Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






ПРИМЕЧАНИЕ: Все герои, задействованные в сценах сексуального содержания, вымышленны и достигли возраста 18 лет. 12 страница




- Северус, - раздался ее шепот, не поднимаясь с земли, Гермиона взглянула на вампира.

Снейп не вставая с коленей, осмотрелся по сторонам. Если всем остальным приходилось напрягаться, чтобы что-то различить ночью, глаза вампира обладали естественной способностью видеть во тьме. Внимательно оглядевшись, он перевел глаза на Гермиону. Девушка попыталась сесть, но была слишком утомлена для этого.

- Северус, - снова шепнула она, все еще не веря, что он действительно здесь. Снейп попытался подойти к ней, обнять, хотя бы просто дотронуться, но не смог.

- Я должен уйти, - напрягшись, сказал он.

- Нет, - молила Гермиона, протягивая к нему руки, но вампир увернулся, оказавшись вне пределов досягаемости. Северус встал на ноги одновременно с Гермионой. Было видно, что он очень слаб и нуждается в еде. - Пожалуйста, останься, - попросила девушка, потянувшись к нему, но Северус снова отстранился, отрицательно качая головой. В тот момент, когда Гермиона попыталась ухватиться за Снейпа, он аппарировал.

~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~

Северус аппарировал в Азкабан. Отдавшись на волю инстинктам, он скользящим шагом пронесся вниз по коридорам в камеру, где находился нужный ему человек.

Подняв глаза, Беллатрикс была поражена, увидев стоящего перед нею мужчину. Ее волосы были взлохмачены и грязны, одежда – порвана и выпачкана в засохшей крови. Прошло всего семь дней, но они оставили на Белле свой след. Темные круги под глазами, пористая кожа на лице и руках, покрытая воспаленными ранками и царапинами говорили о том, что гоблины гораздо жестче относятся к заключенным, чем дементоры до них.

- Северус! Ты… ты же мертв. Я видела, как ты умер, - испуганно и потрясенно произнесла она. Отсутствие палочки заставляло женщину чувствовать себя беззащитной и уязвимой.

- Ты же не думала, что сможешь так легко отделаться, Беллатрикс? - нараспев произнес Снейп. Прутья решетки разогнулись, давая мужчине возможность проникнуть в камеру.

- Что ты имеешь в виду? – спросила она, быстро вскакивая на ноги. Белла была умна и понимала, что Северус пришел сюда не для светской беседы.

- Беллатрикс, уж ты-то должна была понимать, что я вернусь… - он неторопливо подошел к заключенной. – И что я стану тебя искать, - женщина отшатнулась, но оказалась в ловушке, прижатая к стене вампиром.

- Что, черт возьми, тебе нужно? - закричала она. Какое-то мгновение Северус смотрел на нее, сверля взглядом черных глаз, потом ухмыльнулся. Мантия плавно всколыхнулась, когда он скрестил на груди руки, заставив женщину этим жестом ощутить еще большую неловкость. Белла завертела головой по сторонам, словно ища того, кто смог бы ей помочь, но в камере никого больше не было. - Что тебе нужно? - повторила она. Взглянув Снейпу в глаза, Пожирательница поняла, что не может даже шелохнуться. Сердце быстро колотилось в груди, словно пытаясь вырваться и убежать. Дышать тоже стало трудно.

- Я хочу твою душу, - ответил он. Черные глаза смотрели прямо на нее, и Белла на секунду заметила вспыхнувший в них красный огонек. Впервые в жизни она по-настоящему испугалась. Северус прижался к ней и шепнул. – Ты должна меня бояться.

Беллатрикс распахнула рот, намереваясь завопить, но ничего не получилось, потому что Снейп накрыл ее своим телом, отбирая необходимую ему энергию.

~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~

- Гермиона, - позвал Северус. Выпрямившись в полный рост, вампир произнес имя звучным голосом, показывающим, что он снова полон сил. Одежда на мужчине была цела, а сам он избавился от покрывавшей тело грязи. Девушка повернулась на голос. Было заметно, что она долго плакала. – Подойди ко мне, Гермиона, - неизвестно, было это приказом или просьбой, но девушка не промедлила ни секунды, бросившись к нему. Снейп притянул ее к себе, и Гермиона закрыла глаза, чувствуя себя защищенной. - Мне нужно было кого-то высушить, - сказал он. - Теперь мой инстинкт выживания усилился, и если бы я не ушел, то высушил бы тебя, - на время повисла тишина, а потом он продолжил. – Все теперь будет по-другому Гермиона.

- Я знаю, - шепнула она в ответ.

- Нет, думаю, не знаешь, - сказал он, отступая назад. – Гермиона, мы с тобой оказались … - он тщательно подбирал слова, - связаны из-за обстоятельств, не имеющих более значения. Связи, что была между нами, уже не существует. Ты теперь не моя суженая. Ты свободна покинуть меня, - внутри у Гермионы все оборвалось, когда она услышала эти слова. Девушка отказывалась понимать то, что он говорил.

- Нет, - ответила она, но голос изменил ей, и лишь слабый шепот сорвался с губ. Глаза начали наполняться слезами, но она, сделав глубокий вдох, постаралась сохранить самообладание.

- То, что я сделал с тобой – отвратительно и непростительно, - прошипел Снейп.

- Я соглашалась со всем, что ты делал, - огрызнулась она дрожащим голосом. – Я дала разрешение на все.

- Нет, Гермиона. Всякий раз, когда я пил твою кровь, ты находилась под моим контролем. В последние несколько месяцев ты действовала не по собственной воле. Это я управлял всеми твоими поступками, решениями и мыслями. Ты была моей марионеткой, а я - твоим хозяином, - он отошел еще дальше. – Как я уже сказал, ты можешь уйти.

- Нет! – крикнула Гермиона. – Я не хочу уходить, - ее голос окреп, девушка старалась держать эмоции в узде. Она семь дней ждала его возвращения, а теперь он просто отсылает ее прочь. Гермиона потянулась к Снейпу, желая привлечь к себе, но он снова отстранился. Прежде чем она успела добавить что-либо еще, прозвучал хлопок и мужчина аппарировал.

- У меня другое мнение, - резко бросила она. Схватив мантию, она вытащила палочку и произнесла заклинание, выявляющее след аппарации. Чтобы узнать, куда он отправился, потребовалось всего несколько минут, вампир был там, где она и предполагала его найти.

 

- Северус, - прорычала она, врываясь в подземелья Хогвартса. Гермиона знала, что он вернется именно сюда. Мы вели серьезный разговор, а ты ушел, не закончив его! - зашипела она, быстрыми шагами направляясь к мужчине.

- Гермиона, я объяснил тебе… - начал Снейп.

- Нет, ты ничего мне не объяснил. Все что ты сделала – самостоятельно принял решение. Ну, так вот, у меня для тебя новость, Северус Снейп, все решения, касающиеся меня, буду принимать я и только я. Ты понял? - сощурив глаза, она остановилась перед ним, скрестив на груди руки. Северус знал, что Гермиона очень упряма и уверенна в себе. Это всего лишь несколько качеств девушки, вызывающих в нем восхищение, но, вернувшись после высушивания и обнаружив Гермиону плачущей, он понял – продолжение их отношений уничтожит ее. Из-за него она уже утратила свою чистоту. Он принес Гермионе боль, смерть, страдания, а этого принять Северус не мог - он слишком сильно любил, чтобы и дальше вредить ей.

- Гермиона, я и не думал… - но она не дала ему возможности продолжить. Вытянув руку, девушку принялась тыкать вампира пальцем в грудь.

- Я многим пожертвовала ради тебя – и все во имя любви. А теперь не смей даже пытаться убедить меня, что я, мол, слишком молода и не знаю, что такое любовь, потому что связь между нами и была любовью, истинной любовью. И теперь, когда эта связь разорвана, я испытываю к тебе те же чувства, что и прежде, - Гермиона прекратила одаривать Северуса тычками, и посмотрела ему в лицо, на котором читалось удивление. – Северус Снейп, я люблю тебя, - серьезно сказала она.

Приподняв одну бровь, мужчина молча смотрел на девушку, потом открыл рот, собираясь что-то сказать, но передумал, вспомнив, что Гермиона и так уже дважды его перебила, поэтому он просто обнял девушку и прильнул к губам, целуя со всей страстью и любовью, которую испытывал к ней.

Гермиона с желанием и надеждой прижала возлюбленного к себе. Северус стал ее жизнью, и она не собиралась отпускать его. Когда поцелуй закончился, она так и осталась стоять, прижимаясь к его груди.

- Я понимаю, что случившееся между нами произошло благодаря связи, сделавшей меня твоей суженой, но, Северус, я, правда, тебя люблю. Мое сердце никогда не чувствовало столько боли, сколько принесла твоя смерть. И даже сейчас, хоть я и знаю, что больше не связана с тобой, все равно продолжаю любить по-прежнему, - положив подбородок на макушку девушки, Северус улыбнулся.

- Гермиона, я тоже люблю тебя, но нам предстоит многое обговорить. Теперь, когда я превратился в Стрегу, моя жизнь… наша жизнь никогда не будет такой, как раньше.

- Я знаю, - шепнула она.

- Единственная причина, заставившая меня пойти на преобразование - ты, Гермиона. Проведя с тобой немного времени, я стал хотеть от жизни большего. И в этот раз я был бы не один. У меня была бы ты.

- Северус, - произнесла девушка, отстраняясь немного, чтобы посмотреть на любимого. Встретившись с ним взглядом, она улыбнулась. – Я люблю тебя, - Только она произнесла эти слова, как Северус вошел в ее разум, гораздо глубже, по сравнению с предыдущими разами. Вампир изучал не только мысли, но и эмоции. Они вместе пережили ее чувства - от той встречи, когда Гермиона впервые почувствовала толику симпатии к нему к их первой ночи, проведенной вместе; от горя, навалившегося на девушку после смерти суженого к любви, охватившей ее при его возвращении. И пусть до сегодняшнего дня Северус входил в ее разум всего несколько раз, тогда таких сильных эмоций не испытывал ни один из них. Было ясно: сейчас вампир стал намного сильнее, чем раньше.

- Возьми меня за руку, Гермиона, - сказал Снейп, протягивая девушке ладонь, и она подчинилась ему. - Отныне и до конца – ты моя. Ты никогда не будешь принадлежать другому. Ради тебя я пойду на убийство. Ради тебя я буду жить. Ради тебя я умру. День, когда ты покинешь этот мир, станет моим последним днем. Мы умрем вместе, - Северус прижался губами к ее губам, начиная поцелуй.

Снейп понес Гермиону к кровати и нежно уложил ее на покрывало. Вьющиеся каштановые волосы, рассыпавшиеся по подушке, были грязными, одежда – порванной и измятой, но для Северуса эта картина стала самой прекрасной из всех, что он видел в своей жизни. Встав рядом с кроватью на колени, он взял девушку за руку и заглянул ей в глаза. До этой минуты, Северус умел использовать женщин сексуально, потакая своим вампирским нуждам, но сейчас понял - впервые в жизни ему предстоит заняться любовью, и это его пугало.

Гермиона, садясь, подбодрила его теплой нежной улыбкой. Именно благодаря этой улыбке Северус понял – все, что он сделает, будет правильным. А еще он понял, его любовь к Гермионе больше, чем просто плотское желание - это духовное единение. Эмоциональная связь, существование которой до этой минуты он всегда отрицал. Эту ночь, как и множество последующих ночей, они провели, занимаясь любовью.

~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~ * ~

- Изумительно, не правда ли? - спросил Дамблдор, присаживаясь рядом с Гермионой на лавочке у хогвартского озера. Оба пристально всматривались вдаль, любуясь восходом солнца. Гермиона, улыбнувшись, согласно кивнула. - Честно говоря, этот восход – самый красивый из всех, что я видел, - произнес Альбус.

Гермиона не смогла удержаться от смеха:

- Вы говорите это каждое утро, директор.

- Да, ведь это – доказательство того, что жизнь дарит нам еще один день.

Они молча наблюдали, как солнце встает над горами, окрашивая их в новые цвета.

- Я не могу поверить, что сегодня настал этот день, - сказала она. – Северус ждал его так долго, но не сможет присутствовать, чтобы насладиться победой, - голос Гермионы задрожал, а на глаза навернулись слезы. Дамблдор, повернувшись к ней, сжал в руках ладони девушки.

- Я знаю, дорогая, но его все равно не признают победителем Волдеморта. Я уверен, не будь он тем, кто проклял Гризелду Марчбенкс во время боя в Министерстве, она отнеслась бы ко всему проще. Мне и так понадобилось много времени, доказывая, что Северус никогда не собирался вредить ей. Он просто наложил на нее заклинание сна, убедив Пожирателей Смерти, да и всех остальных тоже, что министр мертва. Гризелду до сих пор бесит, что она просидела кучу времени под домашним арестом, пока мир жил свей жизнью, но все же я сумел убедить ее в том, что Северус заслужил орден Мерлина первой степени. Жаль только, что для этого потребовался целый год.

- Я ценю то, что вы выступили в его защиту, и он тоже ценит это. Похоже, министерство предубеждено против вампиров. Жаль только, церемония вручения не может быть проведена ночью, чтобы Северус тоже смог бы прийти.

- Знаю, дорогая, - отозвался Альбус, лаская руку девушки, - но Гризелда намеренно назначила церемонию на полдень, чтобы он наверняка не смог там появиться. Боюсь, нашим следующим сражением будет попытка убедить министерство в том, что вампиры – наши союзники. Для этого понадобится время. Но ты, Гермиона, справишься, - погладив старика по руке, девушка улыбнулась, соглашаясь с ним.

- Гермиона, ты же понимаешь, почему я пытался разлучиться вас с Северусом?

- Потому, что я слишком молода, - ответила она. Множество народу утверждало, что разница в возрасте была слишком велика, а вдобавок ко всему, в то время, когда между ними завязались отношения, Гермиона едва перешагнула порог совершеннолетия.

- Частично поэтому. В большинстве случаев, суженная вампира становится Морои, а после смерти превращается в Стрегу. Я очень волновался, опасаясь, что нечто подобное случится и с тобой, причем без твоего согласия. Мне не хотелось, чтобы кто-то принимал за тебя решение.

- Так же, как было решено за Северуса? - спросила она.

- Верно, - ответил старик. Он не понял или не подумал принимать слова и на свой счет тоже.

- Но Северус не превращал меня в Морои. Он всегда был осторожен и никогда не выпивал столько крови, чтобы запустить процесс инициации.

- Я слишком поздно это осознал, и прошу прощения за то, что сделал тогда поспешные выводы.

- Я все понимаю, Альбус. Но даже сейчас Северус не собирается превращать меня в вампира. Он сказал, что все решится позже, гораздо позже, - они с Альбусом улыбнулись. Когда солнце поднялось высоко над горами и теперь ярко светило, согревая лучами все вокруг, Дамблдор поднялся.

- Ну что, ты готова пойти и получить орден Мерлина от имени Северуса?

- Да, - пламенно ответила Гермиона. Директор проводил ее в замок, где должна была проходить церемония.

Церемония была роскошной. К подиуму, где ей предстояло получить награду Северуса, Гермиону сопровождал Кингсли. Некоторые с пренебрежением относились к девушке, не столько из-за того, что она выступала на стороне вампиров, сколько за то, что стала возлюбленной одного из них. Конечно же, все члены Ордена Феникса, включая Гарри и Рона, присутствовали на церемонии, поддерживая Северуса и Гермиону.

Когда этой ночью в их доме за озером проснулся Северус, Гермиона поздравила его.

- Доброй ночи, любимый, - сказала она, с гордостью протягивая ему в ладонях орден. Северус раскрыл ей объятия, и она шагнула к мужу. Они лежали рядом с закрытыми глазами, Северус находился в разуме Гермионы. Он мог присутствовать на церемонии благодаря воспоминаниям любимой. Именно поэтому Гермиона каждое утро наблюдала восход солнца – чтобы Северус не был лишен человеческих радостей, недоступных ему из-за вампирской сущности.

Когда Гермиона спала, муж входил в ее мысли, переживая все, что девушка делала днем. Это был их маленький ритуал и единственное, что могло его нарушить - начало импровизированных любовных ласк.

Проснувшись, Гермиона нашла Северуса сидящим перед камином и сжимающим в руках орден. Она молча наблюдала за ним, заинтригованная выражением на лице Северуса, когда он рассматривал награду.

- Я всегда думал, что эти ордена – обыкновенный кусок железа, - сказал он и повернулся к жене. – Но сейчас понятие приобрело новое значение.

- Ты трижды заслужил его, Северус, - мужчина смягченно улыбнулся, такой знак привязанности был редкостью для него, и проявлял он его только по отношению к Гермионе. Девушка взобралась к нему на колени и, прижавшись, спрятала лицо на груди. Они замерли, сжимая друг друга в объятии. Спустя несколько мгновений, Гермиона нарушила повисшую тишину.

- Что у нас запланировано на сегодня? – спросила она.

- Сегодня ночью проведем последние испытания нашего зелья. Аластор Моуди согласился проверить его на себе, и будет здесь через несколько часов. У него припасена парочка уловок, способных обмануть веритасерум, значит, если он не сумеет избежать наших вопросов, ты можешь смело предоставить изобретение министерству, - Гермиона, широко улыбнувшись, выпрямилась.

- Моуди согласен? Я не могу поверить! – воскликнул она, обнимая Снейпа. - Как ты заставил его согласиться?

- Я просто объяснил, что мы с тобой создали зелье, намного превосходящее по действию веритасерум, и если министерство им воспользуется, то сумеет вычислить последних Пожирателей Смерти и арестовать их. Это то, от чего Моуди не смог отказаться, поэтому, когда я упомянул, что зелье нуждается в последней проверке, он, не колеблясь, предложил свою кандидатуру.

- И это еще один шаг к тому, чтобы магический мир принял тебя как равного, - с гордостью подытожила она.

- Не тешь себя надеждой, Гермиона. Нам предстоит пройти долгий путь, прежде чем произойдет нечто подобное, - уточнил он.

- Но все равно, мы уже на шаг ближе к этому, - повторила Гермиона. Она всегда была оптимисткой, никогда не замечавшей отрицательных сторон, так что Северус знал: спорить тут бесполезно.

Гермиона и Северус, благодаря увеличившейся магической силе последнего, и продолжали создавать зелья, принесшие пользу не только магам, а и всему человечеству. Уровень волшебной энергии вампира оказался настолько высок, что все приготовленные им снадобья были очень сильны и не имели аналогов. Но эта его способность оказалась обоюдоострым мечом. В Министерстве уважали Снейпа, и одновременно боялись, впрочем, такое отношение не останавливало пару от работы над новыми проектами. Главной целью для Гермионы было добиться заслуженного уважения к Северусу от остальных магов, она же провела бы остаток жизни рядом, даря ему свою любовь. А пока это не произойдет, они будут жить в безопасности в доме над озером под защитой Альбуса.

 

Гермионе исполнилось сто шестьдесят восемь лет, и сейчас она лежала в кровати. Седые волнистые волосы были собраны на один бок и аккуратно заплетены в косу. Ее глаза были закрыты, а дыхание становилось все реже. Рядом с нею на кровати сидел Северус, сжимая в ладонях руку жены.

Он вошел в ее разум, и они вместе вновь пережили самые приятные события прошлого.

 

« Гермиона нельзя добавлять его в виде порошка! Нужно было нарезать кубиками! – прошипел Северус. Гермиона на секунду остановила взгляд на муже, держа руку с зажатым в ней порошком над котлом. Потом на ее лице расплылась проказливая улыбка, и она разжала кулак, бросая ингредиент в котел. Северус схватил девушку и прижал к себе, защищая своим телом от взрыва; из котла вырвался белый луч, вонзившийся в потолок лаборатории.

- Все в порядке, Северус, - сказала она, глядя вверх. – Посмотри.

И впервые за пятьдесят лет Северус увидел солнце и почувствовал на коже его лучи. Гермиона много лет пыталась воссоздать имитацию солнечных лучей и, наконец, добилась успеха. Солнце было тем, без чего Северус тосковал все эти годы, и девушка поклялась найти решение проблемы. Она перепробовала все заклинания, какие только могла придумать, но ни одно не приблизило ее к цели ни на шаг. Тогда она поняла, что разгадка может заключаться в зелье. В тайне от Северуса, во время его дневного сна, она изучала всевозможные составы и экспериментировала с ними. Ей пришлось изучить оклюменцию, чтобы сохранить свою работу в тайне до тех пор, пока все не будет готово. Северус никогда не любил жену так сильно, как в этот момент – не из-за Солнца, нет, а за ее любовь к нему. Они устраивали пикники, ходили вместе на пляж и в горы. Северус всегда с насмешкой относился к любителям всяких прогулок, называя это пустой тратой времени. Еда для него была необходимостью, и трапезу, считал он, следует закончить быстро и по-возможности тихо. Но сейчас Снейп понимал – все зависит от того, в чьей компании ты обедаешь.

Гермиона провела долгие часы в министерстве, убеждая чиновников в том, что Северус им не враг. Благодаря зельям, сваренным Снейпами зельям, появилась возможность отловить не только всех оставшихся Пожирателей Смерти, но и обеспечить защиту аврорам во время работы с темной магией.

Северус познакомился с другими вампирами, которые тоже стремились наладить сотрудничество с магами. Поначалу, этим занималась одна Гермиона, но Северус вскоре понял - они должны бороться вместе. И в какой-то момент жизни он осознал, что всегда думает только о Гермионе».

- Ты не будешь одинока, любимая, - прошептал он. С того момента, когда он превратился в Стрегу, Северус перестал стареть, но наложил на себя заклинание, чтобы выглядеть, так же как и Гермиона. Они с женой давно решили: одной жизни на Земле им достаточно, и вечность они проведут вместе в загробном мире. Северус просидел с любимой несколько часов, до ее последнего вздоха. Сначала он нежно прижал ладонь к щеке, а потом поднес руку ко рту и поцеловал.

- Скоро я присоединюсь к тебе, жена, - выпустив ладонь, он поднялся. Приблизившись к шкафу, Снейп вытащил деревянный кол. Сжав его в руках, вампир вернулся к кровати и лег рядом с женой. Взяв ладонь ее в свою, он закрыл глаза. Пусть теперь вампиров считали равными магам, Северус не хотел жить без Гермионы. Он поднял руку с колом и приставил его к своей груди, резкое движение – и Северус воссоединился с любимой.

Конец




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных