Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Психологическое направление




В 90-х годах XIX в. в русской социологической мысли сложилось как вполне самостоятельное психологическое направление. Хотя элементы психологизма встречались уже у представителей субъективной школы (П.Л. Лавров, Н.К. Михайловский).

Главное внимание представителей психологического направления было направлено на изучение психологического механизма и социальных форм проявления поведения индивида или группы.

Наиболее видный представитель этого направления — Евгений Валентинович ДЕ РОБЕРТИ (1843—1915).

Основные работы Де Роберти по социологии и этике, написанные на русском языке: “Социология” (1880), “Прошедшее философии” (1886), “Новая постановка основных вопросов социологии” (1909), “Понятие разума и законы вселенной” (1914), “Философия и ее задачи в XX веке” (1915).

Необходимо отметить, что взгляды Де Роберти претерпели значительную эволюцию. В начале своей творческой деятельности он считал, что социология изучает особые социальные законы, не совпадающие с законами биологии и психологии. Эти законы управляют обществом и отличаются от законов индивидуального развития. В 80-х годах он уже считает социологию абстрактной и описательной наукой. В 90-х расширяет предмет социологии, включаете нее мораль, реально отождествляя социологию с этикой. Он писал: “Этика, как мы ее понимаем, есть мораль, ставшая абстрактной социологией” /132, с:199/. По его мнению, жизнью человека в обществе управляют правила поведения, которые имеют вес и значение, если выражают “существенные законы, управляющие нашим поведением”. Задача социологии состоит в открытии этих законов.

В результате этого социология стала трактоваться как универсальная наука о человеческом духе, в которую включались история науки, история философии, история искусства, теория познания, этика, эстетика, юриспруденция, политика и мн. др. Несмотря на такое разнообразие, социология имеет “одну цель — познание законов психического взаимодействия. И потому он особенно старательно наблюдает те факты, в которых это взаимодействие, соединяясь с двумя другими основными видами энергии в природе, выражается с наибольшей силою и яркостью, именно факты, обыкновенно называемые историческими. Их совокупность составляет обширную область — естественную историю обществ, являющуюся главным полем исследований социолога, огромной лабораторией, в которой его анализ стремится побороть эмпирическое препятствие: конкретную смесь явлений. Главным, но не единственной ареной: ибо социолог, как мне кажется, должен одинаково уметь направлять свое исследование и в сторону более простых, психологических фактов.

Исследуя содержание индивидуальных сознаний, он должен уметь выделять в них тот образующий их элемент, которому мы дали выше название психофизического взаимодействия. Его задача от этого не сольется с задачей психолога, которому придется анализировать ту же сумму конкретных фактов с совершенно иной точки зрения.

Психолог также изучает изменчивые суммы надорганических свойств, обнаруживаемые живыми существами; он, в свою очередь, исследует содержание индивидуальных сознаний; но вместо того, чтобы рассматривать последний, подобно социологу, в их внешних и взаимных отношениях и в тех фактах, в которых такие отношения воплощаются, он изучает их внутреннюю связь, он стремится раскрыть глубокий механизм мысли, он объясняет его устройство и прогрессивное или регрессивное развитие. Имея перед собой те же конкретные факты, он разрабатывает их иначе, чем социолог, с помощью целого ряда методологических приемов, ведущих к иной цели. Словом, если социология есть наука абстрактная и, следовательно, по преимуществу индуктивная, то психология есть наука конкретная и потому, по необходимости, дедуктивная” /29, с.86—87/. Главным объектом исследования у Де Роберти выступало психологическое взаимодействие людей, а не объективно существующее общество.

“Социолог,— писал Де Роберти, — преследует одну цель: познание законов психического взаимодействия. И потому он особенно старательно наблюдает те факты, в которых это взаимодействие, соединяясь с двумя другими основными видами энергии в природе, выражается с наибольшей силою и яркостью, именно факты, обыкновенно называемые историческими. Их совокупность составляет обширную область — естественную историю обществ, являющуюся главным полем исследований социолога, огромной лабораторией, в которой его анализ стремится побороть эмпирическое препятствие: конкретную смесь явлений. Главным полем, но не единственной ареной: ибо социолог, как мне кажется, должен одинаково уметь направлять свое исследование и в сторону более простых, психологических фактов.

Исследуя содержание индивидуальных сознаний, он должен уметь выделять в них тот образующий их элемент, которому мы дали выше название психофизического взаимодействия. Его задача от этого не сольется с задачей психолога, которому придется анализировать ту же сумму конкретных фактов с совершенно иной точки зрения.

Психолог также изучает изменчивые суммы надорганических свойств, обнаруживаемые живыми существами; он в свою очередь, исследует содержание индивидуальных сознаний; но вместо того, чтобы рассматривать последний, подобно социологу, в их внешних и взаимных отношениях и в тех фактах, в которых такие отношения воплощаются, он изучает их внутреннюю связь, он стремится раскрыть глубокий механизм мысли, он объясняет его устройство и прогрессивное или регрессивное развитие. Имея перед собой те же конкретные факты, он разрабатывает их иначе, чем социолог, с помощью целого ряда методологических приемов, ведущих к иной цели. Словом, если социология есть наука абстрактная и, следовательно, по преимуществу индуктивная, то психология есть наука конкретная и потому, по необходимости, дедуктивная” /29, с.86—87/.

Во втором периоде своего творчества начиная с 90-х годов он отождествлял социальные изменения с психологическими процессами. Он игнорировал материальные условия и объективные законы общественного развития.

Несмотря на то, что взгляды Де Роберти на предмет социологии менялись, в них постоянным оставалось положение о социальной эволюции как “основном факторе” социологии. В социальной эволюции Де Роберти четко проявился психологизм.

По мнению Де Роберти, все социальные явления и процессы можно поставить в один эволюционный ряд, состоящий из семи общих категорий: психологическое взаимодействие — общественные группы — личность — наука — философия — искусство — практическая деятельность.

Последние четыре категории названного ряда стали основой его теории “четырех факторов цивилизации”, и им уделялось особое внимание /29, с. 104/. Человек превращается в разумное существо под “влиянием социальной энергии, вырабатываемой постоянным соприкосновением или столкновением сознания”, с этого начинается развитие цивилизации /29, с. 170/.

Всю деятельность людей Де Роберти ставит в зависимость от их идей, тем самым он подчинил все развитие общества научным идеям. Философия зависит от науки, искусство — от науки и философии, практическая деятельность (деятельность государства, экономика, политика, разные исторические события), в свою очередь, зависит от науки, философии и искусства. По его мнению, двигателем любого социального явления могут быть не только научные знания, но и различные психические факторы: эмоции, воля, чувства, желание. Психологическое взаимодействие групп выступало высшей формой общественности и основополагающей причиной социальных явлений.

В первой половине 80-х годов складывается социологическая теория Николая Ивановича КАРЕЕВА (1850—1931).

Кареев — историк, социолог. Он преподавал в Варшавском, потом в Петербургском университете. С 1910г. стал членом-корреспондентом Российской Академии наук, а с 1929 г. — почетным академиком Академии наук СССР.

Основные взгляды его социологической теории нашли свое выражение в докторской диссертации “Основные вопросы философии истории”, вышедшей в 1883 г. в 2-х тома Среди социологических работ можно отметить следующие: “Сущность исторического процесса и роль личности в истории” (1889), “Историко-философские и социологический этюды” (1895), “Старые и новые этюды об историческом материализме” (1896), “Введение в изучение социологии” (1897), “Историка. Теория исторического знания” (1913), “Историология. Теория исторического процесса” (1915), “Общие основы социологии” (1919) и ряд журнальных статей. Им было написано 80 книг и статей по философии, социологии и истории.

Кареев критиковал контовскую классификацию за то, что Конт неоправданно перешел от биологии к социологии, минуя психологию. “Между биологией и социологией,— писал Кареев,— мы ставим психологию, но не индивидуальную, а коллективную” /51, с.40/. Так как только коллективная психология может выступить в качестве подлинной основы социологии. Ведь все общественные явления в конечном счете есть ничто иное, как взаимодействие между отдельными людьми.

Общество, по его мнению, это сложная система психических и практических взаимодействий личностей, “надорганическая среда”. Эта среда делится Кареевым на культурные группы и социальную организацию.

Культурные группы являются предметом индивидуальной психологии. Это настроения, представления, стремления людей. Отличие между группами зависит не от природных свойств людей, а от воздействия привычек, подражания, воспитания.

Социальные организации — это результат коллективной психологии, и его изучением занимается социология. В данном случае идет изучение социальных форм и институтов, воплотивших психологические отношения людей. Социальные организации Кареев рассматривал как совокупность политической, юридической и экономической среды. Данная структура обосновывается положением личности в обществе в трех измерениях: политический строй — место личности в самой социальной организации; юридический строй — защищаемые государственной властью частные отношения к другим лицам; экономический строй — роль личности в экономической жизни общества. Таким образом, социальная организация у Кареева выступает показателем предела личной свободы.

Еще один представитель этого направления — Николай Михайлович КОРКУНОВ (1853—1904).

Коркунов по образованию юрист, преподавал в Петербургском университете государственное право. Он считал, что “связь, соединяющая членов общества воедино, духовного, психического характера, и этим вполне объясняется отсутствие между ними материальной связи”, а общество является результатом “психического единения людей” /71, с.205, 224/. Изучая государство, он пришел к выводу, что оно порождено стремлением к единству и солидарности, выступает орудием сглаживания классовой борьбы. Государство и право, по его мнению, выражают психологические связи между людьми.

Если прежние теории под связью поколений понимали исключительно передачу знаний без учета преемственности чувства и воли, то Коркунов уже рассматривает и психологическую преемственность поколений. Этот оригинальный взгляд на общество отличался от концепции Де Роберти.

Представители психологического направления, поддерживая взгляды либеральной буржуазии, пытались вывести практическую деятельность людей из психологии. Они не могли понять, что коллективная психология зависит от социальных условий жизни, является ее отражением. Они же считали, что социальная жизнь — это производное от коллективной психологии.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных