Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Диалектический метод. В переводе с греческого диалектика означает "искусство беседы, спора"




В переводе с греческого диалектика означает "искусство беседы, спора". У Сократа диалектика – это искусство задавать вопросы, направляя спор таким образом, чтобы в результате столкновения противоречивых мнений рождалась истина.

Часто основное внимание уделяют логической стороне диалектики как метода исследования понятий и установления точных определений. Эта сторона важна, но гораздо важнее для Сократа нравственный смысл диалектики. Цель диалектического метода – воспитание души. Вести диалог с Сократом означало держать "экзамен души", подводить итог всей своей жизни. В этом самоотчете о собственной жизни и в указании на истинный смысл жизни, придающий ей ценность, и заключалась конечная цель диалектического метода.

Чтобы эта цель стала достижимой, диалектический метод должен включать в себя два момента. Он должен:

1) разрушать самомнение участников диалога, уверенных, что они не просто высказывают свое мнение, а уже знают истину;

2) способствовать рождению истины.

Первый момент диалектики – эленктика – имеет характер "обличения", то есть проверки мнения на истинность. «Обличить преступника» означает сделать явным, что он – преступник, так и эленктика делает явным, что мнение – это только мнение, а не знание.

Что такое мужество? Военачальник Лахет, не раздумывая, отвечает: "Если кто добровольно остается в строю, чтобы отразить врагов, и не бежит – знай, это и есть мужественный человек".

– А если, – спрашивает Сократ, – он не остается в строю, а бежит, и все же продолжает сражаться с врагом? Так действует скифская конница, которая пускается в притворное бегство, а затем внезапно выстраивается и в полном боевом порядке встречает расстроенные ряды преследующего ее неприятеля.

– Так это же легкая скифская конница так сражается, – возражает Лахет, – а я говорю о тяжеловооруженной пехоте эллинов.

– Но разве – продолжает Сократ – я спрашиваю тебя только о воинском мужестве? В действительности я хотел у тебя узнать о людях, мужественных не только в бою, но и среди морских опасностей, в болезнях, в бедности и в государственных делах. А вдобавок и о тех, кто умеет бороться со своими страстями и побеждать их – ведь мужество проявляется и в этом.

Что же такое мужество, которое во всех этих различных случаяхоказывается одним и тем же? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно иметь общее понятие мужества, и собеседник Сократа пытается определить его как "некую стойкость души". При этом он соглашается с тем, что эта стойкость души должна быть разумной: неразумную стойкость следует скорее называть безрассудной отвагой.

– А знаем ли мы, по отношению к чему эта стойкость разумна? – спрашивает Сократ. Возьмем воина, который проявляет стойкость и стремится сражаться на том разумном основании, что его войско численно превосходит врага и к тому же ожидает подкрепления – разве не правильнее говорить о мужестве того, кто ему противостоит и, находясь в меньшинстве, продолжает сражаться?

–Того, кто сражается в меньшинстве.

– Но разве такая стойкость не будет менее разумной, чем первая? Мы же признали, что мужество – это не безрассудная отвага и стойкость. А теперь снова твердим, что неразумная стойкость называется мужеством!

Таким образом, "обличение", которое проводит своими искусно поставленными вопросами Сократ, побуждает Лахета признать, что у него нет истинного понятия мужества.

Тогда попытку определить его делает Никий, видный стратег. Но и предложенное им определение оказывается несостоятельным. Если, как он утверждает, мужество - это знание о том, «когда следует опасаться и когда дерзать», то вопрос приобретает универсальный характер: ведь чтобы ответить на него, необходимо обладать «знанием обо всем добре и зле во всех их проявлениях». Но такое определение противоречит предыдущему утверждению о том, что мужество – это лишь часть добродетели, а не вся добродетель в целом.

– Значит, - заключает Сократ, - мы так и не выявили, что же такое мужество.

Перейдем ко второму моменту диалектического метода - моменту майевтики, духовного повивального искусства,

По Сократу, душа способна рождать истину, только если она уже "беременна" истиной. Себя же он полагал, как мы видели, "не знающим", т.е. он не считал себя вправе преподавать готовые истины. Его роль в философском диалоге была совсем иной. Как женщина при родах нуждается в акушерской помощи, так и ученик, душа которого беременна истиной, нуждается в помощи со стороны своего рода повивальной бабки для высвобождения истины на свет. Вот это и есть майевтика Сократа.

Полушутя-полусерьезно Сократ говорит, что искусство майевтики он перенял у своей матери, повитухи Фенареты:

"В моем повивальном искусстве почти все так же, как и у них, – отличие, пожалуй, только в том, что я принимаю роды души, а не тела".

Диалектик принимает роды души, а не тела, поэтому важное отличие его искусства в том, что он умеет отличать истину от мнений, которые являются только "призраками истины". Не бывает так, чтобы у роженицы рождались "иной раз призраки, а иной раз – настоящий ребенок". Но так бывает с человеческой душой, которая способна рождать переменчивые мнения вместо истины.

Нужен опытный наставник, который своими вопросами стимулирует движение души от мнений к знанию. Философствование – это процесс вопросов и ответов, диалог между людьми, один из которых ищет понимания, а другой, уже достигший определенного уровня понимания, хочет помочь новичку.

Уроки Сократа

"Философ – не профессия, а образ жизни". Этот афоризм очень точно выражает позицию Сократа: занятия философией имеют смысл, если они преображают жизнь.

Альбер Камю, писатель и философ, однажды сказал замечательную вещь. Когда человеку семнадцать лет, он не отвечает за свое лицо. Оно такое, каким сделали его наследственность, семья, школа. Когда же человеку двадцать пять, продолжает Камю, он отвечает за свое лицо. Как личность человек создает себя сам, и в этом смысле он действительно "ответствен за свое лицо".

Сократа называли "воплощенной философией", он стал своего рода эталоном философа. В личности философа знание и добродетель неразделимы. Философия, которую он проповедует, требует приложения на практике. На этом пути философа подстерегают многие опасности.

Первая опасность в том, чтобы удовлетвориться одними философскими рассуждениями. Существует пропасть между мудрыми сентенциями и решимостью на деле изменить свою жизнь, между правильными словами и подлинным осознанием и преображением самого себя.

Еще одна опасность, не менее серьезная – возомнить, будто можно обойтись безфилософского рассуждения. Необходимо, чтобы философский образ жизни обосновывался рациональной и аргументированной философской позицией. Мы должны стараться уяснить себе, исходя из каких принципов мы поступаем именно так, а не иначе, должны размышлять над собственным опытом и над опытом других.

Наконец, надо постоянно помнить, что жизнь философа самым непосредственным образом связана с заботой о других, и что такая забота есть внутреннее требование философского образа жизни, особенно в современном мире. Философ остро чувствует свое одиночество в мире, пораженном двоякого рода неразумием: тем, что порождается идолопоклонническим культом денег, и тем, что проистекает из нищеты и страданий миллионов людей. Философия учит нас не смиряться и продолжать действовать так, как повелевает разум, продолжать невзирая ни на что жить согласно той норме, какую представляет собой идеал мудрости. Даже если наша деятельность кажется нам весьма ограниченной в своих возможностях.







Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2020 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных