Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Для нашего случая эти ничейные кусты сильно напоминают Швейцарию.




 

означало, что банкиры ссужали два правительства одновременно, давая себе возможность натравливать одно на другое в качестве средства принуждения одного из них платить долги банкирам. Самым успешным средством обеспечения согласия в условиях платежа была угроза войны: банкир всегда мог пригрозить не выполнившему обязательства правительству войной, как средством принуждения произвести платежи. Это повторное вступление во владение государством будет почти всегда срабатывать, так как глава правительства, беспокоящийся о сохранении своего кресла, будет согласен на первоначальные условия займа и продолжит выплаты.

Ключевым же моментом здесь являлась соразмерность государств: чтобы ни одна страна не оказалась бы столь сильна, что военная угроза со стороны слабейшего соседа будет недостаточна для принуждения к платежам».

Это выдержки из книги Ральфа Эпперсона «Невидимая рука. (Введение во взгляд на историю как на заговор)», которая вышла в США в 1985 году, и за семь лет (к 1992 г.) была тринадцать раз переиздана.

К счастью, тысячелетиями оправдывавшая себя тактика стравливания народов исчерпана. Этот механизм обнаружил себя в силу Закона Времени и стал стратегически неработоспособным в связи с изменившимися обстоятельствами и происходящими изменениями логики социального поведения. Мы вступили в новую эпоху развития человечества, когда разжечь пожар новой мировой войны уже не удастся. Однако этот алгоритм активно применяется на уровне локальных конфликтов.

Рассмотрим с этих позиций военные события и развившийся в последние 30 лет неслыханный международный терроризм. При детальном рассмотрении становится понятно, что, например, эпохальный террористический акт в США 11.09.2001 г. не был акцией против доллара, как очень многим в мире показалось. Подрыв доллара — это кратковременный этап, у нас в стране эта тенденция работала не более двух суток, а его укрепление — это следующий этап и стратегическая цель террористической операции. Под флагом антитеррора произведен запуск военной машины США, дестабилизирующей обстановку в мире. Это не выгодно ни США, как государству, ни американскому народу. Это выгодно надгосударственной системе управления, использующей США в роли марионетки — инструмента в делании глобальной политики. Точно так же и процессы безумных по масштабам финансовых вложений в Гитлера со стороны глобальных финансовых кланов Европы и США были невыгодны немецкому народу.

Отправной точкой этих процессов является 1913 год, когда была создана де-факто частная корпорация (наш ЦБ также по факту не является государственным) — Федеральная резервная система США, узурпировавшая право эмиссии доллара. Спровоцированная I мировая война (анализ предыстории показывает, что в ее организацию решающий вклад внесла Великобритания, которая стремилась убрать своих геополитических конкурентов — Россию и Германию, но не учла США) — первый шаг к мировой гегемонии доллара и стоящих за ним финансовых кланов. Она подорвала устои безраздельно господствовавшего до этого английского фунта стерлингов. На втором этапе надгосударственные финансовые кланы, владевшие через ФРС долларовой эмиссией, организовав II мировую войну, окончательно «опустили» тем самым валюты всех воюющих держав. В 1944 году цель войны была достигнута. Было заключено Бреттон-Вудское соглашение, по которому единственной мировой валютой, обмениваемой на золото, признавался доллар США.

По итогам II мировой войны хозяева долларовой финансовой системы получили право безграничной эмиссии долларовой бумаги с получением очень хитрого дохода, который в экономической энциклопедии именуется редко употребляемым словом — сеньорадж. Сеньорадж — это прибыль, определяемая разницей между номиналом денег и стоимостью их физического изготовления. Стоимость производства сто долларовой купюры составляет менее 10 центов, а прибыль того, кто ее печатает, составляет на одной бумажке

99 долларов и 90 центов. Корпорация, являющаяся эмитентом этой бумаги, имеет доходность, которая даже не снилась ни наркодельцам, ни торговцам оружием. Сегодня мы меняем 10 кг долларовой бумаги на 100 кг золота, а равно на тысячи тонн нефти, леса, газа, и т. п., осуществляя как минимум товарное кредитование США, а как максимум дарим все это на безвозвратной основе. Правда, последний вариант реализуется в момент крушения долларовой пирамиды.

Все происходящее вокруг Ирака рассматривается, как борьба США за доступ к нефти. Но за те деньги, которые уже потрачены на подготовку к войне, нефть можно было просто купить. За нефтяной ширмой скрываются алгоритмы глобальной дестабилизации обстановки в мире. Только глобальная дестабилизация в масштабах планеты с опусканием валют всех вовлеченных в нее стран может обеспечить очередную монополию на безумные прибыли глобального эмиссионного центра.

Такими кровавыми сценариями хозяева долларовой пирамиды и хотят спасти доллар. Для создания предлога к началу войны надгосударственные финансовые кланы и организовали провокацию со взрывами по принципу поджога рейхстага Гитлером, которая развязала руки военной машине США. Гамбит удался, за две пешки в центре Нью-Йорка получены две военные базы в Киргизии и Узбекистане, опорная точка в Грузии. Т. е. вооруженные силы США оказались на грани прямого контакта не только с Россией, но и со стратегическим оппонентом США — с Китаем. Попробуйте на месте знахарей концептуальной власти придумать иной способ прямого вторжения в подбрюшье России и Китая. Не получится.

Детали этой глобальной провокации, организованной с надгосударственного уровня управления с участием спецслужб США, описаны в книге французского автора Тьерри Мейссана «Чудовищная махинация». Приведем лишь один факт. Инсинуации по поводу падения «Боинга» на Пентагон разоблачает приведенная в книге фотография. Входное отверстие на фасаде имеет диаметр 6 м, выходное 2,3 м.

В то время как размах крыльев «Боинга 757» — 38 м. На прилегающей территории не обнаружено ни одного фрагмента, якобы врезавшегося в Пентагон самолета.

Единственный инструмент стабилизации обстановки в мире, в том числе в Ираке и Чечне, без изменения природы денег сводится к запрету на демонстрацию актов террора в СМИ. Отсутствие телевизионной рекламы сделает акты террора бессмысленными для тех, кто их организует и финансирует. Однако финансово-методологическая основа терроризма может быть ликвидирована и путем перевода мировой кредитно-финансовой системы на принципиально иную концепцию функционирования. Человечество должно вернуть деньгам товарную форму и ввести стандарт энергообеспеченности валют, то есть установить определенное соотношение (пропорцию) между годовым объемом производства электроэнергии — с одной стороны, и с другой стороны — с объемом денежной массы, обслуживающей товарооборот. При этом Россия должна перейти на экспорт наших несметных сокровищ (начиная с газа, леса, нефти, металлов) только за собственную валюту — за рубли. При этом рубль, получивший обеспечение «простым продуктом», станет самой устойчивой валютой в мире. Сегодня ресурсы России лежат в обеспечении устойчивости доллара. Исключив возможности экспансии бумажного и электронного доллара в принципе, мы исключим тем самым и предпосылки для финансирования и организации террора в нашей стране.

На уровне глобальной мировой политики неоднократно проявлялась «трогательная забота» об искоренении российского криминалитета и преступности. Она беспокоит ООН и даже таких глобальных политиков, как Маргарет Тэтчер. До того как она впала в старческий маразм (воздаяние за нравственно порочную политику, как и итог жизни Р. Рейгана), она писала: «Опасаюсь, очень опасаюсь прихода криминальных структур к власти в России. Ведь они могут вписаться в ваш государственный истэблишмент. Вот чего вам следует бояться. И нам на Западе следует бояться того же». Но политик такого уровня высказывает свои опасения лишь по тем фактам, которые не вписываются в проводимую им глобальную линию. Ведь после 1945 года западные демократы не тревожились в той же степени преступной обстановкой в Италии. Так в чем же дело?

А дело в том, что на уровне концептуальной власти протекает сборка в единую целостность всех частных видов деятельности: правящих политиков и оппозиции, банкиров и промышленников, преступников и правоохранительных органов и т. п. С точки зрения обывателя, это взаимно не связанные частности, но для концептуальной власти они и образуют социальную целостность, взаимно дополняя друг друга. Поэтому в составе «элиты» существует узкий круг посвященных в методологию упорядочивания (канализации) преступности, коль уж таковая существует, чтобы не возникал социальный хаос и самочинная вседозволенность индивидуалов. Такую самодеятельную преступность концептуальная власть, оберегая себя, пресекает и через государственность, и через контролируемые ею же организованные и упорядоченные бандформирования.

Российский же организованный криминалитет сформировался как не подконтрольный западным посвященным. Это и вызывает их тревогу. Он не признает западных канонов, так как принадлежит к иной региональной цивилизации с собственным мировоззрением. Наш преступный мир, в отличие от западного, в равной мере не признает чистыми как доходы колумбийского наркобарона, так и барона Ротшильда, а потому считает в равной мере оправданным предложение поделиться, обращенное как к первому, так и ко второму.

С точки зрения интересов развития общенародной государственности, криминалитет имел зачастую гораздо менее порочную позицию, чем правящая «элита». Вспомним хотя бы слова из песни: «Советская малина собралась на совет, советская малина врагу сказала „Нет"». Известно и заявление одного из заключенных, адресованное представителям власти: «Я бы, зэк, так Россию в распыл не пустил, как вы пустили!»

Термин «преступность» не дает, таким образом, представлений о нравственно-социологических явлениях, а исключительно только о юридически-криминалистических. Если государство узаконило злонравные воровские нормы, то противостоять им могут только те люди, которые властью будут оцениваться как криминалитет. Поэтому тем, кто ратует за непреклонность в борьбе с преступностью, следует понять, что такие люди, как Будда, Моисей, Христос, Мухаммед, в свое время были величайшими преступниками в отношении традиционной этики и письменной законности тех времен. Но именно они содействовали становлению праведной нравственности, очеловечиванию общества.

В нашей стране представлена и бытовая, стихийная преступность. Бурный рост преступности пытаются подчас объяснить изъянами в работе правоохранительных органов. Это сущая нелепость. В любой стране мира уровень преступности однозначно связан с порочностью господствующей в обществе концепции и с соответствующим разрывом в доходах населения. Чтобы определить уровень преступности в стране, достаточно сопоставить доходы 10% самой богатой части населения и 10% самой бедной. Разрыв в доходах всегда прямо пропорционален уровню преступности. Любые попытки сослаться на правоохранительные органы являются не более чем схемами сокрытия истинных причин преступности.

На уровне глобальной социологии можно выделить только одну объективную категорию, которая, в отличие от субъективно понимаемой преступности, дает однозначную характеристику нравственности и истинной преступности с позиции любого регионального общества и в международных сообществах. Эта категория — порочность. Порочность — это такая особенность общественной культуры и культуры людей, которая:

· угнетает генеалогические линии ее носителей и ведет к их пресечению при смене поколений;

· негативно воздействует и угнетает генетику окружающих непорочных людей;

· разрушает региональные биоценозы и биосферу в целом.

Порочность многолика в своих проявлениях и разнообразна в своей сущности. Переносить тяготы, порожденные порочностью одних, приходится часто другим, это является одним из знамений целостности Мироздания. Доминирование в культуре общества порочности обрекает его на самоуничтожение. Общество должно уметь противостоять порочности, чтобы устойчиво протекало воспроизводство здоровых поколений, осваивалось и развивалось культурное наследие предков, чтобы сохранялись региональные биоценозы и биосфера планеты в целом.

При этом преступность в отношении закона может способствовать как искоренению порочности из жизни общества, так и усугублению проблем общества, распространяющего в себе порочность.

С позиции объективной категории порочности, нынешние воры в законе и управляемая ими организованная преступность менее опасны, чем основная политически активная массовка России — «интеллигенция в законе». В криминалитет же ушли многие наши соотечественники, которые не хотят быть рабами, но и не нашли в себе сил эффективно противостоять порочной на протяжении многих десятилетий политике государственной власти. Они действуют на низших 6-4 уровнях общественных средств управления и могут стать общественно-полезной силой, если освоят более высокие уровни (1-3).

Позиция «интеллигенции в законе» имеет свои глубокие исторические корни и глобальные схемы поддержки. Сопоставьте текущую позицию идеологов либерализма с оценками, которые давались в далеком 1906 году, и неслучайный характер многого из сегодняшнего дня вам станет очевидным. «Глядя, как горит Россия, как гибнет народное достояние, как расхищается государственная казна, пополняемая кровными народными деньгами, как гнусные убийцы безнаказанно проливают кровь верных слуг Отечества, как Русское Имя, еще вчера столь славное, выставляется на позор перед всем миром, как колеблется Великая Российская Держава на радость ее внешним врагам и внутренним

 

предателям, — ученые люди, именуемые «либералами», радуются всему этому, поучая нас в книжках, в газетах и на людных собраниях, что это есть... „либеральные реформы"» (Буши Г. В. «Конституция и политическая свобода», 1906 ).

Каждой концепции общественного устройства свойственно свое субъективное восприятие объективной порочности.

При этом общество, несущее концепцию, защищается присущими данной концепции нормативной этикой, законодательством и жизненно реальной практикой его соблюдения. Без понимания существа и осмысления порочности самой концепции общественного устройства на этапе смены эпох может возникнуть объективно опасная ситуация. Опасность концептуально неопределенного управления, как это происходит сегодня в России. В этой ситуации борьба с «преступностью вообще» может завершиться самоуничтожением общества, которое законодательно и на идеологическом уровне стало объективно порочным. Объективная порочность, поддержанная законодательно, начинает расширенно воспроизводиться при смене поколений.

 

^ Глава 3 '




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных