Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Принцип добросовестности




 

Какие же сложности может вызвать принцип, который в большинстве случаев презюмируется? Ответ связан с раскрытием намерения сторон (в их истинном представлении о желаемом), действиях и результате таких действий. Соответствующий принцип предполагает, что истинное намерение стороны должно всегда превалировать над его заявленным намерением, если они разнятся. Таким образом, при толковании договора необходимо смотреть на общее намерение сторон, а не ограничиваться проверкой буквального значения терминов, использованных в контракте. Разумеется, из данного общего принципа могут быть выделены специальные правила толкования, как, например, проверка намерений сторон с принятием во внимание тех последствий, которые стороны разумно и обоснованно предусматривали*(1). Следует также подчеркнуть, что согласно положениям ст. 4.1 Принципов международных коммерческих договоров (Принципы УНИДРУА): "Договор должен толковаться в соответствии с общим намерением сторон"*(2).

 

Принцип "in favorem validitatis"

 

Принцип "in favorem validitatis"*(3) означает презумпцию в пользу действительности. Настоящий принцип обусловлен самой структурой системы проверки решений арбитражного суда, иначе при последующем пересмотре можно было бы говорить только о рассмотрении спора de novo [6].

 

Правило "contra proferentem"

 

В случае наличия соглашения с нечетко сформулированными условиями, такая неопределенная оговорка должна быть интерпретирована против стороны, которая ее составила. Из положений ст. 4.6 Принципов УНИДРУА следует, что "...если условия соглашения, выдвинутые одной стороной, являются неясными, то предпочтение отдается толкованию, которое противоположно интересам этой стороны" [7, pp. 129-165; 8, No. 476 et seq., pp. 256 et seq.; 9, No. 7-60, pp. 150 et seq.].

Если имеется двусмысленность в договоре (противоречивая), она толкуется со ссылкой на правило, известное как "сonta proferemtem", т.е. против стороны, которая допустила данную языковую и смысловую двусмысленность. Суды применяют данный принцип в случае, если есть два разных (разумных) толкования, невзирая на то, какое из них является более разумным.

Представляется, что судом может не исследоваться вопрос, какое из толкований является наиболее обоснованным. Условия возникновения и некоторые особенности данного принципа достаточно емко раскрываются Джастином Свитом.

Во-первых, данное правило имеет целью поставить сторону, которая допустила двусмысленность, в невыгодное положение.

Во-вторых правило "contra proferemtem" направлено на защиту обоснованных ожиданий стороны, которая не имела выбора при составлении контракта (в том числе при выборе языка и формулировок) [10, p. 219]. "Contra proferemtem" по общему правилу применяется в том случае, когда совершенно очевидно, что лишь одна сторона участвовала в процессе выбора формулировок в договоре.

Однако следует учитывать, что "contra proferentem", скорее всего, не будет применяться, если утверждение положений договора проводилось посредством интенсивных переговоров. В случае обстоятельных переговоров предполагается, что обе стороны принимали участие в выборе терминологии и формулировок.

Употребление слов "арбитр", "арбитражное разбирательство", "арбитражное решение" или других подобных терминов, как правило, указывает на то, что стороны намереваются разрешить их спор в арбитраже.

В практике составления арбитражных соглашений совершенно необязательно однозначно исключать юрисдикцию государственных судов или утверждать об окончательности или обязательности решения, или о том, что оно может быть принудительно исполненным. Следует отметить, что типовая арбитражная оговорка, такая, например, как "Спор. Арбитраж в Нью-Йорке" либо "Арбитраж: в Лондоне", в контракте обычно соответствует минимальным требованиям соглашения об арбитраже.

При заключении арбитражного соглашения сторонам следует выражать согласие в недвусмысленной форме. В отношении его основных элементов необходимо стремиться к исключению оснований для неопределенности или альтернативной интерпретации, что также влияет на действительность арбитражного соглашения.

Вместе с тем встречаются случаи, когда арбитражное соглашение может содержать дефект или даже дефекты, что в результате может подвергнуть соглашение "риску" (так называемые аномальные либо дефектные оговорки). Иметь недостатки арбитражное соглашение может по разным причинам, как, например, ссылка на арбитражную институцию может быть неверной или неточной, арбитражное соглашение может содержать несовершенный механизм назначения арбитров, соглашение могло предусматривать арбитров, которые уже таковыми не являются к моменту возникновения спора, либо стороны могли избрать несколько арбитражных правил одновременно*(4).

Такие "аномальные" (так называемые патологичные) арбитражные соглашения должны толковаться арбитрами либо государственными судами с целью проверки их действительности. Зачастую арбитры и государственные суды признают арбитражное соглашение действительным, ссылаясь на истинные намерения сторон, "принцип добросовестности", принцип "in favorem validitatis". Тем не менее следует принять во внимание, что арбитражные оговорки с дефектами могут не допустить того, чтобы арбитражное разбирательство состоялось [11, с. 58-62].

Субъекты трансграничного делового и торгового оборота в большинстве случаев пренебрегают определением условий контракта, вместо этого ссылаясь на уже существующие документы: стандартные условия договоров, общие условия соглашений такого типа либо на предыдущие контракты (между данными сторонами).

В указанной ситуации может возникнуть вопрос о соблюдении требования к письменной форме. В связи с этим следует для начала определить, существует ли арбитражное соглашение в принципе. Таким образом, арбитражное соглашение, выраженное ссылкой, создает иную ситуацию, требующую толкования. Обычно она разрешается со ссылкой на общие принципы интерпретации арбитражных соглашений, в частности, со ссылкой на принцип добросовестности.

Арбитражное соглашение должно либо указывать на наличие спора, либо, если арбитражное соглашение касается возможной (потенциальной) спорной ситуации между сторонами, на правоотношение, из которого спор может возникнуть. Как правило, используются такие оговорки, как "все споры, возникающие из договора" или "в связи с договором". Согласно Типовому закону ЮНСИТРАЛ (п. 1 ст. 7), это соглашение сторон о передаче в арбитраж всех или определенных споров, которые возникли или могут возникнуть между ними в связи с каким-либо конкретным правоотношением, независимо от того, носит ли оно договорный характер или нет.

В соответствии с положениями Нью-Йоркской конвенции (п. 1 ст. II) каждое Договаривающееся государство признает письменное соглашение, по которому Стороны обязуются передавать в арбитраж все или какие-либо споры, возникшие или которые могут возникнуть между ними в связи с каким-либо определенным договорным или иным правоотношением.

Подводя итог упомянутому выше, следует отметить, что на международном уровне признано, что арбитражное соглашение должно обозначать либо уже возникший спор, либо правоотношения, из которых может возникнуть спор.

 




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных