Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Годы Великого бедствия.




К 1723 году в казахско-джунгарских отношениях ситуация резко изменилась: умер китайский император Канси, был заключён джунгаро-китайский договор, российское правительство с созданием Иртышской укреплённой линии не проявляло каких-либо реальных притязаний. Неожиданный поворот событий джунгарские хунтайджи и тайджи решили использовать для нападения на казахские земли. Воспользовавшись раздробленностью казахских ханств и основательно подготовившись к предстоящей войне, джунгарские владетели в 1723 г. двинули свои войска в пределы Казахстана.

Борьба с джунгарской агрессией в первой четверти XVIII века стала не только основным фактором, повлиявшим на важные политические решения по сохранению казахской государственности, но и жизненно необходимым, когда встал вопрос о самом существовании казахского народа. Выдающийся историограф прошлого Шакарим Кудайбердиев обозначил, что в период джунгарской агрессии - «Ақтабан шұбырынды, Алқакөл сұлама» - погибло две трети всего народа. Нашествие джунгар в 1723 году стало не только важным событием, оно коснулось всех сфер жизни казахского народа и в первую очередь - политической. Надо признать, что джунгары к этой грандиозной операции готовились тщательно, соизмеряя каждый свой шаг со всеми последствиями неожиданного и мощного удара по семи различным направлениям. В ходе подготовки к нашествию 1723 года выявилась и значительная роль джунгарского хана Цэван-Рабдана.

Многие казахские роды и общины не были подготовлены к неожиданному удару джунгар в ту раннюю весеннюю пору, когда начинались жизненно важные для кочевого хозяйства работы. К тому же, испытав почти ежегодное нападение отдельных отрядов джунгар в течение четверти века, сам народ находился в состоянии морального истощения, а многие султаны и родоправители всё больше и больше обособлялись друг от друга. В 1723 году первыми приняли удар казахи Жетысу и Прииртышья, и удар был так силён и быстр, что люди оставляли самых немощных и самых малых на волю судьбы. Потому в памяти народа сохранились воспоминания о тех годах, как «Годах Великого бедствия». Свидетельством тому является великая песня «Елимай». К тому же была захвачена по сути вся территория Казахстана, исключая только самые пустынные и непроходимые земли. Это бедствие коснулось не только казахов, но и всех народов Центральной Азии. Широко известны документы и свидетельства об опустошении Самарканда и голодное существование в Бухаре многих людей.

Джунгары осуществляли нападение войском в 70 тысяч человек, двигаясь семью крупными клиньями. Так, сын Цэвана-Рабдана Галдан-Цэрэн с 10-тысячами воинов на Балхаш и далее на Каратау.Младший брат хунтайджи Кулан-Батур пошёл на Алтай и по реке Коктал.Отряды Амурсаны, внука хунтайджи, направились в бассейн реки Нуры. Сын Галдан-Цэрэна Цэван-Доржи двинулся в долину р.Чилик. Другой сын Галдан-Цэрэна Лама-Доржи взял направление на Иссык-Куль. Нойон Дода-Доржим устремился на р.Чу. Сам Цэван-Рабдан перешёл Или и продвигался по югу Жетысу. Общее командование вторжением осуществлял брат Цэван-Рабдана Шона-Даба. На своём пути они несли разорение и смерть.Казахские общины, продвигаясь с ослабленным после зимовки скотом, не могли оказывать сильного сопротивления. Из Чуйской долины были изгнаны жалаиры. Они вынуждены были с большими потерями отойти к горам Улутау и Кокшетау. От реки Талас до среднего течения р.Арысь находились кочевья нвйманского рода садыр. Здесь все жители были истреблены или изгнаны из своих мест. По сведениям из дастана Кожаберген-жырау, найманы оставили Алтай. Лишились своих земель казахи у подножий Алатау.

В своём продвижении джунгары разоряли аулы, рассеивали казахские общины, отбирали скот, захватывали города. Казахские аулы особенно страдали от нападений хунтайджи Шона-Дабы. Он проходил со своими отрядами в Таласской долине, по реке Сырдарье. Завоевание городов Туркестана, Карамурта(под Чимкентом), Тараза, Чимкента, Ташкента он мог ставить себе в успех. Отряды Шона-Дабы рыскали по казахским кочевьям, нападали на аулы, брали пленных. Только его отрядами было взято в плен около 5000 казахских семей, из которых тысячу семей отправляли в улусы хунтайджи.

Джунгары оккупировали огромную часть казахских земель к 20-м годам XVIII в.Приблизительной границей между владениями джунгар и казахов стали горы Улытау, озеро Балхаш и полоса между реками Чу и Талас. Как отмечает А.И. Левшин, «стада и табуны ежедневно уменьшались, меновая торговля прекратилась, нищета и страдания сделались всеобщими, иные умирали от голода, другие бросали жён и детей своих…Стеснённые и преследуемые с трёх сторон, они могли быть совсем истреблены, если бы не удалились на юг».

Переправившись через Сырдарью, казахи Старшего и части Среднего жуза откочевали к Ходженту, большинство родов Среднего жуза отошло к Самарканду, а Младшего- откочевали в пределы Хивы и Бухары.

Годы Великого бедствия не сломили волю народа, который понимал свою меру ответственности перед Отечеством. Шли сражения упорные и длительные. Около 300 тысяч горожан Ташкента во главе с казахским ополчением около месяца держали героическую оборону. Вслед за Ташкентом пали также Сайрам и Туркестан. Организаторы всенародного сопротивления Богембай, Кабанбай, Санрык, Жаныбек, Малайсары, Елшибек и другие подняли народ на защиту родной земли. Джунгарские отряды вынуждены были считаться со стойким сопротивлением казахского народа. Враг получал отпор в горных местностях, в отдаленных степных районах, в городах.

Кожаберген-жырау свидетельствует, что казахи отступали с боями, ополченцам удалось оторваться от преследуемого врага в песках Бетпакдалы и дать отпор в боях в районе Танбалытас, вынудить его перейти к обороне на берегах реки Сарысу.

Упорное сопротивление завоевателям оказали не только защитники Туркестана. Осада Сайрама - тоже свидетельство героической борьбы жителей с джунгарами. С ходу взять город приступом джунгары не смогли, они охватили город кольцом и начали осаду. Целью их было захватить город и разграбить его. Однако это не удавалось. Тогда хунтайджи послал часть своих войск в горы и приказал изменить русла реки Сайрам-Су и Тувалак, которыми город снабжался водой. Жители Сайрама оказались без воды. Предание об этом говорит: «Долго крепились они, защищая город, но, наконец, язычники победили, взяли постепенно и город, и крепость». Джунгары обогатились здесь имуществом, многих забрали в плен. Пленных вывезли в районы Восточного Туркестана. Казахи вынуждены были отступить не только к среднему течению Сырдарьи, но и к низовьям этой реки. Курьер российского посольства Николай Минер сообщал в Коллегию иностранных дел, что джунгары «овладели всеми тамошними местами, даже до Сыр-реки и на бухарской стороне Ходжентом». Многие казахи оказались на левобережьеСырдарьи в Голодной степи, в районе Жизакских и Нуратинских гор, в долине Зеравшана.

А. И. Тевкелев, характеризуя положение казахского народа в годы джунгарского нашествия, говорил, что они тогда «разбилися, и рассеялися и разорилися». Казахи рода садыр оказались в окрестностях Самарканда, в районе Зеравшанской долины. В этом же регионе появились кишлаки с наименованием найман, жалаир, кыпчак, со многими отделениями этих родов. Конраты находились на левой стороне Сырдарьи, к ним примкнул приток беженцев. Здесь, в долинах Жизакских гор и реки Зеравшан был голод из-за обилия беженцев из казахских степей. Мухаммед Якут Бухари писал : «В течение семилетних беспрерывных набегов кочевники разорили земледельческие районы, расположенные между Самаркандом и Бухарой. В Мавераннахре наступил такой голод, что даже человеческое мясо пошло в пищу людям, мертвых не хоронили, а съедали. Наступило полное смятение. Повсюду люди, покинув родные места, разбрелись в разные стороны. В Бухаре осталось два гузара(квартала) жителей. В Самарканде ни одной живой души не осталось». И хотя хронист того времени использует гиперболы, это было недалеко от истины.

По различным источникам, в период вторжения джунгарских захватчиков от военных столкновений, погромов, убийств, грабежей, голода, тяжёлых переходов погибло около двух третей населения казахов. Символом народной скорби казахов об этой трагедии стал жоктау(песня-плач) «Елимай» Кожабергена.

С вершины Каратауских гор спускаются откочёвывающие(аулы);

При откочёвке одиноко (потерявший мать) идёт верблюжонок;

Как тягостна потеря близких родных;

Из чёрных глаз капают чистые слёзы.

Что это за година?

Година тяжёлых испытаний и лишения былого счастья и богатства;

При всенародном бегстве пеших поднимается облако пыли.

Что это за время? - Время безначалия, беспорядочной паники;

Но вернётся ли счастливое прошлое?

Близкие родные и Родина остались позади;

Тоскуя по ним, льётся из глаз море слёз.

Так перевёл содержание «Елимай» М. Тынышпаев, передавшего в виде песни-плача потомкам трагичность эпохи «Ақтабан шұбырынды».

От нашествия джунгар нарушилось внутреннее равновесие казахских и каракалпакских общин на берегах среднего течения Сырдарьи. Пострадали и каракалпаки. Отдельные их аулы ушли на юг, большинство - в нижнее течение Сырдарьи. Именно в этот период произошло разделение каракалпаков на средних и нижних. Многие из каракалпаков оказались оказались во власти казахских старшин Среднего и даже Старшего жузов. Значительное количество с казахами Младшего жуза ушло на север к рекам Эмба, Темир, Уил.

Теснимые джунгарами казахи отошли к среднему течению Сырдарьи, в местах, где жила значительная часть каракалпаков - «верхние» каракалпаки. Однако Абулхаир сумел проявить дипломатические способности и связи для укрепления отношений с каракалпаками. Общее бедствие объединило два родственных народа. Общее состояние Казахского ханства было тяжёлым. Об этом периоде батыр Канжыгалы Богембай говорил, что «казахи по своим поступкам всегда беспокойство принимали, почти ото всех всюду бегая, как зайцы от борзых собак, разорилися и свой скот, бегаючи сами бросали, а иногда случалося в самой необходимой нужде жён и детей бросая, только уходили сами…Когда Зюнгарские калмыки нападут, побегут в сторону, а башкирцы нападут, то уходили в другую сторону, а волжские калмыки и яицкие казаки и сибирское войско нападут, тогда они уже бегать и места себе не находили, принуждены были от своего непостоянства, кто куда попасть мог успеть разбрестись».

Кочевья Абулхаира и его приближенных расположились по верховьям реки Илек. Это было небезопасно. Севернее располагались башкирские кочевья - по Тоболу, Ишиму. Здесь же рядом по верховьям Эмбы располагались калмыцкие кочевья во главе с Доржи Назаровым, вассалом хана Аюки.

Джунгарское и Калмыцкое ханства представляли для казахов угрозу удара с востока и с запада. Хан Аюка обменивался с хунтайджой Цэван-Рабданом посольствами. Посол от Цэван-Рабдана сообщал, что джунгары воюют с казахами и каракалпаками. Ближайшей весной он намерен кочевать у Яика и Волги. В такой обстановке состоялась встреча Абулхаира с послом хана Аюки. Это произошло на реке Темир. У Абулхаира было войско из казахских и каракалпакских ополченцев. При встрече с послом Абулхаир заявил, что «идет он воеватца с калмыками. А будет - де с ним Орда тысяч с 40».

От джунгарского нашествия 1723-1725 гг. тяжелый урон понесли также кыргызы, узбеки, каракалпаки. Однако казахский народ принял на свои плечи основной удар джунгарского нашествия, поэтому положение других народов Средней Азии - кыргызов, узбеков, каракалпаков оказалось менее трагичным.

Казахское ханство было вынуждено втягиваться в сферу огромной Джунгарской империи. Историк Н. Попов писал о Галдан-Цэрэне: «Сила дала ему возможность не только отнять у киргизов несколько провинций, распространить свое влияние до Аральского моря, но и заявлять свои властолюбивые требования на пограничные сибирские земли… Из владения хинского (хивинского. - Ред.) некоторые города и места побрал, далай-ламу сбил, да и тем недоволен претендует самой Хины и имеет великую войну с хинцами, в которой знатно счастлив, что хинцы, будучи в страхе, принуждены помоще себе от калмык российских искать, а подданный китайский монгольский народвеликим числом для спасения своего в российские границы бегут». На разрастание джунгарской империи указывали П.И. Рычков и И. Земляницын.

 




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных