамики под действием принципов, выведенных из "законов природы". Известен Холмс также отличными классификациями аборигенной керамики. Исследуя "происхождение и развитие форм и орнамента керамики" в 1886 г., он рассматривал разные факторы (случайность, изобретение, имитация), но прослеживал линии постепенного изменения и отмечал, что в основном наблюдается стремление к прогрессу, к усложнению и совершенствованию, присущее человеку вообще. "В общем, сосуды первобытных людей будут простыми по форме, тогда как сосуды более развитых рас будут более разнообразными и высоко специализированными". Форма ранних сосудов выведена из формы исчезнувших некерамических сосудов, и степень копирования определяется "законом, действующим в обратной пропорции к культуре", т. е. чем развитее культура, тем дальше продукт от оригинала (Holmes 1886: 444 - 446). Он выдвинул гипотезу, что керамика индейцев пуэбло развилась из корзинок, и отсюда происходят ее геометрические орнаменты, напоминающие плетение. Поскольку техника орнаментирования затрудняла выполнение прямых углов, они со временем переводились в округлые орнаменты. "Геометрический орнамент - это отпрыск техники", - писал он в 1886 г. В керамике он нашел также отражение других прототипов сосудов - деревянных, каменных, и все они несут на себе следы своего происхождения.

С 1889 г. он тщательно и с точной фиксацией изучал пять лет камни-"палеолиты", собранные Эбботом и Уилсоном и пришел к выводу, что это всего лишь отходы от индейского производства кремневых орудий. Он сам изготовил ряд таких "палеолитов", изучая экспериментами "эволюцию техники". Как и все эволюционисты, он придерживался позитивистской методики – предпочитал эмпирические методы, факты теориям. Это привело его к отрицанию палеолита Америки вообще, а он всё-таки оказался реальностью, выявленной в 1920-х годах.

Как показывает Холмсова экспертиза американского палеолита, Холмс не был таким завзятым и безоговорочным эволюционистом, как Питт Риверс, Мортилье или Патнем, он даже, подобно Рейнаку, сомневался: "Можно поставить под вопрос, является ли степень простоты надежным показателем возраста" (Holmes 1903: 24). Материальную культуру он организовывал не в хронологические группы, а по географическим и культурным ареалам. Так рассмотрена керамика в его классическом труде 1903 г. "Керамика аборигенов Востока Соединенных Штатов".

Именно Холмс заменил Пауэлла на посту главы Бюро Американской Этнологии. Некоторое отношение к археологии имела деятельность этнологов-эволюционистов, учеников Моргана. Кроме Пауэлла это Оутис Мейсон, куратор этнологии в Смитсоновском Институте (Вашингтон). Мейсон и Пауэлл классифицировали элементы культуры как природные объекты – по родам и видам. Под их воздействием в музеях Америки экспозиции строились так, чтобы иллюстрировать прогресс в индустриях, по категориям вещей, а внутри каждой категории – по эволюционным линиям. У Мейсона экспозиция была построена как у Питта-Риверса в Англии.

В 1890-е и 1900-е годы Мейсон развил идею Холмса о керамических орнаментах. Признав техническое происхождение геометрических орнаментов, он построил дальнейшие эволюционные ряды от геометрических орнаментов к эмблематическим изображениям, используемым в магии, и от них еще дальше к натуралистическим изображениям реальных вещей - животных, растений и т. п. Появление легко опознаваемых изображений, натуралистически передающих реальность, Мейсон счел признаком прогресса. Еще дальше в его рядах изображения становились все более формализованными, более условными, пока не превращались в иероглифы и буквы. Конечно, это было удаление от доброкачественных, мастерских натуралистических изображений реальности и возвращение к орнаментам, но появление букв или подобных символических знаков тоже можно считать прогрессом.

Подобно английским эволюционистам и даже в еще большей мере, американские эволюционисты были охвачены расистскими предубеждениями. Сам их вдохновитель Люис Морган, защитник индейцев и икона марксистов, не любил негров. В 1850 г. в дебатах в Конгрессе он высказался за отмену рабства, ибо считал, что без попечительства рабовладельцев негры вымрут. И очень хорошо: “Это слишком хилая раса… И я совершенно удовлетворен впечатлением, что чувства, возбуждаемые этой расой на севере – это вражда. Мы не хотим ее в любом случае” (цит. по: Harris 1968: ???). Да и к индейцам он относился с жалостью и свысока, констатируя, что никто из аборигенов не поднялся выше каменного века. Ацтеки, по его мнению, мало отличались от ирокезов, их цивилизация преувеличена испанскими миссионерами. Ученик Моргана Оутис Мейсон, написавший в 1895 г. эволюционистскую книгу "Происхождение изобретений", считал, что индейцы – это результат дегенерации пришельцев из Старого Света в результате действия новых климатических условий, тогда как нынешние евроамериканцы, прибывшие с современной техникой, обезопасили себя от воздействия дурного климата и находятся в первых рядах человеческого прогресса.

На рубеже веков доминирование эволюционистов в американской археологии также было быстро сломлено – школой Боаса. Поздним отпрыском эволюционизма была книга У. Дж. Солласа, вышедшая в 1911 г., но являющаяся изданием лекций 1906 г. Книга называлась "Древние охотники и их современные представители". Повторяя в принципе книгу канадца Дж. У. Досна (J. W. Dawson) "Ископаемые люди и их современные представители", вышедшую в 1880 г., Соллас подбирал эпохам палеолита аналогии среди современных отсталых народностей: мустьерская культура у него представлена тасманийцами, ориньяк – бушменами, мадлен – американскими индейцами. Но каждая из этих живых народностей потому соответствует этим археологическим культурам, что ее люди являются прямыми потомками носителей этих культур, которых более способные расы вытеснили на окраины Земли. Таким образом, здесь налицо отступление от принципа эволюционизма: отсталые народности рассматриваются не как стадиальные параллели, а как живые ископаемые. Гомология вместо аналогии!

Что же до Холмса, то он и его сторонники-эволюционисты из музеев проиграли битву с Боасом и его школой – те захватили позиции в университетах Америки и отстаивали антиэволюционистские и антирасистские взгляды. В 1906 г. Холмсу пришлось уйти из Бюро Американской Этнологии и по 1932 год он возглавлял Национальную Галлерею Искусств. Еще выходили некоторое время его археологические труды (в 1919 первый том "Руководства по американским древностям аборигенов"), но практически археологическими исследованиями он больше не занимался.

 

8. Некоторые уроки.Каждое открытие кроме новых методов, горизонтов и плодотворных идей создает также новые схемы с тенденцией быстрого окостенения, новые рамки, новые пелёны. Было за что критиковать Мортилье. Убежденность гениев – та, что придает им силы и энергию открывать, строить и утверждать свои открытия – делает их иной раз слепыми к фактам, которые не укладываются в созданные схемы, поначалу очень упрощенные. Кювье в упор "не видел" костей, открытых Буе, Лайелл долго не признавал Шмерлинга, Буше де Перт не внимал доказательствам четвертичного возраста человека, Мортилье выбросил ориньяк – тот не укладывался в его схему.

Всё это были авторитеты. Из-за их давления закрывали глаза и другие. Вглядитесь в положения, отвергаемые авторитетами как нонсенсы – среди них могут оказаться такие же неудобные факты…

Особенно слепы и глухи нередко ученики и последователи. Обычно они более упрямо цепляются за положения своего учителя, чем тот сам. Линней вычеркнул фразу о неизменности видов! Кювье говорил "Pas encore!" Мортилье ввел ашёль. Это типично для всякого большого ученого. Ибо он творец, он мог и преобразовать свое строение, изменить его существенные детали – он знает им цену и не боится за смежные детали, это даже интересно построить всё заново!

А они – потребители, орудуют готовыми положениями, даже ставшими уже мёртвой догмой, поэтому еще более слепы к "упрямым" и "безобразным" фактам, опасным для прекрасного здания концепции. Они не знают, за что надо держаться, за что не обязательно, какой кирпичик только вынь – и разрушится всё здание. На всякий случай держатся за все.

А творец не только менее опасался бы отказаться от чего-то, а что-то новое ввести, но возможно и всю схему создал бы заново, новую.

Как выглядели бы многие учения сегодня, если бы их творцы встали бы из гробов?

А как мы относимся к наследству классиков, положенному в основу наших археологических концепций? Мы долго цеплялись за многие догмы не только в марксизме – в археологии. Упорно воевали против сокращения возраста верхнего палеолита. Почему? По той же причине, что Буше и Мортилье. Долго не признавали локальных различий в палеолите. Почему? Не признавали многих миграций… И так далее.

Читайте классиков. Это любопытно и полезно. Узнаете много неожиданного.

Вопросы для продумывания:

1. Почему с Вашей точки зрения не привилось французское название эволюционного учения - "трансформизм"?

2. В историографии было принято производить эволюционизм в археологии от влияния Дарвина. Позже появились мнения, что гораздо больше в эволюционизме – от Спенсера. Какие особенности в археологическом эволюционизме подтверждают первое мнение, какие – второе?

3. Что нового внес в археологию прямо или косвенно Лаббок?

4. В эволюционизме можно заметить два крыла – политически более умеренное и более радикальное. Первое представлено Питтом Риверсом, второе – Мортилье. Какие взгляды того и другого подтверждают это разделение и как этому соответствуют археологические концепции того и другого.

5. Оба они работали в музеях, и оба их музея отличались от музея Томсена. Чем и почему?

6. Как вклад Питта Риверса в полевую археологическую методику зависел от его эволюционистских взглядов?

7. Согласны ли Вы с тем, что Питт Риверс – в числе первых, кого можно назвать не антикварием, а археологом?

8. Аналогия или гомология, объяснение разницы в развитости возрастом или этническими различиями – это подрывает концепцию эволюционизма или нет?

9. Изложенные соображения о значении эволюционизма Мортилье подчеркивают его близость к революционным учениям и в частности марксизму. В советское время этого было достаточно, чтобы вывести великую прогрессивность и положительное значение эволюционизма. Но как это стоит оценивать сейчас?

10. В чем причины конечного поражения эволюционизма – во внешних обстоятельствах (изменения общественного климата) или во внутренних пороках самого учения?

 

Литература:

Борисковский П. И. и Замятнин С. Н. 1934. Габриэль Мортилье. – Проблемы ГАИМК 7 – 8: 88 – 107.

Зельнов И. 1988. Эволюционизм. – Свод этнографических понятий и терминов. Этнография и смежные дисциплины… Москва, Наука: ??????????????.

Bolt Ch. 1971. Victorian attitudes to race. London, Routledge and K. Paul.

Bowden P. J. 1989. The invention of progress. The Victorians and the past. Oxford, Basil Blackwell.

Bowden M. C. 1991. Pitt Rivers: The life and archaeological work of Lt-Gen. Augustus Henry Lane Fox Pitt Rivers. Cambridge, Cambridge University Press.

Bowden M. C. 1999. Pitt Rivers. – Murray T. (ed.). Encyclopedia of archaeology. The great archaeologists. Santa Barbara et al., ABC – Clio: 127 – 139.

Bowler P. J. 1986. Theories of human evolution: A century of debate, 1844 – 1944. Baltimore, Johns Hopkins university Press.

Bradley R. J. 1983. Archaeology, evolution and the public good: The intellectual development of General Pitt Rivers. – Archaeological Journal, 140: 1 – 9.

Burrow J. W. 1966. Evolution and society: A study in Victorian social theory. London, Cambridge University Press.

Chapman W. R. 1985. Arranging ethnology: A. H. L. F. Pitt Rivers and the typological tradition. – Stocking G. W. (ed.). Objects and others: essays on museums and material culture. Madison, University of Wisconsin Press.

Chapman W. R. 1989. The organizational context in the history of archaeology: Pitt Rivers and other British archaeologists in the 1860s. – Antiquaries Journal 69: 23 – 42.

Dawkins B. W. 1874. Cave hunting: Researches on the evidence of caves respecting the early inhabitants. London, MacMillan.

Evans J. 1956. A history of Society of Antiquaries. London, The Society of Antiquaries.

Fox 1968 – см. Pitt Rivers 1968.

Goll R. 1972. Der Evolutionismus. Analyse eines Grundbegriffs neuzeitlichen Denkens. München, Beck.

Gordon M. A. 1974. The social history of evolution in Britain. – American Antiquity 39 (2, pt. 1): 194 – 204.

Gran-Aymerich E. et J. 1984. Les grand archéologues: Gabriel de Mortillet. – Archéologia, 1984 déc., 197: 71 – 75.

Grant-Duff (Lubbock) U. 1924. The life-work of Lord Avebury. London, Watts & Co.

Hermerén G. 1984. Positivistic and Marxist ideals of science and their consequences for research. – Perspective on archaeological theory and method (University of Lund Institute of Archaeology report series, no. 20). Lund, Universitets Historiska Museum: 7 – 31.

Holmes W. H. 1886. Origin and development of form in ceramic art. – Bureau of Ethnology (Washington, D. C.), Fourth Annual Report, 1882 – 1883: 437 – 465.

Holmes W. H. 1903. Aboriginal pottery of Eastern United States. – Bureau of American Ethnology (Washington, D. C.), Twentieth Annual Report, 1898 – 1899: 1 – 201.

Hublin J. J. 1989. Les paradoxes de l'anticlericalism, le cas d'un mandarin. – Science et vie, 166: 150 – 153.

Huxley J. S. 1942. Evolution: The modern synthesis. London, Allen & Unwin.

Junghans G. 1987. Gabriel de Mortillet 1821 – 1898 – Eine Biographie: Materiellen zur Darstellung seiner Ideen und Beiträge zur Erforschung von Ursprung und Geschichte des Menschen. Bonn, Habelt.

Magnusson Staaf B. 1994. An essay on the theory of history in Swedish archaeology (University of Lund Institute of Archaeology and the Historical museum Report Series no. 50). Lund, 1994.

Meltzer D. J. 1999. William Henry Holmes. – Encyclopedia of archaeology. The Great archaeologists. Santa Barbara et al., ABC-Clio: 175 – 191.

Pautrat J.-Y. 1993. "Le préhistorique" de G. de Mortillet: une histoire géologique de l'homme. - Bulletin de la Société Préhistorique Française, 10 (1-2): 50 – 59.

Pitt Rivers A. H. 1968. Primitive warfare, part 2. – Journal of the Royal United Services Institution, 12: 399 – 439.

Pitt Rivers A. H. 1991. Typological Museum. - Journal of the Society of Arts, 40: 115 – 122.

Pitt Rivers A. H. 1992. Excavations in Cranborne Chase, vol. 3. Privately printed.

Reinach S. 1889. Antiquités nationales. Déscription raisonnée du Musée de Saint-Germain-en-Laye. Paris.

Richard N. 1991. L'anthropopitheque de Gabrielde Mortillet, le debat sur l'ancetre de l'homme au XIXe siecle. – Les nouvelles de l'archéologie, 44: 23 – 29.

Richard N. 1999. Gabriel de Mortillet. – Murray T (ed.). Encyclopedia of archaeology: The great archaeologusts. Santa Barbara, ABC-Clio: 93 – 107.

South St. 1955. Evolutionary theory in archaeology. – Southern Indian Studies (Chapell Hill, North Carolina), 7: 10 – 32.

Thomas C. 1898. Introduction to the study of North American archaeology. Cincinnati, Clarke.

Thompson M. W. 1977. General Pitt-Rivers: Evolution and archaeology in the ninteenth century. Braidford-on-Avon, Moonraker Press.

Trigger B. G. 1989. A history of archaeological thought.Cambridge, Cambridge University Press.

Trigger B. G. 1994. On giving Lubbock his due. – Current Anthropology 35 (1): 46 – 48.

 

Иллюстрации:

1. Генерал Огастес Питт-Риверс в своем имении Крэнборн Чейз, портрет маслом работы Фрэнка Холла. Генерал изображен с атрибуами археолога: блокнот в руках, кирка у ног (Bahn 1996: 132).

2. Огастес Лэйн-Фокс Питт-Риверс, фотопортрет (Bahn 1996: 29 в правом верхнем углу).

3. Эволюционные линии и древеса на экспозициях в музее Питта Риверса (ксерокс).

4. Раскопки кургана Уор Бэрроу в Крэнборн Чейз в середине 90-х годов (Bahn 1996: 29 в середине).

5. Профиль рва у Уор Барроу в Крэнборн Чейз (Bahn 1996: 29 в левом нижнем углу).

6. План кургана 27 в Крэнборн Чейз – образец фиксации Питтом-Риверсом (Bahn 1996: 29 в правом нижнем углу).

7. Джон Лаббок лорд Эйвбери (Trigger 1989: 144, fig. 18).

8. Габриэль де Мортилье, фотоснимок 1894 года (Мюзе де ль'ом, Париж) (Malina 1980, 1: 169, левый верхний угол).

9. Соотношения периодизаций Ларте и Мортилье (Клейн).

10. Эпохи преистории по Мортилье (таблица из его "Формирования французской нации", 1897) (Daniel 1975: 237, fig. 4).

11. Сэмьюел Хейвен (Renfrew and Bahn 1991: 26, верхний ряд, второй слева) (или: Willey and Sabloff 1974: 46, fig. 22).

12. Сайреса Томас (Renfrew and Bahn 1991: 26, верхний ряд, четвертый слева) (или: Willey and Sabloff 1974: 48, fig. 25).

13. Фредерик Патнем (Renfrew and Bahn 1991: 26, верхний ряд, второй справа).

14. Уильям Генри Холмс (Renfrew and Bahn 1991: 26, верхний ряд, первый справа) (или: Willey and Sabloff 1974: 57, fig. 39).

 


 

Лекция 14. Начало культурно-исторической археологии

и миграционизма







Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2020 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных