Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






ПРИМЕЧАНИЕ: Все герои, задействованные в сценах сексуального содержания, вымышленны и достигли возраста 18 лет. 10 страница




Северус старался не закрывать глаз, но он так устал. Последнее, что он видел – наклонявшуюся к нему мать. Последнее же, что он услышал - просьба простить ее…

- Именно моя мать обратила меня, - прошептал Северус. Заплаканная Гермиона не сводила с вампира глаз. - Отец не был ее суженым, между ними не было любви. Это был брак по договоренности. Мама никогда не рассказывала мужу, кто она на самом деле, тот сам случайно узнал ее тайну. Отец решил, что сумеет выбить это из нее… - слова Снейпа звучали все тише.

Стакан в руках давно опустел, и Гермиона, встав со стула, забралась обратно к нему на колени. Его боль стала ее болью, и неважно, что Северус не пролил и слезинки – она плакала за них обоих.

 

Veinte Segundo

 

Гермиона вместе с Драко, Креббом и Гойлом сидела за угловым столиком в «Трех Метлах». Гримаса на лице говорила: выбора у нее не было. Пока слизеринская троица развлекалась, издеваясь и угрожая другим посетителям, большей частью таким же студентам, как и они сами, Гермиона задумчиво потягивала сливочное пиво.

- Посмотрите, кто пришел, - ухмыльнулся Драко, показывая к двери.

Услышав эти слова, Гермиона посмотрела на входную дверь. Это пришли Гарри и Рон. Первым порывом было – присоединиться к друзьям, но, вместо этого, она только смотрела, как те направились к сидевшим за столом гриффиндорцам, с шутками и смехом приветствуя собравшихся. Но тут в таверну ввалилась компания хаффлпафцев.

- Давайте-ка пойдем немного позабавимся, - предложил Драко. Он, Кребб и Гойл встали, а Гермиона осталась на месте. Не желая смотреть, как они будут измываться над остальными и запугивать их, девушка решила уйти. Схватив жакетик, она торопливо выскользнула через заднюю дверь, стараясь успеть до того, как слизеринцы заметят ее отсутствие. Гермиона быстро шла по улице; она не представляла, сколько еще сможет все это терпеть.

- Гермиона, подожди, - девушка обернулась посмотреть, кто ее зовет.

- Гарри, - улыбнулась она.

- Гермиона, нам нужно поговорить, - юноша был серьезен, но в глазах светилась грусть; точно такая же печаль терзала ее сердце всякий раз, когда она сталкивалась с ним или с Роном. Гарри протянул ей руку, и Гермиона согласно кивнула. Самое время, чтобы поговорить. Девушка взяла предложенную ладонь, и парень повел ее за собой.

Как и сама Гермиона, Гарри действовал с предосторожностями. Оба огляделись, рассматривая прохожих и обращая особенное внимание на тех, кто мог бы проследить за ними. Сойдя с центральной улицы, они, прячась за домами, миновали несколько переулков. На пятой по счету улочке ребята, наконец, остановились. Высящиеся по сторонам дома закрывали солнечный свет, затеняя улицу. Держа Гермиону за руку, Гарри завел ее в глубь переулка. Оба, достав палочки, прошептали несколько заклинаний, для того чтобы подать сигнал тревоги, если появиться кто-то посторонний, и помешать подслушать их беседу.

- Гермиона, прошу тебя, давай поговорим. Помоги понять, что происходит, - прошептал юноша, наклонившись ближе к Гермионе, желая, чтобы разговор был настолько скрытым от чужих ушей, насколько это возможно. Девушке хотелось рассказать другу обо всем. Ей хотелось, чтобы он понял, но это было невозможно, поэтому Гермиона сказала единственное, что можно было сказать.

- Гарри, пожалуйста, поверь, я не служу Волдеморту, - прошептала она. Девушка почувствовала, как губы Гарри коснулись ее уха.

- Я хочу верить тебе, но, когда я попытался его убить, ты его защитила.

- Я не защищала Волдеморта.

- Тогда кого ты защищала? - спросил он. Старясь собраться с силами, Гермиона закрыла глаза. Дело было вовсе не в том, что она и не думала предавать Северуса, девушка просто не могла этого сделать. Это было частью их связи. Даже если бы она и захотела рассказать Гарри обо всем, то смогла бы произнести только то, что исключало возможность предательства.

- Гарри, когда-нибудь, я смогу ответить тебе, но сейчас скажу одно: я не работаю на Волдеморта.

- Это Снейп, - сказал Поттер. Гермиона запаниковала.

- Мне нужно идти, - шепнула она. Девушка испугалась, что, возможно, как-то выдала Северуса, поэтому, легонько чмокнув Гарри в щеку, убежала.

~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~

- Эта сука заплатит, - сквозь зубы процедил Люциус, - и Северус тоже. Как он мог даже прикоснуться к грязнокровке, не говоря уже о том, чтобы трахать ее? - Люциус стоял возле камина с полупустой бутылкой огневиски в руках. Верхняя пуговица на черных брюках была расстегнута. Мужчина был босым, белокурые волосы, не удерживаемые ничем, рассыпались по плечам, доходя длиной до лопаток. Малфой поднес бутылку к губам и глотнул. Когда огневиски обожгло горло, он шумно выдохнул и опустил бутылку.

Грозно сверкнув глазами, Люциус повернулся к женщине, раскинувшейся на кровати. Она частично была укрыта простынею, но голая грудь и длинные ноги были прекрасно видны. Глаза женщины были закрыты, но на самом деле она внимательно слушала Люциуса. Она осторожно села, потом поднялась с кровати, и полностью нагая подошла к нему.

- Прикройся, - прошипел Малфой. – Ты похожа на шлюху, - она сузила глаза, но, все же, подчинилась. Завернувшись в простынь, женщина обратилась к блондину.

- Решение простое. Убей грязнокровку.

- Не такое уж и простое, - скривился Люциус. - У Северуса наивысший ранг среди Пожирателей Смерти, а поскольку эта грязнокровка – единственная, кто сможет помочь ему в случае чего, то трогать ее запрещено.

- Похоже, что я выбрала для брака не того Пожирателя, - пробормотала она.

- Что? – рявкнул Люциус. Нарцисса ухмыльнулась ему.

- Ты меня слышал. Я вышла замуж не за того Пожирателя Смерти. Я вышла за труса, - Люциус уже замахнулся, собираясь ударить жену, но то, что он услышал дальше, остановило его. - Это ты должен был гнить в Азкабане рядом с моей сестрой.

- О чем ты, Нарцисса? – прошипел он, опуская руку.

- Вы с Беллатрикс трахались с того самого дня, когда я впервые пригласила тебя к себе домой. Ты трахался с ней даже в нашу свадебную ночь, и даже сейчас я чувствовала на тебе ее запах, - синие глаза Малфоя опасно полыхнули, и он улыбнулся.

- И откуда ты знаешь, какой запах у твоей сестры, а? - съязвил он. Нарцисса знала, как причинить боль мужу.

- Потому что я чувствовала его от Северуса, - Люциус размахнулся и ударил ее прежде, чем женщина успела сказать хотя бы еще одно слово. Голова Нарциссы дернулась в сторону, а сама она, отброшенная назад, упала на пол.

- Это должен был быть ты, - прошептал она. – Это ты должен был оказаться там. Северус обещал передать доказательства… - Люциус побледнел.

- О чем ты говоришь? - прошипел он. Схватив жену за руку, он без усилий заставил ее встать на ноги. – Какие доказательства? – Нарцисса, не глядя на мужа, продолжала говорить.

- Я видела тебя в свадебную ночь. Ты был в кровати - в нашей кровати – и трахал мою сестру, вместо того, чтобы заняться любовью со мной. Я была такой дурой, думая, что брак изменит тебя. Гнев, охвативший в ту ночь… я взяла кинжал и уже приготовилась убить тебя, но Северус остановил меня. Она знал, что Беллатрикс с тобой, и попытался помешать мне пойти в спальню, не желая, чтобы я являлась свидетельницей всего этого, но уже было слишком поздно. Он увел меня оттуда и постарался успокоить.

- Ты хочешь сказать, что хотел тебя трахнуть, - зашипел Люциус. Нарцисса впилась взглядом в его глаза.

- Нет, он хотел меня успокоить. Он обнимал меня. Пока я рыдала. Потом, поутру, убедил вернуться к тебе, и я так и сделала, но только после того, как трахнулась с ним.

- Но ведь я лишил тебя девственности, - непонимающе протянул Малфой. Женщина фыркнула.

- Северус – мастер зелий. Потребовалось всего-навсего одно очень простое зелье, и проблема была решена, а ты не очень-то умен.

- Сколько раз вы с ним трахались? – прорычал Люциус. В нем вскипел гнев, и мужчина разбил бутылку, швырнув ее на пол.

- Столько раз, сколь ты трахал мою сестру или любую другую шлюху, до которой мог дотянуться, - Нарцисса отвернулась от мужа. – Какая теперь разница. У Северуса есть грязнокровка, которая позаботиться о его желаниях и других нуждах. Теперь понятно, почему он больше ко мне не приходит, - рухнув на колени, Нарцисса начала плакать. В перерывах между всхлипами женщина кричала. – Я хочу его обратно. Я хочу Северуса обратно, - она посмотрела на мужа. Малфой видел в глазах жены безумие, которого раньше там никогда не было. - Убей ее, Люциус. Убей грязнокровку, и Северус вернется ко мне. Я стану его суженой.

- Ты, грязная шлюха! – он был готов ударить ее, но слова Нарциссы вновь остановили его.

- Нет, если … - но она замолчала и отвернулась.

- Если что? - поинтересовался он. Женщина проигнорировала вопрос. Он не обращала на него внимания. Люциус, схватив ее за руку, хорошенько тряханул. Нарцисса, выдернув руку, вытерла слезы.

- Если Темный Лорд не знает причину, по которой Дамблдор взял к себе Северуса.

- Темный Лорд приказал Северусу работать в Хогвартсе.

- Тебя никогда не интересовало, что Северус сделал или рассказал, что Дамблдору, чтобы тот дал ему такой престижный пост в Хогвартсе? - она дьявольски засмеялась, а Люциус продолжал слушать. – Я пошла вслед за тобой на пирушку и видела все, что творили там Пожиратели Смерти, а потом поместила память в мыслеслив. Я настолько отчаянно хотела увидеть тебя в Азкабане…Северус даже не дрогнул, когда я отдавала ему мыслеслив, но я не ожидала, что он сделает то, что сделал…

- Что он сделал, Нарцисса? – Люциус, напряженно вытянув руки вдоль тела, сжал кулаки, но заставил себя сохранять спокойствие.

- Он вернулся к Дамблдору с доказательствами на руках. И сказал ему, что даст показания, желая засадить в Азкабан всех, пусть даже сам попадет туда.

- Так почему же он не дал показания?

- Он собирался. Он был готов, а потом случилось… Темный Лорд был убит Поттером, - женщина неожиданно вскочила на ноги и повернулась лицом к мужу. – Разве до тебя еще не дошло? – закричала она. – Кто знал, что Темный Лорд решил убить Поттеров в ту ночь?

- Северус … - прошептал Люциус.

- Кто - единственный из вас всех – настолько силен, чтобы блокировать смертельное проклятие?

- Северус… - снова прошептал Малфой… - защитил Поттера в ту ночь?

- Ты все не мог понять, как ребенок смог выжить после смертельного проклятия, и до тебя до сих пор не дошло: Северус не защищал Поттера, он хотел убить Темного Лорда! Если Темный Лорд был бы мертв, Северусу не пришлось бы выступать свидетелем!

- И он стал героем в глазах Дамблдора, - так же тихо произнес Люциус

- Где тело Дамблдора? – насмешливо скривившись, продолжила она. – Северус гениален в зельях и заклинаниях.

- Да, о чем ты Нарцисса?

- Держу пари, что стрик жив. Так же как и Ремус, - отрезала она. – Ты дурак, - на ее лице расплылась глумливая ухмылка. – Северус стал шпионом по собственной воле, и все эти годы предавал вас! А теперь он предал меня! Я должна была стать ее избранницей! Драко должен был быть его сыном! А вместо этого я кончила тем, что осталась с тобой! Убей ее, Люциус! Убей грязнокровку!

Люциус достал палочку и направил ее на жену.

- Авада Кедавра! – выкрикнул он, и Нарцисса упала замертво на пол. Резко повернувшись, мужчина покинул спальню. Его ждала Беллатрикс.

- Я все слышала, - сообщила она. – Самое время убить грязнокровку и предателя.

~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~

Незаметно вернувшись к «Трем Метлам», Гермиона увидела Малфоя, Кребба и Гойла, выходящих из дверей.

- Где, черт возьми, ты была, грязнокровка? – вскипел Драко. Проигнорировав вопрос, девушка шагнула к нему.

- Ну что, мы готовы вернуться в Хогвартс? – спокойно поинтересовалась она.

- Ты не будешь снова исчезать из поля зрения, - прошипел юноша, хватая ее за руку. Гермиона знала, когда следует проявить послушание, и сейчас для этого было самое время. Направляясь к окраине деревни, они, повернув за угол, встретились лицом к лицу ни с кем иным, как с Люциусом Малфоем и Беллатрикс Лестранж.

- Хороший выбор времени, сынок, - на Люциусе была одна из его самых лучших мантий, в руке он держал трость с серебряным набалдашником в форме змеиной головы, волосы были перевязаны черной лентой. Рядом с ним стояла Белла, одетая в черное платье. Она держала Люциуса под локоток. Для посторонних они казались совершенной парой.

- Отец, - произнес Драко, крепче сжимая ладонь Гермионы. – Я не ожидал тебя встретить, - он перевел взгляд на Беллатрикс и усмехнулся, но все-таки поздоровался. – Тетя Белла, давно не виделись.

- Как ты тут, Драко? – вкрадчиво поинтересовался Люциус. Увидев друзей сына, он кивнул им, а потом быстро повернулся к Гермионе. – Я смотрю, ты неплохо проводишь время вдали от своего господина.

Девушка попыталась шагнуть к нему, словно собираясь дать отпор, но Драко удержал ее. Беллатрикс, выпустив руку Люциуса, медленно обошла ребят, встав позади Гермионы.

- Отец, мы как раз собирались пойти поразвлечься, так что прошу нас извинить, - младший Малфой сделал попытку уйти, но Люциус, подняв трость, ткнул ею в грудь сына.

- Я так не думаю, сынок. В конце концов, где твои манеры? Разве ты не думал, что и я, и Белла, возможно, захотим присоединиться к вашему развлечению?

- Прости, отец, но для ваших забав требуется гораздо больше времени, чем есть у нас. Вскоре нам нужно появиться в школе. Теперь, если вы с Беллой нас извините… - Драко снова попытался обогнуть отца, но Люциус лишь сильнее прижал трость к груди сына, заставив остаться на месте.

- Откуда у меня такое чувство, будто ты не хочешь делиться, Драко? - в голосе Малфоя прозвучала ядовитая насмешка.

- Отец, с каких это пор мы делимся своими призами? - парировал Драко точно таким же тоном. Он смотрел отцу прямо в глаза, словно бросая тому вызов.

- Приз? Интересный выбор слов, но я предпочитаю назвать ее подарком … от тебя, - Люциус кивнул Беллатрикс, которая, схватив Гермиону за волосы, потянула ее от Драко.

- НЕТ! – заорала девушка, но было слишком поздно – Белла аппарировала вместе с нею.

Драко, повернувшись к отцу, угрожающе прошипел:

- Она была моя.

- А теперь она моя, - легко парировал Люциус. Опустив трость, он сузил глаза и впился в Драко взглядом.

- Почему мне кажется, что ты пытаешься защитить эту поганую грязнокровку?

- Не будь смешным, отец. Я сказал тебе, она – мой приз. А теперь прояви хорошие манеры и верни девчонку, чтобы я мог насладиться ею.

- Я не могу этого сделать, Драко. Я пообещал ее Белле, но… - мужчина чуть наклонился, - … я разрешаю забрать тебе то, что от нее останется, - Люциус выпрямился и, ухмыляясь, дисаппарировал.

Драко крепко зажмурился, пытаясь совладать с гневом. Кребб и Гойл лишь непонимающе переглянулись.

 

Veinte Tercer

 

Гермиона, пролетев через всю комнату, ударилась о стену и упала на пол.

- Ты, грязная нечистокровная сука, - выплюнула Беллатрикс. – Ты отняла у меня то, о чем я мечтала сильнее всего. КРУЦИО!

Девушку скрутила судорога – боль была неописуема. Когда ей показалось, что кожа на теле начала рваться, Белла опустила палочку. – Я знаю, как все происходит. Твои силы может восстановить только он, но в этот раз здесь его нет.

Лестранж смотрела на свернувшуюся калачиком возле стены вздрагивающую Гермиону. Пожирательница, словно кошка, прежде чем убить жертву, обожала ее помучить.

Использовав в качестве опоры стену, Гермиона собралась с силами и попыталась встать на ноги, но Белла снова наложила на нее Круцио. Упав на колени, девушка мучительно закричала. Она откинула голову, руки дрожали, плечи выгнулись назад. В перерывах между криками слышался смех Беллатрикс.

И снова проклятие было снято. Гермиона не могла надышаться, из-за воздействия заклинания ее трясло, но девушка не сдавалась. Заставив себя встать на ноги, она сосредоточилась на том, что должна сделать, думая только о Северусе. Он был для нее важнее всего. Если с ней что-то случиться - суженый умрет.

- Ты не выживешь, - прошипела Беллатрикс. – Сначала умрешь ты, а потом умрет Северус. Теперь, когда Снейп превратил тебя в существо сродни ему, твоя жизнь зависит только от него, - все еще вздрагивая, Гермиона, прислонившись к стене, слушала женщину. - Я просила его. Все эти годы я просила сделать меня такой же, как он, но Северус отказался, - Гермиона медленно потянулась к палочке. – Теперь вы оба заплатите за это.

Беллатрикс позволила девушке поднять глаза. Пожирательнице хотелось видеть возникающий в ее взгляде страх после новой порции Круцио. Подняв палочку, Белла вгляделась в глаза Гермионы и была немного удивлена, заметив в них искру веселья.

Поймав Беллу врасплох, Гермиона молниеносно вскинула свою палочку и выкрикнула:

- КРУЦИО.

Беллатрикс, вскрикнув, рухнула на пол, начиная биться в конвульсиях. Гермиона знала, что непростительное проклятье сработает лишь в том случае, если желание причинить боль будет искренним. Стоило глянуть, как яростно билось в судорогах тело женщины, чтобы понять насколько сильно Гермиона ее ненавидела. Пока она держала Беллу под проклятием, образы Северуса, Сириуса, родителей Невилла вспыхивали в памяти.

Через несколько минут Лестранж уже не шевелилась. Единственным звуком было ее хриплое дыхание, и Гермиона опустила палочку.

- Нет, ты не знаешь, как все происходит, - с издевкой сообщила Гермиона. – Я суженая Северуса, истинная любовь, и единственная, кто может его вылечить, но я – не вампир и моя жизнь от него не зависит. Ты, сука, заплатишь за то, что сделала с ним, с Сириусом, с Лонгботтомами и со мной!

- Пожалуйста, прошу, не убивай меня, - прошептала Белла, неподвижно лежавшая на полу. В глазах Гермионы сверкнула опасная вспышка, она раздумывала, что бы ей такого сделать, но опоздала. Беллатрикс быстро села и бросила одно за другим три проклятия. Гермиона отлетела назад, врезавшись в стену. Острая боль затопила тело, посмотрев на ноги, она увидела множество торчащих из них стрел. Девушка лежала на полу за стулом, укрывавшим ее от глаз Беллы.

- Ты - грязнокровка, - выдавила Пожирательница, падая на пол. - Ты - никто.

Ноги начали неметь, и девушка поняла, что на стрелах был яд. Ей нужно суметь остаться в сознании и при этом отвлечь Беллатрикс. От этого зависела жизнь Северуса.

- Если я никто, то кто тогда Волдеморт? – прошипела она в ответ, стараясь подавить дрожь в голосе.

- Что ты имеешь в виду? – огрызнулась Белла. На ее лице застыло непонимающее выражение. – Он мой Хозяин, - сердито ответила она.

- Как же он может быть твоим Хозяином? Он ведь не чистокровный, - парировала Гермиона, стараясь подняться, придерживаясь за стену. Глаза Беллатрикс полыхнули гневом, но Гермиона продолжала говорить. – Его отец Том Редл. Ведьмой была его мать.

- Ты лжешь! – закричала Пожирательница, тоже делая попытку сесть.

- Том Марволо Редл. Чтобы восстать из мертвых, ему понадобились останки отца. Как ты думаешь, почему в ночь его воскрешения вы все оказались на маггловском кладбище?

- Ты заплатишь за это! – заорала Беллатрикс.

Гермиона увидела, как Белла кинулась к ней и, подняв руку, послала в женщину оглушающее проклятие и следом связывающее. Беллатрикс внезапно остановилась, а потом отлетела назад, врезаясь в противоположную стену. Гермиона заставила себя сделать несколько шагов и убедиться – Беллатрикс без сознания и скована цепями.

- Экспелиармус, - прошептала она. Протянув руку, девушка схватила палочку Беллы и, не в состоянии больше шевелиться, упала на пол. Ноги отказывали, Гермиона, теряя сознание, чувствовала, как яд разливается по телу. Держа палочку Пожирательницы в одной руке, а свою - в другой, она закрыла глаза. В голову лезла только одна мысль: «Гриммуальд-плейс номер 12»

~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~

- Ох, дорогуша, похоже, ты влипла в крупные неприятности, я прав? Не стоит бояться, через минуту я вытащу из тебя все стрелы, но сначала нужно узнать, что это было за заклинание, – Гермиона слышала слова, но смысла их не понимала. И лишь почувствовав, как из сжатой в кулак руки пытаются вырвать палочку Беллатрикс, поняла, что не одна. – Все хорошо, мисс Грейнджер. Мне нужна палочка, для того чтобы выяснить, какой это яд.

Глаза Гермионы были закрыты. Тело онемело настолько, что девушка даже засомневалась – а есть ли у нее вообще это самое тело. Остальные мысли были только о Северусе.

- Ах да, - снова прозвучал чей-то голос. - Я смотрю, она воспользовалась весьма опасной комбинацией заклинаний. Ничего страшного. Я извлеку стрелы, телепортировав их из вашего тела, чтобы не отравлять его еще сильнее.

- «Беллатрикс» и «стрелы», - услышала Гермиона, и к ней сразу же вернулись воспоминания. Подняв ресницы, девушка встретилась взглядом с поблескивающими голубыми глазами.

~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~

- Где - она? - прошипел Северус. Облаченный в мантию Пожирателя, он ворвался в кухню в штабе Ордена, и таким тоном потребовал ответить, где сейчас Гермиона, что было ясно – в своих поисках он не остановится ни перед чем. На кухне сидели Тонкс и Ремус. Приход Снейпа шокировал Тонкс, но Люпина оставался спокоен.

- Кто? – переспросила метаморф, но Северус не счел нужным ответить. Сильно стиснув палочку в ладони, он шагнул к Ремусу. Тот, вскакивая на ноги, выхватил в ответ свою. Суженные глаза и палочки, крепко зажатые в руках, выдавали их ненависть друг к другу.

- Как ты посмел прийти сюда, Снейп? – прорычал Люпин. – Ты умрешь.

В кухню вошла Гермиона и, став свидетельницей противостояния между Северусом и Ремусом, быстро встала между мужчинами.

- Северус, - спокойно произнесла она. Снейп шагнул к ней. Во взгляде, скользящем по телу девушки в поисках ранений, до сих пор пылал гнев. - Я в порядке, - сказала Гермиона, касаясь вампира рукой. - Он меня вылечил, - шепнула она.

Зельевар кивнул, затем повернулся к Люпину и Тонкс и, глядя сквозь них, вместе с Гермионой аппарировал.

~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~

- Где мы, Северус? – глядя по сторонам, спросила Гермиона. Комната, в которой они оказались, была темной и холодной.

- У меня дома, - повернувшись, Снейп направился к камину и взмахнул палочкой. Сразу же вспыхнул огонь – единственный источник света в комнате.

Гермиона продолжала озираться по сторонам. Комнатка была крохотной, здесь были только кровать и стол. Единственная дверь, как поняла Гермиона, вела в другую часть дома, еще в комнате было маленькое окошечко. С потолка свисала паутина, опутывавшая прогоревшие свечи, закрепленные на стенах.

Кровать оказалась маленькой, спинки у ложа не было - только матрац на сетке и несколько ветхих одеял и подушек сверху. На дряхлом столе лежала парочка перьев, да еще стояли бутылки с чернилами, покрытые густым слоем пыли и паутиной.

- Я не появлялся здесь много лет, - сказал мужчина, не объясняя больше ничего. Взяв палочку, Снейп прошептал несколько очищающих заклинаний, избавляясь от пыли, паутины и затхлого запаха. Теперь здесь было чисто, но Гермиона чувствовала – эта комната не хранит в себе никаких радостных воспоминаний. Девушка спокойно села на кровать.

- Как я смогла сбежать от Беллатрикс? – спросила она.

- Мера безопасности, предпринятая Альбусом, когда ты, Гарри и Рон присоединились к Ордену. Ни один из вас не умел аппарировать, поэтому он создал из крови феникса что-то наподобие портключа, связанного с физическим состоянием человека. Когда ты умираешь, то он без промедлений переносит тебя к себе.

Северус присел на краешек рядом с девушкой и обхватил ладонями голову. «Все должно было быть совсем не так», - подумал он. Снейп почувствовал, как Гермиона, поерзав на кровати, положила ладошку ему на руку. Он любил ее. Всякий раз, покидая суженую, у него начинало болеть сердце. И всякий раз, возвращаясь к ней – Северус также ощущал сердечную боль. Все, что он хотел - быть рядом. Он принадлежал ей во всех смыслах этого слова. Девушка нежно сжала его руку, и вампир закрыл глаза. Он мог бы стать ее проводником в ад, и Гермиона охотно последует за ним.

Открыв глаза, мужчина повернулся и, глянув на возлюбленную, увидел в ее взгляде любовь, тут сомнений быть не могло. И благодаря этой любви он позволил себе то, что всегда запрещал - мечтать. Жизнь никогда ему не принадлежала, вот и выходит, что все мечтания бесполезны, но, держа Гермиону в объятиях, он понимал: ему хочется самому распоряжаться собственной жизнью. Северус позволил себе помечтать о будущем, и в нем он видел себя свободно шагающим по жизни вместе с Гермионой. Они оба были свободны.

Снейп посмотрел на девичью руку, лежавшую на его руке. Запястье девушки было настолько тоненьким, что Темная Метка буквально обвивала его. Снова закрыв глаза, Северус опустил голову. Пока он служит Темному Лорду, ни он, ни она никогда не освободятся.

- Северус, - тихо позвала Гермиона. Ее душа тянулась к нему. Проведя рукой по волосам, девушка замерла, касаясь его щеки. Прижимаясь к ладони, зельевар посмотрел ей в глаза, но в его взгляде не мелькнуло даже тени надежды.

- Все должно закончиться, Гермиона. Это необходимо прекратить, - его голос был на грани шепота.

- Так и будет. Скоро начнется Последняя битва и все закончится, - Гермиона постаралась говорить с оптимизмом, но голос подвел ее.

Маг, неотрывно глядя на девушку, произнес:

- Этого никогда не произойдет, пока я сам все не закончу, - глаза девушки расширились, и она отрицательно покачала головой. – Все должно закончиться, - повторил Северус. - Не знаю, к чему это приведет, но я слишком сильно люблю и не хочу для тебя такой жизни. Я предпочту уйти, чем видеть тебя несвободной.

Слезы, стоявшие в глазах, неудержимо потекли по щекам. Гермиона поняла, что он собирается сделать.

~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~

- Ты ждешь, мы поверим в то, что Снейпу можно доверять? – выплюнул Ремус. – Во имя богов, он убил Альбуса! - Гермиона вздохнула, закрывая глаза. Ради блага Северуса она не могла раскрыть правду.

- Ремус, пожалуйста, ты можешь доверять Северусу. Мы все можем верить ему, - с мольбой сказала она. От членов Ордена, сидевших на кухне Гриммуальд-плейс 12, донесся ропот. Гарри, встав на ноги, направился в центр комнаты и встал рядом с Гермионой.

- Она права, - сказал он. Все затихли. - Я не знаю точно, сколько во всем этом правды, но я доверяю Гермионе и, если она говорит, что верит Снейпу, значит, и мы тоже поверим ему, - теперь перешептывания стали громче. Гарри поднял руку, утихомиривая толпу. - Послушайте меня. Дамблдор противостоял Волдеморту больше двадцати лет. Снейп сражался против Волдеморта почти двадцать лет, - юноша вздохнул и продолжил, - Тогда все сводилось к бою: Дамблдор против Снейпа. Если бы Снейп отказался убить директора, то он бы погиб, и мы потеряли бы нашего осведомителя. И, опять таки, если бы Дамблдор убил Снейпа, мы потеряли бы шпиона. Но Дамблдор знал: его смерть, позволит Ордену сохранить своего человека в стане врага, - все присутствующие разом заговорили, но Гарри снова их успокоил. – Если мы не станем едины, то проиграем, а Волдеморт победит. Вы хотите, чтобы смерть Дамблдора оказалась напрасной? Посмотрите на Волдеморта, он никто без своих Пожирателей. В ту ночь, когда Лорд убил моих родителей, его верные слуги разбежались. Посмотрите на нас. Наш лидер мертв, но мы все здесь. Мы – Орден Феникса, и все вместе нанесем поражение Волдеморту, - несколько человек кивнули, соглашаясь с парнем.

Кое-кто с жаром кинулся обсуждать услышанное. Одни открыто соглашались с Гарри, другие все еще сомневались. Ремус отступил в тень, оказываясь высказывать свое мнение. Прошло немало времени, прежде чем люди утихли, и тогда встал Артур Уизли.

- Гарри, мы – Орден Феникса. Наша цель - повергнуть Лорда Волд…Темного Лорда. Мы встанем плечом к плечу, и будем сражаться все вместе, - Гермиона, широко улыбаясь, схватила Гарри за руку и сжала ее. Рон, встав со стула, подошел к ним обоим. Юноша толком не знал, что говорить, но какое это имело значение. Гермиона обхватила друга руками, чуть не повалив на пол.

- Я так скучал по тебе, родная, - сказал Рон, обнимая ее в ответ. Он действительно тосковал за подругой.

- Я тоже, - ответила Гермиона, еще крепче обнимая юношу.

- Прости, что засомневался насчет тебя, - продолжил он. Девушка, разорвав объятия, отступила на шаг назад.

- Не смей больше никогда сомневаться во мне, Рональд, - отрубила она, а потом снова обняла парня.

Из глубины комнаты послышались одинокие хлопки. Головы всех присутствующих повернулись в ту сторону, желая посмотреть, кто этот человек. Им оказался Альбус Дамблдор.

- Великолепно, мистер Поттер, - похвалил юношу мальчик, побираясь на середину комнаты. – Ты превращаешься в хорошего лидера, сынок, - люди вскакивали на ноги и толпились вокруг старика. Спустя несколько минут, ответив на объятия и рукопожатия, Альбус оказался в центре комнаты.

- Я никогда не говорил, что сидеть под домашним арестом ужасающе скучно? - хихикнул директор, но его смешок прозвучал в одиночестве. – Мистер Поттер верно оценил ситуацию. Моя смерть принесла Ордену меньше вреда, чем могла бы принести смерть Северуса. Из-за некоторых неудачных событий, случившихся в прошлом, я хотел, чтобы моя смерть оставалась в тайне между Северусом и мною… о, и, конечно же, мисс Грейнджер, - директор повернулся к ней и со вспышкой в глазах посмотрел на девушку. Гермиона улыбнулась ему в ответ.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных