Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






И совершил Бог к седьмому дню дела свои, которые Он делал.




Лекция 5

Творение мира и человека

Две первые главы книги Бытиярассказывают нам о создании нашего мира. В христианской экзегетике им уделяется особое внимание в первую очередь по причине тех глубоких богословских идей, которые они содержат.

Шестоднев

В христианской традиции раздел Писания Быт. 1:1 – 2:4а именуют Шестодневом, так как он рассказывает о творении мира, которое, если следовать священному тексту, продолжалось на протяжении шести дней.

1) Вступление к Шестодневу (Быт. 1:1, 2)

Открывает Шестоднев два стиха: «В начале сотворил Бог небо и землю. Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водами» (Быт. 1:1, 2). Каждое слово этого отрывка насыщенно глубокими богословскими смыслами, а потому их следует рассмотреть особо.

В начале.В святоотеческой экзегезе мы находим две основных традиции толкования данного фрагмента.

В первую очередь это выражение можно понимать как указание на временное начало мироздания. Это та точка, с которой начинается история тварного мира. По словам прп. Ефрема Сирина, «начало творения видимых вещей». Такое понимание поддерживается и контекстом Священного Писания (см.: Пс. 101:26; Притч. 8:22, 23; Ис. 41:4; Евр. 1:10). Эта интерпретация, однако, не исключает ту мысль, что это начало находится вне времени, поскольку время – появляется только с приведением в бытие неба и земли. Речь здесь идет о некоем переходном моменте между вечностью и временем. Так, свт. Василий Великий пишет: «Как начало пути еще не путь и начало дома еще не дом, так и начало времени еще не время и даже не самомалейшая часть времени»[1]. Этот вневременной характер «начала» подчеркивается Евангелием от Иоанна, согласно которому, Слово было у Бога «в начале», то есть от вечности (ср. Ин. 1:1, 2).

Вторая группа экзегетов (например, Феофил Антиохийский, Ориген, Амвросий Медиоланский, Августин) склонна понимать это выражение как указание на предвечное рождение от Бога Отца Бога Сына, Логоса, в Котором и через Которого все мироздание было приведено к бытию (см.: Ин. 1:1-3, 10, 8:25; Пс. 83:3; 1Пет. 1:20; Кол. 1:16; Откр. 3:14)

Поимо двух вышеупомянутых толкований существует еще одно возможное прочтение этой фразы. Еврейское выражение בְּרֵאשִׁית(берешит, «в начале») происходит от слова רֹאשֹׁ (рош), что означает «голова». Поэтому выражение «в начале» можно понимать в том смысле, что во главе всего, то есть в основе всего, находится небо и земля. Перефразируя текст Писания, эту мысль можно выразить так: в основу всего положил Бог небо и землю. Такое прочтение поддерживается некоторыми греческими рукописями, в которых читаем: «ἐν κεφαλαίῳ», то есть «во главе», а также латинским текстом Библии («in principio» – в первопричине, в основе и т.п.) Таким образом, небо и земля – первовещество, два архетипа всего бытия, которые положены Богом во главу, в основу всего мира.

Сотворил.В еврейском тексте мы видим здесь глагол בָּרָא(бара). Он используется в Священном Писании для выражения Божественной деятельности (Быт. 1:1, 2:3-4; Ис. 40:28, 43:1; Пс. 148:5; Исх. 34:10; Чис. 16:30; Иер. 31:22; Мал. 2), а также используется в том случае, когда речь идет о творении чего-то принципиально нового (Чис. 16:30;Ис. 45:7; Пс. 101:26; Евр. 3:4, 11:3; 2Мак. 7и др.). В этом смысле оно противопоставлено глаголу עָשָׂה (аса) – делать. В контексте Шестоднева глагол בָּרָא используется всего в трех местах: Быт. 1:1 (творение первовещества), 1:21 (творение душ животных), 1:27 (творение человека).

Бог – по-еврейски звучит как אֱלֹהִים (Элогим). Это форма множественного числа, то есть буквально ее можно перевести как «Боги». Такая форма характерна для библейского языка, когда он говорит об истинном Творце. В секулярной науке существует мнение, что форма множественного числа – атавизм политеистических воззрений иудеев. Однако, распространено и другое мнение: перед нами т.н. pluralis majestaticus – множественное величественное (встречается также термин pluralis divinitatis – множественное божественное). Оно сродни русскому обращению на Вы к уважаемой персоне. Помимо этого о том, что речь идет о едином Субъекте подтверждает и глагол bara, который стоит в единственном числе. Также есть мнение, согласно которому перед нами абстрактное существительное (в данном случае «Божественность»), для выражения которых в семитских языках используется множественное лицо. По мысли христианских богословов, это не что иное, как указание на Святую Троицу, в Которой три Ипостаси, но единая божественная воля и действие, которой Троица создает мир.

Небо и землю – есть не что иное, как семитская идиома, обозначающая всю Вселенную, то есть полноту всего тварного мира (Пс. 101:26; Ис.65:17; Иер. 23:24; Зах. 5:9).

У отцов нет единства в том, что понимать под этим выражением. Так, на основании того, что в Священном Писании слово «небо» используется как синоним духовного мира (см.: 3Цар. 22:19; Мф. 18), многие видят в этом выражении указание на сотворении двух миров: духовного и материального (Феофил Антиохийский, Василий Великий, Феодорит Кирский, Ориген, Иоанн Дамаскин, и др.) Именно по этой причине неустройство, о котором говорит 2 стих, приписывается только земле, в то время как небо представляется благоустроенным (см.: Иов. 38:4-7; Кол.1:16).

Так, прп. Ефрем Сирин утверждает, что речь в данном случае идет о сущности неба и сущности земли, которые были лишены основных стихий, сотворенных позже[2]. При этом под небом у него понимается не только материальное небо, но и горние небеса, которые от видимого неба было отделено только после творения тверди.

 

 

Земля же была безвидна и пуста.Зачастуюв Библии «земля» – весь земной шар, который включает в себя и видимое небо (см.: Быт. 14:19, 22; Пс. 68:35). Поэтому не будет ошибкой предположить, что в данном случае слово «земля»указывает нанеоформленную материю, синонимом которой далее выступают понятия «бездна» и «вода».

Состояние этой праматерии было «безвидна и пуста». В еврейском тексте стоит выражение וָבֹהוּ תֹהוּ (тогу ва вогу), которое указывает на состояние хаоса, неустроенность, бесформенность. Именно эти качества характеризуют первоматерию. Параллельное описание мы можем найти в книге Премудростей Соломона. Здесь говорится, что Бог сотворил мир из «необразного вещества» (Прем. 11:18; также ср.: 2Пет. 3:5; Ис. 40:17, 45:18; Иер.4:23-26).

По словам свт. Иоанна Златоустого, Бытописатель не случайно упоминает о таком состоянии земли. «Так как она есть наша и кормилица, и мать, от нее мы и произошли, и питаемся, она для нас и отчизна, и общий гроб, в нее мы опять возвращаемся, и чрез нее получаем бесчисленные блага, – то, чтобы люди за полезное и необходимое не стали почитать ее сверх надлежащего, показывает тебе ее наперед безобразною и неустроенною, так чтобы получаемые от земли благодеяния ты приписывал не природе земли, но Тому, Кто привел ее из небытия в бытие»[3].

!!! (мнение) Если дословно перевести текст пророка Исаии о творении земли, «Он утвердил ее, не напрасно сотворил ее» (Ис. 45:18), то вторую часть фразы можно перевести как «не пустой (לֹא־תֹהוּ – ло тогу) сотворил ее», что входит в видимое противоречие с выражением «безвидна и пуста». На этом основании некоторые экзегеты делают предположение, что упоминание о пустом и хаотичном состоянии земли в первых стихах книги Бытия – возможно, прикровенное указание на то, что в мире уже действует некая злая воля, которая вносит искажение в первоначально благой замысел Творца.

По мыслипрп. Ефрема Сирина,это нужно понимать в том смысле, что земля «ничего на себе не имела и была пустынна»[4].

Тьма над бездною.Тьма, по-еврейски חֹשֶׁךְ (хошех), – состояние мира, который еще лишен естественного источника света (свет появиться в первый день, а светила только в четвертый). «Бездна» – синоним слову «вода» (в еврейском языке они являются родственными). Оба они могут опять же указывать на то, что первозданная «земля» было в жидкообразном хаотичном состоянии.

Подобную мысль находим у прп. Ефрема. По его словам, бездна – воды, о сотворении которых Моисей прямо не говорит, но подразумевает. Тьма появилась в результате того, что облака, которые появились вместе с бездной (и о появлении которых Моисей умалчивает), закрывали землю от «сияния горних небес». Именно эти облака произвели первую ночь. Из этого также, кстати, следует, что для прп. Ефрема небеса духовные и материальные первоначально не были разделены (это произошло только при творении тверди).

!!! (мнение) По-еврейски «бездна» звучит как תְהֹום (тегом). Некоторые исследователи видят в этом созвучие имени аккадского божества «Тиамат», которое было символом разрушительных сил и хаоса, что, по их мнению, опять же указывает на некую злую силу, которая прикровенно уже действует в мире.

 

И дух Божий носился над водою.Некоторые толкователи видят в этом стихе указание на простой ветер, который был послан от Бога, чтобы осушить землю. Это мнение поддерживается тем, что Дух и ветер на еврейском языке обозначаются одним и тем же словом (см. Быт. О потопе)

Однако большинство отцов Церкви усматривают здесь прямое указание на Третью Ипостась Святой Троицы, Духа Святого. Действие, которое осуществляет Дух, выражено еврейским глаголом מְרַחֶפֶת (мерахефет). Если его дословно перевести на русский язык, то мы получим не просто «носился», но – «согревал движением». Этот глагол употребляется во Втор. 32:11, где говорится, что орел носится над своими птенцами. То есть Дух Божий, подобно тому, как птица согревает своих детенышей и дарует им жизнь, сообщает жизнь этому миру, согревая его Своим божественным теплом. Отсюда в первозданном хаосе можно видеть некоторое действие естественных сил, которые аналогичны процессу постепенного образования в яйце зародыша, с другой, – как эти самые силы так и результаты их поставляются в прямую зависимость от Бога. – переформулировать.

Таким образом, Писание свидетельствует об участии в творении всех трех лиц Святой Троицы. По словам прп. Ефрема Сирина, «Дух Божий есть Святый Дух Бога Отца, исходящий от Него не временно, по сущности и творческой силе равный Отцу и Единородному Сыну Его… Ибо Отец изрек, Сын сотворил; подобало и Духу привнести Свое дело… Он согревал, оплодотворял и соделовал родотворными воды, подобно птице, когда она с распростертыми крыльями сидит на яйцах и во время этого распростертия своей теплотой согревает их и производит в них оплодотворение»[5].

 

Ниже рассмотрим наиболее значимые по своему смысловому наполнению выражения в повествовании о шести творческих днях.

Рис 1.

2) День первый (Быт. 1:3-5)

И сказал Бог.Бог творит мир единственно Своим творческим Словом. По общему мнению святоотеческой традиции, речь здесь идет о Второй Ипостаси предвечном Божественном Логосе, посредством Которого и творится мир (ср.: Пс. 32:6; Притч. 8:22-29; Ин. 1:3).

Да будет свет.О природе первозданного света у экзегетов нет единого мнения.

С одной стороны, свет творится до создания светил. Это говорит о том, что речь идет не о простом солнечном свете. Поэтому некоторые толкователи предполагают, что речь идет о нетварном свете, который описывает книга Откровения: «И ночи не будет там, и не будут иметь нужды ни в светильнике, ни в свете солнечном, ибо Господь Бог освещает их» (Откр. 22:5). В подтверждение этого приводится тот факт, что Писание вроде бы как ничего не говорит прямо о творении света. Он словно вводится Богом в тварную реальность.

Так, святитель Григорий Богослов говорит: «Когда Бог благоволил произвести этот мир, состоящий из вещей видимых и невидимых… Он не дает тому, что вечно (т.е. Ангелам), другого света, кроме Себя, потому что мог ли бы тот, кто наслаждается самым источником света, нуждаться в его отражениях? Только для низших существ и для того, что окружает нас, Он впервые произвел этот свет. Этому великому Свету благоугодно было начать дело сотворением света, чтобы разогнать тьму, смещение и беспорядок, царствовавшие повсюду. «Но сначала Он не сотворил, по моему мнению, света органического и солнечного475; Он сотворил свет бестелесный (а не солнечный), который Он лишь позже дал солнцу».

Святители Василий Великий и Григорий Богослов считали, что свет был сотворен как бы заново, например, святитель Василий Великий пишет, что «Творец всяческих, изрекши слово Свое (да будет свет!), мгновенно вложил в мир благодать света»476.

В. Лосский отмечает, что «свет... есть не столько физические колебания, то есть не столько нами видимый свет, сколько «свет разума»479, то есть начало порядка и гармонии в мироздании.

С другой стороны, далее по тексту мы увидим, что этот свет угасал при наступлении ночи и набирал силу с приходом утра, что входит в противоречие с идеей его нетварности. Поэтому можно предположить, что это был тварный пульсирующий свет, не связанный с небесными светилами. Природа же этого свет нам неизвестна.

Существуют ли предположения: так, некоторые учили, что свет первого дня был изведен из самой первоматерии. Так, святитель Григорий Нисский пишет, что «когда по единому мановению воли Божией вдруг нераздельно составилась Вселенная, и все стихии были еще одна с другой смешаны, тогда рассеянный повсюду огонь оставался потемненным (пребывая сокровенным в частицах вещества), омрачаемый преизбытком вещества. Но поскольку в нем есть некая всепроникающая и удободвижимая сила, то (повелением Бога) ... огонь проторгся из всякого тяжелого естества и вдруг озарил все светом»477. Первобытный свет – это «светоносная сущность, рассеянная во Вселенной»478.

В первые три дня, по мнению Василия Великого и Иоанна Дамаскина, «день и ночь следовали друг за другом не в силу движения солнца (т.к. оно еще не было сотворено), а вследствие пульсации света в установленной Богом мере»482.

Святитель Григорий Нисский делает предположение о вращении первичного света вокруг земли, в результате чего чередовались день и ночь (в первые три дня)484.

По словам прп. Ефрема Сирина, «Первоначальный свет разлит был всюду, а не заключен в одном известном месте, повсюду рассеивал он тьму, не имея движения; все движение его стояло в появлении и исчезновении. По внезапном исчезновении его наступало владычество ночи, а с появлением его оканчивалось ее владычество…»[6]; «свет погружался в воды, бывшие под твердью, и из них произникал (через них проходил)»[7]. Именно этот свет произвел все, что было сотворено в три дня.

И стал свет. Мысль Творца и Его Слово абсолютно тождественны Его делу. Поэтому псалмопевец и пишет: «ибо Он сказал, – и сделалось; Он повелел, – и явилось» (Пс. 32:9).

И увидел Бог свет, что он хорош.Слово טֹוב (тов, «хорош»)содержит в себе не только этический или эстетический смысловой оттенок, но и онтологический (как и греческое καλός в переводе LXX). То есть речь идет о том, что свет был сущностно качественен, благ. Другими словами, он служил той цели, ради которой Господь приводит его в тварное бытие.

И отделил Бог свет от тьмы.Выражение וַיַּבְדֵּל (ва йавдаль, «и отделил») встречается в рассказе о творении мира 4 раза. Каждый раз оно указывает нам, что Господь отделяет нечто качественное, благое от всего хаотичного и неустроенного. Другими словами, тот мир, который творит Господь, в своих основаниях совершенен. «Тьма не есть какая-либо субстанция. Она есть лишение света», – пишет святой Иоанн Дамаскин481.

С другой стороны эта тьма принадлежит к тварному бытию, и ее не следует смешивать с первоначальным «ничто», которое невещественно. Не нужно отождествлять первозданную тьму со злым началом, с падшим ангельским миром. Тьма, которой заканчивается первый день, является как бы необходимым инкубационным периодом перед началом последующих творческих актов. Тьма первого дня, которую Бог назвал ночью, представляет собой плодотворную реальность, подобную земле, которая дает рост зерну. Ночь первого дня «выражает собой утробную тайну плодородия, принцип тайны жизни, тайны, свойственной земле и чреву»480.

И назвал Бог свет днем, а тьму ночью.После отделения света от тьмы Господь устанавливает их чередование (ср.: Пс. 103:20-24; 148:5; Иов. 38:11; Иер. 33:20). Какой продолжительности были эти сутки или же что они собой представляли, говорить трудно, ведь солнце появилось лишь в четвертый день творения.

 

И был вечер, и было утро: день один.После создания света начался отсчет дней. Называя первый день, Священное Писание использует для его обозначения не порядковое числительное (день первый), как в случае других дней, но количественное («день один», или, как читаем в славянском тексте – «един»). Это можно объяснить тем фактом, что дней еще не было, и первый день творения был единственным днем. Поэтому, по словам свт. Василия Великого, он являлся прообразом будущего века, «восьмого дня»[8]. Кроме того первый день, который представлял собой единство дня и ночи, стал некоей мерой времени, чем-то вроде эталона, универсальной хронологической единицы, в соответствии с которой в дальнейшем будет производиться отсчет времени.

Рис. 2.

3) День второй (Быт. 1:6-8)

Да будет твердь посреди воды, и да отделяет она воду от воды.Слово רָקִיעַ (ракиа, «шатер», «свод» (см.: Пс. 103:2, 148:4; ср. Ис. 40:22)) в тексте LXX переведено как στερέωμα (стереома),что означает «нечто твердое», и на славянский переведено как «твердь». Именно так древние представляли себе небесный свод. Именно здесь, по их мнению, зарождаются ветры, бури, а также всяческие атмосферные явления (Пс. 148:4-8, 134:7; Иов. 28:25-26, 38:24-26;Ис. 55:10; Мф. 5:45; Деян. 14:17; Евр. 6 и др.)

По мысли одних отцов, Господь разделил таким образом массы вод на две части: те, которые под твердью покрывали землю, те же, которые над твердью, образовали атмосферу[9]. Они, по толкованию преподобного Ефрема Сирина, «пребывают там росой благословений и блюдутся для излияния гнева»488. Они таинственным образом (по Библии – через «окна небесные», Быт. 7:11) излились на землю при потопе489 и, надо думать, были той благодатной росой, которая выпадала на землю вместе с манной (Исх. 16:14). Воды под твердью – это те обычные земные воды, которые в третий день были собраны в моря.

Однако, по мысли других толкователей (например, свт. Григория Нисского), речь идет о разделении между чувственным и умопостигаемым миром, миром человеческим и ангельским[10]. Так эту мысль поясняет В. Лосский: «Во второй день Бог окончательно отделяет воды низшие от высших, то есть земной космос, ограниченной «твердью небесной», от ангельских эонов, о которых в дальнейшем книга Бытия ничего не говорит»486. Здесь он следует мнению святителя Григория Нисского о том, что «твердь, которая названа небом, есть предел чувственной твари и за этим пределом следует некая умопредставляемая тварь, в которой нет ни образа, ни величины, ни ограничения местом, ни меры притяжения, ни цвета, ни очертания, ни количества, ни чего-либо иного, усматриваемого под небом»487. Соответственно, «воды над твердью» находятся вне нашего космоса.

В этом же русле продолжает мысль свт. Василий Великий. Он утверждает, что не следует думать, что твердь – это нечто твердое и жесткое в физическом смысле слова. «Напротив того, поскольку все, лежащее выше (то есть ангельские миры), по природе своей тонко... и для чувства неуловимо, то в сравнении с этим тончайшим и неуловимым для чувства она названа твердью»485. Твердь – это оболочка, в которую заключен видимый мир.

Рис. 3.

 

4) День третий (Быт. 1:9-13)

Да соберется вода, которая под небом, в одно место, и да явится суша. И стало так. На третий день Господь разделяет между собой две части первобытного хаоса: воду и землю. Так возникает суша и все водоемы (реки, озера, моря, океаны) Земли. Отцы понимают этот процесс примерно одинаково, в буквальном смысле. Святитель Василий Великий отмечает, что именно в третий день творения повелением Божиим вода получила способность стекать вниз: «теперь она везде растекается, непостоянна, по природе стремится в покатые и вогнутые места; но какую силу имела она, прежде чем, вследствие этого повеления, произошло в ней такое стренвение к движению, этого сам ты не знаешь и не мак_ слышать от какого-либо очевидца»490. По толкованию преподобного Ефрема Сирина, в этот день изменился и рельеф земли. «Самое вместилище морей сделалось углубленным в то именно время, когда сказано: да соберется вода в собрание едино, – то есть или дно морей стало ниже прочей земли и вместе с водами, бывшими над ним, приняло в себя воды, бывшие над всей землей, или воды поглотили друг друга, чтобы достало для них места, или дно моря расселось и произошло великое углубление, так что воды во мгновение ока устремились по склону дна»491.

   Воды, послушные гласу Творца, отделяются от земли, собираются в собрание едино, и этим как бы «снимаются завесы, чтобы открылась земля, дотоле невидимая»492. До сих пор «земляная качественность была еще смешана с естеством влажным». Теперь же она до того «сгущается собственными ее качествами, что, по приведении всех ее частей в однородное, при сжатом и сгнетенном ее состоянии, выжата из нее заключающаяся влажность, вода же отделена от земляной примеси и собралась вокруг себя самой, заключенная в земляных впадинах»493. Собравшись в земляных впадинах и образовав огромные водяные бассейны или моря, вода приобретает соленость, дабы, от совокупления в одно место, не подвергнуться гниению. «Воды, покрывавшие землю в первый день, были несоленые. Хотя над землей была бездна вод, но не было еще морей. Воды сделались солеными в морях, до собрания же их в моря не были солоны. Когда воды разлиты были по лицу земли для ее орошения, тогда были они сладки. Когда же в третий день собраны в моря, тогда сделались солеными, чтобы, от совокупления в одно место, не подверглись гниению и чтобы, принимая в себя вливающиеся в них реки, не переполнялись. Чтобы не иссохло море от солнечного зноя, вливаются в него реки; а чтобы не возрастало море, не выходило из пределов и не потопляло землю, принимая в себя воды рек, воды их (испаряясь) поглощаются соленостью»494.

Можно говорить о том, что в этот период заканчивается геологический этап формирования нашей планеты. Далее речь пойдет о творении различных организмов.

Да произрастит земля зелень.Земля выступает здесь активным участником процесса творения. Можно это понимать как то, что она реализует тот потенциал, которым обладает, благодаря животворной деятельности Духа Святого на ранних этапах формирования материи (см. Быт. 1:2).

…Траву, сеющую семя… дерево плодовитое, приносящее по роду своему плод.Здесь мы видим определенную классификацию растительного мира. Важен тот факт, что в сознании бытописателя каждое растение изначала имеет свой род, который продолжается в его семени. Другими словами, речь идет об установленных Творцом строгих рамках определенных биологических видов.

По словам прп. Ефрема Сирина, «Злаки во время сотворения своего стали порождениями (появились) одного мгновения, но по виду казались порождениями месяцев. Так же и дерева во время сотворения своего явились порождением одного дня, но по совершенству и по плодам, обременявшим ветви, казались порождением годов»[11].

Отцы Церкви в целях борьбы с языческим поклонением солнцу, как источнику плодородия, использовали тот факт, что растения, согласно Библии, появились на земле раньше солнца. Святитель Василий Великий пишет: «Поскольку некоторые думают, что причина произрастающего из земли в солнце, которое притяжением теплоты извлекает на поверхность земли таящуюся в глубине силу, то земля украшается прежде солнца, чтобы заблуждающие перестали поклоняться солнцу и признавать, будто оно дает причину жизни. Посему если убедятся, что вся земля украшена до сотворения солнца497, то уменьшат безмерное к нему удивление, рассудив, что оно, по бытию, позднее травы и зелени». По той же причине и самая суша явилась прежде солнца, «дабы причину осушения земли не приписали мы солнцу»498.

Рис. 4.

5) День четвертый (Быт. 1:14-19)

В четвертый день Бог творит светила, Солнце и Луну. При этом говорится об этом в таких выражениях, что у слушателя не может возникнуть и мысли о том, чтобы почитать их в качестве божеств. Они призваны выполнять лишь технические, вспомогательные функции (отделять день от ночи, служить средством отчета времени, освещать землю). Бытописатель даже не называет их имен, но говорит о них просто: «светило большое» и «светило маленькое». Такая манера повествования кардинально отличается от той манеры, которую мы встречаем в различных языческих мифах. В последних светила имеют имена и почитаются как боги. Свт. Василий Великий высказывает даже мысль о том, что не случайно Господь творит светила в четвертый день, а не раньше, «дабы не ведущие Бога не именовали солнца начальником и отцом света, и не почитали его зиждителем земных произрастений. Посему настал четвертый день, и тогда «рече Бог: да будут светила на тверди нeбecней»» (Быт. 1:14)[12].

Святой Иоанн Дамаскин вслед за каппадокийцами499 считает, что «в светила Творец вложил первозданный свет (свет очутился в светилах), ибо светило – не самый свет, но вместилище света»500. «Тогда (т.е. в 1-й день), – пишет святитель Василий Великий, – произведено само естество света, а теперь приготавливавется это солнечное тело, чтобы оно служило колесницей], тому первобытному ясному и невещественному свету» то есть светила»501. Святитель Григорий Нисский пишет что солнце, луна и звезды заимствовали свое бытие от первозданного света, но состав каждого светила приведен в совершенство в три дня502. Язычники, как известно, солнце, луну и звезды почитали за божества и служили им. По Библии, наоборот, планеты и звезды служат Творцу, исполняют Его волю. Хотя в библейских текстах встречается олицетворение светил (Быт. 2, 1 – они называются «воинством небесным»; Суд. 5:20 – они «сражаются»), мы должны понимать подобные тексты как аллегории. В период духовного упадка у некоторых евреев бытовали астральные культы (Иштар-Венера – Иер. 7:18).

Светила с их равномерным вращением определяют ритмичную смену дня и ночи, необходимую для живых существ, а также смену времен года. Они освещают землю, являются ориентирами ночью. Одни из звезд видны в одно время года, другие – в другое. В разные годы звезды различным образом выстраиваются, поэтому могут служить для определения «времен, и дней, и годов». Светила являются чудесными знамениями, напоминающими о Всемогуществе Творца, что во все времена вдохновляло поэтов.

Деление первоначального света на светила было вызвано, по мысли отцов, Промыслом Божиим о тварях, «ибо животные имеют глаза и не вынесли бы преизбытка света; свет же, разделенный на малые и большие светила, издает сияние, соразмерное зрению животных»503. Святой феофил Антиохийский указывает, что «...солнце есть образ Бога, а луна – человека. Если первое пребывает как бы неизменным и всегда совершенным, то луна каждый месяц умаляется и как бы умирает, а потом вновь нарождается, символизирует будущее Воскресение. Светила светлые и блестящие – образы пророков, менее светлые – праведников, блуждающие и падающие – образ нечестивых и богоотступников»504. Возможно, этот мотив нашел свое преломление в тропаре святым отцам: «Благословен еси Христе Боже наш, светила на земли, отцы наши основавый...»

По словам прп. Ефрема Сирина, «В четвертую же ночь, когда собраны были воды в одно место, и, как говорят, приведен в устройство (сотворен) свет, – тогда из него и из огня произошли солнце, луна и звезды. И всем этим небесным светилам назначены свои места: луна поставлена на западе тверди, солнце на востоке, звезды в тот же час были рассеяны и расположены по всей тверди»[13]. И в другом месте: «Как луна сотворена, какой видим ее в пятнадцатый день, так солнце, хотя ему был первый день, при сотворении своем явилось четверодневным, потому что все дни считались и считаются по солнцу»[14].

 

Рис. 5.

6) День пятый (Быт. 1:20-23)

В пятый день вода, по велению Бога, производит пресмыкающихся и птиц. Здесь важно отметить, что «вода», как следует из контекста, – это не только жидкое вещество, но и воздух (см. Быт.1:6-7).

К пресмыкающимся Писание относит рыб и других водяных животных (см.: Быт.1:21; Лев. 11:10). Выражение «да произведет вода пресмыкающихся» в еврейском звучит как שֶׁרֶץ יִשְׁרְצוּ (йишрецу шерец). Более точно его можно перевести как «да воскишат воды многородящими». Такое выражение указывает на природу тех тварей, о которых идет речь: так, например, рыбы рождаются из миллиона икринок. Говоря о птицах, Писание подразумевает всех живых существ, которые могли летать (ср. Лев. 11:20, 21)[15].

Помимо этого творятся животные, которых Писание называет «рыбы большие». В еврейском тексте здесь стоит слово הַתַּנִּינִם (гатаниним). Речь идет о морских животных огромного размера (см.: Иов. 7:12; 40:20; Пс. 73:13; Иез. 29:4), больших рыбах, китах (см.: Пс. 103:25; Ион. 2:11), больших змеях (см.: Иер. 51:34; Ис. 27:1) и крокодилах (см. Иез. 29:3). Есть мнение, что это слов автор употребил специально, полемизируя с мифологией хананеев. Последние считали, что «танин», мифологический змей, был врагом их бога Ваала. Таким образом, бытописатель показывает, что никакая тварь этого мира не является врагом Бога.

Мнение!!! Прп. Ефрем Сирин пишет: «О сотворении левиафана (кита) и бегемота упоминают и пророки. О первом говорят, что живет он в море (Пс.64:8), о бегемоте же Иов говорит, что живет на суше (Иов.40:10). И Давид говорит о нем, что он пасется на горах (Пс.49:11). Вероятно, что после сотворения указаны им и места жительства, чтобы левиафан жил в море, а бегемот — на суше»[16].

Также стоит отметить, что в этом месте еще раз используется глагол בָּרָא(бара), поскольку речь идет о возникновении нового вида твари – живых существ.

Господь благословляет созданных Им существ и заповедует им плодиться и размножаться «по роду своему».

Рис. 6.

7) День шестой: творение животных (Быт. 1:24-25)

В шестой день Господь творит животных, обитающих на суше. Как все водные существа были произведены Богом из воды, так все сухопутные животные – из земли. Речь идет о трех категориях животных: «создал Бог зверей земных по роду их, и скот по роду его, и всех гадов земных по роду их»(Быт. 1:25). Под зверями земными подразумеваются дикие животные (см.: Пс. 79:14, 103:20-21, 49:10, 78:2; Ис. 43:20), под пресмыкающимися – мелкие (см.: Быт. 1:26; 7:14; Лев. 11:42; Лев. 11:29-31), под скотом – домашние животные (см.: Быт. 34:23, 36:6, 47:18; Чис. 32:26). Все животные были сотворены двуполыми, поскольку могли размножаться, а также, поскольку именно наблюдение за ними родило у Адама мысль, что он одинок (см. Быт. 2:20).

Святитель Василий Великий обращает внимание на то, что именно земля производит животных. По его словам Писание говорит это для того, «чтобы ты знал различие между душой скота и душой человека... (Т.к.) душа всякого животного кровь его есть (Лев. 17:11), а сгустившаяся кровь обыкновенно обращается в плоть и истлевшая плоть разлагается в землю, то, по всей справедливости, душа скотов есть нечто земное»508.

Прп. Ефрем Сирин пишет: «Гадов извела земля повсюду, а звери и скоты сотворены близ рая, чтобы жили они рядом с Адамом»[17].

Рис. 7.

8) День шестой: творение человека (Быт. 1:26-31; 2:7)

Кульминацией творческого действия Господа становится творение человека. Святитель Иоанн Златоуст пишет об этом так: «Когда все уже (Бог) устроил и всему видимому дал надлежащий порядок и красоту, когда приготовил роскошную трапезу, полную разных яств и показывающую во всем изобилие и богатство; когда, так сказать, царский чертог блистательно украсил от верха до низу; тогда-то, наконец, созидает того, кто имеет наслаждаться всем этим, дает ему власть над всем видимым и показывает, во сколько крат это, имеющее быть созданным животное, превосходнее всего сотворенного, когда Он повелевает всем тварям быть под его властью и управлением»509.

Слово אָדָם (адам, «человек») в еврейском языке является производным от слова אֲדָמָה (адама, «земля», «почва»). Это говорит о том, что, несмотря на высокий статус, человек создан из того же материала, что и весь остальной мир. Необходимо также упомянуть о том, что слово «адам» в контексте первых глав книги Бытия может указывать как на человека вообще (см. Быт. 5:2), так и выступать в качестве личного имени первого мужчины.

О творении человека повествуется два раза. Первый раз – непосредственно в контексте Шестоднева.

И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему.Вступление к повествованию о творении человека несколько отличается от описания предыдущих творческих действий Бога. Если прежде бытописатель использует выражение «и сказал Бог» вначале каждого акта творения, то здесь все иначе. «Сотворим человека», – говорит Господь. Ритм повествования нарушается. Перед новым творческим действием возникает пауза. По учению отцов Церкви, творению человека предшествует Совет Божий. Это подчеркивает мысль об особом статусе человека в глазах Творца. На это указывает и тот факт, что из всех живых существ только человек создан непосредственно Богом. Все остальные – посредством воды или же земли. Кроме этого сам бытописатель особым образом отмечает шестой день, как день творения человека, приводя порядковое числительное «шестой» с определенным артиклем (см. Быт. 1:31). Так он указывает на важность и исключительность этого дня по сравнению со всеми остальными.

С кем советуется Господь? Почему в тексте стоит глагол во множественном числе («сотворим»)? Некоторые экзегеты предполагают, что здесь мы в очередной раз имеем дело с pluralis majestaticus. Согласно иудейской традиции, Бог советуется с ангелами. Православная же традиция считает, что в данном случае мы имеем указание на собеседование лиц Пресвятой Троицы. Так, прп. Ефрем пишет: «Кому же говорит Бог и здесь, и в других случаях во время творения? Очевидно, что говорит Сыну Своему»[18].

Принципиально важным является и выражение «по образу Нашему и по подобию Нашему» (Быт. 1:26). Эта та характеристика, которая отличает человека от всего остального тварного мира. Существует богатая экзегетическая традиция, которая стремится объяснить это выражение. Укажем лишь на основные точки зрения относительного этого вопроса.

1) Слово צֶלֶם (целем, «образ») обозначает изображение (зачастую скульптурное), которое являет свой прототип. Таким образом, человек – представитель Бога на земле. Он имеет полномочия от Бога и власть над этим миром. Так, например, об этом пишет свт. Иоанн Златоуст: «образ Он поставляет в господстве, а не в другом чем. И в самом деле, Бог сотворил человека властителем всего существующего на земле, и нет на земле ничего выше его, но все находится под его властью»[19]. Ему вторит и прп. Ефрем: «Потому господство, какое приял человек над землей и над всем, что на ней, есть образ Бога, обладающего горними и дольними»[20]. Об этом же говорит и вторая часть 26 стиха («…и да владычествуют они…»), которая указывает на следствие такого высокого статуса. Слово דְמוּת (дмут, «подобие») является в этом случае синонимом слову «образ» по закону библейского параллелизма[21].

2) Согласно толкованию большинства отцов Церкви, образ Божий – особые духовные свойства души, которые роднят человека с Самим Творцом (свобода, разумность, бессмертие и т.п.) Подобие – степень раскрытия человеком в самом себе этих свойств, которые присущи всем людям от рождения. Как пишет прп. Иоанн Дамаскин: «выражение: «по образу» – указывает на способность ума и свободы; тогда как выражение: «по подобию» – означает уподобление Богу в добродетели, насколько оно возможно для человека»[22]. На то, что данное различие образа и подобия не является всего лишь философской спекуляцией, указывает тот факт, что человек творится лишь «по образу».

И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их.Опять же здесь используется глагол בָּרָא(бара, «сотворил»), поскольку Господь творит нечто принципиально новое. Этот стих очень важен, поскольку здесь говорится о том, что человек – существо двуединое. С одной стороны – это мужчина, с другой – женщина. Оба они обладают образом Божиим. Вот как об этом пишет прп. Ефрем Сирин: «Ева уже была в Адаме, в той кости, которая взята от Адама. Хотя Ева была в нем не по уму, но по телу, однако же и не по телу только, но и по душе, и по духу, ибо Бог ничего не присовокупил к взятой от Адама кости, кроме красоты и внешнего образа»[23].

Некоторые экзегеты на основании этого текста утверждают, что первый человек был двуполом (андрогином). Однако святоотеческие толкования отклоняют подобное мнение. По мысли отцов, в данном случае речь идет о творении единого человека в двух видах, на что указывает местоимение «их». Кроме того, во второй главе книги Бытия это событие будет освещено более детально.

Далее Господь лично обращается к людям, заповедуя им обладать и владычествовать над землей и всею тварью (см. Быт. 1:28). После этого он разрешает как людям, так и всем животным в качестве пищи использовать лишь растения (см. Быт. 1:29, 30).

Второй рассказ о творении человека находится во второй главе книги Бытия. Это повествования занимает всего один стих (см. Быт. 2:7). Тем не менее, оно служит пояснением к рассказу о творении, который содержится в Шестодневе.

И создал Господь Бог человека из праха земного.Эти слова можно считать дополнение к тому, что уже было сказано ранее в 1-й главе. Для создания человека Господь взял «прах земной» и сделал из него человека. Слово עָפָר (афар, «прах») можно перевести как глина, обмазка; глагол יָצַר (яцар, «создал») – как сформировать, ваять. Иными словами здесь возникает образ Господа, который, подобно горшечнику, ваяет человека из глины земли словно некий сосуд.

И вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душою живою.Выражение «душа живая» (חַיָּה נֶפֶשׁ – нефеш хайа) встречается в тексте ранее, когда бытописатель говорит о творении первых живых существ (см. Быт. 1:20). В этом смысле ничего принципиально нового в человеке нет: прах – от земли, душа – как у всех остальных животных. Единственное, чего нет как у животных, так и у всего остального творения – то, что Писание называет «дыхание жизни». Слово «дыхание» (נְשָמָה – нешама) некоторые исследователи производят от слова שָמַים (шамаим), что значит небеса. Другими словами, Господь вдыхает в человека нечто, чего нет в этом мире, что отлично от всего тварного. Именно в этот момент человек становится человеком. Вот как об этом размышляет свт. Феофан Затворник: «Когда Бог творил человека, то образовал прежде тело из персти. Это тело что было? Глиняная тетерька или живое тело? Оно было живое тело – было животное в образе человека, с душой животной. Потом Бог вдунул в него дух Свой, и из животного стал человек»[24].

Рис. 8.

Преподобный Исаак Сирин замечает, что Бог действует различным образом при создании мира ангельского, вещественного и человека. Если ангельский мир Бог сотворил в молчании, вещественный мир создается творческим повелением «да будет», а перед сотворением человека Бог как бы останавливается. Он не приказывает земле произвести человека, а говорит в Своем Предвечном Совете: «Сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему» (Быт. 1:26).

Это совещание Божественных Лиц имеет глубокий смысл. Если все чувственные твари — это отдельные части нашего видимого мира, то человек не является простой частью мира. Он — личность и в силу этого соединяет в себе все: мир видимый и невидимый510.

Святитель Григорий Нисский пишет: «К одному только устроению человека Творец Вселенной приступает как бы с осмотрительностью, чтобы вещество предуготовить для его состава, и образ его уподобить первозданной некоей красоте, и предназначить цель, для которой он будет существовать»511. В сотворении человека как бы является полнота Божественной Премудрости. Святитель Григорий Богослов говорит: «После того, как Бог сотворил мир ангельский и мир вещественный, Он решил сотворить человека, потому что еще не было смешения ума и чувства, сочетания противоположностей — этого опыта высшей Премудрости — и еще не все богатство Благости Божией было обнаружено».

Творение человека – это создание живого существа, которым приведены в единство видимое и невидимое. Святой Иоанн Дамаскин говорит: «Из сотворенного уже вещества взяв тело, а от Себя вложив жизнь (душу)... творит как бы второй мир, в малом великий. Поставляет на земле иного ангела, из разных пород составленного поклонника (Богу), зрителя видимой твари, таинника твари умосозерцательной, царя над тем, что на земле, подчиненного Горнему Царству, земного и небесного, временного и бессмертного, видимого и умосозерцатель-ного; ангела, который занимает середину между величеством и низостью. Один и тот же дух и плоть. Дух – ради благодати, плоть – ради превозношения (в предупреждение гордости — Иоанн Дамаскин). Дух — чтобы пребывать и благословлять Благодетеля, плоть — чтобы страдать и, страдая, припоминать и поучаться, сколько ущедрен он величием. Творит живое существо, здесь приуготовляемое и переселяемое в иной мир и (что составляет конец тайны) через стремление к Богу достигающее обожения»512.

   Человек представляет собой малый мир. В нем соединяются все сферы тварной Вселенной. Как пишет преподобный Иоанн Дамаскин, «человек имеет нечто общее с неодушевленными существами, причастен к жизни неразумной и обладает мышлением разумным (ангельским). С неодушевленными человек имеет сходство в том, что обладает телом и состоит из четырех стихий. С растениями — в том же самом и, кроме того, в том, что имеет способность питаться, расти, производить семя и рождать, а с неразумными вдобавок в том, что имеет влечение, то есть доступен гневу и хотению, что наделен чувством и способностью движения по внутренним побуждениям. С существами бестелесными и духовными человек соприкасается посредством разума. Рассуждая, составляя понятия о каждой вещи, стремясь к добродетели и любя то, что составляет вершину всех добродетелей, — благочестие. Потому человек и есть малый мир»513. Говоря о величии человека, преподобный Максим Исповедник пишет: «В него (в человека), как в горнило, стекается все созданное Богом и в нем из разных природ, как из разных звуков, слагается в единую гармонию»514.

   В 1-й главе книги Бытия упоминается, что Бог сотворил мужчину и женщину, то есть две человеческие ипостаси, обладающие единой природой (Быт. 1:27). Во 2-й главе книги Бытия эта мысль раскрывается подробнее. Бог привел к Адаму животных, чтобы он нарек им имена, но среди них не нашлось помощника, достойного Адама, не нашлось того, с кем он мог бы общаться, как с равным. Поэтому Бог сотворил для Адама помощника, соответственного ему (Быт. 2:18). Он изводит жену из ребра Адама, то есть из части тела, близкой к жизненно важным центрам, прежде всего — к сердцу. Первая человеческая чета получает благословение на размножение и владычество над всей землей (Быт. 1:28). В рождении детей диада (двоица) преодолевается триадой (троицей). В этом сходство человека с Триипостасным Божеством. Адам не рожден, подобно Богу Отцу. Ева не рождается, а как бы исходит из ребра Адама, подобно тому, как Святой Дух не рождается, а исходит от Отца, а Авель рождается, подобно Второй Ипостаси Святой Троицы515. Различный образ происхождения первых людей при этом не нарушает их единосущия, подобно тому, как различный образ бытия Ипостасей Святой Троицы не нарушает их природного единства. Но, конечно, это только аналогия, так как Авель рождается после грехопадения, когда способ размножения изменился.

И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма. И был вечер, и было утро: день шестой (Быт. 1:31).Этими словами заканчивается повествование о творении мира и человека. Если раньше, бытописатель о творении каждого дня говорит, что оно было «хорошо», то теперь он использует выражение «хорошо весьма». Таким образом, он хочет передать мысль о том, что все творение отвечало «предвечным планам божественного домостроительства о создании мира и человека»[25].

9) День седьмой (Быт. 2:1-3)

И совершил Бог к седьмому дню дела свои, которые Он делал.

И почил в день седьмой от всех дел Своих, которые делал.В седьмой день творение мира было завершено. Здесь используется глагол שָׁבַת (шават, «прекратить, закончить»), от которого и образован термин «суббота». Это не означает, что после шести творческих дней Бог перестал действовать в мире. Он перестал лишь приводить из небытия в бытие, создавать нечто принципиально новое. Однако Промысел Его не прекращает действовать на протяжении всей земной истории.

И благословил Бог седьмой день, и освятил его.Здесь еще раз используется слово «благословил». Это говорит об исключительности седьмого дня. Помимо этого, Господь освящает его. Терминקֹדֶשׁ (кодеш, «святость») можно перевести как «отделенность». Святой – выделенный из среды себе подобных. По преданию Церкви, этот день длится, по словам блж. Августина, «до общего конца бытия».

Рис. 9.







Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2021 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных