Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






1 страница. http://ficbook.net/readfic/501268




Я слышал тебя по радио

http://ficbook.net/readfic/501268

Автор: morethanslightlyashamed.tumblr.com
Переводчик: rightnexttoyou (http://ficbook.net/authors/rightnexttoyou)
Оригинальный текст: ссылка не указана
Беты (редакторы): .Midnight.
Фэндом: One Direction
Персонажи: Лиам/Зейн, Луи/Гарри, Найл/еда
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Юмор, Повседневность, AU, Учебные заведения

Размер: Макси, 186 страниц
Кол-во частей: 17
Статус: закончен

Описание:
Лиам не думал делать из этого нечто важное, популярное, о чем говорит вся школа. Подкасты начинались, как способ выплеснуть накопленный негатив и хотя бы раз побыть собой. И разве есть более подходящее место для обнажения своей души, чем вуаль анонимности под названием "интернет"? Также это помогает, когда тебя необъяснимо влечет к новенькому в школе, на которого, кажется, каждый положил свой глаз.

Посвящение:
Лене, потому что она всегда рядом. и всем, кто следил за фиком, когда я первый раз его выкладывала :)))

Публикация на других ресурсах:
просто предупредите.

Примечания автора:
от переводчика: ну что, погнали заново?)))

Пролог

Это был Гарри, кто сказал ему сделать это, а точнее – пьяный Гарри.
- Расслабься, дружище, - пролепетал он в плечо Лиаму, сидя на заднем сидении такси, которое везло их обратно в покинутый дом Лиама. – Серьезно, тебе просто нужно сделать что-то со всем этим, что гложет тебя изнутри, - он ткнул тонким пальцем Лиаму в грудь, прямо в область сердца.
- Гарри, ты вдрызг пьяный. – Гарри только захихикал и завалился Лиаму на колени.
- Это может и так, но я хотя бы знаю, как пользоваться своими чувствами.
- Я знаю, как пользоваться своими чувствами! У меня есть чувство, что утром ты будешь жалеть обо всей этой ночи. Видишь, какие чувства, - Лиам улыбнулся своему пьяному другу.
Гарри привстал, его кудри в полном беспорядке и брови подняты в изумлении.
- Ты мать, Лиам. И мне позволено говорить это, так как я твой друг вот уже три года. Ты мать, которая хранит свои чувства под замком внутри себя, и если ты ничего с этим не сделаешь, то в один прекрасный день просто взорвешься.
- Не в прямом смысле, я надеюсь, - Лиам закатил глаза от пьяного совета Гарри, стараясь свести в шутку слова, которые на самом деле задели.
- Да, в прямом. Кровь и кишки повсюду. Господи, ты идиот. Ты это знаешь? – он наклонился к нему, широко раскрыв глаза. – Я велю тебе сделать что-нибудь, Лиам Пейн.
Лиам только засмеялся. Обычно пьяные вызовы Гарри в итоге оказывались предметом насмешек над трезвым Гарри, и Лиам надеялся, что всё, что он сейчас скажет, можно будет использовать против него на следующий день.
- И что конкретно ты велишь мне сделать?
- Я велю тебе найти какой-нибудь способ разрядки. Позвони на горячую линию для самоубийц, заведи чёртов блог, я не знаю. Просто сделай что-нибудь, - он облокотился на сидение из кожзама.
- Так и сделаю, Хаз. Так и сделаю.
Такси свернуло на подъездную дорогу, в доме Лиама темно и нет ни души. Лиам вытащил лучшего друга из машины, заплатил водителю и потянул Гарри в комнату для гостей, которая практически стала его.
- Увидимся утром, - Лиам выключил свет и аккуратно закрыл дверь, потащившись вверх по ступенькам в свою спальню на чердаке.
Слова Гарри эхом раздавались у него в голове снова и снова. «Если ты ничего с этим не сделаешь, то в один прекрасный день просто взорвешься». Лиам засмеялся, звук его голоса эхом отразился от пустых стен.
Дело в том, что Гарри был прав. Лиам не умел проявлять свои чувства, даже в самой малой степени. Конечно, он смеялся и шутил с остальными ребятами. Он огорчался, когда его мама звонила и говорила, что её не будет в городе неделю («это важная серия совещаний, я правда не могу их пропустить». «Хорошо, мам. Не беспокойся обо мне»). Он даже предавался жалости к себе, когда видел особенно милую парочку. У него были чувства; просто он их не показывал.
На самом деле он гордился тем, что был тихоней в компании. Найл, Луи и Гарри были теми активистами, которыми каждый хотел бы стать, так кому нужно его мнение, когда есть их? Лиам мог иногда повеселить их коротким анекдотом или остроумным замечанием, но в основном в его роли было убедиться, что они не убили друг друга и не заработали себе замечания. Никто никогда не спрашивал о его чувствах, поэтому Лиам никогда ими не делился.
Он добрался до входа в свою комнату и открыл дверь. Наконец-то одиночество. Как бы он не наслаждался компанией Гарри и остальных друзей, ничто не могло сравниться с качественно проведенным временем наедине с собой. Прежде, чем принять столь необходимый душ (он весь был пропитан пивом, потом и грязью), Лиам провел пальцами по трекпаду своего лаптопа. Он засветился, и парень стал просматривать свою музыку, чтобы послушать, пока будет принимать душ. Ему нравилось быть одному, но он ненавидел тишину.
Эта мысль пришла к нему сразу после старой доброй мастурбации в душе, что он бы мог использовать интернет в качестве разрядки, как посоветовал Гарри. Блог – это слишком, но когда Лиам подумал о других возможных интернет отдушинах, мысль о подкасте (или скорее мысль об использовании голоса, которым он редко пользовался вне круга своих друзей) показалась ему привлекательной.
Час спустя Лиам уже сидел на сайте, рассказывающем ему, как создать свой собственный подкаст.
Два часа спустя Лиам уже установил свой сайт, надел наушники и вставил микрофон, чтобы начать запись.
К моменту, когда солнце начинало подниматься из-за деревьев во дворе Лиама, он наконец-то закончил и был относительно доволен проделанной работой. Вышло полтора часа настоящего Лиама. Ну, версия Лиама с довольно плохим американским акцентом. Он вскользь говорил о своих жизненных проблемах, он проиграл некоторые из своих любимых песен и обсудил возможное значение текстов, и он даже выпалил несколько школьных сплетен, которые с нетерпением хотел кому-то рассказать. Получилась конкретная путаница, но он был горд. Конечно, не было шансов, что кто-то это будет слушать или оставит комментарий, но он выпустил это наружу.

***

Дело в том, что кто-то услышал это. И этот кто-то передал кому-то другому, который передал другому и другому и другому, пока Лиам каким-то образом не обнаружил своё ночное творение темой разговора между двумя девятиклассницами в школьном коридоре.
-Я так и знала, что именно поэтому Мисс МакБейн и уволили, я так и знала.
-Да ладно, ты не знала. Я думала, она тебе нравится?
-Она мне нравилась, только когда ставила мне хорошие оценки, - захихикала девочка.
-Точно-точно, - её подруга присоединилась к гоготу. – А ты слышала последнюю песню, которую он включил, что-то о Фердинанде? Я не знаю, но эта мелодия не выходит у меня из головы.
Лиам вылетел из помещения, как только прозвенел звонок, и направился в компьютерный класс. Он поздоровался с лаборантом и рванул к свободному компьютеру в дальнем углу комнаты. Пожалуйста, скажите мне, что это неправда. Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста. Лиам закусил губу, включив компьютер и нетерпеливо ожидая, когда откроется браузер. Когда он открылся, юноша дрожащими руками ввел адрес своего сайта.Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста. Сайт загрузился и перед ним появился заголовок, который он так умно придумал в 5:30 утра. Истории Тэлберта. Единственным постом был его подкаст, и количество прослушиваний показывало число больше, чем Лиам мог себе представить. 328. Он охнул и нажал на сам пост, который перенес его на страницу с комментариями. Их было 15. О, черт.
Он откинулся на спинку стула, уставившись в экран. Ну…по крайней мере, Гарри будет доволен. С этой мыслью Лиам полез в свой рюкзак и достал телефон, игнорируя пристальный взгляд лаборанта. Он быстро набрал сообщение и стал дожидаться ответа.
(10:54)
Хаз, кажется, я сделал кое-что, о чем пожалею. Зайди в кабинет 2011

Гарри быстро ответил.
(10:55)
ты кого-то трахнул????
(10:55)
буду там через сек

Лиам закатил глаза и засунул телефон в карман, возвращая всё своё внимание к экрану. Это на самом деле случилось. Обновление страницы, кажется, только усиливало его чувство стыда, так как с каждым разом число прослушиваний увеличивалось.
-Так кто она? – Лиам взглянул на Гарри, стоящего над ним, на лице которого играла порочная ухмылка.
-Тебе лучше присесть.
-Что это? – он кивнул на экран, читая название страницы. – Ой, кто-то сегодня говорил об этом на английском, - он схватил стул рядом с Лиамом и присел. – На самом деле, это весьма достойно, выбор музыки реально в тему.
-Об этом…об этом я и хотел поговорить с тобой.
-Почему ты шепчешь? – не понимая, спросил Гарри.
-Ну, я…ээ.
Гарри охнул, и его глаза засветились.
-Это ты?
Хоть раз Лиам был рад, что его друг на самом деле умнее, чем он думал.
Гарри хлопнул его по плечу и слегка приобнял.
-Тебе это на пользу, друг! Кажется, ты наконец-то набрался смелости! Долго же у тебя это времени заняло.
-Заткнись! – они засмеялись и Лиам закрыл сайт и выключил компьютер.
-Так что, собираешься кому-нибудь рассказать?
-Конечно, нет! Ты издеваешься надо мной? С чего вдруг я буду кому-то рассказывать?
-Не знаю, может тебе нравится внимание, - Гарри пожал плечами, они вышли из класса в коридор.
-Гарри, когда мне нравилось внимание?
-Так ты не собираешься продолжать это?
-Конечно, нет, - мигом ответил Лиам. Это был дурацкий вопрос. Он создал это, чтобы выговориться, а не для того, чтобы люди в самом деле слушали.
-Я думаю, ты должен.
Лиам повернулся к своему кудрявому другу:
-Зачем?
Гарри снова пожал плечами.
-Я думаю, это может принести тебе пользу. Помни, - он направился в сторону бокового коридора, где его ждал Найл, чтобы вместе пойти на урок биологии, - Ты можешь взорваться, если будешь держать всё в себе.
Лиам помахал паре и продолжил свой собственный путь на урок физики. Поздоровавшись с учителем, он уселся за свою парту в конце класса и задумался. Стоит ли правда продолжать это? Судя по всему, людям понравилось. По словам Гарри, люди обсуждают это, и все комментарии, которые он прочитал, кажутся положительными. Лиам достал свой блокнот и снял колпачок с любимой ручки. Как только страница была исписана бессмысленными каракулями и строчками из песен, он принял своё решение.
-Ты не должен никому говорить, - выпалил он Гарри, когда они снова встретились в конце дня.
Глаза того загорелись.
-Ты собираешься продолжить это?
Лиам покивал головой и бросил рюкзак на пассажирское сидение своей машины.
-Да, но я хочу, чтобы это было анонимно, чтобы не было проблем или чего такого. Ты сможешь сохранить это в секрете? – Гарри захлопал в ладоши, кажется, он подхватил эту черту от Луи.
-Ты можешь доверять мне, Лиам. Ни одна душа не узнает.

Глава 1

Лиам проснулся от того, что на него приземлилось сочетание тонких рук, худых ног, невероятно длинного торса и головы с копной кудрявых каштановых волос. Хотя нет, прыгнуло. Прыгнуло на него – это более подходящий способ описать очень грубый метод, который выбрал лучший друг Лиама, чтобы разбудить его в воскресенье перед началом их выпускного года в школе.
-Лиам! Время просыпаться! Вставай, вставай, вставай!
Лиам перекатился, зарываясь глубже в подушку.
-Гарри, - его голос приглушенный, - отвали от меня.
-Но, Лиам, мы не можем потратить сегодняшний день впустую! Это последний день нашей свободы, тебе нужно встать, - Гарри потянул Лиама за руку, свисающую с кровати. Раздраженно тот отдернул ее от Гарри и засунул обратно под одеяло.
В дверь раздался стук и Лиам застонал.
-Он уже встал? – Найл просунул свою блондинистую голову в комнату.
-Хаз, я думал, мы попросили тебя разбудить его! – появилась голова Луи над Найлом.
-Я пытаюсь, Лу! Он даже не пошевельнулся, - вздохнул Гарри и приземлился на край кровати. – Попробуйте вы, ребята.
-Ладно. Найлер, ты берешь его за ноги. Гарри, ты – руки. А я возьму…
-Я встал, я встал! – Лиам убрал подушку от лица и повернулся, чтобы сесть и посмотреть на своих трех самых близких друзей. – Как давно я говорил вам, что ненавижу вас?
-Прошло уже около двух месяцев, но приятно слышать, что твои чувства всё те же, - Луи издал смешок и потрепал Лиама за щеку. – Тебе срочно нужно побриться, приятель.
-И принять душ, - добавил Гарри, - от тебя ужасно пахнет.
-Спасибо, - он поднес руку ко рту, зевая. – Так после того, как я приму душ, каковы наши великие планы? – он выжидающе взглянул на Найла.
Найл пожал плечами и посмотрел на Гарри, который пожал плечами и повернулся к Луи.
-Ну не смотрите на меня! – воскликнул Луи, вскидывая руки.
-Это была твоя идея чем-нибудь заняться сегодня, - заметил Найл.
-Я думал, ты голоден и не проживешь ни минуты больше, если вскоре что-нибудь не съешь, - огрызнулся Луи.
Найл улыбнулся, вспомнив об этом, колкость Луи его ни капли не задела.
-О да! Эй, Лиам, у тебя есть еда?
Лиам вылез из-под одеяла и свесил ноги с края кровати.
-Ты знаешь, куда идти. Мамы нет дома, так что вперед.
-У вас остался тот чай, который она привезла из Греции?
Лиам пожал плечами.
-Не знаю. Но можешь сделать и мне чашку чего-нибудь, что сделаешь себе?
-И мне.
-Мне тоже, Найлер.
-Четыре чашки чего-нибудь, будет сделано, - Найл направился к двери, но голос Лиама его остановил.
-И держи себя в руках там на кухне, мне еще нужно будет что-то вечером поесть. – Смех Найла эхом раздался в коридоре, еще долго звеня после его ухода. Лиам покачал головой и улыбнулся оставшимся двум. Они все знали, что там вряд ли что-то останется после Найла.
-Так мы остановимся где-то, чтобы перекусить, да?
Гарри ответил:
-А разве не так всегда происходит?
Лиам согласно покивал головой. Его суставы, кажется, захрустели, когда он встал с кровати и потянулся. Возможно, он не слишком старательно занимался спортом этим летом, как должен был. Черт, да он ничем не занимался этим летом. Пока его друзья путешествовали по миру, он целыми днями сидел дома в четырех стенах, давящих на него. Зависть душила его, когда он только узнал, что все его друзья разъезжаются по домам, в то время как он остается в Америке, но Лиам привык завидовать и быть брошенным. Он всегда оставался позади, просто так получалось. Лиам с трудом вспомнил последний раз, когда он действительно выезжал из страны (два года назад, его мама взяла его с собой в Лондон и оставила одного на пол недели), с таким же трудом он вспомнил последний раз, когда выходил из дома (четыре дня назад, ему нужно было молоко и пополнить запасы замороженной пиццы). Это было типичное лето, если честно.
Луи завалился на кровать Лиама, заняв освобожденное им место, кладя себе на колени ноги Гарри.
-Как ты себя чувствуешь, Ли?
-Устал, - ответил Лиам коротко. Остальные засмеялись, Гарри упал Луи на плечо.
-Сейчас только половина девятого! – продолжал ржать Гарри.
-Завтра будет жесть, не так ли? – Луи приобнял Гарри за шею и стал играть с его кудряшками. – Для нас это будет легче, наши режимы совершенно исковерканы
-Как в Донкастере, кстати? Дома всё хорошо? – Лиам высунул голову из ванной комнаты, чтобы задать вопрос.
Луи широко улыбнулся и его глаза загорелись; тема семьи всегда была для него слабым местом.
-Они все такие милые. Девочки так выросли, трудно было поверить, что с последнего раза, когда я их видел, прошло всего несколько месяцев.
-Время летит, когда ты находишься на другой стороне земного шара, - задумчиво выпалил Гарри своим низким голосом.
-Это точно, Хазза.
Лиам отключился от их разговора, пока принимал душ. Он знал, что скорее всего они делятся друг с другом новостями о своих личных жизнях и рассказывают о невероятных приключениях, которые пережили. Лиам с нетерпением ждал дня, когда он сам станет частью невероятных приключений и у него появятся истории, чтобы поделиться. Его тело наконец-то чистое, он выключил воду и снял с вешалки изношенное полотенце, которое обмотал вокруг талии. Когда он вернулся в свою комнату, Гарри сидел за его рабочим столом, ковыряясь в компьютере Лиама. Луи не было видно.
-Куда уже Томмо убежал? – спросил Лиам, заглядывая в свой шкаф. Он стал перебирать свои рубашки, не находя такой, что удовлетворяла бы его.
-Он подумал, что должен помочь Найлу, - Гарри не отрывал взгляд от экрана.
-Наверное, это хорошая мысль, - Лиам выбрал клетчатую рубашку и кинул её на кровать (она приземлилась на пол). Он подошел к комоду и достал пару чистых боксеров и нашел относительно чистые джинсы.
-Так ты наконец-то собираешься предпринимать какие-то действия по отношению к нему, раз уж это выпускной класс и всё такое?
Гарри, кажется, не возмутил прямой вопрос Лиама, однако он парировал:
-Так ты наконец-то собираешься заниматься своими собственными делами, раз уж это выпускной класс и всё такое?
-Не, ты знаешь, я не могу, приятель, - Лиам сбросил полотенце на пол и начал одеваться. – Это моя работа в качестве твоего лучшего друга.
-Теоретически, вы все мои лучшие друзья.
-Но раз я познакомился с тобой первым, у меня есть привилегия, верно?
-Я не думаю, что знакомство с тобой на первом уроке, а с остальными на третьем, предполагает, что мы познакомились раньше.
-Гарри, оставь мне хотя бы это, пожалуйста? – Гарри повернулся на кресле, руки скрещены на груди. Его рот сжат в тонкую линию, глаза круглые и безразличные. Лиам выпятил нижнюю губу и всеми силами попытался изобразить щенка. Гарри и бровью не повел.
-Если что, Луи – мой лучший друг, - наконец-то произнес Гарри возмущенным тоном.
Лиам поднял брови в замешательстве.
-Нет, Луи – твой лучший друг, которого ты отчаянно хочешь трахнуть. Я твой лучший друг, который надерет ему зад, когда он разобьет тебе сердце, - он поправил рубашку и взглянул на своё отражение в зеркале. На голове бардак, и скорее всего Луи не оставит это незамеченным, но он действительно не хочет заморачиваться, чтобы как-то исправить ситуацию. – Ну я прав? – Гарри проигнорировал его, сердито нахмурив лоб. – Ой ну ладно, Гарри. Ты запал на бедного парня еще в девятом классе.
-Я не понимаю, о чем ты говоришь, - Гарри опустил голову в смущении, - и говори, блин, тише.
-И по какой-то причине ты считаешь, что это у меня проблемы с принятием своих чувств, - Лиам иногда не мог поверить в крайнее лицемерие своих друзей. – Слушай, ты знаешь, что я рядом, если ты хочешь поговорить, и я серьезно. Даже если это означает поздние ночи рыданий с банкой мороженого о том, как мило Луи выглядел в своем полосатом джемпере в сочетании с подтяжками, я правда не возражаю.
Гарри убрал с глаз кудри и широко улыбнулся.
-Спасибо, мамочка.
Лиам прижал голову Гарри к своей груди.
-Всегда пожалуйста, дорогой. А теперь пошли, посмотрим, какой кошмар удалось устроить парням внизу.

***

Мальчики решили, что лучший способ провести их последний день свободы – это поехать в город. Найл захотел остановиться возле музыкального магазина, в то время как Луи нужно было приобрести несколько книг, и, конечно же, Гарри поддержит всё, что захочет Луи, и, как обычно, Лиам был там лишь ради поездки. У них у всех была своя ниша, а Лиам был где-то между; он был клеем, который держал их вместе.
Они все направились по своим дорогам, как только вышли из поезда, договорившись встретиться в их (точнее Найла) любимой местной закусочной чуть позже полудня. Найл спустился в метро, а Гарри, проигнорировав хитрую улыбку Лиама, помахал ему рукой, и они с Луи устремились в привычный книжный магазин в соседнем районе. Хорошо же мы проводим последний день вместе, пробормотал Лиам себе под нос.
Он взглянул на часы. Ему нужно как-то убить два часа в одиночку. Около четверти этого времени он бесцельно слонялся в толпе, следуя за потоком, который толкал его от одной улицы к другой. Он не замечал город; все его мысли были сосредоточены на том, что он скажет в подкасте вечером. Что ему действительно нужно было сказать? Неожиданно он обнаружил себя у входа в музей изобразительного искусства. Он еще раз проверил время и подумал«а почему бы и нет, мне нужно немного вдохновения» и ввалился в здание.
Его встретили поток прохладного воздуха и непоколебимое чувство высококлассной культуры. Отсутствие связи и принадлежности были ошеломляющими (в общем, Лиам презирал музеи. Они были холодными и неестественными, им не хватало страсти), но он отбросил эту мысль в сторону и зашел в первую комнату. Она была пуста, не считая пары, предположительно, хипстеров. Лиам закатил глаза от их вида и попытался сосредоточиться на скульптурах и картинах, наполняющих комнату. Он направился к определенной неоновой картине, узоры краски на которой уже причиняли ему головную боль, но остановился, как только понял, что один из хипстеров движется к тому месту, которое собирался занять он. Лиам неловко отступил назад, чтобы избежать малейшего столкновения, и повернулся на пятках, практически столкнувшись с другим посетителем.
-Ой, простите! – Лиам и парень, в которого он врезался, оба сделали шаг назад, чтобы не упасть. Но голос Лиама стих, как только он осмотрел юношу перед собой. Он был высоким, загорелым, и черт возьми, он сексуальный. Я не должен думать, что он сексуальный, но черт. Он сексуальный. Его скулы выглядят так, как будто ими можно резать стекло, и его глаза, они вообще нереальны. Лиам опустил голову и отступил в сторону от привлекательного парня, в ускоренном темпе смываясь в другую сторону помещения. Я такой идиот. Я чертов идиот. Стоя в углу и изображая невероятный интерес к скульптуре, сделанной, как будто из вязальных спиц, Лиам попытался взять себя в руки. Попытался и провалился.
Парень подошел к одной из хипстеров и прошептал что-то ей на ухо. Она засмеялась, и Лиам покраснел от ревности? Какого черта я ревную? Он повернулся к скульптуре из спиц, чтобы рассмотреть её с новой стороны. Прежде всего, мне должно быть стыдно. Боже, именно поэтому я не выхожу в люди. Понимая, что новая точка зрения совсем не изменила скульптуру, Лиам обнаружил, что снова смотрит на юношу в темных джинсах и обтягивающей белой футболке. Кажется, он был обут в модельные туфли, но они были стерты, показывая признак частой носки. Этот парень выглядит так, как будто сошел с чертовой обложки GQ. Лиам мысленно обматерил себя за то, что слишком много пялится, и попытался не думать о татуировках на руке парня и о том, каково это провести по ним своими неуклюжими пальцами. Соберись, Пейн. Безумный гей – это не тот образ, в котором ты должен начать выпускной класс.
Лиам наконец-то был способен свободно дышать, как только парень с татуировками и его друзья покинули комнату, и, дав им минуту, Лиам тоже вышел из помещения и побрел на другую выставку…где мальчик со своей компанией стояли перед основным портретом, обсуждая его. Ну, бля.
Он не собирался следовать за смуглым парнем, честно. Просто, кажется, он смотрел все выставки, которые были интересны Лиаму. Он не мог ничего поделать с тем, что у юноши с соблазнительной прической и его друзей был хороший вкус. Большую часть времени казалось, что Лиам – какой-то преследователь, но в свою защиту он может сказать, что были некоторые комнаты, в которые он зашел первым, а мальчик следом за ним. Мальчик – не совсем верное слово. Он – мужчина, подумал Лиам, проходя мимо упомянутого мужчины к выходу. Он больший мужчина, чем я когда-либо буду.
Лиам наконец-то избежал парня в комнате в конце здания, где единственными обитателями были всего четыре картины. С облегчением выдохнув при виде пустого помещения, он прошел к скамье, стоящей на середине, чтобы изучить полотна. Это были подделки серии картин Томаса Коула «Путешествие жизни», и как бы Лиам не недолюбливал копии оригинальных вещей, он должен признать, что был впечатлен. У них был свой собственный стиль, но художнику удалось понять, что Томас пытался сказать каждой из них. От внезапного прилива вдохновения он сел на скамью, достал свой красный блокнот с ручкой, которые всегда носил с собой, и принялся за писанину.
То, что начиналось как тирада о недолговечности жизни и о тропе, которую каждый должен пройти, и о препятствиях, которые встретятся по дороге, перешло в долгую болтовню о внутренних спорах насчет ориентации, ориентации Лиама, если быть точнее. Лиам редко думал на эту тему. Он был практически уверен, что может свернуть с пути, если ему встретится подходящий парень, но сомнение и неуверенность как будто пронизывали каждую его мысль. Чертовы татуировки.
Закончив четвертую страницу, Лиам отложил ручку и вздохнул. Он только едва затронул тему; оставалось еще столько всего сказать, но некому было выслушать. Рядом никогда не было никого, чтобы выслушать.
-Кхм. – У Лиама в животе появилось неприятное ощущение. Почему меня не могут хотя бы на минуту оставить в покое? Он повернулся, чтобы обнаружить прямо перед собой того самого человека, из-за которого провел несколько страниц, выясняя свою ориентацию. – Просто подумал, что надо представиться, раз уж мы так часто сегодня друг друга видели. – Черт возьми, его голос, - это всё, что удалось подумать Лиаму, но его рот уже начал двигаться независимо от него.
-Я не слежу за тобой, клянусь, - и даже прежде чем Лиам успел покраснеть, второй начал смеяться.
-Я не сказал, что ты следишь, приятель, - он приземлился на скамью, и Лиам отодвинулся в бок, освобождая ему больше места. – Меня зовут Зейн.
Зейн протянул руку, и Лиам взял её в свою. Его мысли мелькали со скоростью миллион миль в секунду, но, по-видимому, единственное, что он смог выдавить, это «ты не американец».
Смех Зейна наполнил малюсенькую комнату, и он покачал головой.
-Не, я из Брэдфорда. И судя по всему, ты тоже не отсюда, - он замолчал в ожидании, что Лиам тоже представится.
-Ах да, точно. Лиам. Лиам из Вульверхэмптона.
-Ну, Лиам из Вульверхэмптона, приятно познакомиться.
Эта улыбка будет преследовать меня неделями, а мне ведь даже не должны нравиться парни.
-Взаимно, - Лиам улыбнулся, молясь, что его улыбка не получится какой-нибудь придурковатой. Зейн заерзал на своем месте. – Так, эм, - Лиам исследовал свой мозг в поисках темы для разговора, - тебе нравится это?
Зейн вопросительно поднял бровь.
-Это? – он явно не понимал, о чем речь. Лиам кивнул в сторону четырех картин перед ними в качестве разъяснения. – О, - Зейн немного посмотрел на картины, изучая их. – На самом деле, да. Вообще, я больше поклонник современного искусства, но ценю классику, особенно когда она по-новому сделана.
Лиам улыбнулся.
-Наверное, это мои самые любимые картины. Оригиналы, в смысле. Но эти тоже хороши.
-Самые? – Зейн прозвучал удивленным.
-Самые, - Лиам кивнул головой в знак согласия и попытался не сосредотачиваться на том, как рука Зейна близка к его собственной, и вау, может быть, я гей, раз уж я так возбужден от того, что рядом сидит какой-то случайный незнакомец с татуировками.
Пока Зейн задумался, на Лиама накатила паника, опережающая его «может гей-может нет» дилемму. Черт, зачем я это сказал? Я не должен был этого говорить, теперь он будет осуждать мой вкус, а я ведь даже не совсем люблю искусство . Господи, именно поэтому я не разговариваю ни…
-Я понимаю почему.
-Да? – ошарашено спросил Лиам. Зейн ответил ему игривым толчком в плечо. Они знают друг друга всего больше часа (и только последние пять минут может засчитать как «знают»), а Зейн уже ведет себя так, будто они близкие друзья. Но опять же, наверное, Лиам просто забыл, какими открытыми и приветливыми могут быть британцы.
-Да. Это очень впечатляющие произведения искусства. Мне особенно нравится, как на третьей парень ощущает себя совсем одним среди суматохи и хаоса, но на самом деле он не один. Он никогда не был один, он просто предпочитает игнорировать то, что находится у него под носом.
-Глубокомысленный комментарий. Должен признать, я впечатлен, - и это правда. Лиам был впечатлен, даже больше, чем впечатлен. Конечно же, он должен был выбрать мою любимую, конечно, блин.
-Что я могу сказать, уроки истории изобразительного искусства дают о себе знать.
«Her mind’s made up, she don’t wanna go steady. She’s only seventeen so she’s probably not ready». Сердце Лиама чуть не выпрыгнуло из груди. «A-M-A-N-D-A norgaard». Лиам судорожно искал телефон, пока Зейн, опустив голову, смеялся.
-Алло? – Лиам попытался сказать ровным голосом, чувствуя невероятный стыд и отчаянно стараясь игнорировать ухмылку Зейна.
-Лиам! Где ты? Мы ожидали тебя увидеть здесь ко времени, когда сюда доберемся! – Найл практически орал в трубку, объясняя Лиаму, что ресторан забит и ему пришлось выйти наружу, чтобы позвонить.
-Черт, я сейчас буду. Можете заказать мне то же, что и всегда?
-Конечно, друг. Но бедный Хаз подумал, что ты умер, даже Луи не смог его успокоить. Он всё звал свою мамочку.
Лиам закатил глаза, представляя, как Гарри строит из себя жертву, только чтобы Луи его утешил.
-Скажи ему, что мамочка будет там через 10 минут и чтобы он перестал пускать сопли Луи в плечо.
-Отлично, Ли. До встречи.
-Да, пока, Найл, - Лиам сбросил вызов и засунул телефон обратно в карман. Зейн смотрел на него с нежностью. С нежностью?
-Ну что ж, наверное, скоро увидимся, - Зейн казался полным надежды, и Лиам послал ему улыбку в качестве подтверждения, хотя он был не уверен, что сможет выдержать еще одну встречу с Зейном.
-Ага. Я дам тебе знать, если решу пойти на еще какую-нибудь выставку модернистского искусства, - и на этом Лиам встал и покинул комнату, уже матеря себя за свои последние слова. Факт, что он больше никогда не увидит Зейна, успокаивал, и к моменту, когда Лиам пришел в ресторан, где уже стыло его блюдо прямо перед Найлом, парень с татуировками был уже очень далеко от мыслей Лиама.







Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2020 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных