Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






КОРОЛЬ МЕЛИОТ ПОСЛЕ ОБЕДА




 

Король Мелиот, отпустив всех слуг, кроме виночерпия, сидел с капитаном Планкетом и Диммоком в своём малом покое, что при банкетной зале. Они плотно пообедали и теперь совершали столь обильное возлияние, что виночерпий едва поспевал наполнять чаши. То и дело они разражались хохотом, захлёбываясь и брызгая слюной, и лица их становились всё краснее. Каждый разыгрывал из себя свойского малого, как это часто бывает с мужчинами средних лет, которые выпили лишнего и гонят от себя мысль о том, что утро всё-таки наступит.

– А мы вот знаем один анекдот, животики надорвёшь, – говорил король. – Про то, как в Камелоте встретились три странствующих торговца. Один – англичанин, другой – шотландец, а третий – ирландец. – Король так и покатился со смеху. – Мы что-то запамятовали, чем там дело кончилось, ну ничего, при случае вспомним и доскажем. Виночерпий!

– Кстати, – сказал Планкет. – Я как раз кое-что вспомнил, ваше величество.

– И мы тоже, – сказал король, указывая на Диммока и хмуря брови. – Вот уже второй такой тип попадается нам сегодня – одет чёрт знает как. А тот, первый, сидит в темнице. Хотел жениться на нашей дочери. Неслыханная наглость!

– Я как раз вспомнил, – сказал Планкет, – что у нас с Диммоком есть один план.

– А кто это Диммок? – спросил король.

– Это я, ваше величество.

– Ты непристойно одет, Диммок. И не заставляй нас повторять это дважды. Так что, ты говоришь, у тебя есть, сэр Шкипер?

– План, ваше величество… проект… предложение… идея! У нас будет куча денег.

– Куча денег? Где же она?

– В нашей идее, государь.

– Мы в этом не уверены, – сказал король. – Мы в ней ничего такого не видим. Вот разве этот Диммок объяснит нам толковее. Кстати, где он?

– Я здесь, ваше величество. Я – Диммок.

– Так это ты? – Король покачал головой. – Ну что может из этого выйти? Нет уж, мы отвергли сотни идей, получше вашей. Она слишком чахлая, крепости в ней нет. Виночерпий! Налей. Налей, говорят тебе! Вот в этом винце крепость есть, а в вашем плане – нет. В чём вся и разница.

Он поднял чашу и осовело поглядел на неё.

– Играйте, – шепнул Диммок Планкету. – Я пас.

– Ваше величество, – начал Планкет торжественно, – позвольте мне выпить за ваше здоровье и счастье, а также за дальнейшее процветание вашего королевства Перадор.

И он выпил с видом столь же торжественным.

– Отлично сказано, сэр Шкипер, и мы премного тебе благодарны. Однако справедливость требует признать, что наше королевство сейчас отнюдь не процветает. Советники говорят, что казна почти пуста.

– Но, ваше величество, мы с Диммоком будем счастливы отвалить вам кучу денег, и не одну…

– Ты-то – возможно, сэр Шкипер, но Диммок? Если и у него есть такое желание, пусть придёт и скажет сам.

– Но ведь это же я – Диммок!

Король неодобрительно покосился на него.

– Ты одет чёрт знает как. Уже второго такого сегодня встречаю. И не смей соваться, когда тебя не спрашивают. Так о чём, бишь, мы, сэр Шкипер? Ах да… у вас должен быть план.

– Он у нас есть, ваше величество.

– Так бы сразу и сказал! Какой толк ходить вокруг да около? Виночерпий!

– Диммок, объясните нашу идею. Ваше величество, Диммок изложит вам план.

– Давно пора, – сказал король, косясь на Диммока.

– Так вот, ваше величество, – сказал Диммок. – Там, где я живу, все хотят поехать куда-нибудь.

– Что-то не верится, – сказал король. – Этак там у вас скоро не останется ни души.

– Я хотел сказать – поехать на время, в отпуск.

– Просто, чтобы переменить обстановку, – сказал Планкет, – да отдохнуть от своего великолепного образа жизни…

– Люди копят деньги, чтоб побывать в других странах…

– И мы считаем, что самые богатые должны ехать сюда, в Перадор…

– Организованный туризм! – горячо воскликнул Диммок. – Они приедут полюбоваться замками. Поглядеть рыцарей. Поглядеть драконов.

– Конечно, тут не обойтись без одного из ваших волшебников, – сказал Планкет. – Нужно будет обеспечить транспорт для переброски туристов.

– Тогда деньги так и посыплются, – сказал Диммок.

– Куда – в нашу королевскую казну? Ах нет? Ну, ясное дело. – Король покачал головой, и взгляд его стал ещё суровее.

– Ваше величество, вы могли бы войти в правление и приобрести солидный пакет директорских акций.

– Правление и акции? Не понимаю, о чём вы толкуете, – сказал король Мелиот с неудовольствием. – Где же эта ваша куча денег?

– Важно, чтобы деньги потекли в страну, – сказал Планкет.

– А там вы сделаете то же, что наши правители. Как только у людей появятся деньги, вы высосете их с помощью налогов.

– Налоги? Вздор! Там выжмешь золотой, здесь – медяк… Знаем мы эти налоги. Тьфу!

– Но по нашему плану, – сказал Диммок, – вы получаете половину прибылей… или даже три четверти.

– Введите налог на замки, – сказал Планкет. – Военный налог, налог на содержание правительственного аппарата. Пусть платят за то, что у них есть крыша над головой. Обложите налогом одежду и постели. Пути и дороги…

– И воздух, которым они дышат, тоже? – Король сардонически захохотал.

– Это оригинально, – сказал Диммок. – Богатая идея. Стоит попробовать.

Король Мелиот, охваченный внезапной яростью, с трудом встал на ноги.

– Стоит попробовать! Богатая идея! Эй вы, алчные, подлые пройдохи! Вот мы сейчас прикажем высечь вас – да как вы только осмелились явиться к нам с таким предложением? Виночерпий, стражу! Живо! Знайте, мошенники: людей здесь вешали, рубили на куски, четвертовали за преступления, куда менее опасные, чем то, на которое вы толкаете нас. Никогда мы не обошлись бы так гнусно и жестоко даже с язычниками-людоедами, даже с одноглазыми пигмеями! Ни один государь в христианском мире не стал бы слушать такие мерзкие речи – да что там! Другой на моём месте просто вышиб бы из вас мозги.

Вошли два солдата, Джек и Фред.

– Взять этих злодеев! – закричал король. – А если окажут сопротивление – рубите их.

– Как, ваше величество, зарубить нашего капитана?

– Он вам больше не капитан. Он злодей и бродяга, как и тот, второй. Уведите их.

– Слушаюсь, ваше величество, – сказал Джек, но вид у него был неуверенный. – Тоже в темницу?

Король Мелиот колебался.

– Ну вот что… дайте нам подумать.

В этот миг вошли Мальгрим и Нинет – разумеется, не случайно, ведь у Мальгрима всё шло по плану. Он очень гордился – и не без основания – тем, что так точно укладывается в график.

– Ваше величество, – сказал он вкрадчиво. – Позвольте мне дать вам совет.

– А ты кто такой, чёрт тебя побери? Ах да, ты волшебник. Всё суёшь свой нос куда не следует. Смотри не перестарайся… – Тут он заметил Нинет, которая улыбалась ему. – Нинет, где наша дочь?

– Я вам всё объясню, государь, как только мы останемся наедине, – сказала она сладким как мёд голоском. – Но вот магистр Мальгрим…

– Ваше величество, умоляю, дозвольте мне использовать этих преступников на благо нашего искусства и науки.

– Хочешь их во что-нибудь превратить, а? – сказал король. – Недурная мысль. Но это вовсе не значит, что я оставляю тебя при дворе, понял? А теперь ступайте. Виночерпий, проводи их. Тебя заменит леди Нинет.

– Я буду счастлива, государь. – Нинет нежно улыбнулась.

Король проводил их взглядом, потом в изнеможении опустился в своё высокое кресло.

– Налейте-ка мне вина, Нинет. И себе тоже, моя крошка. – Отхлебнув добрый глоток из чаши, которую она ему подала, он вдруг загремел: – Ни минуты покоя! Король Артур вызывает нас в Камелот, потом отменяет своё повеление и присылает этого сукина кота, сэра Шкипера. Наша дочь тронулась в уме, а теперь и вовсе исчезла. Влюбилась в какую-то мифическую личность. Невесть откуда поналезли всякие типы – одеты чёрт знает как. Волшебники то появятся, то исчезнут, даже позволения не спросят. Не могу я с ними со всеми сладить. Должно быть, старею.

– Помилуйте, государь, вы в расцвете лет.

– Верно, для своих лет я молодец.

– Вы просто устали, и потом здесь так жарко, – сказала Нинет, подходя ближе. – Вы позволите, государь? – И она обтёрла королю лоб своим платком, а потом провела по нему своей нежной ручкой.

– Ладно, ладно, – сказал король, притворяясь, будто ему безразличны эти знаки внимания. – Но где же всё-таки наша дочь?

– Это долгая история… – начала Нинет.

– Ну, тогда не нужно, – сказал король. – Расскажешь как-нибудь в другой раз.

– Она очень своевольная, государь. Она отправилась в другой мир искать этого человека. Скоро она возвратится, и с ней дядя магистра Мальгрима – тоже волшебник, ужасный старик, его зовут Марлаграм.

– Как? Старый Марлаграм – это тот, что всё верещит «хи-хи-хи»? Так он ещё жив? Мы знавали его при Мерлине, давненько дело было. Он, конечно, гораздо старше нас.

– Думается мне, он старше всех на свете, – сказала Нинет.

– А нам он, наверно, дал бы лет тридцать. Ну, сорок от силы.

– Разумеется, государь. Как говорила моя тётушка колдунья, кто молод душой – молод и телом.

– Вот как? Нужно будет это запомнить. Жаль, что нам это не пришло в голову раньше. На редкость умная женщина была твоя тётушка, а какая свежесть мысли! Я всегда это говорил, даже когда её судили. Налей-ка мне ещё, девочка. Будь вместо виночерпия.

– Вот было бы хорошо, государь, – сказала Нинет, поднося ему чашу, – если б кто-нибудь, ну, скажем, магистр Мальгрим, избавил вас от скучных повседневных забот. Я знаю, какой вы добросовестный, но нельзя же всё делать самолично. Это уж слишком.

– Да, в самом деле слишком! – воскликнул сердитый голос, заставивший их вздрогнуть.

Это была Мелисента. Следом за ней вошёл Марлаграм.

Растерянность короля сменилась гневом.

– Не смей разговаривать с нами таким тоном! Где ты была? А это кто такой?

Марлаграм ничуть не смутился.

– Хи-хи-хи! Неужто вы не помните меня, король Мелиот?

– Теперь вспомнил. «Хи-хи-хи!» Ну вот что, Марлаграм, убирайся-ка ты отсюда подобру-поздорову, – сказал король. – Хватит с меня твоего племянника, который всё время лезет куда не надо.

– Он малый неглупый, – хихикнул старик. – Только ужасный пакостник. Ловкий интриган, но уж больно смонадеян, сами увидите.

– Мой Сэм всё ещё в темнице? – спросила Мелисента.

– Какой там ещё твой! – сердито оборвал её король. – Но он действительно в темнице и там останется.

– Ах, отец, молю вас, сжальтесь.

– И вот что, юная леди, хватит с нас твоих выходок и капризов. Завтра после турнира мы объявим, что ты выходишь замуж.

– Никогда! Только за Сэма!

– Мы пока сами не знаем, кто твой жених, это ещё надо решить. Но замуж ты выйдешь, даже если придётся держать тебя взаперти на хлебе и воде.

– Не выйду, не выйду, не выйду!

– Выйдешь! – вскричал король. – Такова наша королевская воля. Леди Нинет и магистр Марлаграм, будьте свидетелями.

Мелисента повернулась к старому волшебнику.

– Помните ту брошь, которую просил Мальгрим?

– А как же! Хи-хи-хи! Ведь мы оба за ней охотимся.

– Если вы мне сейчас поможете, она ваша, – нетерпеливо сказала Мелисента.

– Идёт! – сказал Марлаграм с нескрываемой радостью. – И заметьте, я её у вас не просил, хи-хи-хи!

– Нам угодно, чтоб ты перестал хихикать, – сказал король. – И что это за идиотский бред насчёт какой-то брошки? Как бы там ни было, можете нам поверить…

– Остановись, король Мелиот!

Старый волшебник, весь внезапно преобразившись, величественно поднял руку. Вместо мягкого вечернего света вокруг разлилось зелёное сияние, словно замок очутился под водой. Издалека донёсся раскат грома. Женщины испуганно взвизгнули.

– Ну вот что, Марлаграм, пожалуйста, без этих мерлинских штучек, – неуверенно сказал король. – Они уже давным-давно вышли из моды, мой милый. Так что ты полегче!

Марлаграм заговорил, и зелёный свет перешёл в зловещий багрянец.

– Мелиот, король Перадора! Прозрение, дарованное мне властью Соломоновой печати, отныне нисходит на меня. Две грозные опасности надвигаются на твой замок. Одна из них – никому не ведомый Красный рыцарь, на завтрашнем турнире он бросит вызов всем и победит всех, кроме одного. А другая – свирепый, всепожирающий дракон, он и сейчас уже рычит и изрыгает пламя в лесу, под холмом. Только тому, кто победит Красного рыцаря, суждено одолеть дракона. Ему же суждено жениться на принцессе.

– Ну, ясно, ясно, – сказал король. – В такой ситуации это самое разумное. Но, любезный магистр Марлаграм, уверен ли ты насчёт Красного рыцаря и дракона? Нет ли здесь какой-нибудь ошибки?

– Ошибки? – воскликнул Марлаграм, и его лицо озарилось в темноте зловещим сиянием, а борода затрепетала, словно язык зелёного пламени. – Как! Ты посмел усомниться в истинности презрения… в Соломоновой печати?

Грянул страшный удар грома, ослепительно сверкнула молния.

– Нет, нет, нет! – закричал король, вконец перепугавшись. – Ты прав! Это вполне разумно. Мы даем тебе слово…

Он огляделся. В комнате снова стоял мягкий вечерний свет, но волшебника как не бывало.

– Хи-хи-хи! Всё идёт как по маслу! – Торжествующий голос донёсся неведомо откуда. – А ведь это всего-навсего одна из штучек старика Мерлина! Давным-давно вышла из моды, так ведь? Хи-хи-хи!

Хихиканье замерло вдали.

– Кажется, исчез, – сказал король с явным облегчением. – Нинет, налей-ка мне вина. Последнюю на дорожку. Нет, мы всегда говорили: с волшебниками старой школы – если только они в форме – никто не сравнится. Эксцентрично, дорого, довольно сумбурно – это всё так, но зато точно знаешь, что нас ждёт.

– А что же нас ждёт? – спросила Нинет, поднося ему чашу.

– Кровожадный Красный рыцарь и ненасытный свирепый дракон, – ответил король беспечно. – Ты скажешь, что это многовато, и будешь недалека от истины. А теперь мы, пожалуй, засядем за черновик нашего завтрашнего воззвания.

 

Глава 11

ВСТРЕЧА В ТЕМНИЦЕ

 

В подземелье было теперь так темно, что два солдата, Джек и Фред, неся Сэму ужин, захватили с собой факелы.

Джек поставил миску около Сэма.

– На этот раз мы принесли тебе похлёбку для подкрепления сил.

– И ещё хлеба, – сказал Фред.

– С этим хлебом ты хлебнёшь горя, – сострил Джек. – Каково, Фред?

– Ой, Джек, ты меня уморишь!

– Где сэр Шкипер, ваш капитан? – спросил Сэм.

– Этому сукину сэру солоно пришлось, – ответил Джек. – Сперва мы его арестовали, взяли под стражу, а потом он вместе со вторым молодчиком попал в лапы к волшебнику.

– Так что он, может, уже превратил их в пару такс, – сказал Фред.

– Собачья жизнь, приятель! – подхватил Джек со смехом. – Слышь, Фред, шуточки-то у меня сами собой так и сыплются.

– Ты голова, Джек!

– А ты как думал, Фред! Ну, где же кандалы и цепи?

– Кандалы? – заволновался Сэм. – Это ещё зачем?

– Так положено, браток, понял? – сказал Фред. – Это мы вроде бы укрываем тебя на ночь одеяльцем.

– Да ты их и не почувствуешь, приятель, – сказал Джек, заковывая его в цепи. – Ну, как похлёбка?

– Жуть! – сказал Сэм. – Из чего её у вас варят – из наконечников для стрел, что ли?

– Больно уж ты привередлив, браток, в этом твоя беда, – сказал Фред, помогая товарищу. – Мы для тебя стараемся, из кожи вон лезем – и вот благодарность.

– Да, брат, живём-то ведь только раз, – сказал Джек, проверяя, надёжно ли закован узник. – А глядишь, немножко доброты – и человек чувствует себя по-другому. Мы с Фредом золотые парни, запомни это, приятель! Ну вот! Я ж тебе говорил – ты и не почувствуешь.

– Да тут добрых четыреста фунтов железа! – завопил Сэм.

– И вовсе не четыреста, приятель. Ты преувеличиваешь. Я так думаю, тут всего фунтов триста.

– Самое большее – двести пятьдесят, – сказал Фред. – А тебе не доводилось бывать в Карлеонской темнице? Поглядел бы, какие там кандалы! Помнишь, Джек, как мы с тобой служили в конвое? Мы ещё тогда сцепились с двумя оружейниками.

– А потом вместе пошли в кабачок мёд пить! – подхватил Джек. – И по дороге я вышиб мозги двум стражникам. Тебе доводилось когда-нибудь надрызгаться мёдом, приятель? Крепкое зелье! Ну, теперь, кажется, всё в порядке. И чтоб ты не подумал, будто мы на тебя сердимся, приятель, оставляю тебе этот факел. Я воткну его вот сюда, в гнездо. Спокойной ночи.

– Приятных снов, – сказал Фред.

Они стали подниматься по лестнице.

– А вы не дадите мне одеяла или ещё чего-нибудь укрыться? – крикнул Сэм им вдогонку.

– Как? В такую тёплую ночь? Ну, это ты, браток, хватил.

Сэм проглотил ещё ложку похлёбки. Ужас да и только! Сплошной перец. Во рту у него горело, и кусок не лез в горло. Через несколько минут он услышал, как дверь наверху снова отворилась и по лестнице бегом спустился старый Марлаграм.

– Вот я и вернулся, мой мальчик. Хи-хи-хи! А вот настоящий ужин.

– Как мне благодарить вас, магистр Марлаграм!

– Лучшее вино из подвалов короля Мелиота и его любимый паштет. Хи-хи-хи!

– Если он об этом пронюхает, нам несдобровать, – сказал Сэм. – Знаете, что было, когда я отведал его за завтраком? – И он принялся уплетать паштет, сделав перед тем добрый глоток вина. – Вы, конечно, вернулись вместе с принцессой Мелисентой?

– Да, да, она здесь. Мы с ней уже обо всём столковались. Она получает то, чего хочет. И я тоже получаю то, чего хочу. Всё так хорошо устроилось – лучше не надо.

– Для вас – может быть. Но мне это никак не по вкусу.

– Ах, не по вкусу, мой мальчик?..

– Простите… это я про паштет… Но что же будет со мной?

– А чего бы ты хотел? – И, не дав Сэму ответить, Марлаграм продолжал: – Ну, ладно, послушай меня. Не забывай, что вот уже больше пятидесяти лет основное моё занятие – исполнение желаний. Большинство людей не получает того, чего хочет, а всё потому, что сами не знают, чего хотят. Как исполнять желания, если их нет? Ну а ты, дружок, знаешь, чего хочешь?

– Да, – ответил Сэм, отрываясь от огромной чаши.

– Вот счастливчик! Хи-хи-хи! Хочешь стать королём Перадора?

– Боже сохрани! – ужаснулся Сэм. – Само собой, первым делом я хочу выбраться из этой проклятой темницы. Потом хочу жениться на Мелисенте, послать ко всем чертям Уоллеби, Диммока, Пейли и Тукса и писать акварельные пейзажи, в том мире или в этом – всё равно, а на досуге удить рыбу.

– И ты не жаждешь власти?

– Нет. Хочу только писать акварели и ловить форель.

– И богатства не жаждешь?

– А куда мне его девать?

– Да ты просто рождён, чтобы сидеть в темнице. Хи-хи-хи! Но почему ты хочешь жениться на принцессе Мелисенте? Разве мало у вас там девушек, хорошеньких, умненьких, честных, интересных, прелестных, самых что ни на есть расчудесных! Хи-хи-хи! Зачем же было забираться в такую даль, в самый Перадор?

– Минутку, – промычал Сэм с полным ртом. – Прежде чем ответить, надо выпить. – Он взял чашу обеими руками. – Ф-фу! Этак я в два счёта захмелею. Я хочу жениться на Мелисенте, потому что, мне кажется, я нашёл в ней два поразительных достоинства, каких прежде не встречал ни в ком: она совсем особенная и удивительно милая. Улыбающаяся принцесса – вот о чём мечтает всякий мужчина. Но один Бог знает, что Мелисента нашла во мне.

– Да, Бог это знает, – сказала Мелисента, спускаясь по лестнице. – И я тоже, Сэм, милый, но ни он, ни я никогда тебе не скажем.

– Она слышала каждое твоё слово, мой мальчик. Хи-хи-хи!

– Ах, бедняжка ты мой!.. Какие страшные цепи… и эта темница…

– Хи-хи-хи!

Мелисента в бешенстве повернулась к Марлаграму.

– Извольте сейчас же прекратить это дурацкое кудахтанье, освободите бедного Сэма от цепей и выведите его отсюда. Надеюсь, вы это можете? Иначе я сейчас же побегу наверх за напильником.

– Бесполезно, – сказал Сэм. – Чтобы распилить цепи, понадобится пропасть времени.

– Ну? – Она бросила на волшебника вызывающий взгляд.

– Вообще-то могу, – сказал он. – Хотя цепи – штука довольно хитрая, а я давно не практиковался. Ну, ладно, тихо! – Он задумался. – Это должно подействовать. Эне бене рес, квинтер минтер жес! Готово.

И в самом деле цепи с лязгом упали на пол. Сэм был свободен, он обнял и поцеловал Мелисенту, потом пожал руку Марлаграму.

– Замечательно, магистр Марлаграм! – сказала Мелисента. – Нужно будет запомнить: эне бене рес, квинтер минтер жес!

– Я знаю это с детства,[5]– сказал Сэм, – но никогда не подозревал, что так можно освободиться от цепей.

– Понравился тебе ужин, милый?

– Да, любимая. Но что же дальше?

– Вот уж тут магистр Марлаграм доказал, что он очень, очень умный! – горячо воскликнула Мелисента.

– Учтите к тому же, что мой племянник – малый не промах, он поспел сюда раньше меня, и у него было преимущество в целый ход.

– Понимаешь, милый, – продолжала Мелисента. – Мой отец заявил, что я во что бы то ни стало должна выйти замуж. Он ведь такой непреклонный. А магистр Марлаграм предсказал, что на завтрашний турнир прибудет грозный Красный рыцарь и бросит вызов всем-всем.

– А ещё здесь объявится лютый дракон, – сообщил Марлаграм, облизываясь от удовольствия. – Он, наверно, уже где-нибудь здесь, хи-хи-хи!

Мелисента поглядела на Сэма.

– Так вот, отец согласен, чтобы тот, кто победит их обоих, стал моим мужем. И конечно, это будешь ты, милый.

– Храни тебя Бог, радость моя.

– Ведь правда, магистр Марлаграм устроил всё очень ловко и умно?

– Вы ещё и половины не знаете, – сказал старый волшебник. – Теперь уж я в выигрыше против племянничка, и будьте спокойны, я этим воспользовался, хи-хи-хи! Заставил его работать на меня, а он ничего и не подозревает.

– Клянусь Богом, шикарно! Вы великий волшебник! – Сэм рассмеялся, сам не зная почему. Он чувствовал приятную лёгкость в голове. – Значит, завтра я появлюсь с таким видом, будто победил грозного Красного рыцаря и свирепого дракона. Блеск! – Он снова засмеялся. – Что ж, если вы поднатаскаете меня – объясните, что говорить и как держаться, – я сумею прикинуться не хуже всякого другого.

– Постой, милый…

– Прости, я, кажется, разошёлся не в меру. Легко на сердце!

И он поднял чашу.

– Понимаешь, милый, прикидываться тебе не придётся.

Сэм подошёл к ней поближе, расплескивая вино.

– Как? Ты хочешь сказать, что Красный рыцарь и дракон существуют на самом деле?

– Ну конечно, милый.

– Тебе только нужно их победить, вот и всё, – сказал Марлаграм. – Бац, хлоп, бах, трах-тарарах, хи-хи-хи!

Сэм поглядел на него, потом на Мелисенту.

– Но… послушайте… есть же у вас сердце…

– В том-то и дело, дорогой. У меня есть сердце. Ты очень мило сказал, что каждый мужчина мечтает об улыбающейся принцессе, мне так приятно было это слышать, и я не сомневаюсь, что это правда, но тот, кто женится на принцессе, непременно должен доказать, что он герой.

– А если он не герой?

– К чему говорить об этом? Ты-то ведь герой. Иначе тебя здесь бы не было, милый.

Сэм сказал неуверенно:

– Может быть, оно и верно… в известной степени… Но не забывай, мне здесь у вас всё так непривычно. У меня нет никакого опыта борьбы с Красными рыцарями и драконами.

– Тем больше мужества от тебя потребуется, мой милый.

– Возможно, – сказал Сэм с тоской. – Но… э-э… нельзя ли раздобыть… ну, скажем, плащ-невидимку… или заколдованное копьё, или какой-нибудь волшебный меч из тех, что разят без промаха, словом, как-нибудь помочь герою?

– Это ты хорошо придумал, Сэм, милый. Как вы полагаете, магистр Марлаграм?

– Боюсь, что ничего не выйдет, хи-хи-хи! Мы поздно спохватились. А в наши дни всё это стоит больших денег.

– Ну, ладно, – сказал Сэм, стараясь скрыть своё разочарование. – А как насчёт какого-нибудь массового колдовства, чтоб никто толком не знал, что происходит?

– Но ведь тогда никто не будет знать, что ты герой, – сказал Марлаграм.

– А если ты не герой, Сэм, милый, то не сможешь на мне жениться.

– Да, не смогу, – сказал Сэм мрачно. – Но ведь я не смогу на тебе жениться и в том случае, если меня проткнёт копьём Красный рыцарь или сожрёт дракон, правда?

– Что-то я не вижу в тебе боевого духа, дружок, – с упрёком промолвил Марлаграм.

– Да нет же, он совсем не то хотел сказать! – воскликнула Мелисента. – А всё эта ужасная темница! Ты больше не останешься здесь ни минуты, милый. Мы поместим тебя у помощника главного оружейника.

– Он и сам там будет – хи-хи-хи! – но только простоит всю ночь в углу. Я внушил ему, что он булава.

– Ты сегодня хорошо выспишься, милый.

– Я бы спал куда лучше, если б мне тоже внушили, что я булава. – И следом за Марлаграмом и Мелисентой он стал подниматься по лестнице. – Когда начало турнира?

– В шесть, – сказала Мелисента, обернувшись.

Сэм пришёл в ужас.

– В шесть утра поединок с Красным рыцарем! Да в такую рань я не могу сразиться даже с яичницей.

Он вышел из темницы, одолеваемый мрачными предчувствиями, которые отравили ему всю радость освобождения.

 

Глава 12




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных