Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






ВОСПРИЯТИЕ И ВНИМАНИЕ 1 страница




Музыкальный инструмент, чтобы он не звучал фаль­шиво, предварительно настраивают. Точно так же и творческий аппарат актера нуждается в верной настройке. И преж­де всего в точно настроенном и организованном внимании и восприятии в условиях сценической жизни.

Но сначала о роли внимания и восприятия в реальной действительности.

Пробуждение сознания человека начинается с возник­новения внимания к окружающему, с восприятия и осмыс­ления реального мира. Ребенок начал следить за игрушкой в ваших руках, зажмурился от света лампы, услышал треск погремушки, узнал мать и улыбнулся, заплакал, когда она ушла. Он начал узнавать, радоваться, огорчаться, протесто­вать. Его внимание пока очень неустойчиво, оно легко пе­реключается на другой объект. Только что он плакал, но вот солнечный зайчик удивил его, и он уже улыбается.

Педагогическая наука разрабатывает различные методики для воспитания устойчивого внимания у детей, решает проблему пробуждения активного интереса к изучаемому материалу. Очевидно, без дисциплины внимания, его устойчивости, без осмысленного желания научиться, без

 

Стр. 122

активного интереса невозможно освоить накопленный до тебя человеческий опыт, знания людей, живших до тебя. А ведь все начинается в жизни человека с восприятия, усвое­ния, осмысления всего, что его окружает.

На сцене же нет реалий, есть те или иные "условия иг­ры", та или иная мера условности всего, что окружает че­ловека-актера. Эти "условия игры" — создание фантазии своей или чужой — необходимо "присвоить", "поверить" в них, отдаться им своими чувствами, мыслями, поступками. Но для того, чтобы это стало возможным, необходимо пре­жде всего найти верное качество своего сценического су­ществования, обрести свое сценическое "Я — семь". Это значит ощутить себя на сцене в полноте всех доступных человеку в жизни восприятий. Начать впитывать условное с такой же непосредственностью, с такой же подробностью, как реальное. А для этого потребуется вся острота внима­ния, зоркость глаза, точность слуха, тонкость и чуткость осязания, обоняния и вкуса.

Только ощутив себя на сцене в окружении плотной ат­мосферы вымышленной жизни, которую диктуют сцениче­ские предлагаемые обстоятельства, воспитав в себе потреб­ность каждую секунду сценического бытия прежде всего видеть, слышать, воспринимать всеми данными человеку способностями все с ним происходящее, человек-актер об­ретает сценическое "Я — есмь", близкое подлинному, орга--ническому. Причем, воспринимая не однолинейно, а как бы по многим параллельным каналам одновременно, с опреде-. ленной доминантой в сознании, разумеется, так как что-то всегда важнее остального, человек-актер обретает сцениче­скую свободу, раскрепощенность своей природы и пробуж­дает свое чувство правды и веры по отношению к условно­му сценическому миру. Тогда только он внутренне готов к подлинному взаимодействию на сцене.

Слово акт значит действие. Актер — значит действующий. Но известно, что в реальной жизни, чтобы начать действовать, надо сориентироваться в ситуации, надо ее

 

Стр. 123

понять, а для этого увидеть, услышать, ощутить. Соотнести свои наблюдения с личной целью и затем уже найти и со­вершить тот или иной поступок. Очевидно, чтобы быть убедительным, как для зрителя, так и для самого актера, этому же закону жизненного, органического поведения должно соответствовать и поведение на сцене.

Всякое действие начинается с восприятия. Действие, поступок— момент результативный. Чтобы быть подлин­ным, живым, не схемой, действие должно органически воз­никать как необходимость из восприятия, из оценки, из по­иска соответствующего поступка. Именно с восприятия, невозможного без элементарного внимания, начинается активное, сознательное поведение человека в жизни и че­ловека-актера на сцене.

И если обучение актера имеет своей целью привить на­выки к органическому, целеустремленному способу суще­ствования на сцене, то становится очевидной необходи­мость начинать обучение именно с тренировок внимания, с упражнений, помогающих управлять вниманием, развивать его эффективность и интенсивность. Цепкое, гибкое, ус­тойчивое и активное внимание — необходимое свойство актерской техники.

Современная наука утверждает, что возможности вос­приятия обусловлены строением органов слуха, зрения, ося­зания, обоняния, однако для того, чтобы в голове человека создался, возник образ предмета, характеризуемый опреде­ленными качествами и свойствами, необходимо, чтобы че­ловек вступил в определенные отношения с этим предметом.

Современная психология отвергает прежнее представ­ление о восприятии как процессе пассивном. Восприятие не есть результат одностороннего воздействия внешних пред­метов на пассивно слушающего и смотрящего субъекта.

Психическое отражение реальности в чувственных и мысленных образах есть процесс активный. Он происходит между активным, пристрастным субъектом и равнодуш­ным, пассивным по отношению к субъекту объектом.

 

Стр. 124

Психология изучает зависимость восприятия, пред­ставления, мышления от мотивов, потребностей восприни­мающего. Воспринимают не органы чувств, а человек при посредстве своего слухового или зрительного аппарата.

"В восприятии постоянно происходит активный про­цесс "вычерпывания" из реальной действительности ее свойств, отношений и т. д., их фиксация... и воспроизведе­ние этих свойств в актах формирования новых образов, в актах узнавания и припоминания объектов"1.

Картина мира складывается у человека "не только на непосредственно чувственном уровне, но и на высших по­знавательных уровнях — результате овладения индивидом опытом общественной практики, отраженным в языковой форме, в системе значений. Иначе говоря, "оператором" восприятия являются не просто накопленные прежде ассо­циации ощущений и не апперцепция в кантианском смыс­ле, а общественная практика"

Положения современной психологии об активности процесса восприятия представляются очень важными для восприятия актеров драматического театра.

Творчество немыслимо без волевого акта, без воспита­ния внутренней дисциплины, мобилизации душевных, нервных, психических сил для творческого процесса. Именно активная позиция творящего поможет верно ото­брать объекты восприятия. Поможет возникновению вер­ного отношения к объекту и реализации его на сцене поис­ком и осуществлением поступка, отвечающего цели, на­правленности темперамента действующего лица.

Актерское внимание в своей основе — это прежде все­го внимание "преобразующее". Оно тесно связано с активной жизнью воображения, фантазией, с предлагаемыми об­стоятельствами, рожденными "если бы" и конфликтом. Без увлекательного вымысла не может быть и активного

1. ЛеонтъевА. Н. Деятельность. Сознание. Личность. С.69.

2. Там же.

Стр. 125

внимания и восприятия условного объекта как реального. Ак­терская фантазия предполагает способность создавать пре­пятствия, конфликтные ситуации и увлекаться поиском преодоления этого препятствия, поиском способа разрешения конфликта.

Положение науки о зависимости восприятия, представ­ления, мышления от мотивов и потребностей воспринимающего диктует необходимость обращаться в своей прак­тике прежде всего к отбору объектов внимания. Верно най­денная последовательность объектов внимания помогает актеру создать живую среду для своей фантазии, организу­ет его восприятие и как бы ведет его к цели. Объекты вни­мания, отобранные именно так, а не иначе, отвечают как раз позиции, мотивам и потребностям воспринимающего, тем самым реализуя зависимость процесса восприятия от личности. В самом деле, если у вас нет шапки для зимней погоды, то вы невольно отмечаете, какие на встречных прохожих попадаются хорошие шапки, и задаетесь вопро­сом, отчего же у них есть, а у вас нет? Ведь даже пройдя по одной и той же улице, разные люди вынесут разные впечатления. Один расскажет о магазинах, витринах, другой о забавном встреченном человеке, третий о мрачном доме на углу, поразившем его воображение. Даже один и тот же человек, но в разные дни своей жизни чутко, как антенна, принимает различные впечатления. Дискомфорт личности стимулирует отбор объектов внимания, обусловленный причинами, породившими этот дискомфорт. Наверное, именно потому так остро чувствует полковник Вершинин из "Трех сестер" Чехова уют дома трех сестер Прозоровых. Ведь у него нет настоящего дома, спокойной и доброжела­тельной семейной атмосферы. Как не хватает ему такого вот нежного, ласкового внимания, каким сестры окружают своего брата Андрея. Вечные ссоры с женой, ее недоверие, неналаженность, уродливость быта утомили Вершинина до предела, оттого так притягателен для него этот мир сестер Прозоровых. Оттого он мечтает о времени, когда такими,

 

Стр. 126

как они, станет большинство людей, исчезнет злое, мелоч­ное, глупое, унижающее и оскорбляющее человека.

Очень интересным представляется подход современной психологии к процессу восприятия с точки зрения челове­ческих резервов воспринимающего субъекта. Мысль о за­висимости восприятия от богатства личности, от ее приоб­щенности к общечеловеческой культуре, от ее личного и общественного опыта— очень верная, подтверждающая за­висимость всего творческого процесса от личности творя­щего. Ведь восприятие—эта та энергия, которая питает весь дальнейший творческий процесс. Именно от богатства, мно­гомерности этого процесса зависят как качество оценки, ее глубина, тонкость, так и интенсивность поиска поступка, так же, как и степень эмоциональной активности и творче­ской энергии в осуществлении его человеком-актером.

Восприятие, его содержание, его смысл — это "горю­чее", на котором работает аппарат актера. Восприятие — это словно корни, питающие соком жизни все древо актер­ского творчества.

Можно говорить об актерском восприятии в двух смыслах. Один смысл этого термина в технологии творчества совпадает с наблюдательностью актера и режиссера в жизни. Со способностью схватывать приметы поведения современного человека, особенности психики, общения, которые до времени складываются в эмоциональной памя­ти и составляют своего рода кладовую или творческую за­писную книжку художника. Совершенно ясно, что чем бо­гаче эта кладовая, тем интереснее, содержательнее и сам художник.

Другой, более широкий смысл термина восприятие совпадает с умением по-настоящему, подлинно видеть, слышать, осязать, обонять, ощущать в каждую секунду сво­его сценического бытия. В этом качестве процесс воспри­ятия, его непосредственность, непрерывность, подвижность обеспечивает подлинность органической жизни человека-актера в сценических ситуациях. Все происходит для

 

Стр. 127

актера на сцене как будто бы в первый раз и, стало быть, непре­рывно требует обостренного восприятия развития ситуа­ции, происходящих событий, чтобы полноценно участво­вать в них, осуществляя свои намерения, цели. Чем лич­ность художника содержательнее, тем ярче, богаче, неожи­даннее процесс ее сиюминутных восприятий и, стало быть, тем заразительнее они для зрителя.

Очень важной для творческого процесса является и мысль о "вычерпывании" человеком из реальности ее "свойств", "отношений", их "фиксации" и "воспроизведе­нии этих свойств в актах формирования новых образов",

Фактически здесь наука определяет природу творчест­ва как отбора из реальности и конструирования на основе отобранного материала совершенно нового образа, таящего в себе приметы узнавания и припоминания образов жизни, реальности. Становится очевидной роль внимания, наблю­дательности как первоосновы творчества вообще и их зна­чение в формировании личности художника.

Именно с размышления о жизни, о людях начинается и режиссура, и актерское творчество. С наблюдения и сопос­тавления фактов действительности, нас окружающей, с по­стижения ее контрастов, неоднозначности, с интереса к че­ловеческой психологии, к ее неожиданностям и секретам начинается становление будущих режиссеров и актеров. С тренировки способности к наблюдению, с осмысления увиденного начинается обучение человековедению, если мож­но так сказать о нашей профессии в искусстве.

Актеры, с первых шагов в профессии постигая законы вовлечения своего человеческого "Я" в процесс творчества, должны все полнее открывать для себя значение подлинного восприятия как основы органического процесса сцениче­ской жизни, без которого невозможны "истина страстей и правдоподобие чувствований в предлагаемых обстоятельствах".

Развивая наблюдательность, острый и точный глаз, тонкий слух, тренируя память, направляя свое внимание на

 

Стр. 128

то, как говорят, поют, танцуют, общаются сегодня его со­временники, актер приобретает навык проверять себя все­гда и во всем правдой жизни.

Конечно, эта работа актера начинается еще в театраль­ной школе, где делаются многочисленные упражнения, главными задачами которых являются: 1)Дать отчетливо почувствовать разницу между подлинным вниманием, дей­ствием и их обозначением, изображением. 2) Сориенти­ровать на чувственно-конкретное восприятие объектов, об­разное восприятие, апеллирующее к нашему подсознанию, ведущее к восприятию эмоциональному. Поэтому, делая упражнения, мы "дразним" воображение различными "если бы": нюхаем розу или рюмку коньяка, едим бутерброд с ветчиной, икрой, стоим под дождем, на сильном ветру, на солнечном берегу моря, слушаем шум его волн, крики чаек, вдыхаем его соленый запах, входим в прибой, следим за по­летом чаек, берем теплую, плоскую гальку, бросаем в море. Привыкаем воспринимать на сцене полноценно всеми пятью чувствами, окружать себя атмосферой, будить свое эмо­циональное отношение к объектам восприятия, вступать с ними в действенные отношения, вовлекать свое подсознание в свою творческую работу с самых первых шагов. Этому учил К. С. Станиславский.

Эти первые упражнения на внимание и восприятие по существу уже торят тропинку к органическому процессу поведения человека-актера на сцене. Они раскрывают че­ловеческую индивидуальность актера, присущую именно ему заразительность, содержательность и неожиданность в оценках и поведении.

Но чтобы добиться органического "Я — есмь" на сце­не, актеру надо воспринимать всеми пятью чувствами не только окружающую его внешнюю ситуацию, а и себя са­мого в каждую секунду сценического бытия, воспринимать и все те процессы, которые происходят в тебе самом. Будь то по сценическим обстоятельствам головная боль, прият­ная усталость, изнеможение или нервная дрожь, озноб или

 

Стр. 129

прилив сил, бодрость, опьянение или голод, жажда. Ведь наше восприятие действительности бывает и чисто физио­логическим. Нам бывает холодно, у нас смерзаются ресни­цы на сильном морозе, снег колет лицо. Мы попадаем под дождь, ощущаем натиск сильного ветра. Мы приходим ле­том с жаркой городской улицы в комнату на теневой сто­роне и вздыхаем облегченно или попадаем в перегретое помещение, где буквально нечем дышать.

Все эти "если бы" могут и должны стать основой того или другого физического самочувствия. Чтобы навсегда воспитать у актера отвращение к штампованному изоб­ражению, наигрышу, работая над этими упражнениями, необходимо подробно разобраться в природе данного фи­зического самочувствия, понять, какие именно ощущения испытывает человек, как воспринимает их и какова логика его поведения, какой внутренний темпо-ритм, отчего чело­век ведет себя именно так, а не иначе в этом физическом самочувствии. Верно понятое, найденное, а значит воспри­нятое физическое самочувствие рождает внутреннюю по­требность в том или ином действии, делает поведение оп­равданным, необходимым, убедительным.

Так, с самого начала обучения актеров, с упражнений, закладывается прочный фундамент для всей дальнейшей работы над драматургией, над характером, где проблема восприятия стоит не менее остро. В самом деле, главное в спектакле — взаимодействие персонажей. Всякое взаимо­действие начинается с восприятия, с ориентировки в ситуа­ции, в поведении и самочувствии партнера. Без восприятия невозможно подлинное органическое общение, а значит и взаимодействие. В процессе подлинного действия, то есть воздействия на партнера всегда присутствует ожидание его контрдействия или содействия. А что такое ожидание? Это тоже восприятие или такая готовность к нему, которую трудно от него отделить.

Так в жизни, так должно быть и на сцене. Но часто, от­работав все упражнения на восприятие на первом курсе, в

 

Стр. 130

дальнейшем начинают отрывать действие от восприятия, а иногда и забывать о последнем. Тогда воцаряется театр без подлинного органического процесса, населенный мертвы­ми поставленными голосами, бойко действующими вне всякого смысла актерами, и поэзия искусства покидает его. Актеру жизненно необходимо вырабатывать навык быть на сцене всегда в процессе восприятия развивающихся отно­шений, событий, в процессе поиска нужных ему слов и по­ступков, в непрерывном ожидании ответа, реакции партне­ра. Ради нее он на сцене. Часто же актер не держит этой перспективы, тогда ситуация не развивается органично и тонко, а сколачивается топорно, приблизительно. Актер на сцене должен быть подобен игроку на площадке, готовому к ответному мячу противника. Для актера готовность номер один — в ожидании поступка, слова партнера. Партнер может поступить или ответить, как ожидается или совсем неожиданно. И тогда снова— восприятие, стремительная ориентировка, поиск и осуществление следующего воздей­ствия на партнера. Восприятие выступает как необходимое условие органики поведения, обеспечивающее подлинный внутренний импульс к осуществлению поступка, действия, не "заданного" актеру режиссером, драматургом, а рожден­ного актером здесь, сейчас. Поэтому так важно развивать потребность не формального, а подлинного, личного вос­приятия у студента-актера каждую секунду его сцениче­ской жизни.

Чем же обогащается внимание и восприятие человека-актера в спектакле? Прежде всего открытием для себя лич­ности драматурга, постижением мира его фантазии, мира его персонажей, мира его размышлений о жизни, людях, их прошлом, настоящем и будущем.

Встреча с драматургией предполагает заражение актер­ской фантазии темой, ситуацией, событиями, жанром, предлагаемым автором. Перед артистом возникает необхо­димость открытий в содержании, необходимость догадаться о сущности роли, природе ее темперамента,

 

Стр. 131

особенностях мышления персонажа, присущей ему логике поведе­ния, его жизненных целях.

Да и в процессе самого спектакля, в роли актеру преж­де всего необходимо быть открытым восприятию. Так же, как и в этюдах, все видеть, все слышать, понимать, что про­исходит с ним и вокруг него, рождая ко всему, что видит и слышит, искреннее эмоциональное отношение, которое за­крепляется в поступках, в поведении, в том или ином воз­действии на партнера. При этом само восприятие будет скор­ректировано сутью события, предлагаемыми обстоя­тельствами пьесы и сутью предложенного характера. А зна­чит будет отражать до м и нанту жизни духа роли, образа, будет отражать перспективу той или иной ситуации.

Как же соотносится собственно личность актера, его "Я" с интересами, устремлениями, желаниями образа? Ка­ков путь к присвоению себе чужих устремлений? Кроме кропотливого "въедливого" обдумывания всех предлагае­мых обстоятельств пьесы, своеобразного "погружения", "вгрызания" в мир ее образов, необходимы и пробы, ре-петиционныый действенный анализ, кото­рый вовлекает весь актерский аппарат в процесс постиже­ния. Здесь вступает в силу открытие природы конфликтов, их глубинной сущности, живой для нас и сегодня, ранящей человека-артиста, какие бы временные и пространственные параметры не отделяли нас сегодняшних от героев пьесы.

Чем точнее знание, понимание, постижение аппаратом актера сути происходящего в пьесе, тем легче осуществить отбор объектов внимания для каждого действующего лица в каждую секунду его сценической жизни, отбор объекта-доминанты как препятствия в достижении желаемого либо угрозы на пути к цели. При комплексном восприятии всей ситуации, которое дает разбор по событиям и отбор пред­лагаемых обстоятельств у каждого действующего лица есть всегда доминанта его восприятия момента, тесно спа­янная с объектом внимания. Выстраивается такая цепочка: объект-доминанта, мое восприятие объекта, рождение

 

Стр. 132

эмоционального отношения к нему через вовлечение всех ор­ганов чувств (а значит чувственное восприятие объекта), подключение внутреннего монолога в его адрес, поиск и осуществление поступка-действия физического или сло­весного для достижения желаемого изменения в поведении партнера. При таком восприятии осуществляется пре­творение предлагаемых обстоятельств пьесы в действенную партитуру пове­дения актера.

Но для того, чтобы выстроить непрерывную последо­вательность объектов-доминант своего героя, артисту приходится найти в себе те струны, на которых можно сыграть мелодию образа. Как говорил Вл. И. Немирович-Данченко: затронуть в человеке-артисте именно те нервы, которые резонируют в жизни на подобную ситуацию, событие, вы­звать их вибрацию.

Знаменитый русский артист Певцов, репетируя роль следователя в "Преступлении и наказании" Достоевского, изматывал своих домочадцев пристальностью, придирчи­востью, подозрительностью, воспитывая в себе харак­тер восприятия и мышления, ища способ об­щения преследователя с преследуемым, профессиональную хватку Порфирия Петровича. Это помогало актеру потом в спектакле находить объекты-доминанты в поведении парт­нера, которыми он "питался": ускользающий либо чересчур упорный взгляд, внезапную бледность, напряженность ли­ца, нервные срывы Раскольникова — все, что упрочило ин­туитивные догадки Порфирия, понуждал к дальнейшим броскам, обманным ходам и новым наскокам на партне­ра — Раскольникова. Схватка с Раскольниковым могла со­стояться при острой наблюдательности, внимании к мель­чайшим подробностям поведения партнера, наблюдатель­ности, которая питалась доминантами роли.

Объект-доминанта отбирается и в разборе, и в пробах методом действенного анализа и может возникнуть внезапно, как счастливое озарение, рождаясь в репетиции, в

 

Стр. 133

обдумывании, во сне и даже в уже давно идущем спектакле, неожиданно появляясь в поведении импровизационно су­ществующего актера.

От качества восприятия и его богатства зависит глуби­на мотивировок и филигранность отделки сценического поведения, что и есть собственно художественность. Вос­приятие, длящееся ежесекундно, без разрывов, обеспечива­ет органику и перспективу в поведении актера в роли. Вос­принимаю, соотношу новое с тем, что уже имею, ищу спо­соб преодолеть или подключить это новое к тому, чем я обладаю, ищу поступок, разрешающий этот конфликт, и снова воспринимаю очередной объект-доминанту.

Компас в этом постоянном движении — это тема спек­такля, тема роли, суть события, его сокровенное зерно, его внутренний смысл.

Классический пример емкости, тонкости восприятия — внутренний монолог А. С. Пушкина, вылившийся в стихо­творение:

Цветок засохший, безуханный,

Забытый в книге вижу я;

И вот уже мечтою странной

Душа наполнилась моя:

Где цвел? когда? какой весною?

И долго ль цвел? И сорван кем,

Чужой, знакомой ли рукою?

И положен сюда зачем?

На память нежного ль свиданья,

Или разлуки роковой,

Иль одинокого гулянья

В тиши полей, в тени лесной?

И жив ли тот, и та жива ли?

И нынче где их уголок?

Или уже они увяли,

Как сей неведомый цветок?

Качество восприятий, их богатство, содержательность определяют смысл творчества.

 

Стр. 134

"ФИЗИЧЕСКОЕ САМОЧУВСТВИЕ" И "ВТОРОЙ ПЛАН"

На пути артиста к "живому человеку" на сцене, не вообще "органичному", просто, от себя говорящему авторские слова лицу, а к "живому человеку" во всей его непо­вторимости — к образу — существенную роль играет рабо­та по освоению "физического самочувствия" и "второго плана" роли.

Понятия "самочувствие простоты" Вл. И. Немировича-Данченко и "сценическое самочувствие" К. С. Станислав­ского, которые обозначают верное творческое самочув­ствие свободы актера как условия его работы, и понятие "физическое самочувствие" не идентичны, поскольку под последним мы имеем в виду самочувствие роли, которую предстоит актеру воплотить.

"...Что значит— живой человек? Это значит: когда ви­жу, что он пьет, я верю, что он действительно что-то вы­пил; когда он молчит, — я понимаю, почему он молчит, когда он говорит, я верю, что он знает, кому он говорит; когда он смеется, я верю, что ему действительно смешно; когда он плачет, я верю, что он растроган до слез; когда он двигается, мне понятно каждое его движение, когда он го­ворит, что сегодня жара, я вижу, что жарко и ему, или когда он говорит, что холодно, я вижу, что холодно и ему; когда он испугался, я вижу, что он испугался, а не сыграл этот испуг..." "Я вижу перед собой,— продолжает Вл. И. Не­мирович-Данченко, — живого человека в определен­ном данной минутой физическом само­чувствии"1 (разр. моя —Д. Л.).

Трудно представить себе живого человека и в жизни, и на сцене вне движения, в широком смысле этого слова. Так же невозможно его представить вне какого-либо самочув­ствия, — ив узком, бытовом плане, и в плане общего само-

1. Немирович-Данченко Вл. Я.Театральное наследие:В2т.Т. 1.С. 191.

 

Стр. 135

ощущения. Именно поэтому наживание актером психофи­зического самочувствия, условно называемого "физиче­ским самочувствием" Вл. И. Немирович-Данченко считал основным процессом нахождения образа.

Вот несколько замечаний актерам в процессе работы над "Тремя сестрами"

(1940 г).

Ольге— К.Н.Еланской: "Когда самочувствие не схвачено, тогда приходится играть слова и головную боль. А если схвачено, тогда достаточно просто констати­ровать. В этом и есть наше искусство... Если самочувствие верно схвачено, тогда просто скажешь: "голова болит" — и дойдет"1.

Соленому — Б. Н. Ливанову: "Если вы это самочувст­вие найдете, все пойдет верно. Если образ синтетически не схвачен, все будет искусственно"2.

Вершинину — М. Е. Болдуману: "Самое важное в моем представлении о нашем актерском искусстве, это — само­чувствие синтетического образа, или синтетическое само­чувствие образа... Когда все это будет схвачено,— роль готова, остается техника" .

И так же, как с понятием "зерна" у Вл. И. Немировича-Данченко было рядом "сквозное действие", так и с поняти­ем "физическое самочувствие" — рядом "второй план".

"Что же нужно актеру, чтобы получился не только хо­рошо схваченный внешний рисунок, но и целый образ, что­бы исполнение... приближалось к большому искусству. Нужно то, что я называю вторым планом. Вот как будто хороший спектакль, хорошие актеры с верной интонацией говорящие слова, хорошая дикция. А вот актеры, говоря­щие эти же слова, но пропускающие их через какие-то там жернова и каналы подводные, и уже на сцене что-то другое. Сперва может показаться, как будто и разницы никакой

1. Вл. И. Немирович-Данченко ведет репетицию. С. 400.

2. Там же. С. 407.

3. Там же. С. 458.

 

Стр. 136

нет. Но разница в том, с чем зритель уйдет из театра... Зри­тель уходит из театра — и то, что он уносит с собой из те­атра,— начинает жить в душе зрителя... Послушали, по­смеялись, поплакали, пошли домой— и этим все кончи­лось. Или: послушали, посмеялись, поплакали — и унесли все это с собой в жизнь. Вероятно, потому, что в игре акте­ров был тот самый второй план"'.

Искреннее выполнение задач, "линии действий" еще не создает образа. Часто в человеке можно больше узнать совсем не тогда, когда он себя активно выявляет словом или каким-либо другим внешним способом. Вл. И. Неми­рович-Данченко на репетиции "Половчанских садов" Л. Леонова высказал великолепную мысль: "Что птица умеет летать— это видно даже тогда, когда она ходит"2. Вот образное определение "второго плана". Применительно к актерскому искусству это возможно, если артист овладеет всей полнотой внутренней жизни роли.

Понятия "физическое самочувствие" и "второй план" очень подробно и настойчиво разрабатывал в своей практи­ке и теоретических высказываниях Вл. И. Немирович-Дан­ченко в последние годы жизни. Степень готовности роли он связывал с возникновением "внутреннего груза" у акте­ра, который он и называл вторым планом, с освоением ак­тером того, как персонаж молчит, каков он в паузах, какова его "зерновая" мысль, с которой он молчит. Надо сказать, что в последние годы Вл. И. Немирович-Данченко все больше внимания уделял "физическому самочувствию" и "второму плану". Это в какой-то степени было связано с его беспокойством относительно "метода физических действий": он боялся снижения эмоциональной стихии в творче­стве актера за счет голого, рационального выполнения це­почки действий.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных