Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






7 страница. (от Зейн Малик 3:26) Я знаю ты лиам ты не мудак




***

(от Зейн Малик 3:26)
Я знаю ты лиам ты не мудак. Ты не такой
(от Зейн Малик 3:29)
ты лучше чем ты думаешь ххххххххххх
(от Зейн Малик 3:30)
и брось даниэль
(от Зейн Малик 3:31)
она нравится тебе меньше чем ты ей
(от Зейн Малик 3:33)
избавь ее от боли ххх

***

Разоблачение Секретного Санты в этот раз было не таким важным делом, как обычно. Это была встреча второпях: Зейну надо было закончить какой-то проект, у Гарри были планы с Джеммой, Луи надо было заучить какой-то монолог, а Найл просто был занят. Они все встретились «У Майка» после школы в последнюю пятницу перед зимними каникулами и обменялись подарками.
У Гарри был Зейн.
У Луи был Гарри.
У Лиама был Найл.
У Найла был Луи.
И у Зейна был Лиам.
Лиам пролистал книгу, которую Зейн вручил ему в качестве последнего подарка: собрание коротких рассказов Достоевского. Внутри был вклеен стикер, в котором говорилось, что как только он прочитает её, может быть, они наконец-то смогут провести ту самую долгую беседу. Лиаму было слишком стыдно, чтобы поднять взгляд и сказать Зейну спасибо. (Это ложь. Он собрался духом и неуклюже похлопал его по плечу в виде благодарности.)
Зейн ушел практически сразу после этого, держа подмышкой раскраски, подаренные Гарри. Потом Найл. Потом Луи. И после за столом остались только Гарри и Лиам.
- Ты ведешь себя, как мудак, ты знаешь это?
Лиам даже не поднял взгляд, отвечая:
- Я не хотел. Я правда не хотел.
- Тогда открой свои глаза и, блять, увидеть то, что перед тобой, - Гарри поднял книгу и помахал ей у Лиама перед лицом. – Он просто пытается быть твоим другом, а ты подрезаешь его на каждом повороте.
Лиам запихнул в рот охапку фри. Неужели это правда лучший путь? Или я просто все испортил вместо того, чтобы упростить всё для себя? Я такой эгоистичный ублюдок.


(от лица Зейна)

- Разве это не сумасшествие, как быстро пролетел декабрь? – Луи передал Зейну раскуренный косяк.
- И не говори.
- Такое ощущение, будто только вчера мы нагишом плавали в бассейне Найла после Дня Благодарения.
- За исключением, что на самом деле догола разделись только ты и Гарри, - Зейн должен был это уточнить.
Луи лишь пожал плечами и выхватил косяк из рук Зейна обратно, даже прежде чем тот успел затянуться.
- Какая разница. Месяц прошел слишком быстро, - он сделал глубокий вдох и затем выдохнул, дым кольцами завивался перед его лицом. – Хотел бы я знать какие-нибудь крутые уловки. Как Гэндальф.
- Ага, это бы точно заставило Гарри поцеловать тебя.
- Мы можем… не говорить о нем сейчас?
Зейн лег, опираясь на локти. Крыша была его любимым местом в новом доме; он мог вылезти прямо из окна и оказаться на вершине мира, в прямом смысле. Пролететь два этажа вниз было бы не так уж больно, но все же от взгляда вниз, у него бежали мурашки. Шифер неприятно давил на кожу, и он жалел, что не захватил куртку, вылезая следом за Луи из окна.
- Почему нет? Думал, это твоя любимая тема.
- Это так. Но… боже, я не знаю, - Луи был драматичен во всем, что он делал. Он размахивал руками во все стороны. Он постоянно был размытым изображением. В то время как Зейн знал расположение других, их линии непрерывные и предугадываемые, Луи был абстрактной картиной. Он был везде и повсюду одновременно. Зейну нравилась эта черта в его близком друге, но также он ее ненавидел. Иногда ему лишь хотелось прямого ответа от Луи, просто либо да, либо нет.
- У тебя есть день, чтобы разобраться со своими чувствами, приятель. Вы же уезжаете с ним в понедельник на каникулы?
- Да, и мне кажется, мне станет дурно.
- А это еще почему? – Зейн забрал косяк обратно.
- Потому что… потому что, кажется, я его люблю?
Зейн медленно выдохнул дым, прежде чем ответить.
- Ты любишь его? - Это важная новость.
- Я так думаю. В смысле, может это марихуана говорит во мне, но просто… просто мои чувства к нему такие сильные. И я лишь хочу, чтобы это было взаимно.
Зейн глубоко затянулся, позволяя дыму заполнить его легкие. К черту Лиама. Ему плевать на то, что я думаю, поэтому я перестану думать о нем. Ну ладно, я не могу перестать думать о нем… но без разницы. Я должен это сделать.
- Ты ему нравишься.
- Мм? – кажется, Луи задремал, пока Зейн думал над ответом. – Что ты сказал? – он приподнялся на локте и уставился на Зейна широко открытыми глазами.
- Гарри. Ты ему нравишься. – Прости, Лиам.
- Ха. Если бы.
- Луи, я серьезно.
- Я тоже серьезно. Если бы я ему нравился. Ты можешь представить, насколько прекрасно всё было бы, если бы я тоже ему нравился?
- Но ты нравишься.
- Нет, не нравлюсь. Я бы знал.
- Ты нравишься Гарри. Лиам сам мне это сказал.
Это остановило протесты Луи.
- Лиам сказал тебе?
- Да. Еще тогда…когда он со мной по-настоящему разговаривал.
- Лиам сказал тебе, что я нравлюсь Гарри.
- Где-то так же сильно, как он тебе.
- Поклянись своей жизнью.
- Я клянусь, - Зейн поднял правую руку, словно давал клятву. Когда Луи начал хихикать, Зейн, на самом деле, этого не ожидал. Не просто хихикать, гоготать. Его смех раздавался таким громким эхом, что Зейн боялся, его могут услышать соседи.
- Я нравлюсь Гарри? – наконец, удалось выдавить Луи.
- Да, ты нравишься Гарри.
Луи закрыл рот руками.
- Я нравлюсь Гарри. О боже мой, я нравлюсь Гарри.
Зейн улыбался, наблюдая счастливую истерику Луи. Это должно было произойти еще сто лет назад. Но нет, я должен был слушать, что Лиам говорит. Боже, этот идеальный ублюдок. Я сделаю всё, что он скажет. Мне нужно научиться отстаивать своё мнение. Мне нужно научиться не влюбляться в людей, которые меня подводят.
Луи не спрашивал, как долго Зейн в курсе этого, и у него в самом деле не было желания говорить, что он хранил тайну практически месяц. Это спровоцирует слишком много ненужных проблем. У нас и так сейчас достаточно дерьма, с которым нужно разобраться.
- Это меняет всё, - Луи напоминал малолетнюю девчонку, все еще крепко сжимая руки в замок. – Абсолютно всё.
- Рад, что я смог помочь, - и это не было ложью. Зейн был доволен, что наконец-то смог привнести немного света в глаза Луи. Декабрь был трудным для них всех, с этими документами на поступление и прочим. Казалось, жизнь в общем сейчас шла неверным путем. Немного счастья, что он смог подарить, того стоило.
- Зейн, как я могу тебя отблагодарить? Я навсегда у тебя в долгу, - стиснул его в объятиях Луи. Он уткнулся носом Зейну в плечо. – Что тебе нужно? Просто положись на меня.
- Лиам.
Луи мигом задрал голову.
- Извини?
Черт черт черт черт черт.
- В смысле, я хочу знать, что происходит с Лиамом.
- Я думал, ты поговорил с ним об этом?
- Поговорил. В смысле, попытался. Я старался изо всех сил. Но…
- Но Лиам есть Лиам.
- Точно.
Луи хлопнул Зейна по спине.
- Слушай, тебе следует узнать некоторые вещи о Лиаме. Раз уж ты новенький.
- Я бы больше не называл себя новеньким.
- Цыц, моя очередь говорить. Вот. Тебе нужно узнать некоторые вещи о Лиаме. Во-первых, он держится особняком.
- Но он всегда с…
- Я сейчас говорю, - Луи положил указательный палец Зейну на губы, чтобы тот замолчал. – Мы трое, ну, а теперь четверо, включая тебя, его единственные друзья. Хотя нет, дай я перефразирую. У Лиама есть друзья. У него полно друзей, он просто этого не осознает. Мы единственные друзья, которых он принимает за друзей. Мы единственные, которых, по его мнению, он заслуживает. Видишь ли, у Лиама есть некоторые проблемы. Гарри знает больше меня, но, в общем, он часто закрывается в себе. Он ведет себя, как большой и сильный, когда он с чужими, но, по-видимому, ему очень трудно открываться перед другими людьми. Отсюда, он думает, что у него только четыре друга.
- Но я не думаю, что он считает меня другом, - и словно только сейчас Зейн наконец понимал ситуацию. Ему нравился Лиам больше, чем он когда-либо будет нравится Лиаму. Он душил его, отдавая слишком много себя второму парню. Это всё моя ошибка. Это всегда было моей ошибкой.
- Не говори так! Лиам любит тебя; просто по какой-то причине он ведет себя как козел. Знаешь, мы все удивились, как быстро он прикипел к тебе. Ты первый человек вне нашей компании, перед которым он открылся. Это что-то значит, Зейн, - Зейн не знал, что думать. Конечно, ребята постоянно повторяли ему это в течение последнего месяца, пытаясь уверить, что Лиам его не игнорирует. - Тебе просто надо дать ему время. Дай ему разобраться с тем, что он там переживает. Ты не можешь давить на него, дай ему привести всё в порядок самостоятельно, - убедил его Луи.
- Но я не могу просто забить на это, Лу, - Зейн мысленно вернулся к тому, что ведущий Историй Тэлберта ответил на его анонимный вопрос несколько недель назад. Что-то о том, как важно открыться кому-то. Он не думал, что на его вопрос ответят. Но это случилось, и как обычно, голос, звучащий из его наушников, смог успокоить его больше, чем было возможно. Ну что ж, терять нечего. - Могу я тебе кое-что сказать?
- Странный переход, но конечно. Выкладывай, - вот за что я люблю Луи, он плывет по течению.
Зейн сделал глубокий вдох прежде, чем с его губ сорвались слова:
- Думаю, мне кое-кто нравится.
- Ну? – кажется, Луи не понимал, куда клонит Зейн.
- И он… он не должен мне нравиться.
- Он?
- Он.

***

Ладно, ребят, это будет мой последний пост на некоторое время. Очевидно, что я ж, блять, не буду делать подкаст на Рождество, постойте… наверное, я не должен материться в одном предложении с религиозным праздником. Эмм… прости, Иисус. С днем рождения. Но как я и говорил, это последний раз, когда вы слышите меня, на ближайшее время. Надеюсь, вы не будете слишком скучать по моему голосу. Ой, кого я обманываю, на самом деле вам всем плевать на мой голос и что я говорю. Вы продолжаете слушать лишь для поддержания собственного имиджа и чтобы знать, когда ваш самый ненавистный учитель наконец-то будет уволен. Что, кстати, вполне может случиться. Я не называю имен, но кое-кто не получит рождественскую премию в этом году. Последняя песня, которую я включу, посвящается моему приятелю Запутавшемуся и Безнадежному. Я знаю, что не обсудил твой ответ в этот раз, но доверься мне. Я прочитаю его и отвечу на сайте. В общем-то, я понимаю, через что ты проходишь. Я уверен, что по правде он тебя не ненавидит; ты кажешься очень славным парнем. Но, как сказал твой друг, тебе надо дать этому парню время. Каждый переживает вещи по-разному. Ты не знаешь, через что он проходит. Просто подумай о том, что возможно в этом нет его вины. Ну что ж, кажется, я уже ответил в эфире. Меня просто невозможно остановить. Ладно. Но эта песня звучит для тебя, и для меня, потому что я совершенно в такой же ситуации сейчас. Это попурри «I Can’t Make You Love Me/Nick of Time» в исполнении одного из моих любимцев, Bon Iver. Надеюсь, вы насладитесь им так же, как и праздником, ребят. Проводите много времени с семьей, пойте рождественские песни, крутите дрейдл и зажигайте минору, если вдруг вы еврей. Выжмите как можно больше из зимних каникул. Я вернусь, чтобы помочь вам встретить приход Нового года. А сейчас, слушайте Bon Iver и рыдайте. Я вас всех люблю. И счастливого Рождества, или что вы там отмечаете.

Глава 8

Это была пятница, канун Нового года, и Лиам всеми силами старался не думать о Зейне; однако, занятие, которым он решил занять своё время, приносило больше вреда, чем пользы. Его пальцы пролистывали страницы книги, подаренной Зейном. Сердце замирало с каждым словом. Он был влюблен в рассказ.
Зачем прямо, сейчас, не сказать что есть на сердце, коли знаешь, что не на ветер свое слово скажешь? А то всякий так смотрит, как будто он суровее, чем он есть на самом деле, как будто все боятся оскорбить свои чувства, коли очень скоро выкажут их...
Он выделил абзац из «Белых ночей» и затем в отчаянии бросил книгу на пол. В сборнике коротких рассказов было слишком много строчек, которые вызывали у Лиама желание свернуться в клубок и рыдать, потому что он наконец-то нашел того, кто его понимает.
Зимние каникулы Лиама проходили неплохо. Они дали ему шанс по-настоящему побыть наедине с собой и подумать обо всем – и в основном это сводилось к татуированным рукам, черным волосам и глазам, которые, казалось, знают каждую мелочь о Лиаме. Дело в том, что небольшое увлечение Лиама Зейном не проходило, и весь план «заставить Зейна ненавидеть меня, и тогда мне будет легче не убиваться за ним» был ужасной ошибкой. Самый худший план, который когда-либо придумывал Лиам; даже катастрофические планы Гарри заканчивались успешнее. Лиам чувствовал себя опустошенным каждый раз, когда думал о том, насколько сильно он всё испоганил, потому что это правда. Он разрушил их дружбу с Зейном, и теперьнет никакой надежды. Зейн, скорее всего, теперь думает, что я какой-то урод. Я не хочу, что бы он думал, что я урод. Я просто хочу, что бы он понял… Но Зейн не сможет понять.
Из лаптопа, лежащего на подушке, зазвучало вступление «Lies» Marina and the Diamonds, и Лиам вслух заорал «нет!» своей пустой комнате. Он быстро перекатился по кровати и притянул лаптоп поближе, чтобы сменить песню. Сейчас мне это не нужно. Он около минуты листал список и выбрал «Freaks and Geeks» Childish Gambino. Ну вот, уже намного оптимистичней.
Он лег на спину и уставился в потолок. Зейн Зейн Зейн Зейн. Мне нужно найти способ извиниться. Должно быть что-то, что заставит его простить меня за то, что я такой конченый придурок. Я не могу… мысль о том, что он злится на меня, съедает меня заживо. Как я мог подумать, что его ненависть ко мне будет лучшим решением? Я что, герой чертовой мыльной оперы?
Подошло начало второго куплета, и Лиам был полон намерения пойти и что-то сделать. Он слишком долго сидел взаперти. Просто валяться на кровати всегда было приятно, но Лиам становился дёрганым от постоянного ничегонеделания. Он встал и поднял с пола беговую одежду и, напевая себе под нос, быстро переоделся. Бег поможет мне привести мысли в порядок. Да, бег сделает вещи лучше.

Пробежка Лиама привела его к дому Гарри, почти за пять миль от его жилища. С него тёк пот, он валился с ног, и при этом чувствовал себя на седьмом небе. Прошло уже много времени с последнего раза, когда он бегал, и он даже не может вспомнить почему. Было ощущение, что все его мышцы горят, и ему это нравилось.
Он подошел к входу и нажал на звонок, переминаясь с ноги на ногу в ожидании, когда кто-нибудь откроет. В голову внезапно стукнула мысль, что ему нечего сказать Гарри, он просто так очутился перед домом лучшего друга. Как только он собрался развернуться и уйти, дверь за его спиной открылась.
- Лиам? – он повернулся и увидел сестру Гарри.
- Джемма!
- Лиам, как ты? Заходи, - она отступила внутрь дома и распахнула дверь. Он прошел внутрь, улыбаясь.
- Я отлично, ты как?
- Да знаешь, вот навещаю семью. В понедельник возвращаюсь в университет, - Джемма захлопнула дверь за Лиамом и направилась в сторону кухни и гостиной.
- Всё хорошо?
- Если честно, всё круто, - ответила она, не поворачиваясь. – Думаю, я сделала правильный выбор, когда поступила дома в Британии. Но не говори это Гарри, а то подумает, что он может сделать так же.
- Не говорить мне что? – Гарри смотрел на них со второго этажа. Он практически свисал с перил, вид откуда выходил прямо на кухню. – Привет, Ли. Что случилось?
- Я просто был на пробежке и решил, что зайду, - пожал плечами Лиам. Гарри испарился, и Лиам возвратил внимание к Джемме. – Я рад, что тебе там нравится.
- Я тоже. Я по-настоящему влюбилась в это место и, блин, - она села на один из табуретов вокруг кухонной стойки. – Я просто очень счастлива.
- Только она не очень счастлива, что меня нет рядом, чтобы превращать её жизнь в ад, - Гарри прискакал в комнату и дернул Джемму за волосы. Она в шутку пихнула его в плечо.
- Отвали, Гарри. Не всё в мире вертится вокруг тебя.
- Я тебя умоляю. Ты меня видела? – хмыкнул Гарри. – Лиам, заступись за меня.
- Не надо меня в это впутывать.
- Ты знаешь, что Лиам встал бы на мою сторону, в конце концов, он разумный.
- Ой, как скажешь, - Гарри сел на табурет рядом с Джеммой.
- Ладно. Я пошла обратно в свою комнату. Приятно было увидеться, Лиам! – она приобняла его и тут же завизжала, - О боже, ты совсем потный, - она сморщила нос от отвращения.
- Да, извини.
- Всё хорошо. Просто… фу, - она изобразила рвотный рефлекс и затем удалилась обратно в коридор, ведущий к лестнице.
- Ты в самом деле сюда прибежал? – осматривал Гарри внешний вид Лиама.
Лиам сел на место Джеммы.
- Ага. Просто хотелось выпустить немного энергии.
- Так ты упражняешься? Отвратительно. Для этого есть мастурбация.
- Человек не сможет так часто этим заниматься.
- Тебе виднее.
- Я тебя ненавижу, ты это знаешь?
Гарри захохотал.
- Угу, я догадался. Но хорошо, что ты решил зайти, кстати. Я собирался тебе кое-что рассказать, - его голос принял серьезный тон.
- Ты же только вчера вернулся, - удивился Лиам.
Гарри просто отмахнулся:
- Какая разница. Слушай, думаю, ты должен узнать это первым, но…- он остановился и сделал глубокий вдох. Господи, должно быть это что-то серьезное. – Луи и я…- не может быть, - Луи и я вместе.
- «Вместе» в смысле «вместе»?
- В смысле, мы не раз занимались горячим сексом и целовались, и мы хотим сделать это официальным на фейсбуке, и вообще всё делать вместе.
- Больше информации, чем мне нужно было знать, но это же замечательно! – Лиам обнял Гарри и взъерошил ему волосы. – Серьезно, это прекрасно, - он отпустил Гарри и толкнул его в плечо (не так легко, как должен был, но Гарри заслужил за то, что так долго не рассказывал это).
Гарри страшно покраснел:
- Спасибо. Это всё случилось как-то сразу, я даже не понял, в одну секунду - мы сидели на задней террасе заснеженного лыжного домика и я делал глоток горячего шоколада, а уже в следующую – он меня целовал, и вау… - он замолчал, переживая момент заново. – Ожидание того стоило, черт возьми.
- Пожалуйста, скажи мне, что это не розыгрыш. Где Эштон? – Лиам завертелся на стуле. Гарри толкнул его в плечо, свалив на пол. – Ауч!
- Не будь идиотом. Ты знаешь, что я не стал бы шутить об этом.
- Я просто так рад за тебя, Гарри, - Лиам поднялся на ноги и сел обратно на табурет. – Думаю, ты не понимаешь, насколько я счастлив.
- О, поверь мне. Я понимаю лучше тебя, - глаза Гарри загорелись, и у Лиама сжалось сердце. Это в самом деле произошло. Гарри и Луи наконец-то стали ГаррииЛуи. Хорошие вещи и правда случаются. Проблемы и правда решаются. О боже, это так мило, я хочу блевать радугой и всё тому подобное. Ему так идет быть влюбленным.
Лиам встал, чтобы налить себе стакан воды. Словно только сейчас к нему пришло осознание, сколько он пробежал и как устало его тело.
- Где он?
- Лу?
- Угу. Не могу представить вас по отдельности теперь, когда это официально.
- Ему надо было отвести сестер к дантисту. Но он придет попозже, - он подмигнул Лиаму, который чуть не подавился водой.
- Ладно. Я вас люблю, но мне не обязательно знать о вашей интимной жизни.
- Я ничего не сказал.
- Подмигивание сказало всё за себя.
- У тебя просто грязные мысли.
- Ой, кто б уж говорил. Ты у нас король грязной мысли.
- И я горжусь своим статусом, - засмеялся Гарри. – Так что ты тут делаешь?
Лиам пожал плечами.
- Не знаю. Захотелось побегать, а потом я оказался у тебя на пороге.
- Как это романтично! – Гарри изобразил падение в обморок.
- Луи явно влияет на тебя, ты становишься слишком драматичным.
- Ты знаешь, что тебе это нравится.
- Конечно, как скажешь.
- Слушай! Что ты делаешь на Новый год?
- Ой, - у Лиама, на самом деле, не было никаких планов на праздник. Как правило, он просто сидел в своей комнате, пока весь мир встречал наступающий год. – Скорее всего, ничего. Мама и папа уехали в Лос-Анджелес на несколько дней, так что я один дома, - Гарри сердито уставился на него. – Что? Что я сделал?
- Ты один дома в Новый год и не сказал мне? – кажется, Гарри был глубоко обижен.
- Я не знал, что ты должен знать.
- Конечно, я должен знать! Это отличные новости! Луи и я собирались закатить вечеринку, но ни у кого из нас дома не получится, но раз уж в твоем распоряжении здоровый пустой дом, мы можем устроить у тебя!
- Эм, я не думаю, что это хорошая идея.
- И почему нет?
- Ну, во-первых, никто не придет на вечеринку, которую устраиваю я, и во-вторых…
- Мы уже работаем над списком гостей. Там будут люди, не волнуйся.
- А во-вторых, я даже не знаю, как устраивать вечеринки.
- Это просто. Всё, что нам нужно, это еда, алкоголь, музыка и люди.
- Каким образом мы достанем алкоголь? – Лиам пытался успокоить Гарри, но знал, что это бесполезно. Зеленые глазища Гарри уже горели от восторга. А его - темнели от страха.
- Джемма сказала, что позаботится об этом.
- Позабочусь о чем? – Джемма вернулась на кухню, чтобы налить себе еще чая.
- Ты достанешь нам бухло для вечеринки, которую мы завтра устраиваем у Лиама дома.
В глазах Джеммы, как и у Гарри, заплясали огоньки.
- Ты устраиваешь вечеринку, Лиам? Я думала, что никогда не застану этот день.
- Ну, я не сказал конкретное да.
- Я позвоню Луи и скажу ему поменять адрес на твой, - Гарри соскочил с табурета и направился к выходу.
- Я еще не сказал да! – крикнул Лиам вслед.
- Еще! – откликнулся Гарри и исчез из виду. Лиам вздохнул и уставился на стакан воды, в который вцепился руками.
- Не переживай, это всего лишь вечеринка, - Джемма нагнулась через стойку и похлопала его по плечу. – Хочешь чая?
Лиам кивнул.
- Да. Просто я…
Джемма засмеялась.
- Не волнуйся. Я знаю тебя, Лиам, - она порылась в шкафчике в поисках еще одной кружки.
- Джемма…- начал Лиам, но тут же замолчал, голос подвел его.
- Да? – она взглянула на него через плечо. – Тебя что-то беспокоит? – она поставила чашку для Лиама на стойку и развернулась к нему лицом.
- Я думаю.
- Ты думаешь?
- Ага, извини. Да, меня кое-что тревожит.
- Да ладно, не извиняйся. Ты можешь рассказать мне что угодно, ты мне как второй брат.
- Ну, я хочу сказать…
- Ты не должен мне ничего рассказывать, если не хочешь. Только если тебе нужно, - она сморщила нос. – Но ты выглядишь так, как будто у тебя что-то на душе. И как будто тебе нужен душ, но это уже менее важно.
- Ладно, - Лиам сделал глубокий вдох. – В общем, мне нужно найти способ извиниться перед моим другом и я не знаю, что делать, потому что я повел себя с ним как мудак, и я ужасный человек, и я просто хочу, что бы он простил меня, и никто из ребят не знает, как мне хреново, и я не думаю, что смогу сказать им, потому что да, все делают ошибки, но мне правда очень-очень хреново из-за того, как я повел себя с этим парнем, Джемма. И мне просто необходимо найти способ загладить свою вину перед ним, и я не знаю, могу ли я устраивать вечеринку, потому что тогда он тоже придет, и мне лишь надо, чтобы он знал, что я его не ненавижу.
Джемма вручила ему чай, который сделала, пока слушала его бессвязную речь.
- Это всё?
- Кажется, да, - Лиам сделал глоток, стараясь игнорировать, как горячий чай обжигает горло.
- Окей. Ну, ты пытался извиниться перед этим парнем?
- В смысле на словах?
- Да, Лиам. На словах.
Лиам мысленно вернулся к вечеринке танцевальной команды, где он оставил Зейна замерзать, в прямом смысле слова.
- Ну, да, наверное. Но я был зол, и он был зол и еще и пьян.
- Значит, я могу считать это за «нет».
- Да, думаю, это «нет», - он сделал еще один глоток чая, в этот раз ощущения были терпимее.
- Ладно. А почему ты думаешь, что тебе надо сделать что-то крупное, чтобы извиниться?
- Потому что я крупно облажался, и он заслуживает больших извинений.
- Кто заслуживает больших извинений?
- Никто, - мигом ответила Джемма Гарри, который зашел в комнату и смотрел на свою сестру и лучшего друга в замешательстве.
- Зейн, - пожал Лиам плечами, глядя на Джемму. Какой смысл что-то скрывать от лучшего друга? – Просто мне хочется сделать что-то, чтобы извиниться за прошедший месяц.
- Закати ему вечеринку.
- Извини? – вскинул брови Лиам.
- Гарри, откуда у тебя вообще друзья? Устраивать вечеринку – это не способ просить прощения, - покачала головой Джемма.
- Конечно, способ! – восторженно сказал Гарри. – Все любят хорошие «пожалуйста, прости меня»-вечеринки, они самые лучшие. И хэй, я знаю, когда ты можешь устроить ее, завтра вечером.
- О, так значит, вот как ты собираешься свалить на меня ответственность за организацию новогодней вечеринки?
- Я бы не называл это «свалить», но…
- Ты сваливаешь всё на него, Гарри, - Джемма вздохнула и подняла чашку. – Ты заслуживаешь большего, чем это, Лиам, - она кивнула головой в сторону Гарри.
- Однако, кажется, я приклеен к нему навечно, - сказал Лиам, глядя в свой чай. Он задавался вопросом, в какой ад себя втягивает. Может, пробежка была не самой лучшей идеей.

***

- Ладно, значит, еда заказана, и Джемма сказала, она завезет всё около семи и, о господи, вы лижитесь у меня на кровати! Пожалуйста, хватит хватит хватит! – Лиам прикрыл глаза в ожидании, пока Гарри и Луи приведут себя в более приличное состояние.
- Нам жаль, - начал извиняться Гарри, но Луи перебил его поцелуями вдоль скул.
- Не, нам совсем не жаль.
- Вы двое такие отвратительные аж до тошноты. Просто не соситесь у меня на кровати, ладно? – Лиам слегка поперхнулся. – И вообще ничего не делайте у меня на кровати.
- Что ты там говорил насчет еды? – спросил Луи. Он усадил Гарри на колени и стал гладить ему волосы. Они выглядят такими счастливыми, почему мне никогда не быть таким счастливым?
- Ах, да. Я заказал еду, и позже Джемма завезет бухло и всё такое.
- Это будет такая крутая вечеринка.
- Если люди покажутся, - Лиам пробежал пальцами по волосам. Был только один человек, которого он хотел увидеть, и он не отвечал ни на смс Лиама, ни на его звонки.
- Конечно, люди покажутся. В конце концов, это мы с Гарри. Вся школа нас обожает! – самоуверенно похвастался Луи.
- У людей нет более важных занятий, кроме как идти к нам на вечеринку?
- Почему ты так расстроен? Лиам, нам впервые будет так весело за последние несколько недель. И ты знаешь, что ты в восторге, даже не вздумай отрицать этого, - Луи вскочил с кровати и ущипнул Лиама за щеку, проходя мимо. – Я заеду за Найлом и Зейном, а потом мы все вместе поможем всё здесь подготовить.
- Стой, ты говорил с Зейном? – Лиам вышел следом за Луи из комнаты и вниз по лестнице, Гарри следом за ними.
- Ага, где-то час назад. Кажется, он воодушевлен. Пригласил кучу своих друзей, так что будет полный улёт. Я слышал, что эти ребята из класса ИЗО умеют по-настоящему отрываться на полную катушку.
- Не думаю, что мы хотим, что бы кто-то оторвался на полную катушку, если честно.
- Нет, хотим, Лиам, - Гарри забрался Лиаму на спину, и тот понес лучшего друга вниз по оставшимся ступенькам. Как только они спустились на первый этаж, Лиам отпустил Гарри на пол.
- Я просто не хочу, что бы что-то вышло из-под контроля, - прикусил губу Лиам и скрестил руки. Луи взглянул на Гарри, и они провели безмолвный диалог в виде поджатия губ и вскидывания бровей, после чего Луи сказал:
- Лиам, если ты правда не хочешь этого делать, то ты не обязан.
Лиам расцепил руки и опустил их по бокам. Он посмотрел на своих друзей, держащихся за руки. Его сердце ёкнуло. Я хочу этого.
- Нет, мы делаем это. Не волнуйтесь, я не собираюсь впадать в панику или еще что-то.

***

- Я в панике. Найл, я в панике. О боже мой, я в панике, - нечленораздельно бормотал Лиам блондину, который наливал ему новый стакан.
- Лиам, ты в порядке. Хочешь пиццу? – он всунул ему в руку одноразовый стаканчик и крикнул какой-то девушке, стоящей рядом с кучей открытых коробок пиццы. – Эй, Ханна! Можешь передать мне кусочек? – она передала кусок другой девушке, которая после передала его какому-то незнакомому парню, который наконец передал его Найлу. На кухне было немножко больше, чем просто людно. – Спасибо! – крикнул Найл девочке, которая в ответ подняла свой стакан вверх.
- Найл, я не хочу пиццу, я же сказал, и я в па-
Найл пихнул Лиаму в рот кусок пиццы, чтобы заткнуть.
- Лиам, ты пьяный и голодный. Просто съешь пиццу.
Лиам прокашлялся, пытаясь откусить пиццу, которую Найл, в прямом смысле слова, пихал ему в глотку.
- Я могу поесть самостоятельно, - он отпихнул Найла и взял пиццу в свои руки. Внезапно он осознал, что Найл был прав, и он действительно умирал от голода. Он съел пиццу за четыре укуса. Найл громко рассмеялся.
- Говорил же тебе! Ну а теперь, почему ты в панике?
- Я в панике, потому что…- Лиам осмотрел свою людную кухню. Люди были повсюду, и он знал, что каждая комната в его доме была доверху забита. Вечеринка имела полный успех, и Лиам не знал, что с этим делать. Люди разговаривали с ним, смеялись с ним, давали выпить ему «боди-шотс» со своих животов, и наверное, я не должен был позволять Луи и Гарри уговаривать меня начать пить. Это было ужасной идеей. – Не знаю, я просто в панике.
Он был в панике, потому что Зейн выглядел сексуально в белой футболке с v-образным вырезом и черной кожанке, которая к этому времени, скорее всего, уже была снята. Он был в панике, потому что он пил и у него всего одна почка, и что если он случайно выпьет слишком много, даже не осознавая этого? Он был в панике, потому что он застал Даниэль, целующуюся с каким-то игроком в лакросс в кабинете его мамы, и он пьяно рассмеялся ей в лицо. Он был в панике, потому что Зейн выпил с ним пару стопок и продолжал обнимать его каждый раз, когда их пути пересекались, как будто ничего не случилось. Он был в панике, потому что было ощущение, что в доме находится около миллиона людей, и если они нанесут непоправимый ущерб, то Лиам – труп. Он был в панике, потому что ему очень-очень нравился Зейн, и ему все еще нужно было извиниться. Он был в панике, потому что он Лиам и паниковать – его обычное дело.
- Я просто в панике, - повторил он сам себе.
- Ну, паниковать без причины – это совсем невесело. А тебе нужно веселиться! – Найл наклонился к уху Лиама, чтобы он смог различить пьяную речь парня среди всего шума. – Ты заслуживаешь веселья, Лиам!
- Я веселюсь!
- По-настоящему?
Лиам покосился на то, что Найл налил ему в стакан. Он выпил напиток залпом, и он обжигал, он парализовал.
- Думаю, да.
- Хорошо. У нас есть еще полтора часа до конца. Да здравствует вечеринка! – он взмахнул кулаками вверх, и люди вокруг поддержали, также поднимая руки. Лиам вместо этого решил еще выпить.







Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2020 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных