Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






КЛИМАТ И АРХИТЕКТУРНАЯ ФОРМА




Учет в архитектуре климата — это в конечном счете создание искусственной среды с микроклиматом, параметры которого соответствуют оптимальным нормам жизнедеятельности человеческого организма.

Можно назвать несколько путей создания комфортной среды обитания человека: образование искусственной среды и адаптация ее к существующей климатической ситуации, создание замкнутой искусственной среды, независимой от внешних климатических условий, с использованием систем искусственного климата и, наконец, изменение климата земли в крупных масштабах, т. е. изменение внешней окружающей среды.

Возможность изменения человеком климата земли на уровне современного развития техники маловероятна, следовательно, реальны два первых аспекта проблемы связи архитектуры и климата. Они, в свою очередь, определяют существование двух концепций создания искусственной среды: одна из них—создание комфортных условий в основном композиционными приемами, при максимально возможном контакте с природой, другая—образование искусственного климата преимущественно техническими средствами при абсолютной изоляции от природного окружения.

Ни одна из этих концепций не может быть отвергнута, ибо при определенных условиях каждую из них можно реализовать.

Предельная замкнутость архитектурной среды может стать необходимой в суровом климате, где высокой степени комфортности обитаемого пространства с устойчивыми параметрами можно достичь лишь с помощью технических средств. Вместе с тем в районах с равномерным распределением температурных сезонов техническое оснащение не имеет решающего значения; возможен непосредственный контакт внутреннего пространства здания с внешней средой.

Природно-климатическая ситуация, как известно, один из многих функциональных факторов, определяющих пространственное решение здания, жилого образования или всей городской структуры.

Существуют два самостоятельных (хотя и тесно связанных между собой) аспекта проблемы взаимовлияния климата и города: влияние городского ландшафта на образование климата городской среды и климата на формирование градостроительной структуры.

Влияние города (его размеров и формы, плотности застройки, величины зданий) на климат можно сравнивать с влиянием естественных форм ландшафта—лесных массивов, горных хребтов, равнин и пустынь. Микроклимат города порой существенно отличается от приро дно-климатической характеристики места его расположения. Проблема взаимосвязи архитектурной среды и климата в этом аспекте разрабатывается в настоящее время в основном климатологами и гигиенистами (74, 131).

Второй аспект проблемы—формирующее влияние климата на характер пространственной структуры.

Принципы членения и функционального зонирования городской территории в большой степени связаны с необходимостью изменения или, наоборот, использования качеств природно-климатической среды. В связи с этим можно выделить три относительно самостоятельных вида архитектурных пространств: открытые и полуоткрытые пространственные структуры; замкнутые пространственные структуры; предельно-замкнутые пространственные структуры (замкнутый контур).

Следует отметить относительность характеристики структур, связанную с условностью разделения на замкнутую и открытую пространственные системы и постепенностью перехода от одной формы к другой в различных природно-климатических условиях.

Жилой массив как композиционно законченная часть городского организма дает возможность рассмотреть принцип пространственного решения элемента города в различных характерных природно-климатических ситуациях.

В композиции здания функционально-технологические факторы иногда являются первостепенными по сравнению с климатическими. Жесткие технологические требования в некоторых отраслях промышленности, необходимые условия организации функционального процесса в общественных сооружениях нередко определяют характер пространственной структуры. Однако взаимосвязь внутреннего пространства здания с внешней средой, степень их слияния или, наоборот, отчуждения в большой мере зависят от природно-климатической ситуации.

Открытые и полуоткрытые пространственные структуры. В пределах широт с достаточно комфортным климатом, а также в широтах с жарким влажным климатом, где необходимо обеспечивать усиленное проветривание, открытое или полуоткрытое построение жилых образований, связь архитектурно-пространственной композиции города с внешней средой логически вытекают из условий природно-климатической ситуации.

Во многих случаях климат местности не имеет контрастных характеристик (например, средние широты) и в связи с этим не оказывает определяющего влияния на структуру генерального плана города. Появляется возможность более свободного выбора пространственных композиций.

Неравномерность и неоднозначность микроклиматических характеристик отдельных участков городской территории определяют и различные пространственные решения жилых образований города (районы прибрежной застройки, жилые образования, расположенные по внешней границе города и выполняющие роль ветрозащитных барьеров или, наоборот, способствующие притеканию в город благоприятных потоков воздуха и т. п.). Возникает необходимость микроклиматического зонирования города, позволяющего установить взаимодействие конкретных микроклиматических ситуаций с планировочной системой города в целом и его элементами — жилыми образованиями. Жилая застройка раскрывается на озелененные массивы; общественные площади связываются со скверами, бульварами, становятся их продолжением.

В условиях жаркого влажного климата открытая пространственная система имеет свои особенности. Повышенная влажность воздуха при высокой суточной температуре создает необходимость направленного раскрытия внутреннего пространства с целью сквозного проветривания. При этом непременным условием является защита зданий от перегрева: определенная ориентация всей городской застройки, организация системы озеленения, применение солнцезащитных устройств.

Композиция архитектурного пространства в этих условиях также имеет характерные особенности: создается единая взаимосвязанная система пространств (жилые образования, центр города, общественные площади); зеленые массивы прорезают город в направлениях, совпадающих с направлением движения ветров; жилые кварталы имеют обтекаемую форму, что усиливает бризовую циркуляцию; пространство жилых образований раскрывается в сторону прохладных бризов; композиция зданий принимается открытая, пространственная.

Так, проектирование Чандигарха—пример поиска оптимальных архитектурных решений, соответствующих климату влажных тропиков. Основными климатическими факторами, принятыми во внимание авторами планировки города, были солнечная радиация (солнечный свет и солнечное тепло), ветер (направление, скорость, температура), температура и влажность воздуха.

Композиционная структура Чандигарха представляет собой единую систему пространств, открывающихся одно в другое и связанных непрерывными зелеными массивами. Высокая интенсивность прямой солнечной радиации и максимальная высота стояния солнца в полуденные часы продиктовали направление улиц Чандигарха. Прямоугольная сетка улиц города ориентирована таким образом, что самые жаркие, палящие лучи солнца скользят не вдоль магистрального направления, а под углом 30—40°. Вследствие этого та или другая сторона уличной застройки (в зависимости от времени дня) бросает тень, закрывающую большую половину пешеходной и проезжей части улицы. Ориентация городских магистралей и жилой застройки совпадает с направлением зимних и летних бризов.

Открытая пространственная композиция Чандигарха продиктована необходимостью проветривания кварталов и зданий, что чрезвычайно характерно для жаркого влажного тропического климата.

Формирование открытого проветриваемого пространства предусматривается и в застройке жилого массива Алма-Аты. Планировка жилого образования, подчиненная стремлению уловить стекающие с гор массы холодного воздуха и пропустить их через весь жилой массив, расчленена зелеными полосами на небольшие кварталы обтекаемой формы.

Пример открытой пространственной композиции—жилые образования, развивающиеся в соответствии с современными урбанистическими тенденциями по вертикали,—жилой комплекс на юге Франции «А» («коллективное жилище»). Террасное расположение квартир обеспечивает каждому помещению открытое пространство, обильный дневной свет и лучи солнца.

Пространственное построение, рассчитанное на максимальное использование благоприятных факторов климата,—«НаЬitat-67», показанный на Всемирной выставке в Монреале. Композиционная схема дома обусловлена в первую очередь идеей высокоиндустриализированного строительства максимальной сборности. Вместе с тем она открывает широкие возможности адаптации архитектуры к существующей климатической ситуации.

Градостроительный потенциал здания во многом зависит от степени ограничения его ориентации по странам света. Как известно, дома широтной или меридиональной ориентации предполагают только однозначную постановку их на местности. Свободная группировка объемных блоков «НаЫ^а1-67» позволяет создавать жилые дома любой планировки и величины, пространственно-глубинной композиции. Неограниченность комбинаций структурно независимых элементов обеспечивает свободную ориентацию зданий.

Террасное расположение квартир позволяет устраивать выходы из каждого жилища на крышу нижележащего; сад на крыше становится дополнительным обитаемым пространством. Расположение этих садов ступенями, свободный обзор, открывающий далекие горизонты, визуальная изолированность квартир позволяют осуществить максимальный контакт с природой, с окружающим ландшафтом.

Наряду с этим приемом существует принцип включения свободного пространства непосредственно в структуру жилых ячеек. В числе примеров—дом с «висячими садами» арх. Доллингена, сблокированный из прямоугольных в плане секций с балконами-садами по торцам. Открытые пространства висячих садов, образующие квадратные воздушные дворы на стыках секций, позволяют осуществить непосредственный контакт замкнутой жилой ячейки с окружающей природной средой.

Замкнутые пространственные структуры. Замкнутая пространственная композиция города формируется в условиях дискомфортности ветрового и инсоляционного режимов. Однако при общности пространственной характеристики в целом приемы формирования замкнутой городской структуры в крайних северных широтах и в сухом тропическом климате существенно различаются в связи с диаметрально противоположными температурно-влажностными характеристиками климата.

Анализ архитектурной практики позволяет выделить основные принципы формирования замкнутой структуры северных городов. Это обусловленная необходимостью создания ветрозащитного фронта и обеспечения эффективной инсоляции помещений и территории компактность городской застройки; объединение жилых комплексов замкнутой сетью крытых пешеходных путей; создание замкнутых обитаемых пространств со смягченным микроклиматом, таких, например, как зимние сады.

Принцип замкнутости пространства становится специфической особенностью структуры северных городов. Анализ некоторых городских структур позволяет выявить композиционные приемы, формирующие замкнутую комфортную среду.

Крупнейший город Кольского полуострова Мурманск находится в зоне Полярного круга; климат Кольского полуострова определяется гигиеническими критериями как дискомфортный. Принцип компактности каждого структурного образования и города в целом отразился в разделении Мурманска на три замкнутых композиционно самостоятельных жилых района. Город вытянут в направлении север—юг вдоль Кольского залива и обращен «торцом» к постоянно дующим холодным ветрам. Узкий наветренный фронт городской застройки в сочетании с замкнутыми жилыми комплексами создает наилучшие аэродинамические условия внутри жилых районов, уменьшает снегозаносы, позволяет эффективнее использовать территорию открытых городских пространств.

Более жесткие природно-климатические условия требуют и большего соответствия городской структуры принципам пространственной композиции северных городов.

Норильск, например, находящийся почти в тех же широтных условиях, что и Мурманск, расположен в малоосвоенном районе Восточной Сибири, климат которого характеризуется низкими температурами в сочетании с сильными ветрами. Пустынный ландшафт и суровый климат предопределили замкнутость композиции городской структуры и ограничение взаимосвязи с окружающей природной средой. Осью города является транспортная магистраль, соединяющая город с промышленным районом. По обе стороны этой магистрали расположены компактные жилые массивы. Плотно застроенные улицы города защищены от продувания массивами кварталов.

В отличие от Мурманска, где более мягкий климат позволил использовать в композиции города особенности своеобразного ландшафта, Норильск отгораживается от природного окружения, сохраняя с внешней средой главным образом чисто визуальную связь.

Из зарубежной практики строительства в условиях, соответствующих Крайнему Северу нашей страны, интересна компактная композиция небольшого шведского города Сваппаваара, Лапландия. Автор проекта арх. Р. Эрскин, разработавший принципы формирования замкнутой городской структуры в условиях севера, сформулировал их следующим образом: высокая плотность— предельная концентрация городской застройки, не исключающая вместе с тем максимально возможного контакта с внешней средой; дифференцированность системы городских путей (наружные переходы, частично крытые, сеть внутренних улиц с искусственным климатом, дороги для автомобильного движения); введение в городскую структуру протяженных домов при аэродинамическом расчете их формы; создание зеленых завес из деревьев в качестве дополнительного барьера от бурь и снегозаносов.

Город Сваппаваара—воплощение этих принципов—ограничен длинными, изогнутыми в плане многоквартирными домами-ветроломами и узкими полосами густо растущих елей; компактные небольшие жилые группы окружены протяженными ступенчатыми зданиями, ограждающими жилые территории с наветренной стороны.

В районах с сухим жарким климатом (пустыни, сухие тропики) сочетание низкой влажности воздуха с продолжительной интенсивной солнечной радиацией создает сугубо дискомфортную внешнюю среду. Специфика этого климата заключается в том, что малейшее движение горячего сухого воздуха усиливает перегрев помещений, понижает влажность, ухудшая тем самым микроклимат в здании. Следовательно, естественная вентиляция и связанное с этим раскрытие внутреннего пространства исключены.

В таком климате появляется тенденция к созданию изолированного от окружающей среды замкнутого пространства: город расчленяется на компактные жилые группы обтекаемой формы; застройка образует замкнутые пространства общественных площадей с местами отдыха и обслуживающими учреждениями; жилые группы формируются из ячеек в непрерывные сетчатые структуры с узкими затененными улочками ломаных очертаний; магистральные улицы часто меняют направление, чтобы избежать прямого продувания сухим жарким ветром; жилые дома имеют внутренние дворики; в композицию жилых пространств включаются зелень и вода—существенные факторы улучшения микроклимата.

По мере удаления от открытых пустынных пространств и в районах с ветрами низкой скорости приведенные принципы реализуются не столь жестко. Пример — композиционная структура Ташкента.

Два основных направления ветров (жаркие ветры пустыни—с запада, горно-долимные прохладные бризы — с востока) повлияли на композиционно-пространственную структуру города, открытую в направлении Чирчикской долины и замкнутую со стороны пустыни. Это определило и систему озеленения города—основные зеленые массивы (западная лесозащитная полоса, парк вдоль канала Боя-Су и парковая зона вдоль русла р. Чирчик), вытянутые параллельно один другому, становятся пропускными каналами для благоприятных летних бризов.

В планировке новых жилых районов Ташкента в той или иной степени прослеживается влияние климатической ситуации. Наиболее интересен в этом отношении один из районов северо-западной части города, где широко использованы композиционные приемы, сложившиеся в народной архитектуре. Основная застройка района— двухэтажные жилые блок-секции. Проект основан на принципах «махалля» — жилых кварталов пустынных районов Средней Азии. Махалля представляет собой сложныи конгломерат индивидуальных жилых домов, раскрывающихся во внутренние замкнутые дворики, Узкие переулочки, образованные глухими стенами домов, имеют ломаные очертания. При сетчатой структуре жилых групп, так называемых «современных махалля», общее пространство жилого образования не является предельно-замкнутым.

Предельно-замкнутые пространственные структуры [замкнутый контур]. Немного-численные проекты перекрытия огромных городских пространств, попытки создания предельно-замкнутых систем, будь то здание или комплекс зданий, относятся пока в основном к области футурологических поисков. В настоящее время, когда степень их конструктивно-технической реальности не определена, можно выделить лишь наиболее общие композиционные приемы построения этих систем.

Форму «замкнутый контур» можно определить как архитектурное пространство, противопоставленное окружающей среде, с независимым от внешних условий устойчивым микроклиматом, характеризуемым константными параметрами в любое время года. В этом определении понятия «замкнутый контур» заключены основополагающие композиционные принципы построения предельно-замкнутой структуры: максимальная локализация связей с окружающей средой, а в идеале—полное отчуждение внутреннего пространства от внешней среды; стремление к ликвидации влияния климата как одной из функциональных предпосылок формирования архитектурной среды и, как следствие этого, применение систем искусственного климата, требующих герметизации внутреннего пространства.

В условиях, определяемых функционально-технологической программой, требующей устойчивости микроклиматических параметров, создание предельно-замкнутых пространственных структур зачастую необходимо. Этого требуют многие произ-водственно-технологические процессы на промышленных предприятиях, организация жизненных процессов в дискомфортной или даже враждебной человеку среде (крайние арктические и антарктические широты и т. д.).

Попытку создания предельно-замкнутой городской структуры представляет собой проект города в пустыне (сухие тропики), разработанный Полем Мэймоном, Город поднят на столбах над землей; в его внутреннем пространстве жилища расположены уступами вокруг искусственного оазиса; оптимальный микроклимат с заданными параметрами поддерживается системой кондиционирования воздуха, регулированием освещения и использованием генерированной солнечной энергии.

Применение систем искусственного климата —необходимый прием создания оптимальных условий жизнедеятельности человека во вредной для его организма среде. Специфика предельно-замкнутых пространственных структур заключается в их строгой региональной определенности, в прямой зависимости от степени дискомфортности климата.

ПСИХОЛОГИЯ ВОСПРИЯТИЯ АРХИТЕКТУРЫ

В своем творчестве архитектор сталкивается с необходимостью учитывать воздействия, оказываемые архитектурной средой на психику человека. Обеспечение гигиенического, производственного и бытового комфорта, удовлетворение потребностей человека в прекрасном, воспитание эстетических идеалов и мировоззрения -— это функции архитектуры, делающие необходимым решение проблемы ее восприятия.

Архитектурный объем и пространство, материал — его фактура, пластика и цвет, конструкция — ее масса и напряженность, пропорции, ритм и масштаб элементов архитектурной среды, планировка сооружения, постановка. Архитектурная среда влияет на человека непосредственно (ощущения, восприятие) и опосредствованно (через память, представления, воображение), он реагирует на это влияние сознательно и подсознательно; восприятие каких-либо качеств среды может быть кратковременным, а может повторяться годами.

Воздействия окружающей среды на психику человека интересуют архитектора с точки зрения его творчества, с точки зрения возможности учета их во вновь создаваемой (проектируемой) архитектурной среде. Но может ли архитектор учесть в своем проекте всевозможные воздействия всех качеств архитектуры на каждого человека во всех возможных жизненных условиях и на все времена?

Если поставить вопрос таким образом, слишком очевидной окажется невозможность его решения в силу сложности психики каждого человека, динамичности и импульсивности его потребностей, неповторимости его жизненных исходных данных, изменчивости эстетических идеалов человека, группы людей, общества в целом. И есть ли реальная необходимость в таком глобальном подходе? Архитектурное решение должно соответствовать назначению здания, соответствовать содержанию и характеру функционального процесса, психологическим потребностям человека, участвующего в нем. Эта задача также достаточно сложна, но она конечна и определенна.

Итак, задачей психологии восприятия архитектурной среды как раздела теории архитектуры является разработка методологии направленных воздействий архитектуры на психику человека в условиях определенного функционального процесса, т. е. среды определенного назначения.

Характер восприятия человеком архитектурной среды. Групповой характер восприятия. Создавая архитектурную среду, пространственно организуя в ней некий социальный процесс, архитектор должен ясно представлять себе социологические параметры ее будущего потребителя как исходные данные для учета в архитектурном решении психологических факторов.

К социологическим параметрам человека относятся его социальное положение, профессия, материальное положение, общее и специальное образование, мировоззрение, культурное развитие, морально-этический склад, семейное положение, наличие свободного времени, «хобби» и ряд других.

Если бы архитектурная среда создавалась для конкретной личности, то задача сводилась бы к нахождению ее (личности) социологических характеристик, доминантных для определенного вида жизнедеятельности, и отражению их в архитектурном решении. Но такая задача нетипична для современной (и особенно социалистической) архитектуры. Архитектура служит массам, ее восприятие носит общественный, групповой характер.

Группа—это уже качественно-новое, по сравнению с личностью, социальное образование, однако и группа и личность диалектически взаимосвязаны, причем эта взаимосвязь характеризуется закономерностью, которая позволяет ограничить задачу, сделать ее конечной и практически решаемой. Дело в том, что группа не является арифметической "суммой психики, а представляет преобразованный психологический интеграл, где переменные — это укрупненная выборка существенных психологических параметров.

Вопрос состоит в том, чтобы выявить основополагающие социологические параметры той группы людей, которая станет вероятным потребителем создаваемой архитектурной среды, и определить статистически общего, совокупного представителя группы. Каким же образом можно объединить группы, воспринимающие архитектурную среду различного назначения?

Вероятно, существо вопроса кроется в цели деятельности группы, в характере участия этой группы в функциональном процессе. При таком рассмотрении вопроса сразу же сокращается число переменных неизвестных параметров и характеристик.

Действительно, для архитектора, проектирующего магазин, все его потребители прежде всего покупатели и продавцы, соответственно, в больнице—врач и больной, в театре—зритель и актер и т. д.

Итак, любое сооружение потребляет некая социальная общность, назовем ее условно «общность—потребитель сооружения» (ОПС). ОПС делится на ряд групп, самым общим признаком которых является их отношение, «позиция» к функции сооружения, их «роль» в функциональном процессе. Назовем условно эти группы— «группы-позиции» [ГП).

Таким образом, представители одной ГП отличаются самым общим признаком—они предъявляют аналогичные требования к архитектурному решению среды исходя из содержания их жизнедеятельности в ней. Дальнейшая процедура состоит в определении потребностей каждого из представителей группы, т. е. в конкретно-социологическом анализе, который должен дать среднестатистическое лицо группы, данные ее совокупного представителя.

Определив совокупную личность по каждой из групп, можно получить ясное представление о потребителе будущего сооружения, о том, кто будет воспринимать все его качества и характеристики в условиях конкретного функционального процесса.

Роль функционального процесса в восприятии. Восприятие архитектурной среды человеком происходит в условиях его практического участия в функциональных процессах, в ней происходящих. Пассивное созерцание в основном лишь сопутствует конкретным занятиям человека. Архитектурная среда является пространством и объемом процесса, его оболочкой, его «функциональным фоном». Но как условия процесса они — его активные составляющие.

Поэтому восприятие архитектурной среды не может рассматриваться в отрыве от анализа и функционального процесса. «...игнорируя органическую связь между восприятием и практической деятельностью субъекта, которую оно (восприятие) обслуживает и в контексте которого формируется и развивается, .. .невозможно понять происхождение, структуру и функцию процессов восприятия '. Форма и характер функционального процесса аргументируют процесс и результаты восприятия.

Под функциональным процессом в данном аспекте подразумевается какой-либо вид деятельности (группы, семьи, индивидуума и т. д.), для материально-пространственной организации которого предназначено данное сооружение, данная архитектурная среда.

Функциональный процесс с точки зрения темы рассматривается в двух аспектах — технологии внешней деятельности человека (его мышечной системы и пантомимики вообще) и в аспекте психики и сознания, внутреннего переживания и т. д.

Функциональный процесс, происходящий в архитектурной среде, ориентирован на получение определенных результатов, т. е. он имеет свою цель. Поведение человека в архитектурной среде целенаправленно, детерминировано общей целью функционального процесса, Эти два понятия — «щель функционального процесса» и «цель поведения человека» диалектически взаимозависимы. Вначале характер и содержание определенного вида человеческого поведения обусловливают архитектурное решение сооружения, затем архитектурное решение обусловливает поведение человека, пространственно его организуя. Знание общей цели функционального процесса дает ключ к нахождению актуальных потребностей человека в каждый из моментов процесса. А это делает архитектурную задачу определенной, конечной.

Таким образом, функциональные элементы функционального процесса — это:

технология процесса— круг вопросов, связанных с объемно-планировочным решением, с динамической и пространственной структурой событий процесса и коммуникационных связей между ними, со всем тем, что определяет его внешнюю сторону, его форму;

психология процесса— круг вопросов, связанных с потребностями психики человека в архитектурной среде. Анализ технологии функции—ее временных, пространственных и содержательных характеристик—является тем объективным критерием, на основании которого можно учитывать психологический аспект архитектурного решения.

Совершаемые операции технологического процесса характеризуются содержанием, последовательностью, пространством и могут быть подразделены на три качественных вида: коммуникационные, подготовительные, функциональные. Определение «функциональные операции» условно и означает те операции, в которых фокусируется основное назначение сооружения.

Такое абстрактное, схематическое представление о технологическом процессе является наиболее общим для всех видов сооружений, а конкретный анализ технологии функции на основе этой схемы дает нам пространственную характеристику процесса, что, в свою очередь, определяет объемно-планировочное решение архитектурной среды.

Итак, технологический процесс (ТП) можно представить в виде трех качественных составляющих: содержание ТП, время ТП, пространство ТП. Каждый из этих составляющих содержит в себе коммуникационные, подготовительные и функциональные операции.

В каждом типе сооружений разбор технологии процесса с его подробным анализом — это отдельное исследование типологического характера. Но во всех случаях разнообразие и вероятность детерминации процесса могут быть достаточно полно определены исходя из предложенной схемы.

Пространственно-временное описание технологического процесса во всей его полноте необходимо как канва для определения потребностей человека. На ее основе можно объективно проследить и процесс восприятия архитектурной среды в условиях функционального процесса, ибо потребности человека опосредствованы условиями и потребностями технологического процесса.

Установка и избирательный характер внимания в процессе восприятия. Поведение человека в архитектурной среде целенаправленно. Причем одни и те же характеристики среды в различных типах сооружении, т. е. в условиях различной по характеру и содержанию деятельности, будут вызывать в нем различные реакции. Воздействие архитектуры на психику характеризуется тем, что оно попадает на соответствующим образом настроенного человека, и такая настройка, установка зависит от рода деятельности, от прошлой (до момента восприятия) подготовки организма к этому роду деятельности и от внешней среды как ситуации деятельности.

Установка человека на определенное целенаправленное поведение формируется еще до прихода его в то или иное сооружение.

«Установка всегда является готовностью к определенной деятельности, она по своей природе представляет явление, предварительно исключающее случайность. Но установка, ставшая на путь реализации, не всегда является единственной и не всегда имеет завершенную форму. К какой установке прибегнет субъект для осуществления своей актуальной потребности, зависит от того, какова объективная ситуация».

Установка психики человека, воспринимающего архитектурную среду, является основным регулятором его реакции на нее. Вероятно, вся полнота реакции зависит от того, кто воспринимает (социально-психологическая установка) и что ему в данный момент необходимо (функциональная установка).

И если установка влияет на ход функционального процесса, на его эффективность и конечный результат, то задача архитектуры — средствами архитектурного решения максимально подкрепить требуемую установку или создать новую, соответствующую задачам оптимального протекания функционального процесса.

Например, восприятие произведений искусства в выставочном павильоне предполагает полное сосредоточение на них внимания субъекта. Архитектурное решение в данном случае не должно отвлекать от восприятия экспозиции. Архитектурная среда музея или выставки должна быть таковой, чтобы произведения искусства были представлены в ней в самом выгодном свете, а сама среда является в данном случае как бы «функциональным фоном», Архитектура должна быть активной там, где внимание человека может прерваться: на переходе из одного зала в другой, от одного участка экспозиции к следующему и т. п. Именно в этих случаях архитектура должна быть по настоящему «информативна», должна создать благоприятную обстановку для настройки на восприятие произведений искусства в зависимости от характера экспозиции, своими средствами дополнить эффект ее воздействия.

Уровни отражения психикой человека воздействий архитектурной среды. Архитектурная среда представляет собой источник многообразных форм воздействия на организм, психику и сознание человека. От микроклимата и физических качеств среды до архитектурной гармонии и архитектуры как формы общественного сознания — таков диапазон этих воздействий.

Характеристики физиологического аспекта воздействий среды на человека выражены в конкретных физических параметрах: градусах, граммах на кубометр и т. д. Их воздействие на человека также отражается в соответствующих физиологических параметрах: температуре тела, давлении крови, пульсе, составе крови и т. д.

Психофизиологический аспект воздействия среды—ощущение ее физических качеств органами чувств; зрением, слухом, обонянием и осязанием. Собственно на этом уровне выступает основной объект исследования—воздействие архитектурной среды на психику человека.

Ощущения — «это такого рода информационные процессы (будем называть их сенсорными процессами), которые, претерпевая специфические изменения, входят как необходимое звено в более сложные психические акты восприятия, составляя их необходимую основу».

Итак, ощущения—это элементарные психофизиологические акты, отражающие отдельные свойства предмета. Восприятие—не просто количественное накопление ощущений, а качественно новый психологический результат—восприятие целостного объекта, предмета, явления. «Процесс «сенсорного кодирования» представляет собой необходимую основу процесса восприятия, но эти процессы не тождественны Друг другу. Если первый протекает внутри организма, внутри периферических рецепторных аппаратов, промежуточных нейронов, центральных образований и т. д., то последний является частью деятельности субъекта, направленной на приспособление к внешней среде, «.. .согласно нашему предположению, перцептивное действие генетически связано с внешними практическими действиями и подобно им осуществляет преобразование предметной ситуации, однако уже не в материальном, а в идеальном плане».

На зрение человека воздействуют свет и цвет среды. Восприятие пространства и формы—это уже более сложная деятельность психики, выражающаяся в интеграции, анализе и синтезе световых и цветовых воздействий. На сетчатку глаза проецируются только световые импульсы различной интенсивности и конфигурации. Кроме того, глаз ощущает цвет этих импульсов, характеризуемый длиной волны солнечного спектра и интенсивностью цвета определенной волны. Распознавание формы, удаленности, т. е. категорий пространства,—это акт, отражающий способность приспособления человека к внешней среде, ориентировки в пространстве, ощущения своего собственного положения в нем. Причем реальная действительность проецируется в ощущениях, которые не абсолютно, а относительно отражают ее, являясь трансформированными психикой образами. Например, любая геометрическая форма воспринимается человеком сокращенной в перспективе, что объективно соответствует физическим законам оптики, хотя в действительности никакого сокращения этой формы в натуре не происходит. Человек научился это понимать исходя из своего опыта, хотя глаз «фотографирует» реальный объект искаженно. Это свойство человека пространственно мыслить, воображать объекты такими, какие они есть в действительности, названо свойством «константности восприятия». Это свойство имеет и ряд других сторон, в данном случае названа одна из них.

Рассмотрим этот вопрос несколько подробнее.

Освещенность. Различаются три аспекта роли освещенности в восприятии архитектурной среды:

психогигиенический — воздействие освещенности на физиологические функции;

сигнально-ориентационный—роль освещенности в процессе ощущения пространства, в этом плане мы рассматриваем и явление зрительных иллюзий;

технологический, взаимосвязанный с двумя предыдущими и характеризуемый воздействием освещенности на производственный, бытовой и другие виды комфорта, связанные с технологией процесса, происходящего в освещаемой среде.

В гигиеническом аспекте рассматривается воздействие яркости света на органы зрения, направленного рассеянного и отраженного света на утомляемость глаз, а отсюда и на работоспособность, на общее состояние организма.

В технологическом аспекте изучается размещение источников света в архитектурной среде, в которой происходит дятельность человека (например, левостороннее или правостороннее освещение, верхний свет или подсветка сбоку, снизу и т. д.)

В аспекте зрительных иллюзий рассматриваются вероятностные закономерности восприятия освещенного пространства и его элементов, в силу которых информация среды доходит до нас в приблизительном, иногда искаженном, плане. Но именно эти свойства зрительного восприятия позволяют проектировщику добиться целого ряда эффектов, являющихся важным средством архитектурной выразительности. Зрительные иллюзии разделяются на несколько категорий: ошибки при определении пространства, ошибки при определении предметов—их формы, размеров, пластики, материальности и т. д. Учитывают зрительные иллюзии в архитектурном проектировании двумя путями: либо их исправляют, изменяя физические параметры конструкций, вводя поправочные кривые, перенося источники освещения и т. д., либо используют в создании пространственных эффектов игрой света и тени, распределением яркостей освещенных поверхностей и т. д.

Цвет. На психофизиологическом уровне взаимодействия человека и архитектурной среды влияние цвета, как и освещенности, следует рассматривать в тех же аспектах: психогигиеническом, сигнально-ориентационном и технологическом.

Гигиенический аспект воздействия цвета касается его влияния на глазной анализатор и на функциональное состояние различных систем организма. Е. Б. Рабкиным, С. В. Кравковым и др. исследованы закономерные влияния различного цветового освещения на функциональную подвижность и электрическую чувствительность глаза, границы полей зрения, внутриглазное давление и т. д.

Технологический аспект цветового решения тесно связан с гигиеническим, но не исчерпывается последним. В данном случае имеет значение и ряд факторов, специфичных для этого аспекта. Имеются в виду сигнально-ориентационные факторы цвета: роль фона и «предмета на фоне», роль контура и поля цветовой поверхности, роль информативного цвета. В последнем случае таким информативным цветом должен оказаться в зависимости от обстоятельства наиболее контрастный резкий цвет, цвет «небанальный» в данной ситуации' Информативность отдельных цветов и некоторых цветовых сочетаний подробно исследуется в работах по дизайну и инженерной психологии. Общая идея цветового решения среды на психофизиологическом уровне— это создание оптимального цветового климата в конкретной технологической ситуации.

В сигнально-ориентационном аспекте очень важен и вопрос цветовых иллюзий. Цвета и их сочетание способны зрительно увеличить или уменьшить архитектурные формы, приблизить или удалить их, трансформировать и т. д. ':

Пространство. Световые и цветовые импульсы являются основой для дальнейшей более сложной (интегративной) деятельности психики, а именно, ощущения пространства и формы среды и ее элементов, их физических и геометрических качеств. С этими ощущениями связана эволюция приспособления человека к положению во внешней среде (ощущения равновесия, центра тяжести, ориентировка относительно вертикали и горизонтали и т. д.).

Известны ощущения огромного и затесненного пространства. Космическая психология, например, придает огромное значение исследованию воздействий такого рода и поиску средств к погашению психологических стрессов, которые могут возникнуть в результате этих воздействий. Предельно минимальное пространство капсулы космонавта и безграничное пространство космоса являются стимулами значительных психологических воздействий. В архитектурной среде характер пространства может вызывать, если не стрессы, то во всяком случае психофизиологические критические состояния.

Особое значение для творчества архитектора имеет анализ технологического пространства, т. е. пространства архитектурной среды, в которой проходит определенный вид жизнедеятельности. В данном случае определяющую роль играют антропологические параметры человека.

Качественный переход от ощущения к восприятию совершается при участии работы памяти, ассоциативных связей, внимания, образного и логического мышления и т. д. На этом уровне элементы архитектурной среды из категории «материи как объективной реальности, данной нам в ощущении», превращаются в факт сознания; человек выступает в новом качестве — социальной личности, несущей отпечаток общественной истории и принадлежности к определенной социальной группе, личности, выступающей в коллективе себе подобных. Восприятие и есть реакция на воздействия среды на психологическом уровне. Сложнейшие преобразования внешней информации происходят как единый целостный акт, подчас одномоментный.

Примитивность или богатство чувственного образа зависит от примитивности или богатства ассоциативных связей. Ассоциативное отношение к архитектурной среде является одним из фундаментальных факторов процесса восприятия и его результата.

Возможность подсознательно, без вмешательства логического мышления, оценить архитектуру (как, впрочем, и любой другой объект внешней среды) выработалась у человека на протяжении многовековой эволюции человеческого общества, развития нервной системы человека и его мозга.

«Определенные элементы формы, цвета, движений, звуков н различные типы их пространственно-временных сочетаний прочно ассоциировались в сознании людей с многогранными представлениями о желанном и отталкивающем, об успокаивающем и тревожащем, о пробуждающем бодрость и вселяющем уныние; о благе, счастье, о том, к чему должно стремиться и чего следует избегать. Сотни и тысячи поколений повторяли, расширяли опыт своих предшественников; конкретные обстоятельства, приведшие к образованию первоначальных ассоциаций, постепенно забывались и, наконец, совершенно исчезли из рассудочной памяти развивающегося человечества, тогда как память интуитивная обогащалась все новыми и новыми эстетическими представлениями «без».

Можно сказать, что такого рода ассоциации являются условными ассоциациями», заготовленными, запрограммированными в сознании и подсознании человека его предыдущими поколениями. Например, ассоциативное восприятие цвета, которое выработалось на протяжении той же эволюции, породило и понятия «теплых» и «холодных» тонов. Это ощущение—целиком порождение психики, ибо организм человека не реагирует на температуру среды, которая лишь окрашена в «горячий» цвет. Исследованиями установлено, что при одинаковой температуре людям в желтой комнате теплее, а в голубой холоднее.

Психологическая оценка цвета, в отличие от психофизиологической, относительна. Например, на севере ассоциативная цепь может развиваться по такой схеме: красный — тепло — жизнь; голубой — лед — холод—смерть. В знойной пустыне, наоборот, первые ассоциации будут связаны с гибельным воздействием солнца, а последние— с живительным значением воды и зелени. И если в физическом смысле эти цвета ничего подобного не несут, ассоциации вызывают вполне определенные положительные или отрицательные эмоции.

К такого рода безусловным ассоциациям относится, по-видимому, и восприятие физического размера сооружения.

Физический размер сооружения сам по себе способен вызвать определенное психическое отношение, связанное с безусловными ассоциациями. В древности восприятие человеком чего-то громадного, не масштабного по отношению к его размерам, порождало мистический ужас, страх перед вероятностью непознанной опасности, перед возможностью физического подавления и т. п. Эти чувства в виде глубокозаложенных ассоциаций существуют и у современного человека; сегодня они преодолеваются разумом, хотя подспудно и продолжают существовать.

В этом плане характерно и восприятие фактуры архитектурных конструкций. Ощущение фактуры связано с издавна выработанным опытом. Если «мягкая» фактура, ассоциируясь с прикосновением к мягкой ткани или ковру, вызывает спокойные приятные чувства, то фактура гладкая, как отполированный гранит, либо острошероховатая, как осколки битого стекла, вызывает тревогу возможности болевого ощущения. Пол гладкий, как лед, заставляет человека осторожней двигаться по нему; стена с острошероховатой фактурой не вызывает желания прислониться к ней и т. д.

Фактурная гамма, фактурный контраст воспринимаются на основе безусловных ассоциаций, но в комплексе их восприятие усложняется еще и закономерностями гармонии и соотношением со значением офактуренных поверхностей в конкретном типе помещения и т. п.

Таким образом, фундаментальными факторами психологического уровня являются ассоциации и образ. Образ—это конечный продукт психического процесса, детерминанта эмоциональной реакции. Если ассоциативная переработка качеств архитектурной среды приводит к образу, внутреннее отношение к которому благоприятно, —возникает и положительное чувство.

Образ—это идеальное отражение объекта, отражение, характеризующееся определенной целостностью, структурностью. Характерный пример—восприятие цветовой гаммы интерьера. На психофизиологическом уровне воздействует «энергия» цвета или, если цветов много,—энергия основного, доминантного цвета. Организм реагирует на такое воздействие однозначно (зеленый цвет успокаивает, красный раздражает и т. д.). На психологическом уровне отдельные качества цветовой гаммы интегрируются в сложный цветовой образ, эмоциональная оценка которого зависит уже не столько от физических параметров доминантного цвета, сколько от художественного критерия субъекта и его психологической установки. Важными факторами в сложении той или иной оценки являются сочетания, воспринимаемые в контексте целостного архитектурного решения.

Кроме непосредственно чувственного (перцептивного) отражения архитектурной среды человеком существует уровень, который условно может быть назван научно-логическим. Это—осознание качеств архитектуры, понимание природы и сущности архитектурного решения. К характеристикам предыдущих уровней прибавляются качественно новые, присущие только данному уровню: архитектурный стиль, архитектура, как идеология, как форма общественного сознания. Эти характеристики архитектурной среды не могут быть восприняты подсознательно, для их понимания необходимо включение знаний субъекта—истории архитектуры, принципов архитектурного формообразования и т. п.

Можно говорить об общежитейском, профессиональном и научном осознании качеств архитектуры.

Удобство и целесообразность архитектурных решений может осознать каждый. Практика жизнедеятельности в архитектурной среде на протяжении многих веков выработала значительный арсенал логических критериев, по которым потребитель сознательно оценивает качества этой среды. Человек научился пользоваться архитектурными сооружениями, более того, многие представления об архитектуре с самого детства закладываются в сознание человека. Однако не каждый может осознать причины тех или иных недостатков сооружения или, напротив, прогрессивные стороны планировочного решения, конструкции, оценить, характеризуется ли данное архитектурное произведение единством стиля, гармоничностью и т. п. Такое понимание архитектуры требует профессиональных знаний.

Значительно сложнее дело обстоит с такими характеристиками архитектуры, которые специфичны только для научно-логического уровня восприятия. Например, выражение архитектурой мировоззрения общества, идейное содержание произведений зодчества, содержание, раскрытое в формах архитектуры, отражающие существенные формы общественной жизни, несущее в себе идеи, характерные для господствующих или восходящих классов, а подчас и общенародные. С этим связаны две функции архитектурного решения на научно-логическом уровне восприятия — познание действительности и воспитание определенных взглядов средствами архитектуры.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных