Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






СЭМ И КРАСНЫЙ РЫЦАРЬ




 

Сэм сидел один в шатре, раскинутом у самого турнирного поля. Шатёр был великолепен, богато разукрашен и пестрел геральдическими щитами, но Сэму было не до всей этой роскоши. Он сидел на скамье, надев на себя только поножи. Остальные части латного убора, шлем, щит и меч валялись на земле у его ног. В шатре было два входа, завешенных пологами, свободно ниспадавшими до земли. Вместе со сверкающими солнечными стрелами в шатёр с турнирного поля врывался разноголосый шум – звуки труб, голоса герольдов, бряцание оружия, крики, смех и рёв зрителей, и Сэм так и видел перед собой кровожадную, падкую до сенсаций толпу. Вдруг рёв стал громче, Сэм поднял голову: четверо слуг, войдя с залитого солнцем поля, пронесли через шатёр огромного и сильно помятого рыцаря – безгласного и, видимо, уже бездыханного. Они несли его на пункт первой помощи, расположенный под королевской ложей. Это была уже четвёртая жертва Красного рыцаря. Снова затрубили трубы, но прежде чем герольды, которые вполне могли бы провозглашать тосты на обедах в Сити, успели открыть рты, Сэм поспешно задёрнул полог. Вернувшись к своей скамье, он увидел, что у противоположного входа стоит Лэмисон с лютней.

– Её высочество принцесса Мелисента, – сказал Лэмисон, – желает молвить тебе… слово.

– Что ж, – мрачно сказал Сэм, подходя к нему вплотную. – Я тоже желаю молвить ей слово, и возможно, это будет последнее слово в моей жизни.

Лэмисон приподнял полог, пропуская Сэма, но сам остался в шатре.

– Ступай, болван, – ехидно прошипел он вслед Сэму. – «Чёрный рыцарь взял моё сердце в полон» – на-ка вот, выкуси! Сдаётся мне, что сегодня Красный рыцарь вырвет из тебя печёнку и возьмёт её в полон!

Покуда он тешился этой мыслью, появились Мальгрим и Нинет. Они несли узел с оружием и доспехами, с виду похожими на те, что Сэм оставил на полу.

– Вот спасибо, Лэмисон, – сказала Нинет. – Это-то нам и нужно.

Лэмисон, который был не в духе, иронически поклонился ей и вышел.

– Ну-с, дорогая Нинет, – сказал Мальгрим, очень довольный собой, – сейчас мы заменим превосходные латы, щит и шлем, которые принцесса раздобыла для Сэма, – и он указал на груду доспехов на земле, – вот этим стандартным хламом, в своё время апробированным камелотской Королевской комиссией по проверке лат и оружия. Ха-ха!

– Чудесно, милый, – сказала Нинет, и они принялись перекладывать весь этот скобяной товар.

– Это только одна из моих безобидных шуток, дорогая Нинет. Давайте свалим это оборудование вон там, в углу, и чем-нибудь накроем – слишком оно тяжёлое, чтоб с ним таскаться.

– Вот я помогаю вам и всё восхищаюсь, – пылко сказала Нинет. – Вы так брызжете блестящими, оригинальными идеями… всё время плетутся восхитительные козни, а именно этого всегда жаждала моя душа. Ещё что-нибудь нужно, милый?

– Да, – сказал Мальгрим. – Останьтесь здесь и уговорите его выпить кружку «особого турнирного» – оно, дескать, придаст ему мужества.

Нинет была в восторге.

– А вы пришлёте ему какое-нибудь ужасное пойло?

– Да, у него появится слабость в коленях и головокружение, – сказал Мальгрим уходя. – Ха-ха!

Нинет скромно присела на скамью, где её и застал Сэм, вернувшийся в шатёр ещё мрачнее прежнего.

– Ах, Сэм, отчего вы так печальны?

– Лэмисон сказал, что Мелисента хочет поговорить со мной, – ответил Сэм. – Но меня даже не пустили в королевскую ложу – говорят, я одет чёрт-те как. Видно, Лэмисон меня морочил.

– Я никогда ему не доверяла, Сэм. Кстати, не помочь ли вам надеть доспехи?

– Признаться, я хотел бы, чтоб кто-нибудь мне помог, но только не вы.

– Сэм, дорогой, вы мне не доверяете?

– Конечно нет, дорогая. Не такой уж я всё-таки осёл.

– Ах, как вы несправедливы. У меня теперь пропала всякая охота рассказывать вам об особом турнирном пиве.

– О турнирном пиве? – В голосе Сэма зазвучала слабая надежда.

– Да, его варят специально для участников турнира. Впрочем, мне незачем вам его и предлагать…

– Безусловно…

– А может быть, всё-таки попросить буфетчицу подать…

– Буфетчицу? Нет здесь никакой буфетчицы.

– Есть, уверяю вас, – сказала Нинет, выходя из шатра. – Я сейчас её пришлю.

Оставшись один, Сэм принялся осматривать свои доспехи и оружие. Он легонько пнул шлем ногой и, к своему удивлению, оставил на нём вмятину. Тогда он решил испробовать меч, но тут через шатёр пронесли ещё одного окровавленного и бесчувственного рыцаря. Оправившись от нового потрясения, Сэм согнул меч – вместо того чтобы распрямиться, меч так и остался согнутым. В отчаянье он опёрся на копьё и тотчас же услышал громкий треск. Подпрыгнув, он вскочил на панцирь и чуть было не расколол его надвое. Тогда он вернулся на свою скамью, прихрамывая и проклиная всю эту идиотскую затею.

Так он и сидел, стиснув ладонями виски, когда вошла буфетчица из «Вороного коня», неся оловянную кружку.

– Одна кружка турнирного пива, – сказала она своим обычным безжизненным голосом.

– Спасибо, – сказал Сэм, беря кружку. – А, это вы?

– Что правда, то правда. И погодка опять разгулялась.

– Уж лучше бы пошёл дождь. Ну ладно, надеюсь, пиво мне поможет. – И он единым духом осушил кружку. – Забористое пивцо. Бутылочное или бочковое?

– Ах, не спрашивайте меня, мистер Пенти. Мне дал его этот чернобородый фокусник и велел отнести вам.

– Мальгрим?

Сэм в ужасе уставился на неё.

– Он самый. Да что с вами? Вам плохо?

– Пока не знаю, – сказал Сэм со страхом. – Кстати, вы не видели капитана Планкета, старого шкипера, помните, того самого, что всегда брал двойные порции шотландского виски?

– Нет. А разве он здесь?

– Во всяком случае, был здесь.

– Я видела мистера Сандерсона, – таинственно сказала буфетчица. – Он ставит на Красного рыцаря десять против одного. Говорят, от этого Красного рыцаря нет спасения.

В шатёр заглянул солдат Джек.

– Приготовься, приятель. Сейчас твой выход.

Когда ухмыляющееся лицо Джека исчезло, Сэм застонал.

– Пожалуйста, помогите мне надеть доспехи, – попросил он буфетчицу.

Она удивлённо уставилась на него.

– Неужели вы хотите драться с этим рыцарем?

– Приходится.

– Боже мой! Я понятия не имею, что куда надевается, но постараюсь, как смогу. Боюсь только, мне никак не справиться. – Помогая ему застёгивать пряжки и крючки, она продолжала: – Не больно-то они толстые и тяжёлые, эти ваши доспехи, правда? И очень даже тонкие, я так скажу. Могли бы приготовить вам что-нибудь получше, ежели хотите знать моё мнение. Вы ведь здесь всё-таки редкий гость, не из завсегдатаев. А я-то думала, эти доспехи весят целые тонны.

– Так и было, когда я их сюда принёс.

– Может, их кто подменил? Как вы себя чувствуете?

– Ужасно.

– Бледный вы какой. На вашем месте я бы не стала там задерживаться.

– Да я и не собираюсь. Скажите, не найдётся у вас таблетки-другой аспирина?

– Вот беда, ни одной не осталось. – Она сочувственно поглядела на него и вдруг закудахтала: – Ах ты, ах ты, вам бы лечь надо и не ходить никуда.

– Ничего, я скоро лягу.

Джек снова заглянул в шатёр.

– Ты как предпочитаешь сражаться, приятель, конный или пеший?

– Пеший, – мрачно сказал Сэм.

– Правильно. Падать не так страшно будет. Ну, друг, осталась одна минута, а там – марш! И не вешай носа!

Сэм попробовал пройтись в своих доспехах и несколько раз взмахнул согнутым мечом.

– Видала я такое на картинках, – сказала буфетчица. – А только не по душе мне это. То ли дело ковбои или индейцы… или, скажем, гангстеры в ночных клубах. Правда, тут есть на что поглядеть, и если вам нравится…

– Какое там нравится, – сказал Сэм, пытаясь выпрямить меч.

Снаружи донёсся громовой призыв:

– Сэр Сэм!

– Иду, – откликнулся Сэм жалким голосом.

– Зато потом вас посвятят в рыцари, верно? Ну, желаю удачи, милок, да не забудьте: Англия пребудет вовеки – не пропадёт, значит.

– Спасибо, – сказал Сэм. Он хотел было гордо выпятить грудь, но накололся на какую-то пряжку и, застонав, вышел из шатра. Его встретили возгласами одобрения, улюлюканьем, смехом. Буфетчица, глядевшая в щелку, вдруг услышала позади быстрые шаги. Это была принцесса Мелисента, вне себя от волнения, она со всех ног вбежала в шатёр.

– Скажи, уже начали? Я думала, ни капельки не буду волноваться, а теперь взглянуть и то страшно. Ты будешь мне всё рассказывать. Что там происходит?

Буфетчица снова поглядела в щелку.

– Они всё кружат друг около дружки, милочка. Ого, да этот Красный рыцарь здоровенный дядька. Раза в два покрупнее бедняги Сэма. Связался чёрт с младенцем! Ого, началось! Господи!

Мелисента, услышав бряцанье мечей и доспехов, быстро проговорила:

– Магистр Марлаграм сказал мне, что они не будут биться насмерть. Он обещал придумать какое-нибудь колдовство.

– Тогда ему не мешало бы поторопиться, – сказала буфетица, глядя в щелку.

– Кто побеждает?

– А то вы не знаете, милочка! Наш приятель, почитай, уже на том свете. Судья должен бы их разнять. Красный рыцарь всё наседает, наседает. Ого, вот так удар!

– Ах, я этого не вынесу! Я должна найти Марлаграма!

Теперь даже буфетчица пришла в волнение.

– Они всё ближе, всё ближе к шатру! Ай, Сэм поскользнулся! Нет, он не упал! Красный рыцарь опять наседает. Они всё ближе…

Мелисента бросилась к другому выходу с криком:

– Магистр Марлаграм, где вы? Магистр Марлаграм!

Не переставая кричать, она выбежала из шатра.

Бряцанье становилось всё громче, и буфетчица отпрянула. Первым появился Сэм, он пятился шаг за шагом, отчаянно отражая сокрушительные удары Красного рыцаря, который наступал на него, огромный и страшный, в огненно-красных доспехах, с огненно-рыжей бородой и волосами, выбившимися из-под шлема. Но как только Красный рыцарь очутился в шатре и увидел буфетчицу, он сразу остановился.

– Две кружки турнирного, – сказал он.

– Сию минуту, сэр, две кружки турнирного, – повторила буфетчица и побежала в другой конец шатра.

В шатер заглянули было солдаты Джек и Фред, но Красный рыцарь ринулся на них, размахивая мечом.

– Вон отсюда! – заревел он. – Вон, мошенники, распросукины дети, или я из ваших кишок колбас наделаю!

Он плотно задёрнул полог, сел на скамью и, отстегнув верхние пряжки, снял, к удивлению Сэма, не только шлем, но вместе с ним и голову. Из воротника рубашки, словно восходящее солнце, выглянуло лицо капитана Планкета, старого шкипера.

– Садись, старик, – сказал Планкет. – Только нужно всё время бряцать оружием, а то они могут поинтересоваться, что тут происходит. Знай колоти мечом по доспехам. Вот так!

И он принялся бить по латам.

Сэм ещё не оправился от удивления.

– Но послушай, шкипер, как это… ты… и вдруг Красный рыцарь?

– Колдовство, старик. Вчера вечером меня превратил в рыцаря этот малыш Мальгрим. Чистая работка. С минуту назад я и впрямь чувствовал себя Красным рыцарем – готов был вышибить дух из кого угодно. А потом что-то произошло: не то прибавилось колдовства, не то убавилось… Хочешь верь, хочешь нет, а голова, которую я только что снял, была моей собственной, покуда мы не вошли в шатёр. А потом я понял, что могу снять её, и снова стал старым шкипером – как нельзя более кстати.

– Да, но как же, ведь я должен тебя убить!

Сэм всё ещё не мог опомниться.

– Ну, это мы устроим. Я так думаю, эта голова для того и предназначена. Предоставь всё мне, старик. Только не забывай бряцать мечом.

– А меня тут, как назло, опоили каким-то зельем, до того голова кружится…

– То-то, я смотрю, ты так скверно выглядишь, старик. А тебя никогда не пытались опоить на Золотом Берегу? Со мной раз было дело. Три недели не мог на ноги подняться, а две недели мне всё казалось, будто у меня из пяток сосёт кровь здоровенный паук. Они там, конечно, все колдуны. Не хуже здешних. А, вот и ты, детка.

– Погодка-то снова разгулялась, – сказала буфетчица, подходя с двумя кружками.

– Спасибо, детка.

– Мне не надо, – сказал Сэм.

– Поставь вторую кружку вон там, детка, – сказал Планкет. – А если хочешь, выпей сама.

– Нет уж, увольте, – сказала она чопорно. – В рот не беру спиртного, кроме джина с перцем – иной раз, от живота.

– Лучшее средство от живота «Вальпараисо Маньяна», – сообщил ей Планкет. – Три порции – целую лошадь переваришь. Ставлю десять против одного, после этого и сам станешь здоровее лошади. Ну что ж, хватанём?

– На здоровье, – сказала буфетчица, глядя, как старый шкипер допивает кружку. Она не сводила с него глаз. – Да, на вас не напасёшься.

Планкет не обратил на её слова никакого внимания.

– А теперь, детка, придётся тебе нам помочь. Сэм-то на ногах не стоит. Сэм, старик, постарайся, продержись ещё хоть пару минут. А ты помоги мне снять доспехи. Вот умница. – Оба они взялись за дело, но тут Планкет сказал: – А бой-то ведь надо продолжать. Придётся опять завести эту волынку с Красным рыцарем. – И он взревел голосом Красного рыцаря: – Сдавайся, пигмей несчастный! Сдавайся!

Сэм крикнул, собрав все силы:

– Ни за что! Ни за что!

– Громче, старик, этак они тебя не услышат. – И он снова взревел голосом Красного рыцаря: – Сдавайся, тебе говорят!

Сэм слабо откликнулся:

– Нет, ни за что! – И тут же застонал: – А, дьявол, у меня голова раскалывается!

– А теперь вот что, детка, – сказал Планкет, – возьми-ка этот меч и лупи им по доспехам, а я покуда малость передохну и что-нибудь придумаю. – Сбросив латы и взяв в каждую руку по кружке, он подошёл к выходу из шатра и рявкнул голосом Красного рыцаря: – Не сметь сюда соваться, не то башку оторву!

Сэм, немного придя в себя, спросил:

– А что с Диммоком, шкипер?

– Понятия не имею, старик. Мальгрим сперва превратил меня в Красного рыцаря, а уж потом взялся за Диммока. – Он взглянул на буфетчицу, которая усердно колотила мечом по панцирю. – Не устала, детка?

– Самую малость. Зато развлечение. – Она вдруг стала озираться по сторонам, заслышав знакомое «хи-хи-хи!». – Это тот фокусник, что постарше. Здорово действует на нервы, правда?

– Ну, Сэм, старик, возьми себя в руки – хоть на полминуты.

Сэм, пошатываясь, с трудом встал со скамьи.

– Постараюсь. Что нужно делать?

– Сейчас ты покажешь им эту голову. А ты, Вайолет, как только они на неё полюбуются, хватай её и беги со всех ног.

– Меня зовут Куини.

– Ну да, Куини, верно. Так вот, Куини, детка, ты убежишь с этой головой.

– Да куда же?

– А куда хочешь. Хотя бы в дамскую уборную.

– Меня туда с ней не пустят.

– Не спорь, Куини, детка. Времени нет. А теперь, Сэм, старик, вот тебе меч и голова. Когда я отдёрну полог, подними её повыше и потрясай мечом. Итак, сцена смерти Красного рыцаря. Приготовились! – Он взял у Куини свой меч, грохнул им по панцирю и закричал голосом Красного рыцаря:

– Пощади! Пощади меня, сэр Сэм! О-о-о-о! И швырнул меч на землю.

– А теперь валяйте, друзья! Он подтолкнул Куини к выходу, отдёрнул полог и закричал:

– Он сразил меня! Сразил!

– Сэм победил! – завизжала Куини. – Сэм победил!

Сэм, высоко подняв голову Красного рыцаря, размахивал мечом. Ликующая толпа хлынула в шатёр. Планкет подхватил покачнувшегося Сэма, а голову перебросил Куини, которая пустилась бежать с ней, словно на баскетбольной площадке.

– Сэр Сэм невредим, – возвестил Планкет. – Пустяковая царапина. Но отойдите же, не теснитесь, ему нечем дышать.

Прибежала Мелисента.

– Ах, Сэм, милый! – вскричала она, обнимая его. – Это было изумительно… Ты не ранен, скажи?

– Нет, дорогая, – ответил он, еле ворочая языком. – Просто кружится голова, вот и всё.

– Ты крепкий парень! – сказал король Мелиот. – А теперь можешь передохнуть часок-другой. Дракон в лесу, под стенами замка, но он спит. Лучше его пока не будить.

Сэм судорожно глотнул воздух и, теряя сознание, рухнул на колени.

– Ах да, тебя ведь надо посвятить в рыцари, – сказал король, не отличавшийся сообразительностью. Он коснулся своим мечом плеча Сэма, и Сэм, потеряв равновесие, растянулся плашмя.

– Встань, сэр Сэм. – Но Сэм остался неподвижен. – Встань, сэр Сэм, тебе говорят!

– Ах, отец, бросьте свои глупости! – воскликнула Мелисента, опускаясь на колени около Сэма. – А вы, мужчины, помогите поднять его.

Четверо мужчин по приказу Мелисенты вынесли Сэма из шатра. Король Мелиот, капитан Планкет и разные перадорские сановники, боясь пропустить что-нибудь интересное, последовали за ними, но толпа осталась у шатра.

– Ну, друзья! – крикнул мистер Сандерсон. – Фаворит проиграл, и я выплачиваю вдесятеро за сэра Сэма. Кому же привалило счастье?

– Мне, мистер Сандерсон, – сказала буфетчица, подавая свой билетик.

– Правильно, Куини, твоё счастье, – и он протянул ей мешок денег. – А теперь, друзья, вот вам прекрасный случай вернуть проигрыш. Одиннадцать против двух на дракона! Ставлю одиннадцать против двух, что сэр Сэм будет побеждён! Прекрасный случай поддержать героя, не упускайте же его на этот раз! Одиннадцать против двух на дракона!

И дело пошло бойко.

 

Глава 13

ДРАКОНОГРАФИЯ

 

Сэм, отдыхавший в маленьком шатре за королевской ложей, только что играючи съел два завтрака, как вдруг вошла Мелисента вместе со своим отцом. Она несла истрёпанный плащ и не менее истрёпанную рукописную книгу.

– Как ты себя чувствуешь, сэр Сэм? – спросил король.

– Лучше, ваше величество. Но хвастаться пока нечем.

– Дракон ещё спит, но скоро проснётся. Так что, мой мальчик, если ты намерен с ним сражаться, будь наготове.

– Но, отец, – запротестовала Мелисента. – Нужно сперва всё ему объяснить. Вы же обещали…

– Да, мы обещали. Так вот как обстоят дела, милейший. Ты теперь, сэр Сэм, победитель Красного рыцаря, и, разумеется, в темницу тебя больше не посадят. Ты свободен. Если захочешь, дадим тебе письмо к королю Артуру. У тебя будут все возможности, если пожелаешь, отправиться на поиски приключений или вызволить из беды какую-нибудь девицу, поставим тебя первым на очередь.

– Никакой девицы он вызволять не будет, – объявила Мелисента. – Знаем мы этих девиц.

– Благодарю вас, государь, – сказал Сэм. – Но я уж лучше останусь здесь в Перадоре. Вы, кажется, хотели что-то сказать о драконе?

– Сейчас всё скажем, – промолвил король. – Выбирай сам. Решай. Не хочешь драться с драконом – ну не надо. Можешь идти на все четыре стороны. Но тогда не видать тебе нашей дочери. Не победишь дракона – не женишься на Мелисенте.

– Придётся тебе выбирать, Сэм, – с волнением сказала Мелисента.

– Понимаю, – сказал Сэм задумчиво. – А какой он… э-э… этот самый дракон? Может, он не очень большой?

– Как бы не так! – воскликнул король Мелиот с жаром, который показался Сэму излишним. – Дракон – первый сорт! Мы видели его только издали, но как будто зверюга великолепный. И уж, конечно, злой как чёрт. Словом, дракон что надо. Даже в глубоком сне изрыгал клубы дыма. Лучшего дракона и желать нечего.

– Да я и не желаю, – сказал несчастный Сэм. – Видишь ли, Мелисента, любовь моя, я не умею сражаться с драконами. Я сроду и не видел-то ни одного.

– Да, Сэм. – Она печально взглянула на него. – Тебе понадобится всё твоё мужество. И может быть, я не стою этого.

– Но ведь ты этого вовсе не думаешь, правда?

– Честно говоря, нет, мой милый. На девушке, которая может так подумать, не стоило бы жениться.

– Ну, ладно. Я попробую.

– О, Сэм!

– Молодчина, – сказал король Мелиот. – Между прочим, зрителей на поединок не пустят. Никакой публики.

– И то слава Богу.

– Такое теперь правило. В последний раз, когда пустили публику, человек пятьдесят были изувечены. Когда крупный дракон, вроде этого, по-настоящему рассвирепеет…

– Отец, прошу вас, не надо! – взмолилась Мелисента.

– В книгах я читал, – сказал Сэм с тоской, – что у драконоборцев обыкновенно бывает какое-нибудь волшебное снаряжение – плащ-невидимка, например…

– Вот он, пожалуйста. – И Мелисента показала ему пёстрый, но изношенный до дыр плащ, который принесла с собой. Она расстелила его так, чтобы все дыры были видны. – Гляди, как его побила моль. Конечно, в тех местах, где дыры, ты будешь виден. Но по крайней мере, это может сбить дракона с толку.

– Что ж, это лучше, чем ничего, – сказал Сэм с надеждой. – Пусть я буду невидим хоть отчасти.

Мелисента переглянулась с отцом.

– Сэм, милый, к сожалению, тут есть одно осложнение. Отец, скажите ему.

– По правде говоря, мой мальчик, мы не совсем уверены в этом плаще, – бодро сказал король. – Он уже столько лет валяется в кладовке. Дело ясное, это плащ драконоборца. Но такие плащи бывают двух родов, и какой вот этот, мы не помним. Есть плащ, который делает человека невидимым для дракона. Но есть и другой плащ, особой расцветки, чтобы распалять в драконе ярость.

– И вы не помните, какой это плащ?

Сэм был возмущён.

– Увы, нет, милый, – сказала Мелисента. – Ужасно досадно, правда? Но ведь тут одни дыры, и, может, дракон не так уж рассвирепеет…

– Плащ не пойдёт, – твёрдо сказал Сэм. – Обойдусь без плаща. Нет ли у вас чего-нибудь ещё?

Она показала ему старинную рукописную книгу, которую тоже принесла с собой.

– Вот. Здесь собраны древние наставления, как нужно вести себя с драконами разных видов. Довольно мудрёные правила, к сожалению.

– Ну уж это придётся вам двоим разбирать, – предупредил король. – У вас глаза помоложе.

Мелисента села рядом с Сэмом, а книгу положила посередине.

– Так вот, мы знаем, что этот дракон свирепый…

– И огромный, – мрачно добавил Сэм. – Ищи там, где говорится про крупные разновидности.

Мелисента перевернула несколько страниц.

– Здесь сказано, что если дракон мечехвостый, то, когда он бросится на тебя, нужно припасть к земле и отползти влево. Запомнишь, милый?

– Вряд ли. И потом, откуда нам знать, что это мечехвостый? А если нет, тогда что?

Мелисента стала читать дальше.

– Здесь написано, что, если дракон копьехвостый с жёлтым крестом на брюхе, припадать к земле не нужно, а наоборот, рекомендуется высоко подпрыгнуть вправо.

– Возможно, – сказал Сэм со злостью. – Но не могу же я спросить у дракона, есть у него на брюхе жёлтый крест или нет! Что, если я прыгну вправо, когда надо ползти влево? Спектакль будет окончен!

– А если дракон рогохвостый, ты просто должен всё время бегать от него. Так здесь написано.

– Да, да. Но как, чёрт дери, я узнаю, рогохвостый это дракон, или копьехвостый с жёлтым крестом, или мечехвостый? Я думал, что есть драконы, и все – единый образец. А тут целая уйма разновидностей.

– Мы видели его только издалека, – сказал король Мелиот, – и нам сдаётся, что он мечехвостый. Но лучше всё-таки на это не полагаться.

– А на что же мне полагаться?

– Уж это ты решай своим умом, мой мальчик. Ах да, мы чуть не забыли: у нашего главного оружейника есть для тебя специальный меч – разумеется, двуручный. Простой меч такого громадного дракона не возьмёт. А теперь прими мои наилучшие пожелания, сэр Сэм. И помни: если убедишься, что дракон мечехвостый, – ползи влево, как только он на тебя бросится.

– Благодарю вас, государь. Но лучше уж я обращусь к способу, рекомендованному для рогохвостых драконов, и буду всё время бегать. Впрочем, оставьте мне книгу.

– Ах, Сэм, мне вдруг стало так страшно, – сказала Мелисента.

– И мне тоже. Вот послушай: «Если у чудища широкий рыбий хвост с красными отметинами, при первом его скачке лучше всего высоко подпрыгнуть». Ага, тут ещё примечания: «Однако некоторые из означенных рыбохвостых драконов порой коварно прыгают вверх и своими чудовищными передними лапами…» Какой ужас!

Король Мелиот, уже вышедший из шатра, нетерпеливо покашливал. Мелисента торопливо поцеловала Сэма.

– Я старалась найти магистра Марлаграма, милый, но он куда-то исчез.

– Постарайся ещё, любовь моя. Ищи, пока не найдёшь, – горячо попросил её Сэм. – Больше всего на свете нам сейчас нужен волшебник.

Когда она ушла, Сэм закрыл глаза, тщетно пытаясь успокоиться. Что же это за дракон – мечехвостый, копьехвостый, рогохвостый или рыбохвостый? Или какой-нибудь ещё из десятка разных прочих чудищ, которых он найдёт на страницах этой проклятой книги? Он открыл глаза и увидел главного оружейника – тот протягивал ему огромный меч, больше его самого.

– Любо-дорого глядеть, – сказал главный оружейник. – Тяжеловат, зато какой острый! Волос можно рассечь на лету.

– Да, но мне незачем рассекать волос, – сказал Сэм. – Меня интересует другое: можно ли им рассечь дракона?

– Как бы вам сказать, – ответил главный оружейник. – И да, и нет. Если дракон мечехвостый или копьехвостый, тогда можно. Но если вам попадётся рогохвостый или рыбохвостый…

– Ну ладно, хватит, – сказал Сэм с тоской.

– И опять же, – продолжал оружейник, – взять хоть клинохвостого или свирепого исполинского винтохвостого дракона…

Но Сэм заткнул уши.

 

Глава 14

ОПЕРАЦИЯ «ДРАКОН»

 

Представьте себе чудесную лесную поляну в разгар лета – и вот она перед вами. Посреди поляны на мшистом камне непринуждённо расселся капитан Планкет. Он курил сигару и присматривал за драконом. Огромная голова чудища виднелась между сикоморой и дубом. Дракон всё ещё спал; глаза его были закрыты, но из ноздрей то и дело вырывались клубы дыма.

Неподалёку от дракона на поляну выходила узкая тропа. На этой тропе, грязные и усталые, появились Энн Датон-Свифт и секретарша Пегги. Завидев их, Планкет вскочил с камня и расплылся в улыбке.

– Доброе утро, – сказала Энн Датон-Свифт.

– Доброе утро, уважаемые дамы.

– Воображаю, на кого мы похожи. Ах, это было ужасно! Проплутали вчера весь день до поздней ночи, хоть и видели вдали замок…

– Я же говорила, нужно было свернуть налево, – сказала Пегги.

– Мы переночевали в сарае, а потом заблудились в этом лесу. – Энн с любопытством поглядела на Планкета, чей костюм представлял собой смесь современного и средневекового стилей. – Скажите, вы из наших или из ихних?

– Смотря по тому, кто вы сами, – сказал Планкет.

– Энн Датон-Свифт из рекламного агентства «Уоллеби, Диммок, Пейли и Тукс».

– А я – Пегги, секретарша мистера Диммока.

– Ну, в таком случае, я из ваших. Позвольте представиться – капитан Планкет, старый шкипер.

– А ведь я вас знаю! – обрадованно воскликнула Энн. – Вы тот замечательный человек, который сделал кино про лазающую рыбу.

Не менее обрадованный Планкет непременно пожелал пожать ей руку.

– Я знал, что встречу хоть кого-нибудь, кто видел это кино. И вот пожалуйста, и к тому же такая девушка. Да это просто чудо!

– В самом деле чудо, что мы встретились именно здесь. Я давно хотела сказать вам, как мне понравилось ваше кино. А что, та рыба и вправду залезла на дерево?

– Вроде бы да, а вроде бы и нет. Я вам потом расскажу…

Пегги с некоторым нетерпением слушала этот обмен любезностями и теперь сердито вмешалась в разговор:

– Мистер Диммок здесь?

– Был здесь, – сказал Планкет. – Вчера вечером мы с ним пропустили вместе не один стаканчик, а потом с нами приключилась неприятность, и он куда-то исчез. Видно, тут не без колдовства.

– Потрясающе! – воскликнула Энн. – А здесь и вправду есть колдуны?

– Сколько угодно, – сказал Планкет. – Не далее как сегодня утром я был здоровенным Красным рыцарем, ростом в добрых семь футов, весь оброс рыжей бородой и впрямь чувствовал себя рыцарем. Рубил на турнире всех подряд. А насчёт Диммока я постараюсь разузнать, как только будет покончено с этим драконом.

– Так, значит, здесь есть дракон? – подозрительно спросила Пегги. – Где же он?

– Тут, на поляне. Мы с ним как раз мирно покуривали, когда вы подошли. Глядите, вон он.

И Планкет указал на дракона пальцем.

– Ах, Боже мой! – Энн испугалась. – А я-то думала, их не бывает.

– Здесь бывают. Здесь ведь всё по-другому. Но вы не бойтесь. Дракон ещё спит и, надо думать, не проснётся до тех пор, пока Сэм не будет готов сразиться с ним.

– Сэм Пенти?

– Да. Между прочим, он теперь сэр Сэм.

– Ах, значит, и тут не обошлось без Сэма! – сказала Пегги с досадой. – Я так и знала. Одно слово – художник. У нас с ним больше хлопот, чем со всеми остальными вместе взятыми. Ведь он должен бы сейчас не покладая рук работать на Уоллеби, Диммока, Пейли и Тукса, а не сражаться с драконами. У него отпуск только в сентябре.

– Капитан Планкет, – сказала Энн кокетливо. – Умоляю, скажите нам, что здесь положено осмотреть туристам? Вероятно, замок?

– Конечно. Я укажу вам дорогу. – Он показал им на другую тропу. – Идите всё прямо до первого поворота налево и как раз упрётесь в замок. Я бы вас проводил, да нужно присмотреть за драконом, покуда Сэма нет.

– Ах, как я вам благодарна, – сказала Энн, улыбаясь ему. А когда они отошли немного, она сказала Пегги нарочито громко: – Ужасно милый, правда?

– Не нахожу! – отрезала Пегги.

Планкет снова уселся на свой камень, зажёг погасшую сигару и снова задымил вместе с драконом. Через несколько минут появился Сэм, уже изрядно уставший, со старинной книгой под мышкой, волоча за собой длиннющий меч.

– Добрый день, шкипер! Я еле ноги таскаю. А где дракон?

– Вон он, старик. Видишь? Ещё дрыхнет. Наверно, плотно позавтракал кем-нибудь. А тебе, я вижу, худо?

– Да. Какой… э-э… какой он, этот дракон?

– Не стану скрывать от тебя, старина, здоровенный зверюга и злющий. Оборудован по всем правилам, разве только кухонной плиты не хватает. Гляди-ка.

Сэм взглянул на дракона.

– Пожалуй, у него и плита есть, – сказал он мрачно.

Он сел и открыл древнюю книгу.

– Нашёл время читать, старик!

– Это книга наставлений для драконоборца, король где-то раскопал её для меня, – сказал Сэм, листая страницы. – Ей-богу, мне кажется, старикан впадает в детство.

– Единственный король, которого я знал близко, это Ум-Дунга-Слоо с Берега Слоновой Кости. Всучил ему двести пятьдесят будильников и пять граммофонов. Из них играл только один.

– Поговорим лучше о драконе, – сказал Сэм с беспокойством. – Как по-твоему, какой он – мечехвостый, копьехвостый с жёлтым крестом на брюхе, рогохвостый или же рыбохвостый с красными отметинами?

– Понятия не имею, старина. Ты, конечно, как знаешь, но я не собираюсь подходить близко и осматривать его хвост.

– И я не собираюсь, – сказал Сэм, снова уткнувшись в книгу.

Планкет поглядел на дракона. Густые клубы дыма всё чаще вырывались из его ноздрей.

– Он, кажется, разводит пары.

– Боже! – Сэм в отчаянье поднял голову от книги.

Планкет крепко пожал ему руку.

– Ну, желаю успеха, старик. Рад бы помочь тебе, да сам знаешь, это против правил. Я буду тут, поблизости, вон на той тропе. Счастливо, старик.

Убедившись, что дракон на него не смотрит, Сэм попробовал раз-другой взмахнуть двуручным мечом и понял, что это нелёгкое дело. Теперь дракон изрыгал дым без передышки и пыхтел, как рассерженный паровоз. Сэм подошёл поближе, чтобы поглядеть на него, но сразу попятился.

– Эй! – Это был Планкет, он вернулся на поляну. – Что, уже началось? – спросил он громким шёпотом.

– Нет ещё. Но он пыхтит, как паровоз.

– Тебе придётся бросить ему вызов, старик. Такое правило.

– Молчал бы уж насчёт правил.

– Сэм, старик, ты не волнуйся. Ну, теперь уж, пожалуй, дело за тобой.

– Воображаю, как прозвучит этот вызов – смех один.

Сэм кое-как совладал с собой, крепко сжал рукоять меча и подошёл к дракону почти вплотную.

– Послушай, – начал он громко, но с дрожью в голосе. – Я вызываю тебя… э-э… на поединок. Но ведь драться насмерть не обязательно, как по-твоему?

Дракон открыл желтоватый глаз величиной с глубокую тарелку. Сэм попятился.

– Ну, что скажешь? Несколько дружеских раундов, и будет, а? Такая разминка пойдёт тебе на пользу. Ты слишком много куришь. Но помни – я бросаю тебе вызов, чтобы потом не вышло недоразумения.

– Сэм, – сказал дракон. – Бросьте.

– Бросить?

Сэм был поражён.

– Ну да, ведь это я.

– То есть как это – ты?

– Это я, Диммок.

– Диммок? Что же вы делаете в брюхе у дракона?

– Я не в брюхе у дракона, – сказал Диммок с раздражением. – Я и есть дракон.

– Откуда же вы тогда знаете, что вы Диммок?

– Знаю, и всё тут. Откуда вы знаете, что вы – Сэм Пенти? И не думайте, что быть драконом – такое уж удовольствие: это всё равно как если у тебя изжога от макушки до самых пяток. – Он закашлялся. – А к тому же – жара, дым…

– Как же это получилось?

– Волшебник Мальгрим заколдовал меня. Сперва он превратил шкипера в Красного рыцаря, а потом меня – в дракона.

– Но погодите, – сказал Сэм. – Ведь я должен вас убить, чтобы жениться на Мелисенте.

– Не валяйте дурака, Сэм, – поспешно сказал Диммок. – Мы с вами всегда были друзьями. Ни к одному из наших художников я не относился лучше, чем к вам. Если вы считаете, что заслужили повышение, я охотно поставлю этот вопрос перед правлением фирмы…

– Погодите, – сказал Сэм. – Прежде всего, я не намерен возвращаться на службу. А вы в таком виде всё равно не можете поставить вопрос перед правлением, верно ведь? Спрашивается, что же мне теперь делать? Я поклялся бросить вызов дракону…

– Но при чём здесь я? Ступайте найдите настоящего дракона.

– Нет, вы и есть тот дракон, которого я должен одолеть. О других речи не было.

– Ладно, Сэм. Но ведь если вы устроите так, что меня расколдуют – или как это здесь называется – и я снова стану самим собой, а дракон исчезнет, какая, собственно, разница? Так что ступайте разыщие этого волшебника или второго, старика. Если нужно, я готов предложить одному из них место в правлении. По всей форме. Кажется, Пегги здесь? Я как будто слышал её голос. – Он разинул чудовищную пасть и позвал: – Пегги! Пегги!

Кто-то промчался во весь дух по лесу. Конечно же, это была Пегги с блокнотом в руке. При виде дракона она нисколько не удивилась, предоставив удивляться бедняге Сэму.

– Слушаю вас, мистер Диммок.

– Я продиктую вам письмо мистеру Пейли. «Дорогой Герберт! Место, откуда я пишу тебе, называется Перадор. Со мной случилась здесь маленькая неприятность…» – Он замолчал, видя, что Сэм не двигается, а Планкет, выйдя из леса, направляется к ним. – Ну, чего глаза вылупил, Сэм?

– Если бы вы увидели дракона, диктующего письмо секретарше, вы бы тоже вылупили глаза, – ответил Сэм.

– Ступайте-ка разыщите этих волшебников. Это не только в моих интересах, но и в ваших. Шкипер, помогите ему.

– Так, значит, это Диммок! – воскликнул Планкет. – Скажи, старик, ты и вправду чувствуешь себя драконом?

– Чувствовал до сих пор. И это было здорово противно, но теперь всё прошло. Так вот, шкипер, вы с Сэмом должны устроить, чтоб меня расколдовали.

– Попробуем, старик. Но только нельзя, чтобы ты торчал здесь на поляне и диктовал письма. Все ждут, что Сэм тебя изничтожит. Придётся тебе спрятаться в лесу, покуда ты ещё дракон.

– Ладно. Только вы поскорее.

– Кстати, – сказал Сэм. – Поскольку это может иметь научное значение… Вы, случайно, не знаете, какой вы дракон? Ну, скажем, мечехвостый или копьехвостый…

– Я свирепый исполинский винтохвостый дракон, – сказал Диммок не без гордости.

– Надо будет поглядеть про них в книге, – сказал Сэм. – Ну так вот, мы, конечно, сделаем всё возможное, но, ей-богу, нельзя вам лежать здесь всё утро и диктовать письма. Пошли, шкипер.

– Ступайте, ступайте. Так на чём мы остановились, Пегги?

– «…со мной случилась здесь маленькая неприятность», – повторила Пегги.

– Поставьте тут точку. Дальше: «Но если мне повезёт, всё может обернуться к лучшему. Здесь есть волшебники, и не исключено, что один из них пожелает войти в правление. В этом случае надо будет, как мы не раз говорили, выставить вон старика Уоллеби, а заодно, видимо, избавиться и от Тукса…» Ну, чего вам ещё?

Он бросил яростный взгляд на Сэма и Планкета, которые снова появились на поляне.

– Не гляди на нас так, старик, – сказал Планкет. – Ты забыл, что у тебя глаза, как прожекторы.

– Мне нужно кончить письмо. Чего вам, ребята?

– Да вот не знаю, как быть с этим мечом, Диммок, – виновато сказал Сэм. – Ведь если я вас убил, меч должен быть обагрён драконовой кровью. И ставлю десять против одного, что это особая кровь, старый Мелиот узнает её с первого взгляда.

– Факт, – сказал Планкет. – Так что ты должен нам помочь, старик. Лёгкий надрез или два…

Может быть, Диммок просто хотел возразить, но это был поистине драконов рык, его наверняка слышали наверху, в замке, и, вероятно, вообразили, что чудище уже в агонии.

– Не отвиливай, это нечестно, – сказал Планкет с укоризной. – И не рычи так больше. Ужасно воняет серой.

– Ну, тогда сделайте где-нибудь маленькую царапину, – сказал Диммок.

– Ничего не выйдет, – сказал Сэм. – Судите сами. Ведь это всё равно что пытаться поцарапать броню танка. Нужен глубокий надрез.

– Ну-ка, дайте сюда этот меч, – сказал Диммок, потеряв терпение. Своей огромной лапой он поднёс меч к пасти, отхватил лезвие почти по самую рукоятку и швырнул обломок к ногам Сэма. – Если уж это их не убедит, значит, их не убедишь ничем!

– Признаться, старик, – сказал Планкет, – я рад, что ты – Диммок. Теперь мы знаем всю эту механику, и если есть здесь человек, который слышать не хочет про драконов, так это капитан Планкет.

– Да уйдите вы наконец! На чём мы остановились, Пегги? Ах да, на Туксе. «Для нового дела, которое я задумал, Тукс никак не подходит, у него нет ни предприимчивости, ни настоящего размаха. Можно было бы взять на испытательный срок одного из волшебников и поручить ему финансовые операции и налоговые дела фирмы».

– Железный малый, – сказал Планкет Сэму, когда они ушли с поляны. – Только тут он, кажется, малость пережал. Надо бы полегче. Кстати, старина, расскажи-ка мне об этой Энн Датон-Свифт.

 

Глава 15






Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных