Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Глава 17. Тантрический образ жизни




 

«Волна пришла!»

В конце 1950-х гг. ЭТОТ узнаваемый клич, который издавали ищущие острых ощущений молодые люди, породил целую субкультуру в области музыки, кино, моды и языка. Всё больше и больше людей заинтересовывались тем фактом, что плавание на длинном куске отполированного дерева в сотне ярдов от берега в ожидании подходящей волны, способной тебя подхватить, может вызвать чувства возбуждения и восторга, недоступные на твёрдой земле. Абсолютная радость, неистовый полёт, испытываемые, когда вы, балансируя на узкой мчащейся доске, изгибами и поворотами собственного тела управляете этим хрупким судном и в то же время используете мощь катящейся, низвергающейся волны, оказались чрезвычайно привлекательными.

Искусство серфинга не было чем-то новым. Оно возникло на Гавайях сотни лет назад, и в 1779 году матросы из команды капитана Кука стали первыми белыми людьми, познакомившимися с этим видом спорта. Храбрость и мастерство местных серфингистов изумляли. «Смелость, с которой они выполняют трудные и опасные манёвры, настолько удивительна, что в неё почти невозможно поверить», — писал в своём дневнике один из матросов. Кстати сказать, большинство английских моряков в то время даже не умели плавать.

Несколько десятилетий спустя, в 1820-е гг., пуританские миссионеры, вторгшиеся на Гавайские острова для «приобщения населения к цивилизации», сочли серфинг гедонистскои тратой времени. Осуждение с их стороны привело почти к полному исчезновению этого искусства. Однако в начале 1900-х некая группа не слишком уважающих церковь и полных энтузиазма «пляжных ребят» снова популяризировала серфинг и передала факел на материк. Так серфинг просочился в американскую культуру и со временем даже породил новое течение в музыке.

«Все занимаются серфингом, все в США…», — провозгласила в начале 1960-х гг. поп-группа «Beach Boys» («Пляжные ребята»), и с тех пор образ серфинга был прочно внедрён в нашу культуру — и в мировую культуру тоже. В наши дни по всему миру миллионы людей, большинство из которых никогда в жизни не выгребали на доске в море, по несколько часов в день сидят перед своими компьютерами и занимаются «веб-серфингом», переключаясь с сайта на сайт и переходя с одной ссылки на другую.

Ассоциации, вызываемые словом «серфинг», предполагают тонкую смесь личной инициативы и способности сдаваться силам, неподвластным персональному контролю: волну выбираете вы, но энергия этой волны есть нечто, что вас несёт. Вы используете эту силу, чтобы идти своим курсом, но сама энергия — не ваша.

Для меня серфинг — это прекрасный образ для описания тантрического стиля жизни. Мы — часть вселенской жизненной силы. Мы скользим по волнам безбрежного и безграничного океана энергии. И если мы

пробудили свои собственные источники энергии и сонастроились с окружающим нас космическим морем, то можем скользить по жизни как на доске-серфере, с тем же ощущением захватывающей радости, что и у любого из пляжных ребят, которые мчатся, оседлав волну Банзай Пайплайн на северном побережье Оаху.

Райх, будучи амбициозным учёным, пытался составить схему этого океана энергии. Заинтересовавшись изначально причинами человеческих неврозов, Райх пришёл к изучению сексуальности. Эта работа в свою очередь побудила его исследовать базовую динамику самой жизни. Райх открыл, что всему живому необходимо пульсировать. Энергии необходимо течь; обездвиженная, она застаивается. А что касается человеческого организма, то без здорового, пульсирующего потока энергии любая мысль о наслаждении жизнью и её радостями останется просто мыслью, пустой концепцией, фантазией.

Именно поэтому райхианская практика полезна в качестве подготовки: она позволяет снять панцирь, препятствующий течению энергии через тело, особенно в области живота и таза. После освобождения энергии от блоков, после того, как энергия была пробуждена и выражена, вы можете ею пользоваться, празднуя и наслаждаясь. Теперь вы можете скользить по волнам жизни. Теперь вы действительно чувствуете, куда энергия хочет двигаться, и знаете, как ей следовать.

Тантра тоже предлагает несколько схем движения энергетических потоков в теле человека. Вначале я знакомлю людей с предложенной Райхом картой движения энергии между ядром и периферией, рассмотренной в главе 2, а также с образом полой трубки, содействующей этому движению. Входящая и выходящая одновременно со вдохом и выдохом энергия создаёт сильную пульсацию и устанавливает ощущение единства внутреннего и внешнего миров, несмотря на их очевидную противоположность.

Другая схема, которую я использую в своей тантрической работе, описывает способность человеческого позвоночника проводить энергию по вертикали. Здесь потоки движутся вверх и вниз, а не внутрь и наружу. С энергетической точки зрения позвоночник достигает самой земли, укореняя нас в ней, в то время как с противоположной стороны он направляет энергию в небо. Когда энергия течёт по позвоночнику вверх, как в Чакровом дыхании, мы можем легко войти в контакт с переживанием собственной безграничности и ощущением блаженства.

Схема вертикального движения энергии приводит меня к системе чакр и райхианских мышечных сегментов, потому что все они связаны между собой главным образом через позвоночник. Когда по позвоночнику поднимается энергия, мы переживаем многомерность природы нашего существования: от животного — к человеческому — и к божественному. Мы узнаем, как это ощущается — встречаться с кем-то, исходя из третьей чакры, танцевать на энергии второй, давать и получать любовь из четвёртой.

В сложной системе чакр легко запутаться, и поэтому мой подход в большей степени ориентирован на получение опыта, чем на размышления. На моих группах мы не тратим много времени на теорию. Я хочу, чтобы участники использовали схемы как практические инструменты, как удобные способы читать погоду и волны, определяя, где есть прибой, подходящий для серфинга.

Например, одна из схем, о которой я говорила в главе 16, описывает основное движение энергии между полярностями. В применении к человеку это означает притяжение между мужчиной и женщиной. Чтобы участники могли легко и с удовольствием ощутить вкус различий мужского и женского, я разделяю мужчин и женщин и приглашаю их потанцевать друг для друга.

Женщины образуют вокруг мужчин большой круг, а мужчины поворачиваются внутрь своего круга, лицом друг к другу и спиной к женщинам. Включив заземляющую музыку африканских барабанов, я приглашаю мужчин танцевать вместе, поддерживая друг друга и создавая сильный заряд мужской энергии. Это примитивный, животный танец первой чакры.

После того как мужчины соединились с ощущением первобытного, а уровень энергии повысился, я прошу их повернуться и танцевать для женщин. Женщины позволяют себе чувствовать выражаемое мужчинами качество и принимать его.

Для некоторых женщин это оказывается немного пугающим, но те из них, кто пребывает в контакте со своей мужской частью, могут оживиться и начать танцевать вместе с мужчинами по-мужски. Остальные в это время наслаждаются тем, что принимают мужскую энергию по-женски.

Когда барабаны затихают, мужчины формируют внешний круг, а женщины — входят в него и танцуют друг для друга, не глядя на мужчин. Теперь я ставлю музыку в стиле восточного танца живота, отражающую качество женской энергии: более мягкой, плавной, более вкрадчивой, может быть, немного более скрытой, чувственной — более связанной со второй чакрой.

После того как женщины ощутили в себе эту энергию и начали поддерживать в ней друг друга, я приглашаю их повернуться к мужчинам и танцевать с ними, соблазнительно играя глазами, руками и телом. Мужчины позволяют себе быть соблазнёнными этими привлекательными и таинственными женщинами и ответить им.

Таким образом, и у мужчин, и у женщин появляется возможность на своём опыте почувствовать, что в действительности означает полярность энергий. Это не просто идея. Это живая, дышащая реальность, непосредственно влияющая на нашу жизнь и наши взаимоотношения.

К тому времени как мы подходим к Кольцу света, описанному в предыдущей главе, участники уже готовы свести все принципы и схемы воедино. Мы используем дыхание, полую трубку, образ ядра и периферии для углубления потока энергии. Мы используем схему чакр и позвоночника, чтобы создать кольцо энергии между первым и четвёртым энергетическими центрами, и добавляем к этому полярность «мужское- женское», чтобы соединить два тела в единый энергетический круговорот.

И снова, единственное, что имеет значение — это собственный опыт. Я хочу, чтобы люди вернули себе свою природную энергию, питающую все живые существа. Ведь именно эта энергия может превратить жизнь в непрерывный танец и празднование — в рай для серфингиста

Поскольку к этому моменту участники уже более чувствительны к собственной энергии и более сонастроены с её импульсами, я предлагаю им мощное упражнение. Это упражнение даёт возможность получить глубокий опыт «серфинга» в том смысле, что оно приглашает следовать потоку своей энергии, куда бы он ни вёл, и насколько бы рискованным это ни было. Упражнение называется «Семь пространств» и сосредоточено на полярностях, которые мы обнаруживаем во второй чакре: на темах общности и одиночества, слияния с другими людьми и отделения от них. Именно второй энергетический центр говорит нам, в чём мы нуждаемся, какому импульсу стоит следовать, двигаться ли нам к людям или же от них. Мы устроены таким образом, что нуждаемся и в том, и в другом. Мы нуждаемся в питании и тепле близости, равно как и в том, чтобы отойти в сторону и глотнуть свежего воздуха.

Механизм работы чакры, связанной с животом, развивается из самой ранней связи ребёнка с матерью. Младенец нуждается в слиянии с матерью почти всё время — в утробе это слияние длится девять месяцев. Однако, подрастая и становясь более независимым, он начинает удаляться и заниматься собственными исследованиями. При этом ребёнок всё же чувствует себя в безопасности, зная, что связь с матерью сохраняется и в любое время может быть восстановлена.

У взрослых вопросы пребывания вместе или по отдельности, слияния или одиночества являются серьёзной темой в любовных взаимоотношениях. Многим людям очень трудно найти верный баланс. Эта дилемма может переживаться как угрожающее жизни явление, поскольку очень глубоко связана с ранними детскими переживаниями. Если мать оставит ребёнка, то он умрёт. Поэтому глубоко запрятанное чувство паники, связанное с выживанием, может легко включиться у созависимого взрослого, когда любимый выходит за дверь — хотя бы лишь для того, чтобы провести ночь в компании друзей.

Большинство людей не понимают того, что и слияние, и разделение одинаково важны, что они не противостоят, а дополняют друг друга, как две половины единого целого. Мы же пытаемся выбрать либо одно, либо другое, склоняясь либо к зависимости, либо к антизависимости. Зависимый человек хочет близости со своим возлюбленным, потому что так ему надёжнее и безопаснее. Он пытается отрицать или подавить ощущение, что пришло время сделать перерыв. Антизависимый человек выбирает противоположное, предпочитая безопасность пребывания в одиночестве и отсутствие каких-либо эмоциональных уз или привязанностей. Он пытается подавить стремление к интимности и любви.

И в том, и в другом случае динамичное движение между полярностями нарушается и энергия второй чакры застаивается — ничто не может двигаться, когда один из полюсов предпочтён другому. Только когда оба полюса активны, между ними может протекать сильный и здоровый поток энергии.

Моя цель состоит в том, чтобы помочь людям начать с большим вниманием прислушиваться к своим животам. Я стараюсь научить их слышать сигналы, подаваемые второй чакрой, и осознавать, когда наступает время быть вместе, а когда — время быть одному.

В качестве подготовки я провожу участников группы через серию упражнений, предназначенных для того, чтобы сфокусировать внимание на животе. Мы используем мягкие напряжённые позиции, чтобы пробудить энергию и привнести в эту область больше осознания.

Затем участники отправляются на удлинённый перерыв, во время которого мои ассистенты готовят помещение для «Семи пространств». Подготовка происходит в безумном темпе, потому что всего за 45 минут мы должны трансформировать обычную комнату, где проходит группа, в Страну Чудес Второй Чакры.

Наша задача — создать максимально возможное количество аспектов, или пристрастий, центра живота. Наиболее существенна среди них линия, проходящая через середину комнаты. Она наколдована из подушек и отделяет пространство общности от пространства уединения.

Танец и движение — существенные качества второй чакры, и я подчёркиваю это, создавая посередине комнаты большую танцплощадку. В течение всего процесса я буду включать самую разную музыку, призванную пробуждать всевозможные качества движений тела и выражения через танец. Когда люди танцуют вместе, возникает живая игра энергии: зарождение влечения, постепенное сближение, флирт под музыку, который, может быть, превращается в чувственность…

Линия, разделяющая комнату на основные пространства — общности и уединения — проходит прямо через середину танцплощадки, что даёт участникам возможность легко переходить из одной области в другую в зависимости от того, как они себя чувствуют. Иногда человек так наслаждается танцем — движением, ощущениями в теле, откликающемся на музыку, — что у него не возникает никакого желания взаимодействовать с другими. Танец оказывается настолько захватывающим, что вполне достаточно быть в нём одному.

На стороне общности мы создаём ещё три пространства. Первое — «тусовочная» территория, с множеством матрасов и подушек, на которых люди могут лежать или сидеть, в том числе и дружески обнявшись или прижавшись друг к другу.

Следующее пространство предназначено для того, чтобы вместе играть в невинные детские игры. Его идея основана на разработанной Ошо медитационной технике «Рождение заново», в которой он предлагает пережить детство ещё раз, но наслаждаясь запрещёнными когда-то вещами: шумом, катанием по полу, хватанием подушек, приставанием к другим детям и прочими развлечениями. Это не пространство для исследования детских травм. Это место для игры, песочница, позволяющая участникам сблизиться, не ограничивая себя взрослыми ролями вроде обязательных разговоров. Здесь открыта возможность быть в физической, но не сексуальной близости — вместе кувыркаясь, хихикая или щекоча друг друга

Пространство «рождения заново» похоже на «тусовочное» пространство. Оно также создаётся из матрасов и подушек, но с несколькими дополнительными элементами вроде воздушных шариков и плюшевых мишек.

Ещё одно пространство на стороне общности — Тантрический Храм, который мы отделяем от прочих с помощью длинных шёлковых тканей и шифона розового, красного, оранжевого и пурпурного оттенков. Внутри мы кладём множество матрасов, чтобы получился мягкий пол, и набрасываем там и тут кучи красных подушек в форме сердца Это место, куда люди могут прийти, если отчётливо ощущают чувственность или сексуальность, если они встретили в других зонах общения кого-то особенного, с кем хотят слиться в глубоких объятиях.

На другой стороне центральной линии, в пространстве уединения, мы создаём область «одиночного пребывания», где человек может расслабиться и побыть сам с собой. По соседству находится «Гималайская пещера» — закрытая зона, созданная по образцу Тантрического Храма, но с использованием холодных цветов, например, зелёного и голубого, и снабжённая лишь подушками для медитации. Здесь люди могут безмолвно сидеть и медитировать в пространстве глубокого уединения, удалившись от остального мира.

Эмоции принадлежат центру живота, и люди часто ощущают гнев или подступающие потоки слёз, вызванные либо общностью, либо уединением. Для них создаётся специальный «уголок джиббериша»: небольшое пространство, устланное толстым слоем матрасов и с большой плотной занавеской на входе. Сюда люди могут прийти, чтобы орать, вопить и плакать. Это замечательное место для выпуска пара.

После того как комната приготовлена и все вернулись после перерыва, я представляю участникам упражнение «Семь пространств». В течение следующих двух часов в своём общении друг с другом никто не должен использовать слова — никаких разговоров в течение всего этого времени, но можно издавать какие угодно другие звуки. Я предлагаю участникам в каждый момент времени слушать свой живот, прислушиваться к своим потребностям, к своим нуждам и искать, в какой части комнаты эти потребности могут быть удовлетворены наилучшим образом. По сути — живот сам тянет нас из одного места в другое, и мы следуем ему без ограничений или расчётов. Я подчёркиваю, что суть здесь не в каком-то определённом переживании и не в том, чтобы прийти к какому-нибудь фиксированному представлению относительно того, «к какому типу я отношусь».

Энергия всегда движется. Её природа изменчива и текуча, поэтому акцент делается на том, чтобы постоянно обращаться к животу, прислушиваться к его импульсам и спрашивать: «Чего я хочу сейчас? Хочу ли я быть с этим человеком? Хочу ли я быть где-то в другом месте? Меняется ли энергия? Хорошо ли мне?»

Это упражнение предоставляет огромную свободу, разрешая людям быть совершенно спонтанными и ориентированными только на себя, делать такие вещи, о которых трудно даже подумать в нормальном социальном взаимодействии. Например, вы с кем-то танцуете или лежите вдвоём в общественном тусовочном пространстве, и неожиданно у вас возникает чувство: «Я не хочу быть здесь. Пора уходить».

В нормальном обществе при возникновении подобных чувств вы сталкиваетесь с самыми разнообразными трудностями: «Как я скажу об этом человеку? Как я могу оставить своего начальника, бойфренда или брата в разгар званого ужина? Что он обо мне подумает? Какой эмоциональный осадок останется после этого?»

Чаще всего подобный импульс из живота приходится подавлять ради сохранения гармонии. Однако во время упражнения социальные ограничения отменены. Здесь единственным правилом является свобода выбора, каждый момент.

Я не утверждаю, что «Семь пространств» — средство решения проблемы социальных ограничений, и не предлагаю вести себя таким образом всё время и в любой ситуации. Однако мой опыт свидетельствует, что наша привычка игнорировать энергию второй чакры, предпочитая вежливость, протокол или этику, исключительно сильна Нам нужен большой взрыв, чтобы отбросить все эти «надо» и узнать, как можно прислушиваться к своим реальным потребностям.

Убедившись в том, что упражнение для всех понятно, я включаю музыку и приглашаю участников начинать.

Многие тут же направляются в пространство «Рождения заново», чтобы поиграть. Интуиция подсказывает им, что это — хороший способ расслабиться, заставить энергию двигаться и соединиться со спонтанностью. Другие устремляются в тусовочную зону, садятся или ложатся, уютно устроившись с кем-то знакомым. Ещё одна группа начинает танцевать под заразительный ритм трансовой музыки.

Почему-то мужчины на ранней стадии упражнения больше, чем женщины, интересуются уединением. Четверо или пятеро из них пересекают линию, чтобы побыть наедине с собой.

Тантрический Храм пуст и, скорее всего, в течение какого-то времени таким и останется. Мысль об интимной физической встрече хоть и привлекательна, но, как правило, также и пугает. Сексуальная близость притягательна, но может оказаться, что живот просит чего-то более лёгкого и игривого. Часто наша постоянная озабоченность сексом происходит скорее из ума, нежели из истинного энергетического источника. Когда люди прислушиваются ко второй чакре, то часто осознают, что хотят танцевать, играть или обниматься. Но Храм всё же не будет оставаться пустым все эти два часа. Людям нужно время для разогрева, а затем несколько пар отправятся исследовать этот аспект своей энергии.

Большую часть упражнения я сосредоточена на музыке, настраиваясь на общую атмосферу в группе и поддерживая её правильным темпом и ритмом. Очень жалко, что из-за необходимости создания всех семи пространств в одном помещении одновременно может звучать только одна мелодия. Ведь музыка неизбежно влияет на настроение участников. Я бы предпочла, чтобы в каждом из семи пространств была своя музыка — в том числе и абсолютная тишина в Гималайской пещере.

Я поддерживаю живое и подвижное состояние энергии, используя в качестве преобладающей темы танцевальную музыку, и временами вплетаю в неё спокойные медитативные мелодии, соответствующие общему настроению. В остальное время я смотрю на участников, слежу за потоком движения в комнате, наблюдаю за динамикой, которая сводит людей вместе и разводит их.

Например, одна молодая женщина чуть старше двадцати лет вырабатывает такой шаблон: она танцует в общественной зоне, привлекая внимание нескольких мужчин, а затем уходит за центральную линию в пространство одиночного танца. Я вижу, что это её способ оставаться в собственном центре, не слишком теряя себя в игре флирта и взаимодействия. Она играет в эту социальную игру так, как хочет, и никому не позволяет вторгаться в своё личное пространство.

Мужчина-немец примерно тридцати пяти лет много времени и энергии уделяет социальным зонам, а затем постепенно начинает всё дольше и дольше задерживаться в одиночной половине комнаты. Позже он расскажет мне, что пришёл на эту группу с мыслями о сексе, но открыл в себе сильное желание больше времени проводить с самим собой. Он думал о себе лишь как о стадном животном, но оказалось, что на более глубоком уровне он стремился к некоему качеству медитации.

Я вижу и то, как люди уходят в зону «одиночного пребывания», чтобы там расстраиваться и дуться. Бесспорно, это один из аспектов пребывания в одиночестве, но вместе с тем это трогает моё сердце, потому что я вижу, с какой тоской некоторые из них смотрят на общественную территорию. Эти участники хотят взаимодействовать, но слишком подавлены какими-то старыми чувствами неполноценности или шока. Может быть, кто-то из них пытался завязать отношения, но был проигнорирован или отвергнут, и теперь вернулся сюда, чтобы зализать раны.

Отвержение никогда не бывает приятным или желанным, но и оно может оказаться ценным опытом. В искусственной ситуации чувствование себя отвергнутым не оказывает такого сильного воздействия, как в повседневной жизни. Это не тот случай, как если бы в Анкоредже в самый разгар полярной зимы единственная знакомая вам на всей Аляске женщина только что ответила бы вам «нет».

Здесь у людей есть больше пространства для осознавания, и они могут спросить себя: «А действительно ли меня тянул к этой женщине мой живот, или это был импульс, пришедший из головы, из моих привычных представлений о том, кто для меня привлекателен?»

Эти два часа — прекрасное время для экспериментов в безопасном окружении, можно исследовать каждое происшествие, каждое движение. Это своего рода игра или пьеса, в которой есть возможность взаимодействия со многими персонажами.

Бывают и забавные моменты. Один мужчина, который большую часть времени провёл в Гималайской пещере, неожиданно прорывается сквозь занавески, пробегает по комнате и с криками и воплями бросается в «уголок джиббериша». Затем через несколько минут он мчится за центральную линию в общественную зону и с энтузиазмом танцует в компании нескольких женщин.

Здесь не бывает долгосрочных последствий, и поэтому люди ощущают свободу экспериментировать без колебаний или расчётов. Это даёт им возможность встречаться легко, взаимодействовать интенсивно, пробовать новые вещи, проявлять инициативу, рисковать быть отвергнутыми, ощущать себя принятыми, действовать в обход ума, слушать свою энергию и давать волю спонтанности, которая у большинства из нас так сильно заблокирована. Конечно же, ум в этом процессе может стать чрезвычайно активным, осуждая каждую ситуацию: «Ну что ты делаешь здесь, в пространстве «Рождения заново», смеясь и играя как ребёнок? Тебя только что отвергли, ты должен быть одиноким и несчастным». Но в свободно текущей ситуации всё меняется так быстро, что у участников нет времени задерживаться на конкретных событиях.

Наблюдая за динамикой «Семи пространств», я вижу переживания отдельных участников, и вместе с тем я вижу и коллективный организм, в создании которого своим движением участвует каждый. По мере того как упражнение углубляется и энергия в комнате становится всё более интенсивной, все участники каким-то образом оказываются поглощёнными океаническим качеством второй чакры. Даже будучи сосредоточенными на себе, на своих непосредственных потребностях, они создают гармоничный танец, подобно тому, как танцуют, омываемые волнами, отдельные кусты огромного поля водорослей на дне моря.

Люди перемещаются по различным пространствам, следуя импульсам своих животов. Двигаются туда и сюда, словно подчиняясь пульсации водных приливов и отливов. Я вижу в этом отражение жизни космического океана. Усилия участников порой могут быть неуклюжими, но люди, несомненно, учатся скользить на тех волнах энергии, что прокатываются по комнате. Некоторые «серфингисты» очень грациозны в своём движении и сонастроены с волнами. Других волны сбрасывают с досок. Но это — временное крушение, и вскоре участники вновь забираются на свои серферы в ожидании следующей волны.

Два часа пролетают очень быстро, и в заключение «Семи пространств» я приглашаю участников выразить всё то, что для них было наиболее важным с точки зрения понимания самих себя.

Ответы бывают очень разными. Некоторые, подобно тому мужчине, о котором я рассказала раньше, осознают, что слишком много времени проводили в привычном взаимодействии с другими, хотя на самом деле им хочется больше быть наедине с собой. Для других оказывается справедливым обратное: они изолировали себя из страха, а сейчас больше хотят общаться с людьми.

Многие говорят, что чувствуют себя более живыми и бурлящими, больше в контакте со своей энергией и в то же время — более расслабленными и центрированными в самих себе.

Слушая участников, я склонна доверять тому, что люди получают то, в чём нуждаются и что для них правильно, именно то, что они в состоянии принять в этот момент своего внутреннего путешествия. У меня никогда не возникает чувства, что люди упустили суть. В каждой группе случается так много разных переживаний, что каждый участник непременно оказывается затронут — какая-то энергия начинает двигаться, какое-то понимание углубляется.

Если люди достаточно разумны, они будут питать происходящие в них изменения, не позволяя старым привычкам прокрасться обратно и потушить трепещущий внутри новый огонек жизненности.

По сути, моя работа направлена на то, чтобы сказать жизни «Да!». А это, в свою очередь, означает сказать «Да!» энергии, и именно поэтому я так высоко ценю Ошо, Райха и Тантру. Их методы помогают нам постигать искусство быть живым и праздновать жизнь. Когда энергия струится и течёт внутри нас, пульсируя в ритме с окружающей нас вселенной, мы сразу же начинаем чувствовать, что внутри себя мы — дома, в гармонии с природой, в согласии с Существованием.

Мы счастливы и благодарны за это ощущение — быть живым.

 

Об авторе

 

Аниша Л. Диллон родилась в 1949 году в США на побережье Нью-Джерси, к югу от Нью-Йорка, и выросла в пригородах Нью-Джерси, Огайо и Пенсильвании. Получив степень бакалавра философии и политических наук в Бостонском университете, она переехала в Калифорнию в поисках новых приключений.

Увлечение гуманистической психологией и особенно работами Вильгельма Райха привело Анишу к тому, что она поступила на курс по неорайхианской работе с телом и дыханием в Институте «Радикс» Чарльза Келли, который и окончила через два с половиной года, получив первый в институте диплом преподавателя практики «Радикс».

В течение двух лет Аниша вела группы в институте Эсален в городе Биг Сюр, Калифорния, а затем в 1976 году отправилась в Индию, чтобы изучить революционные техники активной медитации, разработанные Ошо (в то время Бхагван Шри Раджниш). Ошо пригласил её вести группы по неорайхианской работе с телом в его ашраме в Пуне. Эти группы стали частью его уникальной программы, в которой западные методы психотерапии сочетались с восточными техниками медитации. В течение уже почти тридцати лет Аниша живёт и работает в расположенных по всему миру Ошо-центрах и коммунах, развивая свою практику Пульсаций, в которой неорайхианская работа с телом, дыхание и эмоциональное высвобождение сочетаются с медитацией.

В последние десять лет она разработала практику «Тантрические пульсации», в которой исследуются грани сексуальности, чувствительности и блаженства, и в которой сексуальная энергия может быть трансформирована в медитацию.

 

 

Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru

Оставить отзыв о книге

Все книги автора




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных