Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Глава 4 Проходная пешка




Для ориентировки. В некотором отношении неудобный сосед и во всех отношениях неприятное визави. Пешечное превосходство. Кандидат. Возникновение проходной пешки. Правило о кандидате.

 

Пешка называется проходной, когда нет неприятельской пешки ни перед ней (то есть на той же линии), ни на одной из соседних линий и она, таким образом, может беспрепятственно пойти в ферзи.

 

№54


Белые пешки «а» и «е» – проходные. Пешка «е» блокирована конем

Проходной пешка называется и в том случае, если она остановлена в своем продвижении (блокирована) фигурой. В самом факте блокирования пешек фигурами, как-никак жертвующими для этой цели частью своей силы, заключается признание их значения. В некоторых отношениях у пешек вообще есть определенное преимущество перед фигурами; так, например, они с наибольшим успехом тормозят продвижение неприятельских пешек, наилучшим образом защищают собственные фигуры и, самое главное, они наиболее экономичны в работе. Осуществление блокады или защиты нерационально для фигур, но не для пешек.

На диаграмме 54 ни пешка «b», ни пешка «g» не являются проходными, но все же первая представляется менее стесненной в своем продвижении, чем вторая, так как против пешки «b» нет неприятельской. Черную пешку g7 можно сравнить с врагом, не уступающим дороги, но неприятельская пешка на соседней линии напоминает скорее добродушного соседа, у которого, как известно, могут быть свои маленькие недостатки. Например, когда мы мчимся вниз по лестнице по какому-нибудь важному делу, такой сосед нередко останавливает нас, заводя длинный разговор (о погоде и пр.), чтобы, таким образом, подобно пешке с6 на диаграмме, не дать нам пройти. Как бы то ни было, болтливый сосед еще далеко не злобный враг, или, в нашем случае, мешающая пешка на соседней линии далеко еще не антагонист. На нашей диаграмме у пешки g4 соответственно этому нет никакой энергии движения, в то время как пешка b3 все же стремится вперед.

Обратимся теперь к изучению проходных пешек. Прежде всего, нужно остановиться на пешечном превосходстве. В начале партии все пешки распределены равномерно, но уже после первого размена пешками в центре (например: 1. е4 е5 2. d4 ed 3. Qxd4) заметны особые группировки пешек – превосходства: у белых – четыре пешки против трех на королевском фланге, у черных – четыре против трех на ферзевом фланге. Предположим, что черная пешка «d» продвинута с целью ограничения подвижности белой пешки е4 на поле d6, в этом случае пешечная конфигурация на королевском фланге была бы такая: е4, f2, g2, h2 против f7, g7, h7, a на ферзевом фланге – а7, b7, с7, d6 против а2, b2, c2. В дальнейшем течении партии может случиться, что черные сыграют f7–f5 (уничтожение подвижной центральной пешки е4), и после размена пешечное превосходство выступает еще явственнее, а именно: пешки f2, g2, h2 против g7 и h7.

Правило: всякое здоровое, не скомпрометированное (не расстроенное в своем расположении) пешечное превосходство должно привести к проходной пешке.

 

№55



Пешечное превосходство на королевском фланге

Из трех белых пешек на королевском фланге пешка «f» единственная, против которой нет неприятельской. Другими словами, эта пешка менее стеснена в своем продвижении, чем другие, и поэтому она имеет наибольшие основания сделаться проходной. Пешка «f» является, так сказать, правомочным кандидатом в проходные, а отсюда – лаконичное правило: начинай с кандидата! (Итак, кандидатом мы будем называть всякую пешку в пешечном превосходстве, против которой нет неприятельской.) Наше правило, продиктованное стратегической необходимостью, может быть сформулировано еще и так: движение кандидата является основным, прочие пешки только поддерживают это движение.

Итак, мы сыграем f2–f4–f5, затем g2–g4–g5 и, наконец, f5–f6. Если бы черные пешки находились на g6 и h5, то мы сыграли бы f2–f4, затем g2–g3 (но не сразу h2–h3, так как черные ответят h5–h4, и белые пешки парализованы), затем h2–h3, g3–g4 и, наконец, f4–f5. Как просто! И все же нередко видишь, как слабые игроки начинают с хода g2–g4; на это следует g7–g5, и преимущество в пешках обесценивается.

Вероятно, не зная, ходить ли пешкой справа или слева, начинающие избирают, следуя житейскому правилу, золотую середину.

 

Блокирование проходных пешек. Обоснование необходимости блокирования. 3начение этого обоснования для теоретика игры и для шахматиста-практика. Сложные (меняющиеся) взаимоотношения между проходной пешкой и блокирующей фигурой. Сильные и слабые, эластичные и неэластичные блокирующие фигуры.

 

№56


Проблема блокирования

У черных есть проходная пешка, которая, однако, может быть блокирована ходом Nb3–d4 или Bf2–d4. (Под блокированием, таким образом, понимают механическое торможение неприятельской пешки при помощи фигуры; блокирование достигается тем, что собственную фигуру ставят вплотную перед той пешкой, движение которой хотят остановить.) Здесь и во всех аналогичных случаях возникает вопрос: не является ли блокирование, собственно говоря, излишней тратой энергии? Разве не достаточно ограничиться одним наблюдением за пешкой, в нашем примере – беря поле d4 под удар коня и слона? Совместимо ли блокирование вообще со значением и силой фигуры? Разве подвижность фигуры, применяемой для блокирования пешки, не уменьшается, и притом настолько, что сама фигура начинает играть роль не большую, чем застопоренная (неподвижная) пешка? Короче говоря: экономично ли блокирование?

Нам кажется, что мы можем дать исчерпывающее решение намеченной проблемы. Возможно, что кто-нибудь ограничился бы одним утверждением: «проходные пешки необходимо блокировать», но это, по-нашему, значило бы только расписаться в несостоятельности. Детальное обоснование необходимости блокирования дает больше практических уроков, чем склонны допустить презирающие теорию (теорию в смысле шахматной философии, но не в смысле учения о дебютах).

Итак, переходим к повестке дня: имеются три основания, логически вызывающие необходимость блокады; мы рассмотрим их последовательно. Затем в пункте 3 мы ознакомимся с силой действия блокирующих фигур. Итак, начнем!

 

2а. Основание 1-е. Проходная пешка является опасным преступником, которого необходимо посадить за решетку: мягкие мероприятия, вроде постоянного наблюдения, недостаточны! Энергия движения проходной пешки. Пробуждение резервов.

Обратимся снова к диаграмме 56. Силы черных – слон, ладья, конь – сгруппированы около проходной пешки; вместе они составляют некий комплекс, в котором пешка d5 служит ядром. Конь и слон защищают пешку, а ладья сообщает ей известную ударную силу – поддерживает ее движение вперед. Энергия движения так велика в пешке, что она часто готова пойти вперед даже в том случае, если в результате этого движения погибнет. После 1...d4 2. Nxd4 или 2. Bxd4 все стоящие позади пешки черные фигуры сразу оживают: слон b7 получает направленную против неприятельского короля диагональ, ладья d8 – открытую линию, а конь f6 – новое центральное поле. Во избежание такой возможности пешка d5 должна быть непременно блокирована конем на d4.

Такое форсированное продвижение пешки (с самоубийственной тенденцией – ради открытия линий), вообще говоря, характерно лишь для сомкнутой центральной пешечной массы (см. хотя бы партию № 1). Это ярко характеризует энергию движения пешки, так как подвижный пешечный центр обладает прямо-таки невероятной упругостью. Освобождение поля для коня является, как нам кажется, характерной особенностью жертвы проходной пешки.

Итак, мы говорим, что первая причина, логически вызывающая необходимость блокирования, заключается в том, что проходная пешка настолько опасный преступник, что его лучше держать за решеткой, совершенно лишив свободы передвижения, и ни в коем случае недостаточно ограничиться одним лишь наблюдением.

Приведенная жертва пешки (желающей в наступлении погибнуть) весьма типична, но при этом, конечно, необязательно, чтобы оживали сразу три фигуры. Нередко удается ввести таким образом в игру только одну фигуру, но и этого достаточно. Почему же мы приводим пример с тремя фигурами? Да с тем же правом примерно, что и Ибсен, который в заключительной сцене своих «Привидений» сгущает медленное развитие болезненного процесса в один драматический эпизод. И подобно тому, как критика ожесточенно нападала на бедного Ибсена за то, что он исказил картину болезни (!!), так же, вероятно, шахматные критики будут обвинять и нас в тяжком преувеличении...

Рассмотрим несколько примеров.

Кольсте Нимцович
Баден-Баден 1925
№57


Черные жертвуют пешку (кандидата в проходные); находящаяся за ней фигура получает доступ в игру. Каким образом?

 

Черные, у которых ферзевый фланг и центр находятся под угрозой, пытаются использовать своего кандидата – пешку f5. Так как кандидат является на девяносто процентов проходной пешкой, то к нему применимы те же правила.


19...f4! 20. gf g4! 21. Bg2 Nhf5.

Итак, жертва проходной пешки (кандидата) с целью освобождения поля (f5) для резервов (конь h6).


22. Qb3 dc 23. Qxс4+ Kh8 24. Qс3 h5 25. Rd1 h4 26. Rd3 Nd5 27. Qd2 Rg8

Черные подкрепляют насколько возможно пешечное превосходство на королевском фланге.


28. Bxd5 cd 29. Kh1 g3, и черные получили атаку.

Алехин Трейбал
Баден-Баден 1925
№58


В партии последовал следующий интересный маневр:

27. е4 (подвижный центр начинает двигаться) 27...f6 (отступление конем на с7 стоило бы черным пешки с6) 28. ed fe.

 

Неожиданно возникшая проходная пешка d5 явно недолговечна (как мотылек, живущий только день). Рожденная вдохновением, она так же скоропреходяща. Но внешность обманчива: даже и эта эфемерная пешка d5 подчиняется извечным законам шахматной логики. Последовало:


29. d6!!

Здесь жертва пешки не преследует цели освободить поле, которое она занимала раньше, и все же это продвижение соответствует если не букве, то духу нашего правила: пешка стремится погибнуть в наступлении. Главным вариантом было бы

 

29...е4+!(чтобы предотвратить возможный на 29...Rxd6 ход 30. fe) 30. Kxе4 Rxd6 31. Kе5!! Rcd8 32. Nс7(не 32. Bxе6 Rxе6+! 33. Kxе6 Rd5! – Прим. ред.).

 

Следует обратить внимание на то, что вторжение королем стало возможным лишь благодаря жертве пешки посредством d5–d6.

Приведем еще партию, в которой возникла разбираемая нами угроза.

№ 12. Защита Филидора
Леонгардт Нимцович
Сан-Себастьян 1912


1. е4 е5 2. Nf3 d6 3. d4 Nf6 4. Nс3 ed.

Сдача центра. Черные пытаются в дальнейшем затруднить продвижение пешки е4 (см. также партию № 8).


5. Nxd4 Bе7 6. Bе2 0-0 7. 0-0 Nc6 8. Nxс6 bс.

Размен создает известные выгоды для обеих сторон: черные получают более компактную пешечную массу в центре (пешка с6 мешает белым создать форпост ходом Nс3–d5), но, с другой стороны, пешка а7 изолирована и пункт с5 также может сделаться слабым, как это в партии и произошло.

B3 d5.

Вполне возможно 9...Rе8 и Bf8 (игра на осаду пешки е4).

Е5 Nе8 11. f4 f5

Иначе последовало бы f4–f5 с сильной атакой.

12. Bе3 g6!

Пешку е5 необходимо блокировать, но совершенно не все равно, будет ли блокада осуществлена слоном или конем. Слон был бы на е6 неэластичен, имел бы незначительное поле действия. В лучшем случае он воздействовал бы только на поле g4 (мы имеем в виду ход g2–g4 при попытке белых приступить к реализации пешечного превосходства на королевском фланге); слон подвергался бы также нападению со стороны коня, который мог бы появиться на поле с5 и прочно там утвердиться. Другое дело конь: на е6 он осуществлял бы блокаду превосходно, и не только по той причине, что он почти не подвержен атакам, но еще и потому, что сам принимал бы активное участие в игре (подготавливая, между прочим, g6–g5).

Найти наиболее подходящую для блокады фигуру часто бывает делом величайшей важности.

13. Nа4! Ng7 14. Qd2 Qd7

Чтобы как можно скорее поставить ладью на d8.

Qа5.

Белые усиливают давление на пункт с5, сочетая его с игрой против изолированной пешки а7 (см. примечание к 8-му ходу).


15...Nе6 16. Rad1 Rd8 17. Nс5?

Позиционная ошибка. Белые должны были заботиться о том, чтобы в результате разменов на с5 у них для осуществления блокады остался конь и в крайнем случае, если бы пришлось его разменять, то только на коня. Положение таково, что оба коня являются главными действующими лицами (из-за присущего им максимума блокирующей силы), и тот, кто отдает коня за слона, оказывается в убытке. Правильно было 17. Bс5.


17...Bxс5 18. Bxс5 Bb7 19. Rf3 Kf7 20. Rh3 Kg7 21. Rf1 Rе8 22. Rhf1 Rad8.

Черные спокойно уводят ладью, так как ход 23. Qxа7 невозможен из-за 23...Rа8 24. Qxb7 Rеb8. Белые ничего существенного не могут предпринять.


23. Rd1 а6 24. b4 Kh8 25. Qа3 Rg8 26. Qс3 Rg7 27. Kh1 Rdg8.

Черные замышляют g6–g5, и для осуществления этого плана конь на е6 оказывает неоценимые услуги. Сравнение блокирующих фигур – коня е6 и слона с5 – оказывается в данной позиции безусловно в пользу коня. Конечно, слон осуществляет блокаду не плохо, но в других отношениях его действие минимально.


28. Bе3 с5!

№59


Стремление пешки к продвижению

О подобных продвижениях пешек мы уже говорили не раз – жертва пешки имеет целью открыть диагональ слону. На это можно было бы возразить: но ведь пешка с6 не является ни проходной, ни кандидатом в проходные! Это правильно, и все же пешка с6 логически исполнена энергии движения, иначе белые не блокировали бы ее так долго. Таким образом она мстит за пережитые стеснения.


29. Кg3.

Лучше было 29. bc d4 30. Rxd4! Nxd4 31. Bxd4 Bxf3 32. Bxf3, и белые остаются с двумя слонами и двумя пешками против двух ладей (указано К. Шлехтером).


29...d4 30. Qа3 g5 31. Bс4 gf.

Хорошо было также 31...Bd5, чтобы сохранить прославленного коня е6.

32. Bxе6 Bxg2+!

Слон пришел в бешенство – гибель коня довела его до потери рассудка.

№60


Kg1.

Но, гляди-ка, он остается в живых, этот дерзкий удалец! Да и в самом деле, после 33. Kxg2 (33. Rxg2? Qc6!) 33...Qс6+ 34. Kf1 fg 35. Bxg8 gh слон был бы достойно отомщен.


33...Qxе6.

Кто хотел бы воспринять ход Bxg2+ исключительно как удар грома среди ясного неба, только доказал бы этим, что он не совсем понял логику, заключавшуюся в ярости слона, лишенного долгое время свободы.


34. Bxf4 Bb7 35. bc Qx5

и черные выиграли

36. с6 Bxс6 37. Kf2 Rxg3 38. hg Qg2+ 39. Ke1 Bf3 40. Qxа6 Qg1+.

Белые сдались.

Эта партия подтверждает справедливость указанной нами первой причины необходимости блокирования.

 

B. Основание 2-е. Оптимизм в шахматах. 3ащищенная от фронтальных атак блокирующая фигура. Неприятельская пешка как прикрытие. Более глубокая миссия блокирующей фигуры. Слабый пункт.

В книге «Шахматная блокада» мы писали по этому поводу следующее: «Подлежащее нашему рассмотрению второе основание также имеет большое значение, как в стратегическом, так и в дидактическом отношении. В конце концов, в шахматах дело решает оптимизм; я полагаю, что психологически очень ценно воспитать в себе способность уметь радоваться маленьким преимуществам. Начинающий радуется лишь тогда, когда он может объявить противнику мат, или, быть может, еще больше, когда ему удастся поймать неприятельского ферзя (ибо в глазах начинающего из двух успехов это, пожалуй, больший). Напротив, маэстро радуется и крайне доволен, если ему удается добиться хотя бы намека на слабость пешечной позиции противника где-нибудь в уголке левой половины доски! Оптимизм является необходимым логическим основанием для позиционной игры. Как раз этот оптимизм и дает нам силу находить во всякой беде, как бы велика она ни была, светлую сторону, хотя бы и самую незаметную. В частности, в рассматриваемом случае мы можем установить, что неприятельская проходная пешка, несомненно, представляет собою большое зло. Но и у этого зла есть своя «маленькая светлая сторона». Дело в том, что в случае блокады белые имеют возможность надежно укрыть блокирующую фигуру за спиной этой неприятельской пешки. Иными словами, блокирующая фигура обеспечена от атаки в лоб. Например: на е4 стоит черная проходная пешка, конь, блокирующий эту пешку, недоступен для атаки ладьей е8 – следовательно, он занимает более или менее надежную позицию».

К сказанному остается лишь добавить, что относительная безопасность блокирующей фигуры характеризует ту более глубокую миссию, которую эта фигура должна выполнять. Если уж сама природа, больше того – сам противник заботится о безопасности блокирующей фигуры, то последняя, несомненно, предназначена творить великое. И действительно, блокирующее поле (то поле, на котором находится блокирующая фигура) часто становится слабым пунктом противника.

Нам кажется, что к понятию «слабый пункт» пришли благодаря блокирующим полям. Противник имел проходную пешку, мы остановили ее продвижение, и неожиданно обнаружилось, что блокирующая фигура оказывает чрезвычайно неприятное давление на игру противника; это понятно, ибо неприятельская пешка создала для блокирующей фигуры естественное прикрытие. Осознанное однажды понятие было в дальнейшем расширено и абстрагировано. Расширено, ибо мы начали считать слабым всякое поле, находящееся перед неприятельской пешкой (безразлично, проходной или нет), если только на нем можно было прочно утвердиться. Да почему бы и нет? Ведь под прикрытием пешки так удобно укрываться от неприятных своей прямолинейностью неприятельских ладей. Но понятие «слабый пункт» сделалось также и абстрактным.

 

№61


Слабые белые пункты

Если Ласкер, например, говорит здесь о слабости белых полей (диаграмма №61 Тартаковер-Ласкер, 1909 в партии последовало: 42...g5 43. Qа2 gf 44. Rе2 Qg6 45. Qс2 Kh7 46. Qс3 Rg8 47. Kh1 Qh5 48. Rd2 fg 49. Bxg3 Rxg3 50. Qc6 Nе5 51. Qе4+ Kg8 52. Rdf2 Rg5 53. Rс2 Rd1. Белые сдались.), то наличие неприятельской пешки, создающей прикрытие для занимающих слабые поля блокирующих фигур, уже не является больше необходимым условием.

 




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных