Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Гражданское право: учеб.: в 3 т. Т. 2 10 страница




2. Заключение договора продажи предприятия проходит два этапа - предварительный (преддоговорный) и основной (договорный).

На первом этапе стороны будущего договора должны составить и рассмотреть следующий пакет документов, относящихся к предмету договора: a) акт инвентаризации; б) бухгалтерский баланс; в) заключения независимого аудитора о составе и стоимости предприятия; г) перечень всех долгов (обязательств), включаемых в состав предприятия, с указанием кредиторов, характера, размера и сроков их требований (см. ст. 561 ГК). Значение этих документов состоит в том, что они определяют: a) состав и стоимость имущества, входящего в состав предприятия, подлежащего передаче и, таким образом, содержание передаточного акта (см. абз. 2 п. 2 ст. 561, ст. 563 ГК); б) содержание самого договора продажи предприятия и являются обязательным к нему приложением (см. п. 1 ст. 560, п. 1 ст. 561 ГК).

Собственно заключение договора покоится на уже известном фактическом составе из двух юридических фактов: a) сделки (согласование всех существенных условий договора в письменной форме путем составления одного документа, подписываемого сторонами) и б) административного акта (государственная регистрация договора). Первая стадия оригинальна тем, что единый письменный документ (договор) здесь дополняют документы, собранные в преддоговорный период, - обязательные приложения данного документа (договора) (ср. ч. 1 ст. 550 и п. 1 ст. 560 ГК). Оригинальность второй стадии - в том, что она необходима для всякого договора продажи предприятия, а не для определенной их части (ср. п. 2 ст. 558 и п. 3 ст. 560 ГК).

Но самое оригинальное здесь - в следующем. Несмотря на то что во всяком договоре продажи предприятия и формальная сделка, и ее регистрация - звенья одной цепи, относящиеся к процессу заключения договора и предрешающие его заключенность (что характерно и для договора продажи жилого помещения), к тому же связанные между собой последовательно (сначала - сделка, затем - ее регистрация),в силу прямого указания закона несоблюдение формы договора продажи предприятия влечет его недействительность (см. п. 2 ст. 560 ГК), в то время как с несоблюдением требования регистрации надо, как видно, связывать его незаключенность (см. п. 3 ст. 560 ГК)*(96).

3. Принимая во внимание смысл ст. 460 ГК, всякая продажа товара с обременениями - исключение из общего правила. Иное дело - продажа предприятия, в состав которого потенциально могут входить и обычно входят долги (см. абз. 2 п. 2 ст. 132 ГК), а значит, данный специфический товар обременен правами третьих лиц (кредиторов) нередко. По этой причине или уже на преддоговорном этапе, или в период от момента заключения договора продажи предприятия и до момента передачи данного предприятия покупателю та или другая сторона договора должна письменно уведомить всех кредиторов по обязательствам, включенным в состав предприятия, о его продаже. Соответственно кредитор, будучи лицом, управомоченным на удовлетворение своего требования из имущественной массы, входящей в состав предприятия, при отчуждении данной имущественной массы, - лицо заинтересованное.

Именно поэтому он вправе по своему усмотрению: a) письменно санкционировать перевод своего долга с продавца предприятия на покупателя или в течение трех месяцев со дня получения уведомления о продаже предприятия; б) потребовать прекращения или досрочного исполнения обязательства и возмещения продавцом причиненных этим убытков либо в) потребовать признания договора продажи предприятия недействительным полностью или в соответствующей части. Кредитор, не уведомленный о продаже предприятия, вправе предъявить иск, предметом которого является одно из двух этих требований, в течение одного года со дня, когда он узнал или должен был узнать о состоявшейся передаче предприятия (т.е. налицо сокращенный срок исковой давности - см. п. 1 ст. 197 ГК). По долгам, включенным в состав предприятия, которые продавец перевел на покупателя без согласия кредитора, продавец и покупатель отвечают солидарно (см. ст. 562 ГК).

4. Исполнение договора продажи предприятия носит формальный характер. Формальными здесь (как и в § 7 гл. 30 ГК) являются:

a) передача предприятия и б) переход права собственности (см. ст. 563, 564 ГК).

Формальное основание передачи - подписываемый сторонами (а значит, всегда письменный) документ - передаточный акт. Он должен содержать следующие сведения: о составе предприятия; об уведомлении кредиторов о продаже предприятия; о недостатках переданного имущества; перечень непереданного имущества ввиду его утраты. По общему правилу подготовка предприятия к передаче - обязанность продавца, которую он осуществляет за свой счет (см. п. 1 ст. 563 ГК).

Обязанность продавца передать предприятие (в отличие от аналогичной обязанности продавца недвижимости) считается исполненной (а предприятие - переданным) со дня подписания обеими сторонами передаточного акта. С этого же момента на покупателя переходит риск случайной гибели (повреждения) имущества, переданного в составе предприятия, который в отличие от договора продажи недвижимости урегулирован специально (ср. п. 1 ст. 556 и п. 2 ст. 563 ГК). В то же время правило о переходе риска случайной гибели (повреждения) имущества, входящего в состав предприятия, соответствует общему правилу о переходе риска случайной гибели (повреждения) проданного товара: в том и в другом случае этот момент связывается с моментом, когда продавец считается исполнившим обязанность передать имущество (с той лишь разницей, что в договоре продажи предприятия это правило императивно, а в общих положениях о купле-продаже - диспозитивно) (ср. п. 2 ст. 563 и п. 1 ст. 459 ГК).

Формальное основание перехода права собственности на предприятие - государственная регистрация перехода права (см. ст. 564 ГК), которую опять-таки не следует смешивать с регистрацией договора (по причинам, указанным выше применительно к продаже жилых помещений). Поэтому при продаже предприятия (в отличие от продажи недвижимости) во всяком случае имеют место два акта регистрации, один из которых регистрирует сделку (основание), а другой - ее вещный эффект.

Примечательно, что в договоре продажи предприятия (в отличие от продажи недвижимости) закон хотя и диспозитивно, но тем не менее, устанавливает соотношение между передачей предприятия (подписанием передаточного акта) и регистрацией перехода права. Так, по общему правилу (если иное не предусмотрено договором) переход права подлежит регистрации непосредственно после передачи. Это означает, что: a) подписание передаточного акта обычно предшествует акту регистрации перехода права; б) разрыв между двумя этими актами обычно минимален; в) в самом договоре стороны могут предусмотреть иное, причем как относительно последовательности в данных актах, так и во временном разрыве между ними. Свободу договора в регулировании таких вопросов обеспечивает сам закон, закрепляя следующее правило: если согласно условиям договора продавец сохраняет право на проданное и уже переданное покупателю предприятие вплоть до его оплаты покупателем или до наступления иных обстоятельств, покупатель (который в такой ситуации является только владельцем предприятия) вправе до перехода к нему права собственности распоряжаться имуществом и правами, входящими в состав предприятия, в той мере, в какой это необходимо для целей приобретения предприятия (см. ст. 564 ГК).

5. Наконец, § 8 гл. 30 ГК особо регулирует применение санкций в отношении продавца и покупателя предприятия. Так, если в составе предприятия продавец передает обязательства, исполнение которых покупателем невозможно из-за отсутствия у него разрешения (лицензии) на занятие соответствующей деятельностью, такая передача не освобождает продавца, имеющего необходимое разрешение (лицензию), от исполнения соответствующих обязательств перед кредиторами, причем за их неисполнение стороны договора продажи предприятия отвечают солидарно (см. п. 3 ст. 559 ГК). Другой пример - особенность санкций за передачу предприятия с недостатками, суть которых - в следующем (см. ст. 565 ГК).

Недостатки имущества в составе предприятия, а также его отсутствие вследствие утраты, отраженные в передаточном акте, дают покупателю право требовать только соразмерного уменьшения цены: возможность применения иных санкций должен предусматривать договор. Однако продавец, получивший от покупателя уведомление о недостатках (отсутствии) имущества, переданного в составе предприятия, вправе оперативно (без промедления) заменить некачественное (предоставить недостающее) имущество (см. п. 2, 4).

Передача в составе предприятия долгов (обязательств) продавца, не указанных в договоре о продаже предприятия или в передаточном акте, дают покупателю право требовать уменьшения цены, если продавец не докажет, что покупатель знал о таких долгах (обязательствах) во время заключения договора и передачи предприятия (см. п. 3).

В остальном последствия передачи предприятия с недостатками его состава (в том числе качества) регулируют общие положения о купле-продаже (см. п. 1 ст. 565 ГК). При этом свобода обращения к § 1 гл. 30 ГК здесь как будто бы ограничена вполне определенным указанием - какие именно общие правила подлежат применению. В самом деле законодатель ограничивается упоминанием только тех общих правил, которые посвящены: a) обязанности продавца передать товар свободным от прав третьих лиц и последствиям ее неисполнения (ст. 460-462 ГК); б) последствиям нарушения продавцом условий о количестве переданного товара (см. ст. 466 ГК); в) качеству товара и последствиям его нарушения продавцом (см. ст. 469, 475 ГК); г) комплекту товаров (см. ст. 479 ГК). К тому же эти правила могут применяться, только если иное не вытекает из договора.

Между тем возможность применения к рассматриваемым отношениям положений § 1 гл. 30 ГК, не названных в п. 1 ст. 565 ГК (например, об ассортименте или комплектности), едва ли следует исключить в принципе. Прежде всего нельзя забывать о существовании более общего правила п. 5 ст. 454 ГК, которое в п. 1 ст. 565 ГК лишь конкретизируется на уровне отдельного вида договора купли-продажи. Кроме того, предположение об исчерпывающем перечне общих положений о купле-продаже, подлежащих применению к отношениям по продаже предприятий, чревато пробелом, а в результате - обращением все к тем же общим положениям, но уже в порядке аналогии закона (см. п. 1 ст. 6 ГК).

Особое правило в ст. 565 ГК установлено на случай, если: a) недостатки предприятия существенны (т.е. предприятие непригодно для целей использования, названных в договоре, и эти недостатки не устранены продавцом или их устранение невозможно) и б) продавец отвечает за эти недостатки (см. п. 5). При наличии этих двух условий покупатель вправе в судебном порядке требовать расторжения или изменения договора и возврата исполненного сторонами (см. п. 5 ст. 565 ГК). Существование в рамках ст. 565 ГК, с одной стороны, п. 2-4 (упоминаемых в п. 1) с другой, - автономного п. 5 обеспечивает дифференциацию несущественных и существенных недостатков предприятия (и последствий этого). Кроме того, п. 5 ст. 565 ГК, посвященный существенным недостаткам, как и ст. 557 ГК (и по той же причине), исключает возможность предъявления покупателем требования о замене (некачественного предприятия).

И последний пример. С особенностью предприятия как объекта гражданских прав (в том числе с наличием кредиторов) непосредственно связано следующее правило. Две категории норм - a) общегражданские нормы о последствиях недействительности сделок и б) различные нормы об изменении или расторжении договора купли-продажи (см. соответственно § 2 гл. 9 и § 1, 8 гл. 30 ГК) - при том условии, если они влекут возврат или взыскание в натуре полученного по договору с одной или с обеих сторон договора продажи предприятия (в том числе реституция - см. п. 2 ст. 167, ч. 3 ст. 169, п. 2 ст. 179 ГК, см. также п. 2 ст. 489, ч. 2 ст. 491, п. 5 ст. 565 ГК), имеют в рамках договора продажи предприятия ограниченное применение. Данные правила применяются здесь с оговоркой, т.е. не всегда, а только если их применение: a) существенно не нарушит прав и охраняемых законом интересов кредиторов продавца и покупателя предприятия, а также других заинтересованных лиц (например, потребителей); б) не вступит в противоречие с общественными интересами (см. ст. 566, ср. со ст. 663 ГК).

Таким образом, суду, прежде чем вынести решение о применении указанных последствий, надлежит исследовать вопрос о том, не пострадают ли в результате (причем не вообще, а именно существенно) так или иначе связанные с продавцом и покупателем предприятия третьи (заинтересованные) лица, а также не будет ли это противоречить публичному порядку. При положительном решении любого из этих вопросов применять указанные общие последствия нельзя.

 

§ 6. Договор мены

 

Договор мены и квалифицирующие его признаки. Натуральный тип хозяйствования, при котором все необходимое для обеспечения жизни производится и потребляется в рамках одного отдельно взятого хозяйства, не был связан с обменными процессами. Важнейшим признаком перехода от натурального хозяйства к рынку стал примитивный товарный обмен, а его правовой формой - договор мены (лат. permutatio) - предшественник договора купли-продажи*(97).

Современный договор мены, помещенный в отдельную главу ГК, - самостоятельный договорный тип. В то же время: a) конструкция договора мены (в отличие от купли-продажи) не имеет внутренней разбивки на виды, а гл. 31 ГК - на параграфы; б) к отношениям из договора мены применяются правила о купле-продаже, если это не противоречит правилам гл. 31 ГК и существу мены (см. п. 2 ст. 567 ГК), что позволяет сделать вывод о значительной близости между данными отношениями и опосредующими их договорными формами.

По договору мены каждая из сторон обязуется передать в собственность другой стороны один товар в обмен на другой (п. 1 ст. 567 ГК). Формальное обращение к данному определению позволяет сделать вывод, что договор мены (как и купли-продажи) является: a) взаимным (каждая сторона здесь, по крайней мере, имеет обязанности передать товар во владение своему контрагенту и перенести на него право собственности); б) возмездным (договор мены, как следует из самого его названия и определения, носит обменный характер и покоится на двух встречных предоставлениях); в) консенсуальным (каждая сторона здесь не передает, а обязуется передать товар). Из приведенного определения можно выделить и квалифицирующие данный договор признаки, которые, как видно, и предрешили признание его самостоятельным договорным типом, а вслед за этим - и обособление в отдельную главу. Отношения мены - отношения натурального обмена, охватываемые формулой "товар - товар", поэтому договор мены имеет два сопряженных между собой квалифицирующих признака - характер возмездности и предмет договора.

1. Предмет договора мены согласно п. 1 ст. 567 ГК - два товара. Товар и его количество, подлежащие передаче той и другой стороной договора мены, - существенное его условие. При невозможности определить наименование или количество товара, подлежащего передаче одной из сторон, договор мены считается незаключенным (см. п. 2 Обзора практики по договору мены*(98)).

Предмет договора мены - обычно движимые и недвижимые вещи - т.е. предметы материального мира, которые участники гражданского оборота по разным причинам выменивают друг у друга, а не приобретают в торговых организациях за деньги.

Предметом договора мены могут быть деньги, если они не выполняют платежную функцию. Национальная валюта (российский рубль) - предмет договора мены в разменных сделках. Дело в том, что при размене (купюр одного достоинства на другие) деньги с той и с другой стороны выполняют не платежную, а разменную функцию, поэтому являются не деньгами, а товаром, а соответствующие отношения охватываются договором мены. Не случайно, что в п. 4 ст. 498 ГК говорится прямо: "В случаях, когда автомат используется для размена денег, приобретения знаков оплаты или обмена валюты, применяются правила о розничной купле-продаже, если иное не вытекает из существа обязательства".

Эксклюзивные монеты, выпущенные ЦБ РФ к определенным датам, могут использоваться как средство платежа по номиналу (в том числе за товары по договору купли-продажи). Однако поскольку действительная(рыночная) их стоимость не идет ни в какое сравнение с их номиналом (да и банки именно продают такие монеты по цене, существенно превышающей номинал), в гражданском обороте такие монеты выступают не как средство платежа, а именно как товар, а их передача за другой товар охватывается договором мены. Деньги, вышедшие из употребления (старые и старинные монеты), лишены платежного свойства, а потому являются не деньгами, а товаром, а их передача за другой товар охватывается договором мены.

Наконец, денежные средства других государств (иностранная валюта - см. ст. 141 ГК) на территории Российской Федерации являются не платежным средством, а особым товаром (см. п. 1 ст. 140, ст. 317, п. 2 ст. 454 ГК), который к тому же подпадает под действие специального законодательства, а потому приобретение иностранной валюты (товара) за рубли (деньги) охватывается договором купли-продажи. Соответственно передача иностранной валюты (товара) в обмен на другой товар охватывается договором мены, исключение составляют лишь те случаи, когда иностранная валюта выступает в качестве не товара, а платежного средства (денег) (см. п. 2 ст. 140, п. 3 ст. 317 ГК).

Ценные бумаги могут быть предметом договора мены с одной или с обеих сторон. Ценные бумаги, хотя бы и имеющие номинальную стоимость и удостоверяющие права на денежные средства (которые, как известно, переходят вместе с передачей бумаги - см. ст. 142 ГК), являются не платежным средством, а товаром, поэтому их передача за деньги охватывается договором купли-продажи (см. п. 2 ст. 454 ГК), а их передача за другой товар - договором мены. А поскольку номинал ценной бумаги и ее действительная стоимость - не всегда совпадающие явления, обмен бумаг разного номинала сам по себе не свидетельствует о неравноценности обмениваемых товаров (см. п. 2 ст. 568 ГК): без соответствующего соглашения формальное различие между обмениваемыми бумагами значения не имеет, бумаги предполагаются равноценными в силу общего правила п. 1 ст. 568 ГК (см. п. 7, 8 Обзора практики по договору мены).

Имущественные права можно рассматривать в контексте предмета договора мены постольку, поскольку к ним могут применяться общие положения о купле-продаже (§ 1 гл. 30 ГК) и с учетом тех же двух оговорок: если иное не вытекает из содержания или характера этих прав (см. п. 4 ст. 454 ГК). Поэтому сказанное выше в контексте возможности продажи имущественных прав надлежит распространить и на договор мены, добавив при этом, что в договоре мены, опосредующем натуральный (товарный) обмен, имущественные права могут быть предоставлением как одной стороны, так и обеих сторон*(99).

Особый случай обменной сделки с имущественными правами (и сопряженными с ними обязанностями) - обмен нанимателями жилых помещений, предоставленных им по договору социального найма, - т.е. сделка, предметом которой являются не сами жилые помещения, а комплекс имущественных прав и обязанностей, возникающих в отношении их из договора социального найма (см. ст. 60, 67, 72 ЖК). Ограничения на совершение таких сделок предусматривает ст. 73 ЖК. Жилищный кодекс, однако, не регулирует сделки, в которых жилое помещение по договору социального найма обменивается на жилое помещение, принадлежащее на праве собственности (т.е. сделки обмена-мены, когда участниками договора являются наниматель и собственник, а предметом - право пользования вещью и вещь), а их регулирование гл. 31 ГК и в самом деле сомнительно потому, что по договору социального найма наниматель имеет не только права, но и обязанности (см. п. 3, 4 ст. 67 ЖК), которые как раз и препятствуют совершению договора мены - возмездной сделки по отчуждению*(100). Такие сделки обычно отрицают, ссылаясь на то, что закон не предусматривает за нанимателем прямо иных отчуждательных сделок, кроме обмена*(101).

Между тем одно дело - возможность или невозможность существования такой сделки в принципе, другое - особенности ее юридической квалификации. Очевидно, что: a) в условиях свободного осуществления гражданских прав и свободы договора (см. ст. 1, 9, 421 ГК) непоименованная сделка "обмена-мены" хотя прямо и не предусмотрена, но и не запрещена (ср. с п. 4 ст. 100 ЖК); б) по сути такая сделка лишена чего-либо предосудительного: наниматель имеет право как на обмен жилого помещения, так и на его приватизацию, поэтому задуманный обмен-мену наниматель и собственник могут осуществить в конечном счете, хотя бы для этого и пришлось прежде приватизировать нанимаемое жилое помещение (и уравнять тем самым статус участников сделки и правовой режим обмениваемого имущества); в) обязанности из договора социального найма могут быть переведены согласно ст. 391, 392 ГК (другое дело, что наймодатель может блокировать такой перевод - см. п. 1 ст. 391 ГК, но он может блокировать и обмен жилыми помещениями - см. ст. 74 ЖК). С учетом этого смешанный договор, объединяющий элементы обмена, перевода долга, с одной стороны, и мены - с другой, исключать нельзя.

Действия участников гражданского оборота в виде выполнения работ или оказания услуг как объекты гражданских прав (см. ст. 128 ГК) лежат за рамками конструкции мены. Так, если обязанности одного лица передать товар противопоставлена обязанность другого лица выполнить работу (оказать услугу) - налицо смешанный договор (см. п. 3 ст. 421 ГК), объединяющий элементы мены (гл. 31 ГК), с одной стороны, подряда (гл. 37 ГК) или возмездного оказания услуг - с другой (гл. 39 ГК). Из этого же исходит и арбитражная практика (см. п. 1 Обзора практики по договору мены).

Впрочем, этот вывод справедлив только в рамках внутреннего (национального) оборота: Закон об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности (см. п. 3 ст. 2, а также гл. 10)*(102) стоит на иной - более широкой - позиции, понимая под внешнеторговой бартерной сделкой всякую сделку по обмену товарами, услугами, работами, интеллектуальной собственностью (в том числе сделку, которая наряду с указанным обменом предусматривает использование при ее осуществлении денежных и (или) иных платежных средств), совершаемую при осуществлении внешнеторговой деятельности.

2. По договору мены каждая сторона обязуется передать в собственность другой стороны один товар в обмен на другой (см. п. 1 ст. 567 ГК). Поэтому в данном договоре имеют место двойная передача товара и взаимный переход права собственности (на что и ориентировано специальное правило ст. 570 ГК). Если из двух товаров, передаваемых в порядке встречного предоставления, только один передается в собственность, а другой - во временное владение и пользование (или во временное пользование), имеет место не договор мены, а договор аренды, предмет которого - товар, передаваемый во временное владение и пользование (или во временное пользование), тогда как товар, передаваемый в собственность, - арендная плата (см. подп. 4 п. 2 ст. 614 ГК). В то же время правило п. 1 ст. 567 ГК об обоюдной передаче участниками договора мены товаров в собственность выступает в качестве общего правила, не вызывает сомнений и не требует оговорок, только если предметом договора мены с той и с другой стороны являются вещи - предметы материального мира.

3. Договор мены опосредует отношения по товарному обмену, при этом обмениваемые товары по общему правилу (если иное не предусмотрено в договоре) предполагаются равноценными (см. п. 1 ст. 568 ГК). Учитывая эти два обстоятельства (товарный характер обмена и равноценность обмениваемых товаров), специфическая черта договора мены - усиление (удвоение) предмета договора и отсутствие за счет этого в данном договоре цены. Последнее исключает и необходимость ее обсуждения даже в тех случаях, когда это, казалось бы, необходимо (ср. со ст. 555 ГК).

В самом деле, в таких случаях нет оснований обращаться к правилам ст. 555 ГК потому, что это противоречит товарному существу договора мены (см. п. 2 ст. 567 ГК). И только если сам договор признает неравноценность обмениваемых товаров, возникает вопрос о более дорогом и более дешевом товаре, о разнице в цене, а значит, и о самой цене (см. п. 2 ст. 568 ГК). И только в таких случаях для обеспечения экономического баланса между обмениваемыми товарами с юридической точки зрения возникает необходимость прибегнуть к оценке обмениваемых товаров и к деньгам.

Таким образом, юридическая особенность денег в договоре мены (по сравнению с куплей-продажей) состоит в следующем (см. ст. 568 ГК):

вопрос о деньгах возникает здесь не в рамках общего правила, а в рамках исключения и всецело зависит от соглашения сторон;

деньги выполняют здесь функцию не оплаты (за товар), а доплаты (за более дешевый товар при его обмене на более дорогой);

законодатель не регулирует вопрос о соотношении между стоимостью более дешевого товара и доплатой за него (и соответственно о возможном и допустимом для договора мены расхождении между этими явлениями), однако известно вполне справедливое мнение, что доплата за товар должна быть гораздо меньше его стоимости, так как иное чревато трансформацией договора мены в куплю-продажу*(103).

Предположение о равноценности обмениваемых товаров действует как общее правило (см. п. 1 ст. 568 ГК), а потому распространяется в том числе и на те случаи, когда обмениваемые товары объективно и явно отличаются друг от друга по стоимости. Поэтому даже при бесспорности того факта, что обмениваемые товары неравноценны по стоимости, в рамках конкретного договора (его участников и их субъективных интересов) действует общая презумпция их равноценности.

В самом деле: a) если бы вопрос о цене обмениваемых товаров был для участников существенным, они прибегли бы к соответствующей доплате за более дешевый товар, использовав правило п. 2 ст. 568 ГК; б) презумпция равноценности обмениваемых товаров (как и тот факт, что стороны не воспользовались правилом п. 2 ст. 568 ГК) является опровержимой и может быть опровергнута, причем с различными для участников договора мены последствиями (см., в частности, ст. 178, 179 ГК).

Особенности правового регулирования отношений мены. 1. Суть оригинальных правил гл. 31 ГК сводится к следующему.

По общему правилу (если иное не предусмотрено договором) расходы по передаче товара (в частности, связанные с его доставкой) несет передающая сторона, а по его принятию - принимающая, так как передача и принятие товара входят в круг их обязанностей (см. п. 1 ст. 568 ГК).

Сторона, передающая более дешевый товар, должна в случаях, предусмотренных договором, внести соответствующую доплату (разницу в ценах) непосредственно до или после исполнения ею обязанности по передаче данного товара. Правило о минимальном разрыве между актами передачи более дешевого товара и доплатой за него установлено в качестве общего и действует, если иное не предусмотрено договором (см. п. 2 ст. 568 ГК). Это значит, что по договору доплата за более дешевый товар для соответствующей стороны может быть установлена в виде предоплаты или кредитования, в том числе рассрочки платежа (см. ст. 487-489 ГК).

Если в договоре мены сроки передачи обмениваемых товаров не совпадают, к исполнению обязательства передать товар той стороной, которая передает его последней, применяются правила о встречном исполнении обязательства (см. ст. 569 ГК). Следовательно, при указанных в п. 2 ст. 328 ГК обстоятельствах такая сторона вправе приостановить встречную передачу товара либо отказаться от его передачи (полностью или в соответствующей части) и потребовать возмещения убытков. А если встречная передача тем не менее состоялось, сторона, которая должна была исполнять договор первой и нарушившая данный договор, должна предоставить необходимое исполнение (см. п. 3 ст. 328 ГК).

Как известно, по общему правилу (если иное не предусмотрено законом или договором) право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи (см. п. 1 ст. 223 ГК). Из этого общего правила ст. 570 ГК формулирует исключение: по договору мены право собственности возникает не на отдельной стороне и не в момент передачи ей товара другой стороной (и соответственно наоборот), а одновременно на обеих сторонах договора после исполнения ими обязательств передать соответствующие товары. Это значит, что в договоре мены закон: a) предусматривает единый (консолидированный) переход права собственности для обоих участников данного договора; б) устанавливает общий момент такого перехода, при этом в) при разрыве между актами передачи товаров переход права собственности определяется по последней (второй) передаче. Данное правило, будучи исключением из общего правила п. 1 ст. 223 ГК, само сформулировано в качестве общего и действует, если иное не предусмотрено законом или договором (см. ст. 570 ГК).

Это значит, что стороны могут определить момент перехода права собственности иначе. Так, они могут: a) сохранить единый (консолидированный) переход права собственности, но могут и отделить друг от друга переход права собственности на один и на другой товар; б) в рамках того или другого подхода приурочить момент перехода права собственности к моменту заключения договора (при условии, если на этот момент товар индивидуализирован) или к любому другому моменту (но не ранее момента индивидуализации товара).

Как бы там ни было, оригинальное правило ст. 570 ГК посвящено движимому имуществу. Дело в том, что, если предметом договора мены с одной и другой стороны является недвижимость, право собственности на каждый объект недвижимости в отдельности переходит в момент государственной регистрации такого перехода (см. п. 2 ст. 223, ст. 551 ГК, которые как раз и формулируют то самое легальное исключение, о котором говорится в ст. 570 ГК). Если же объект недвижимости обменивается на движимое имущество, право собственности на объект недвижимости опять-таки переходит в момент его государственной регистрации, тогда как в отношении движимого имущества - определяется согласно ст. 570 ГК по общему правилу (если иное не предусмотрено законом или договором) по последней (второй) передаче (при этом передача объекта недвижимости должна отвечать требованиям п. 1 ст. 556 и п. 2 ст. 563 ГК). Надлежит подчеркнуть, что при обмене объекта недвижимости на движимое имущество и определении момента переход права собственности на движимое имущество речь идет именно о последней (второй) передаче: согласно ст. 570 ГК переход права собственности на движимое имущество не обусловлен возникновением права собственности на недвижимость (и не связан с соответствующим актом государственной регистрации), напротив, ст. 570 ГК вполне определенно связывает переход права собственности на обмениваемые товары с актом последней передачи (т.е. с явлением обязательственного порядка), тогда как регистрация перехода права собственности на недвижимость - суть вещно-правовой эффект.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных