Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Тиауанаку не вписывается в эту схему.




Он производит впечатление, как будто — словами известной поговорки — «нарядился неизвестно для чего». Огромный город, культура и искусство которого оказали влияние почти на весь регион Анд, был построен посреди необитаемой местности на берегах сурового озера под самыми небесами. Что, если не полезные ископаемые, могло послужить тому причиной? Ответ на этот вопрос может дать география.

Обычно любое описание озера Титикака начинается с того, что это самый высокогорный водоем мира, расположенный на высоте 13861 фут над уровнем моря. Это довольно крупное озеро площадью в 3210 квадратных миль. Его глубина составляет от ста до тысячи футов. Длина вытянутого озера составляет 120 миль, а ширина 44 мили. Изрезанная береговая линия, образованная склонами окружающих озеро гор, состоит из многочисленных полуостровов, мысов, перешейков и проливов. Кроме того, в озере имеется около двух десятков островов. К северо-западной и юго-восточной части озера (см. рис. 109) вплотную подступают горы. На востоке проходит высокий хребет Кордильера-Реаль, входящий в состав боливийских Анд. В нем выделяется громадный двуглавый пик Ильямпу в группе вершин Сората, а также величественная гора Иллимани к юго-востоку от Ла-Паса. За исключением нескольких небольших речушек, стекающих в озеро с этого хребта, все остальные реки текут на восток на обширную бразильскую равнину и дальше к Атлантическому океану, расположенному на расстоянии 2000 миль. Именно на восточных берегах озера и в руслах рек и ручьев, текущих в обоих направлениях, были найдены богатые залежи касситерита.

Не менее величественными выглядят горы, обрамляющие озеро с севера. Здесь потоки дождевой воды, стекающие с гор, в основном в северном направлении, питают такие реки, как Вильканота, которую многие считают истинным истоком Амазонки. Объединяя многочисленные притоки и сливаясь с Урубамбой, они несут свои воды на север, а затем поворачивают на северо-восток, в великую Амазонскую равнину. Именно здесь, между горами, обрамляющими озеро и Куско, была найдена большая часть доступного инкам золота.

Западный берег озера Титикака, суровый и пустынный, был самым густонаселенным из всех. Здесь, среди гор и заливов, на побережье и на многочисленных полуостровах современные города и деревни соседствуют с древними развалинами — например, Пуно, крупнейший город и порт на побережье, рядом с которым расположены загадочные руины Силлустани. При строительстве железной дороги проектировщики обнаружили, что пути отсюда можно проложить не только па север, но и через несколько «просветов» в Андах на прибрежные тихоокеанские равнины, расположенные всего в двухстах милях от озера.

География и топография озера и берега резко меняются в южной части (которая, как и большая часть восточного побережья, принадлежит не Перу, а Боливии). Здесь находятся два самых больших полуострова, Копакабана на западе и Ачакаче на востоке, которые почти соединяются друг с другом, оставляя лишь узкий пролив между большой северной частью озера и маленькой южной. Эта южная часть представляет собой нечто вроде лагуны (именно так ее называли испанские хроникеры) — тихий и спокойный, в отличие от продуваемой ветрами северной части, водоем. Два главных острова, фигурирующих в древних ле гендах, остров Солнца (в действительности остров Титикака) и остров Луны (Коати) лежат у северного побережья полуострова Копакабана.

 

Именно на этих островах Создатель укрыл своих детей, Луну и Солнце, во время Великого Потопа. По одной из версий мифа, именно с Титикалы, священной скалы на острове Титикака. поднялось Солнце после Потопа, а по другой версии на эту священную скалу упали первые лучи Солнца по окончании всемирного бедствия. Из пещеры под священной скалой вышла первая супружеская чета, призванная восстановить население этих земель, и здесь же Манко Капак получил золотой жезл, который помог ему основать Куско и цивилизацию в Андах.

Самая крупная вытекающая из озера река, Десагуадеро, берет начало в его юго-восточной части. Она несет свои воды из озера Титикака в озеро-спутник Поопо, расположенное в 260 милях к югу, в боливийской провинции Оруро. Здесь повсюду встречаются месторождения серебра и меди — как и по направлению к тихоокеанскому побережью, где Боливия граничит с Чили.

На южных берегах заполненная водой впадина между горными хребтами продолжается в виде суши, образуя долину, или плато, на которой расположен Тиауанаку. Это единственное ровное плато вокруг озера. Больше нигде нет тихой лагуны, соединяющейся с остальной частью озера и подходящей для организации водного транспорта. Больше нигде нет проходов в горах, ведущих в трех направлениях, а также водного пути на север.

Ни в одном месте поблизости нет стольких месторождений ценных металлов — золота и серебра, меди и цинка. Тиауанаку был построен здесь потому, что это наиболее подходящее место для того, чем он был на самом деле — металлургическим центром Южной Америки и всего Нового Света.

Все многочисленные варианты названия этого места являются всего лишь попыткой воспроизвести его имя в том виде, в котором его запомнило местное население. По нашему мнению, оригинальным названием этого места было ТИ.АНАКУ: место Тиши и Анаку, тот есть ГОРОД ОЛОВА.

Наше предположение, что составная часть имени города, Анаку, ведет свое происхождение от месопотамского термина, обозначающего металл, с которым людей познакомили аннунаки, указывает на связь Тиауанаку и озера Титикака с Ближним Востоком древности. В пользу этого вывода свидетельствуют многочисленные данные.

Бронза, сопровождавшая развитие цивилизации Ближнего Востока и появившаяся именно в этих местах, получила распространение к 3500 году до нашей эры. Однако примерно в 2600 году до нашей эры запасы олова истощились, но затем, около 2200 года до нашей эры, поставки этого металла внезапно были возобновлены. Аннунаки каким-то образом вмешались в «оловянный кризис» и спасли цивилизацию, подаренную ими человечеству. Как же это им удалось?

Давайте обратимся к известным фактам.

Примерно в 2200 году до нашей эры, когда поставки олова на Ближний Восток внезапно увеличились, на исторической сцене появляется загадочный народ. Соседи называли их касситами. Ученые так и не нашли приемлемого объяснения этому имени. Но вполне возможно, что оно происходит от термина касситерит, которым с древних времен обозначалась оловянная руда. В этом случае касситы могли быть народом, поставлявшим оловянную руду, или пришедшим из мест, где имелись месторождения олова.

Плиний, римский историк первого века нашей эры, писал, что олово, которое греки называли «касситерос», считалось более ценным, чем свинец. Он утверждал, что греки высоко ценили его еще во времена Троянской войны (и действительно, этот металл упоминается у Гомера под названием касситерос).

Троянская война разразилась в тринадцатом веке до нашей эры на западном побережье Малой Азии, где древние греки имели контакты с хеттами (или, возможно, с родственными хеттам индоевропейскими народами). Как писал Плиний в своей «Естественной истории», легенды утверждают, что человек искал олово на островах Атлантики и что оно перевозилось на судах из лозы — ветвистого растения наподобие ивы, — обтянутых сшитыми шкурами. Острова, которые греки называли Касситериты из-за богатых месторождений олова, сообщал он, находятся в Атлантике напротив мыса, который носит имя Края Земли; это шесть Островов Богов, и некоторые считают их Островами Блаженства. Это очень интересное свидетельство, поскольку хетты, от которых греки получили все эти сведения, говоря о богах, имели в виду аннунаков.

Обычно считалось, что речь идет об островах Силли у побережья Корнуолла — в частности, из-за достоверно установленного факта, что в первом тысячелетии до нашей эры финикийцы посещали Британские острова в поисках олова. Их современник библейский пророк Иезекииль упоминает олово среди тех металлов, которые финикийцы перевозили на своих морских судах.

Свидетельства Плиния и Иезекииля — это самые очевидные, но не единственные опоры многих современных теорий относительно высадки финикийцев на берега американского континента. Логика здесь такова. После того как ассирийцы положили конец независимости финикийских городов-государств в восточном Средиземноморье, финикийцы основали на севере Африки в западной части Средиземного моря новый центр своей культуры, Карфаген (Керет-Хадаша, «новый город»). Отсюда они не только продолжили свою торговлю металлами, но и стали захватывать коренное африканское население, используя их в качестве рабов. В 600 году до нашей эры они обогнули Африку в поисках золота для египетского фараона Нехо (повторив подвиг, совершенный для царя Соломона четырьмя веками раньше). В 425 году до нашей эры финикийцы под командованием Ханно обогнули Западную Африку, чтобы основать аванпосты для поставки золота и рабов. Экспедиция Ханно благополучно вернулась в Карфаген — он остался жив и поведал историю своих приключений. Однако другие мореплаватели до и после него были сбиты с курса атлантическими течениями и пристали к берегам Америки.

В нашем распоряжении имеются неопровержимые доказательства присутствия пришельцев из стран Средиземноморья в Центральной и Южной Америке, не говоря уже о более спорных свидетельствах из Северной Америки. Один из немногих ученых, уделивших внимание этому предмету, был профессор Сайрус X. Гордон («Before Columbus» и «Riddles in History»). Напомнив читателям о сходстве названия страны Бразилии с семитским термином барзел для обозначения железа, он ссылается на так называемую Рукопись Параиба, найденную в этом бразильском местечке в 1872 году. Ее исчезновение вскоре после этого и странные обстоятельства, сопутствовавшие ее находке, дали основание многим ученым считать рукопись подделкой — в том числе и потому, что признание ее подлинности опровергнет утверждение об отсутствии контактов между Старым и Новым Светом. Однако Гордон с научной точностью доказал аутентичность рукописи, а также то, что она представляет собой сообщение, оставленное капитаном финикийского судна, которое штормом было отделено от остальных кораблей, отправившихся в путь из ближневосточного порта примерно в 534 году до нашей эры.

Общим для всех подобных исследований является утверждение о случайном «открытии» Америки в результате кораблекрушения или сноса судна океанскими течениями, а также о том, что это событие произошло в первом тысячелетии до нашей эры, причем, скорее всего, во второй его половине.

Но мы ведем речь о более древних временах, почти на две тысячи лет раньше, и утверждаем, что связи между Старым и Новым Светом были не случайными и что они являлись результатом намеренного вмешательства «богов», то есть аннунаков.

Совершенно очевидно, что касситы не были британцами. Ближневосточные источники указывают, что их родиной была восточная часть Шумера, на территории современного Ирана. Они были родственниками хеттов из Малой Азии, а также хурритов (библейские хурриты, «люди копей»), которые являлись связующим звеном между южным Междуречьем и индоевропейскими народами на севере. Они и их предшественники, в том числе и шумеры, могли достигать Южной Америки, плывя на запад — огибая оконечность Африки и пересекая Атлантический океан до побережья Бразилии — или на восток, мимо Индокитая, архипелага островов и через Тихий океан к берегам Эквадора и Перу. Каждый из этих маршрутов требовал знания навигации, а также наличия морских карт.

Такие карты действительно существовали.

Подозрения, что древние карты были знакомы европейским мореплавателям, начинаются с самого Колумба. В настоящее время не вызывает сомнений тот факт, что Колумб знал цель своего путешествия, поскольку в 1474 году получил письмо и копии карт астронома, математика и географа из Флоренции по имени Паоло дель Поццо Тосканелли, который прислал их в Лиссабон, убеждая португальского короля попытаться найти западный путь в Индию, а не огибать Африку. Отвергнув окостеневшие за столетия географические догмы, основанные на трудах Птолемея Александрийского (второй век нашей эры), Тосканелли обратился к идеям дохристианских ученых Греции, таких как Гиппарх и Евдокс, о том, что Земля имеет форму шара, и воспользовался расчетами ее размеров, сделанными древнегреческими учеными. Он нашел подтверждение этой теории в самой Библии (в ее первом латинском переводе), где прямо говорилось о «круглом мире». Тосканелли ошибся лишь в ширине Атлантического океана, а также полагал, что земля, лежащая в 3900 милях к западу от Канарских островов, является оконечностью Азии. Именно сюда направился Колумб, на острова, которые он назвал Вест-Индией — название, сохранившееся до наших дней.

Современные исследователи убеждены, что у короля Португалии имелись карты атлантического побережья Южной Америки, охватывавшие территорию в несколько сотен миль к югу от открытых Колумбом островов. Они нашли подтверждение этому факту в подписанном в 1493 году папой римским соглашении, приводившем демаркационную линию между открытыми испанцами и португальцами землями, а также еще неизвестными территориями на востоке. Эта линия проходила с севера на юг в 370 лигах к западу от островов Кабо-Верде, которые потребовали себе португальцы, отдавая Португалии Бразилию и большую часть Южной Америки — к великому удивлению испанцев, но не самих португальцев, которые, как считается, уже знали о существовании этого континента.

И действительно, в последнее время обнаружено большое количество карт доколумбовых времен.

Некоторые из них (Генуэзская карта 1351 года, карта братьев Пицигани и другие) изображали Японию как крупный остров на западе Атлантического океана, на полпути к которому находился остров «Бразилия». На других картах были нанесены очертания Южной Америки и даже Антарктиды — континента, скрытого под ледяным щитом. Этот факт дает основания предположить, что информация для составления карт относилась к эпохе, когда этой ледяной шапки не было, то есть к непродолжительному промежутку времени непосредственно после Всемирного Потопа, случившегося примерно в 11000 году до нашей эры.

Самая известная из этих невероятных, но реально существующих карт, это карта турецкого адмирала Пири Рейса, на которой стоит дата исламского летоисчисления, соответствующая 1513 году нашей эры. В примечаниях, сделанных рукой адмирала, утверждается, что основой для ее составления послужили карты, которыми пользовался Колумб. Долгое время считалось, что средневековые европейские и арабские карты основывались на географии Птолемея, однако проведенные в начале двадцатого века исследования показали, что необыкновенно точные европейские карты четырнадцатого века были составлены на основе данных финикийских картографов, в первую очередь Мариния из Тира (второй век нашей эры). Чарльз X. Хэпгуд в одной из лучших работ, посвященных карте Пири Рейса («Maps of the Ancient Sea Kings»), пришел к выводу, что «свидетельства, представленные древними картами, заставляют предположить существование в древности... высокоразвитой цивилизации». Она превосходила Древнюю Грецию и Рим, а в науке навигации даже Европу восемнадцатого века. Он признал, что самой первой на планете была цивилизация Месопотамии, существовавшая 6000 лет назад, но некоторые особенности карт, например, присутствие Антарктиды, наводили его на мысль о предшественниках цивилизации Междуречья.

Большая часть исследований этих карт сосредоточена на очертаниях атлантического побережья, но Хэпгуд и его сотрудники установили, что на карте Пири Рейса верно изображены Анды и стекающие с них в восточном направлении реки, включая Амазонку, а также тихоокеанское побережье континента примерно с 4 по 40 градус южной широты — Эквадор, Перу и половина Чили. Ученые сделали удивительное открытие: горы были изображены так, как будто их наблюдали с моря, во время плавания вдоль берега. Береговая линия была нанесена так подробно, что на ней можно различить даже полуостров Паракас.

Стюарт Пиго («Aux portes de Ihistoire») был одним из первых, кто обратил внимание, что тихоокеанское побережье Южной Америки появляется на европейских копиях карты мира, составленной Птолемеем. Правда, Америка изображена не как континент на другом берегу океана, а как Tierra Mffica, мифическая земля, протянувшаяся от южной оконечности Китая — от Золотого Полуострова — на юг до континента, который мы называем Антарктидой.

Этот факт побудил известного южноамериканского археолога Д. И. Ибарра Грассо заняться глубоким изучением древних карт; его выводы были опубликованы в книге «La Representacion de America en mapas Romanos de tiempos de Cristo». Подобно другим исследователям, он пришел к заключению, что европейские карты «эпохи великих открытий» были основаны на работе Птолемея, который, в свою очередь, использо вал картографические и географические данные Мариния из Тира, а также других, более древних источников.

Исследование Ибарра Грассо убедительно демонстрирует, что очертания западного побережья этого «приложения», названного Tierra Mitica, совпадает с очертаниями западного берега Южной Америки, где он выдается в Тихий океан. Именно это место во всех древних легендах указывается как место высадки на берег!

На европейских копиях карты Птолемея присутствует также название местности в центре этой мифической земли, Каттигара. По мнению Ибарра Грассо, это местность, где расположен Ламбаеке, центр производства золота на всем континенте. Неудивительно, что именно здесь, где встретились принадлежащие к африканской расе ольмеки и бородатые семиты, был основан Чавин де Хуанкар, доисторический центр обработки золота.

Может быть, касситы тоже высаживались в этом месте — или в заливе Паракас, поближе к Тиауанаку?

Касситы оставили после себя богатое наследство в виде искусства металлургии, распространившееся на третье и второе тысячелетия до нашей эры. Среди их артефактов есть множество предметов из золота, серебра и даже железа, однако больше всего они любили бронзу — среди историков искусства и археоло гов хорошо известен термин «бронза Луристана» Иногда касситы украшали изготовленные предметы изображениями богов (рис. 12ба) и легендарных героев, причем наиболее часто встречается изображение Гильгамеша, борющегося со львами (рис. 126б).

Как это ни удивительно, но точно такие же темы и формы найдены в Андах. В работе, озаглавленной «La Religion en el Antiguo Peru», Ребекка Карнон-Каше де Жирар привела изображения богов, которым поклонялись перуанцы, — с рисунков на керамике из центральных и северных прибрежных районов. Их сходство с бронзовыми изделиями касситов просто поразительно (рис. 127а). В Чавин де Хуантар, где лица статуй имеют семитские черты, мы тоже встречаем изображение сцены битвы Гильгамеша со львами. Тот, кто пришел в эти земли из Старого Света и проиллюстрировал древнюю легенду, повторил то же самое в Тиауанаку: среди найденных там бронзовых предметов есть пластина, на которой изображен тот же ближневосточный герой в тех же обстоятельствах (рис. 127б).

Изображения «ангелов», крылатых «вестников богов» (в Библии они называются Мсишшим, что в буквальном переводе означает «посланники») встречаются в искусстве всех древних народов. У хеттов (рис. 128а) они напоминают крылатых вестников по обе стороны главного божества на Воротах Солнца (рис. 128б). Для реконструкции доисторических событий в Южной Америке очень важно, что в Чавин де Хуантар, где, по нашему мнению, встретились царства богов из Теотиуакана и Тиауанаку, фигуры ольмеков сменили семитов (рис. 128с).

В Чавин де Хуантар индоевропейским божеством был Бык, мифическое для местных скульпторов животное. Быки не водились в Южной Америке до тех пор, пока их не привезли на континент испанцы, однако ученые с удивлением обнаружили, что в некоторых индейских сообществах в районе Пуно на озере Титикака и даже в Пукаре (легендарная остановка Виракочи на пути в Куско) поклоняются быку, причем эти обряды возникли еще до прихода испанцев (Дж. Спани, «Lieux de culte precolombiens»). В Тиауанаку и на юге Анд этот бог изображался с молнией и металлическим жезлом в руке — в резьбе по камню, в рисунках на керамике и тканях. Это сочетание символов хорошо известно по Ближнему Востоку, где бог, называвшийся Рамман («громовержец») вавилонянами и ассирийцами, Хаддад («раскатистое эхо») западными семитами, Тешуб («повелитель ветра») хеттами и касситами, изображался стоя на своем культовом животном, быке, с металлическим оружием в одной руке и разветвленной молнией в другой (рис. 129а).

 

Шумеры, которым обязан своим происхождением весь ближневосточный пантеон, называли этого бога Адад или ИШ.КУР («тот, кто пришел с далеких гор») и тоже изображали его с металлическим оружием и разветвленной молнией (рис. 129б). Одним из его эпитетов был ЗАБАР ДИБ.БА — «тот, кто получает и распределяет бронзу». Очень прозрачный намек

Может быть, это именно он в образе Римака на южном побережье Перу и Ваиракочи в нагорьях Анд присутствовал на всех памятниках — с металлическим оружием и разветвленной молнией? Может быть, это он стоит на спине быка на барельефе, найденном Риберо и фон Чуди на юго-западе озера Титикака (рис. 129с)? Ученые, исследовавшие происхождение имени Виракоча во всех его различных вариантах произношения, прошли к выводу, что составляющие его компоненты переводятся как «господин/вседержитель», «дождь/буря/молния» и «создатель/творец». В гимне инков он описывается как бог, который является в сопровождении грома и в окружении грозовых туч. Это описание практически слово в слово повторяет эпитеты, которыми характеризовался месопотамский Бог Бури, а на золотом диске из Куско (см. рис. 85) изображено божество с характерным символом разветвленной молнии.

 

 

В те далекие времена Ишкур/Тешуб/Виракоча поместил свой символ разветвленной молнии на склоне горы в заливе Паракас, чтобы его можно было видеть и с моря, и с воздуха (рис. 130). Именно этот залив распознал Хэпгуд на карте Пири Рейса, и именно он мог служить гаванью для судов, доставлявших олово и бронзу Тиауанаку в Старый Свет. Огромный знак предупреждал людей и богов:

 

 

ЭТО ЦАРСТВО БОГА БУРЬ

Как сказано в книге Иова, это была действительно земля самородков, богатства которой раскрывались при помощи огня, место, спрятанное среди горных вершин, куда «стези не знает хищная птица, и не видал ее глаз коршуна...». Именно здесь бог, давший людям знание жизненно важных металлов, «на гранит налагает... руку свою, с корнем опрокидывает горы; в скалах просекает каналы».

 


ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

БОГИ ЗОЛОТЫХ СЛЕЗ

Примерно в 4000 году до нашей эры правитель Нибиру великий Ану посетил с визитом Землю.

Он не впервые совершал это трудное космическое путешествие. За 440 тысяч земных лет до этого события — всего лишь 122 года планеты Нибиру — его первенец Энки возглавил группу из пятидесяти аннунаков, высадившихся на Землю в поисках золота, которым была богата седьмая планета. На самой Нибиру природные и технологические процессы привели к истончению и повреждению атмосферы планеты, которая нужна была не только для дыхания, но и для создания парникового эффекта, предотвращая излучение тепла, которое вырабатывалось в недрах Нибиру. Ученые Нибиру пришли к выводу, что единственный способ остановить процесс превращения планеты в холодный и безжизненный шар — это распылить в стратосфере частицы золота.

Энки, который был блестящим ученым, совершил посадку в нынешнем Персидском заливе и основал на берегу свою базу Эриду. Он рассчитывал извлекать золото из вод залива, но нужного металла там оказалось слишком мало, а кризис на Нибиру продолжал углубляться. Устав от обещаний Энки, Ану прибыл на Землю, чтобы собственными глазами взглянуть на то, что здесь происходит. С ним прилетел его наследник Энлиль: Энлиль не был первенцем, но считался законным наследником, поскольку его матерью была Анту, единокровная сестра Ану. Он не отличался такими же выдающимися способностями в области науки, как Энки, но был превосходным администратором. Его не увлекали тайны природы, но он был энергичен и нацелен на действие. А действовать нужно было следующим образом: добывать золото из рудников там, где имелись его богатые месторождения — на юге Африки.

Жаркие споры по поводу самого проекта в немалой степени обуславливались соперничеством двух единокровных братьев. Ану даже подумывал о том, чтобы остаться на Земле, назначив одного из сыновей регентом на Нибиру, но эта идея привела лишь к усилению разногласий. В конечном итоге братья бросили жребий. Энки выпало отправиться в Африку и организовать добычу золота, а Энлиль должен был остаться в Э.ДИН (в Месопотамии) и построить предприятия для очистки руды и для доставки золота на Нибиру. После этого Ану вернулся на планету аннунаков. Таков был его первый визит на Землю.

Второе посещение было вызвано появлением новой опасности. Через сорок лет (не земных, а планеты Нибиру) после первой высадки на Землю аннунаки, работавшие на золотых рудниках, подняли мятеж. Можно только догадываться, в какой степени он был обусловлен действительно тяжелыми условиями труда на рудниках, а в какой — завистью и соперничеством единокровных братьев и их приближенных. Но факт остается фактом: аннунаки из Южной Африки, которыми руководил Энки, восстали, отказались продолжать работу в шахтах и захватили в заложники Энлиля, когда он прибыл к ним для разрешения кризиса. Сохранились записи всех этих событий: через много тысяч лет они были пересказаны землянам, чтобы они знали, с чего все началось. Был созван Совет Богов. Энлиль настоял, чтобы на Землю прибыл Ану и председательствовал на совете, а также выдвинул обвинения против Энки. В присутствии всех лидеров аннунаков он заявил, что Энки является руководителем мятежников. Но когда восставшие рассказали о своей тяжелой судьбе, Ану проникся к ним сочувствием. Они были астронавтами, а не шахтерами, и их положение стало действительно невыносимым.

Но работу в любом случае нужно было продолжать. Без добываемого в копях золота невозможно сохранить жизнь на Нибиру. Энки предложил выход: он создаст примитивных рабочих, на которых можно переложить тяжелый труд. Удивленному собранию он объявил, что уже провел необходимые эксперименты — с помощью начальника медицинской службы Нинту/ Нинхурсаг. На Земле, в юго-восточной Африке уже есть примитивное существо — обезьяночеловек Вероятно, это существо развилось из «семени жизни», которое было занесено на эту планету с Нибиру во время столкновения с Тиамат. Таким образом, генетическая совместимость уже обеспечена; осталось лишь усовершенствовать это существо, пересадив ему некоторые гены аннунаков. В этом случае получится создание, внешне похожее на аннунаков, способное использовать орудия труда и достаточно разумное, чтобы исполнять приказы.

Именно так был создан ЛУЛУ АМЕЛУ, или «смешанный рабочий» — путем манипуляции с генами и оплодотворения в пробирке яйцеклетки самки обезьяно человека. Гибрид оказался бесплодным, и женщинам аннунаков пришлось взять на себя роль суррогатных матерей. Но Энки и Нинхурсаг методом проб и ошибок продолжали совершенствовать свое творение, пока не добились желаемого результата. Они назвали получившееся существо Адамам, то есть «землянином». После появления способных к размножению слуг золото стало добываться в изобилии, семь поселений превратились в города, а аннунаки — 600 на земле и 300 на орбитальной станции — начали привыкать к праздной жизни. Некоторые из них вопреки возражениям Энлиля брали себе в жены женщин с Земли и даже имели от них детей. Теперь добыча золота для аннунаков не требовала особого труда, но Энлилю стало казаться, что его миссия окончилась неудачей.

Конец благополучию положил Всемирный Потоп. Ученые уже давно предупреждали, что ледяная шапка Антарктиды становится нестабильной и в следующий раз, когда Нибиру будет проходить между Марсом и Юпитером, гравитация огромной планеты может столкнуть колоссальную массу льда с южного континента, в результате чего возникнет огромная волна, а резкие изменения температуры океана и суши вызовут невиданные бури. Энлиль издал приказ: приготовить космические корабли, чтобы при необходимости покинуть Землю.

Но что будет с человечеством, спрашивали его создатели, Энки и Нинхурсаг. Пусть погибнет, ответил Энлиль. Он приказал аннунакам держать приготовления в тайне, чтобы отчаявшиеся люди не помешали им. Энки тоже дал клятву, хотя и неохотно, но затем, делая вид, что разговаривает со стеной, проинструктировал своего верного сторонника Зиусудру. Энки рассказал, как построить Тибату, подводный корабль, в котором во время Потопа могли бы укрыться его семья и достаточное количество животных, чтобы жизнь на Земле не прекратилась. Кроме того, он снабдил навигационной системой, позволявшей привести судно к горе Арарат, самой высокой горе Ближнего Востока.

Шумерские тексты, рассказывающие о сотворении мира и о Всемирном Потопе, гораздо конкретнее и подробнее сокращенных и отредактированных библейских версий. К моменту начала катастрофы на Земле жили не только полубоги. Некоторые из главных богов, входивших в состав священного Совета Двенадцати, сами были в определенном смысле землянами.-младшие сыновья Энки Нанна/Син и Ишкур/Адад родились на Земле. Землянами были и родившиеся у Сина близнецы, Уту/Шамаш и Инанна/Иштар. Энки и Нинхурсаг (с которой он, возможно, поделился планом своей тайной «операции Ной») присоединились к остальным, надеясь, что аннунаки не покинут Землю навсегда, а некоторое время останутся на орбите, чтобы понаблюдать за происходящим. И действительно, после того, как гигантская волна поднялась и спала, а дожди прекратились, в солнечных лучах засверкали горные вершины Земли, а небо прочертили разноцветные радуги.

Энлиль, обнаруживший, что человечеству удалось выжить, поначалу пришел в ярость, но затем успокоился. Он понял, что аннунаки могут остаться на Земле, но, если они хотят восстановить свои центры и возобновить добычу золота, они должны обеспечить благополучие и процветание человечества, а также обращаться с людьми не как с рабами, а как с партнерами. До Великого Потопа космопорт для приема и отправки космических кораблей аннунаков находился в Месопотамии, в городе Сиппар. Но теперь вся плодородная долина между Тигром и Евфратом была покрыта миллионами тонн грязи. Вновь использовав двойную вершину Арарата в качестве указателя конца посадочного коридора, аннунаки воздвигли на тридцатой параллели на берегу Нила две искусственные горы — две великие пирамиды в Гизе, — которые должны были служить посадочными маяками для нового космопорта на Синайском полуострове. Он располагался поблизости — даже ближе, чем старый — от африканских месторождений золота.

Для того чтобы люди смогли выжить, расплодиться и стать полезными аннунакам, человечеству была дарована цивилизация — сначала в трех государствах. Семена основных сельскохозяйственных культур были доставлены с Нибиру, дикие виды растений и животных одомашнены. Людей научили технологии обращения с глиной и металлом. Последнее было особенно важным, поскольку от этого зависело возобновление добычи золота в условиях, когда старые рудники были заполнены грязью и водой.

Когда после Потопа планета Нибиру вновь сблизилась с Землей, с нее были доставлены жизненно важные материалы, но обратного потока грузов практически не было. На старых месторождениях золота требовалось искать спрятанные в недрах жилы, прокладывать туннели в горах, рыть шахты, взрывать горную породу. Человеку требовалось дать прочные орудия труда и инструменты, чтобы он извлек руду, которую аннунаки обнаружили и раздробили своими лучевыми пушками. К счастью, мощные потоки воды принесли определенную пользу, обнажив жилы и вымыв из них золото, так что русла рек наполнились самородками и золотым песком, смешанными с грязью и гравием. Это были новые источники золота, где добывать металл было легче, но доступ к нему и транспортировка оказались затруднены. Большое количество золотых россыпей обнаружилось в другом полушарии Земли: здесь, среди выходящих к великому океану горных цепей обнажились неисчислимые запасы ценного металла. Их оставалось только взять — если аннунаки придут в эти места и найдут способ транспортировки золота.

Когда Нибиру в очередной раз сблизилась с Землей, великий Ану и его супруга Анту посетили нашу планету, чтобы лично убедиться, как здесь обстоят дела. Какой результат дало знакомство человека с двумя божественными металлами, АН.НА и АН.БАР, необходимыми для производства прочных орудий? Эффективным ли было распространение деятельности на другое полушарие Земли? Действительно ли склады были заполнены золотом, готовым к оправке на Нибиру?

«После того как Потоп смыл (страну) и царство было ниспослано с небес (во второй раз), Киш стал местом престола». Так начинается шумерский «Список Царей», в котором перечислены различные династии и столицы первой цивилизации Ближнего Востока. Археологические данные действительно подтвердили необыкновенную древность этого шумерского города. Из двадцати трех его правителей один носил имя-эпитет, который мог свидетельствовать о его знакомстве с металлургией. В тексте сказано, что двадцать второй царь Киша Энмебарагесси «поразил оружие страны Элам».

Элам, расположенный в горах на восток и юго-восток от Шумера, был одним из тех мест, где зародилась металлургия, и упоминание о ценных трофеях в виде оружия из металла подтверждает археологические данные о высоком уровне развития металлургии на Ближнем Востоке в 4000 году до нашей эры.

Но затем «Киш был повержен» — возможно, теми же эламитами, на земли которых было совершено нападение, — и столицу перенесли в новый город, который назывался Урук (библейский Эрех). Самым известным из его двенадцати царей был герой эпоса Гильгамеш, чье имя переводится как «посвященный Гибилу, богу плавки/литья». Обработка металла, по всей видимости, считалась у царей Урука важным делом. Имя самого первого правителя, занимавшего престол еще в те времена, когда Урук был всего лишь святилищем богов, имеет префикс МЕС, то есть «мастер литья». Запись о нем отличается необычной длиной:

Мескиаггашер, сын (бога солнца) Уту, правил (и) как эн и как царь...

Мескиаггашер вошел в море (и) поднялся в горы.

Сама длина этой записи — обычно приводилось лишь имя царя и годы его правления — свидетельствует о выдающемся подвиге. Вряд ли мы когда-нибудь узнаем, какое море пересек царь Мескиаггашер и в какие горы он поднялся, но текст дает основание предположить, что они находились в другом полушарии Земли.

Можно понять необходимость довести искусство металлургии в Уруке до совершенства: вскоре должен был состояться визит Ану. Возможно, сам Урук был построен в его честь, а достижения металлургии были выставлены напоказ, чтобы убедить правителя, что дела идут успешно. В центре святилища построили ступенчатый храм, утлы которого были сделаны из металла. Его название Е.АННА обычно переводится как «дом Ану», но возможен и другой вариант — «дом олова». Сохранившиеся тексты, в которых подробно изложена программа и протокол визита Ану в Урук, описывают изобилие золота в городе.

Как свидетельствует пометка писца, таблички, найденные в царском архиве Урука, являются копией более древних шумерских текстов, и сохранившаяся часть начинается с середины церемонии. Ану и Анту уже сидят во дворике храма и смотрят на процессию богов, несущую золотой скипетр. Тем временем богини готовят для гостей спальню в Е.НИР — «доме сияния», который был украшен золотом «нижнего мира». Когда небо потемнело, жрец поднялся на самую высокую ступень зиккурата, чтобы наблюдать за появлением Нибиру, «великой планеты божественного Ану». После исполнения гимнов гости омыли руки в золотых чашах, и им на золотых подносах подали ужин; пиво наливалось из золотых кувшинов. После того как были вновь исполнены гимны, восхваляющие «планету Создателя, планету Небесного Героя», процессия богов с факелами в руках проводила высоких гостей в их «золотой чертог».

Утром жрецы наполнили золотые курильницы и принесли жертвоприношения, а затем богам был подан на золотых подносах изысканный завтрак. Когда подошло время отъезда, процессия богов и распевающих гимны жрецов проводила гостей к причалу, где стояла на якоре их лодка. Они покинули город через Высокие Ворота, прошли по Аллее Богов и прибыли на «Священный Причал, стоянку корабля Ану». В храме, который назывался «дом Акити», они вместе с другими богами совершили молитву. На этом визит в Урук закончился.

Если к моменту визита царственной четы аннунаки уже разрабатывали месторождения золота в Новом Свете, не могли ли Ану и Анту включить посещение новых земель в программу своей поездки? Может быть, жившие на Земле аннунаки хотели произвести на них впечатление своими успехами, новыми перспективами и обещанием снабжать Нибиру необходимым количеством металла?

В этом случае существованию Тиауанаку находится разумное объяснение. Если в Шумере для визита правителя был специально построен город с новым святилищем, золотыми чертогами, Аллеей Богов и Священным Причалом, то вполне логично предположить, что в самом сердце новых земель тоже возник новый город с золотым чертогом, священной аллеей и священным причалом. Можно предположить, что здесь, как и в Уруке, имелась обсерватория для определения момента появления Нибиру в вечернем небе, после чего наблюдался восход других планет.

Только этими параллелями можно объяснить существование обсерватории Каласасайя, ее точности и дату ее возведения — 4000 год до нашей эры. По нашему мнению, только визитом высоких гостей можно объяснить изысканную архитектуру Пума-Пунку, величественный пирс и, разумеется, золотой чертог. Все это обнаружили археологи в Пума-Пунку: золотые пластины покрывали не только отдельные части ворот (как с тыльной стороны Ворот Солнца в Тиауанаку), но и целые стены, проходы и карнизы. Познански обнаружил и сфотографировал ряды маленьких круглых отверстий в обтесанных и отполированных каменных плитах, «которые предназначались для крепления покрывавших стены золотых пластин, удерживавшихся при помощи гвоздей, тоже золотых».

На лекции, прочитанной в апреле 1943 года в Географическом обществе, он продемонстрировал один из таких блоков с сохранившимися в нем пятью золотыми гвоздями (остальные были извлечены грабителями вместе с золотыми пластинами).

Предположение о том, что в древности в Пума-Пунку было построено здание, стены, потолки и карнизы которого были покрыты золотом, как в Е.НИР в Уруке, выглядит еще более убедительным, если принять во внимание, что барельефы, украшавшие церемониальные ворота в Пума-Пунку, а также некоторые из гигантских статуй Великого Бога в Тиауанаку, были инкрустированы золотом. Познански обнаружил и сфотографировал «отверстия диаметром около двух миллиметров вокруг барельефов». На главных воротах в Пума-Пунку, которые он назвал Воротами Луны, имелся барельеф с изображением Виракочи, а также меандр из ликов бога, «инкрустированных золотом... так что главные иероглифы выделялись своим блеском».

Не менее важной является еще одна находка Познански. Там, где были изображены глаза бога, в глазницах статуй золотыми гвоздями крепились маленькие круглые пластинки бирюзы.

«Мы нашли, — писал Познански, — множество таких кусочков бирюзы с отверстием в центре в культурном слое Тиауанаку». Этот факт привел его к выводу, что не только барельефы ворот, но и лица гигантских каменных статуй богов были инкрустированы золотом, и их глаза — кусочками бирюзы.

Это очень важное открытие, поскольку в Южной Америке нет месторождений бирюзы — полудрагоценного сине-зеленого камня. Считается, что впервые добывать этот минерал начали в конце пятого тысячелетия до нашей эры на Синайском полуострове и на территории современного Ирана. Техника инкрустации в Пума-Пунку полностью совпадает с ближневосточной, и в Южной Америке больше не встречается нигде — по крайней мере, в этот период.

Практически все статуи, найденные в Тиауанаку, изображают богов, из каждого глаза которых скатывается три слезы. Эти слезы были инкрустированы золотом, что хорошо видно на одной из статуй, которая в настоящее время выставлена в музее Дель Оро в Ла-Пасе. Знаменитая большая статуя высотой около десяти футов, получившая прозвище El Fraile (рис. 131а), высечена, как и другие гигантские статуи Тиауанаку, из песчаника, и это дает основание отнести их к самому раннему периоду истории Тиауанаку. В правой руке бог держит какой-то пилообразный инструмент, а из каждого его глаза скатываются три стилизованные слезы. Эти слезы, вне всякого сомнения, были инкрустированы золотом (рис. 13lb). Такие же три слезы видны на лице так называемой Гигантской Головы (рис. 131с), которая была отбита охотниками за золотом у колоссальной статуи — местные жители верили, что строители Тиауанак) знали секрет обработки камня, что эти статуи были не высечены из камня, а отлиты из него при помощи какого-то магического процесса, и что внутри них спрятано золото.

 

Эта вера поддерживалась золотой инкрустацией слез. Именно этим обычаем можно объяснить, почему народы Анд (например, ацтеки) называли золотые самородки «слезами богов». Поскольку все эти статуи изображали того же бога, что и на Воротах Солнца, где он тоже роняет слезы, он получил прозвище «плачущего бога». Найденный неподалеку от Тиауанаку гигантский каменный монолит изображает бога с кони

ческой и украшенной рогами прической — типичная прическа богов Месопотамии — и с молниями вместо слез (рис. 132). Вне всякого сомнения, это изображение Бога Бурь.

 

Один из покрытых золотом каменных блоков в Пума-Пунку с «загадочными нишами» и глубоким желобом, прорезанным под углом и служившим для крепления воронки, являлся, по предположению Познански, частью алтаря. Однако один из небольших поселков в окрестностях Тиауанаку, где были найдены руины, похожие на Пума-Пунку, и золотые артефакты, носит название Чигсуи-Пайча, что с языка аймара переводится как «там, где переливается жидкое золото», что свидетельствует скорее о выплавке золота, чем о жертвоприношениях богам.

Об изобилии и доступности золота в Тиауанаку и его городах-спутниках свидетельствуют не только мифы, легенды и географические названия, но также археологические данные. В 30-е, 40-е и 50-е годы двадцатого века во время раскопок в окрестностях Тиауанаку и на островах озера было найдено множество золотых предметов, отнесенных учеными к «классическому стилю Тиауанаку» из-за присущей им формы или орнамента (стилизованные изображения Бога Золотых Слез, ступени, кресты). Особенно удачными оказались археологические экспедиции, организованные Американским музеем естественной истории (под руководством Уильяма С. Беннета), музеем Пибоди (под руководством Альфреда Киддера) и шведским Музеем этнологии (под совместным руководством Стига Райдена и Макса Портагела, будущего куратора Археологического музея в Ла-Пасе).

Среди найденных предметов были чашки, вазы, диски, трубки и булавки (одна из них, длиной в шесть дюймов, имела головку в виде трех перьев). Золотые предметы, обнаруженные на двух священных островах Титикака (остров Солнца) и Коати (остров Луны) во время предыдущих раскопок, были описаны Познански в его путеводителе по Тиауанаку, а также А. Ф. Брандельером («The Islands of Titicaca and Koati»).

На острове Титикака были найдены, в основном, не поддающиеся идентификации руины в окрестностях Священной Скалы и ее пещеры; ученые не пришли к единому мнению, относятся ли эти развалины к раннему периоду Тиауанаку или к эпохе инков, поскольку' достоверно установлено, что во времена правления четвертого Инки Майта Капака они посещали остров, чтобы поклониться богам и воздвигнуть храмы в их честь.

Найденные в районе Тиауанаку' золотые и бронзовые артефакты не оставляют сомнений в том, что золото здесь появилось раньше бронзы (то есть олова). Познански настойчиво связывал бронзу с третьим периодом истории Тиауанаку и демонстрировал примеры, когда бронзовые скобы использовались для ремонта объектов, оставшихся от «золотого века». Рудники в окружающих Тиауанаку горах неопровержимо свидетельствовали о добыче золота и оловянной руды в одних и тех же местах. Вероятно, обнаружение золота и разработка его россыпей привели к обнаружению касситерита: два минерала смешивались в одних и тех же ручьях и руслах рек. Как отмечалось в официальной записке боливийского правительства («Bolivia and the Opening of the Panama Canal», 1912), на реках Типуане и той, что стекает со склонов горы Ильямпу, помимо оловянной руды имеются огромные запасы золотоносного песка. На глубине 300 футов под ними располагается скальное ложе. В записке указывалось, что чистота золота из реки Типуани составляла 22—23,5 карат — практически без примесей. Список россыпей золота в Боливии практически неисчерпаем — и это после нескольких веков интенсивных разработок вслед за завоеванием этих мест испанцами. В период с 1540 по 1750 год только испанцы добыли на месторождениях Боливии 100 миллионов унций золота.

До того как в девятнадцатом веке Боливия получила независимость, эти земли принадлежали к испанским владениям в Перу и назывались Верхним Перу. Месторождения полезных ископаемых не признают политических границ, и в предыдущих главах мы уже описывали запасы золота, серебра и меди, с которыми столкнулись испанцы в этом регионе, а также упоминали о гипотезе, что «материнская жила» всей Америки находится в Перуанских Андах.

Прояснить картину поможет карта полезных ископаемых Южной Америки. Три извилистые ленты месторождений золота, серебра и меди протянулись вдоль всех Анд с северо-запада на юго-восток — от Колумбии на севере до Аргентины и Чили на юге. Самые знаменитые месторождения этих минералов представляют собой настоящие горы чистого металла или руды. Природные явления, а также потоки воды во время Всемирного Потопа высвободили металлы и их руды из залегавших глубоко под поверхностью жил — обнажили их или смыли с горных склонов в устья рек. Поскольку самые крупные реки Южной Америки стекают с отрогов Анд и несут свои воды на восток, через бескрайние равнины Бразилии к Атлантическому океану, эта часть континента тоже богата золотом.

Однако источники всех этих месторождений находятся в Андах. Вид этих разноцветных лент из переплетающихся жил напоминает двойную спираль ДНК и РНК — генетических цепочек, от которых зависит вся жизнь на Земле. Среди этих лент разбросаны месторождения других ценных и даже редких минералов — платины, висмута, марганца, вольфрама, железа, ртути, серы, сурьмы, асбеста, кобальта, мышьяка, свинца, цинка, а также — что очень важно для древней и современной металлургии — угля и нефти.

Некоторые из самых богатых золотоносных жил, частично вымытых в русла рек, находятся к северу и востоку от озера Титикака. Именно здесь, на хребте Кордильера-Реаль, огибающем озеро с северо-востока и юго-востока, к трем цепочкам месторождений присоединяется четвертая — залежи олова в виде касситерита. Она появляется на восточном берегу озера, загибается на запад вдоль края котловины, а затем идет на юг почти параллельно реке Десагуандеро. С тремя другими цепочками она пересекается в районе Оруро и озера Поопо — а затем исчезает.

Когда Ану и его супруга прибыли взглянуть на запасы полезных ископаемых континента, они увидели святилище Тиауанаку с золотым чертогом и пристанью. Кому же аннунаки в 4000 году до нашей эры поручили построить все это? К тому времени народы, жившие в окружавших Шумер горах, уже обладали начальными навыками металлургии и обработки камня, и часть рабочих могла набираться из них. Однако настоящие технологии в области металлургии, включая литье, строительства высотных зданий, составления архитектурных проектов и ориентации сооружений по звездам существовали лишь в Шумере.

Центральным изображением в расположенном ниже уровня земли святилище в Тиауанаку является изображение бородатого человека. Бороды имеются и у прикрепленных к стене святилища многочисленных каменных голов — портретов неизвестных вельмож. У многих на голове тюрбаны, как у шумерской знати (рис. 133).

 

Можно лишь удивляться, где и когда инки, продолжавшие традиции Древней Империи, познакомились с шумерскими (то есть данными им аннунаками) законами наследования. Почему в своих молитвах жрецы инков при упоминании небес произносили магическое слово Зи-Лна, а при упоминании Земли — слово Зи-ки-о?. На языках кечуа и аймара (по свидетельству С. А. Лафоне Кевадо, «Ensayo Mitilogico») эти термины не имеют никакого смысла, но с шумерского они переводятся как «божественная жизнь» (ЗИАННА) и «жизнь земли и воды» (ЗИ.КИ.А). И почему инки сохранили со времен Древней Империи термин Анта, обозначающий металл вообще и медь в частности, — термин, который на шумерском языке звучит как АН.ТА и который стоит в одном ряду с такими словами, как АННА (олово) и АН.БАР (железо)?

Эти остатки шумерских металлургических терминов (позаимствованных их преемниками) дополняются шумерскими пиктограммами, связанными с горным делом. Немецкие археологи под руководством А. Бастиана обнаружили подобные символы на прибрежных скалах реки Манисалес в главном золотодобывающем регионе Колумбии (рис. 134а).

Французская археологическая экспедиция, организованная правительством и возглавлявшаяся И. Андрэ, при исследовании рек в восточных районах страны нашла такие символы на скалах над искусственно расширенными пещерами (рис. 134б). Многие петроглифы, найденные в центрах добычи золота в Андах, на пути к ним, а также в местах, в названия которых составной частью входит термин Уру, напоминают шумерские клинописные знаки. Среди них есть сияющий крест (рис. 134с), найденный среди петроглифов к северо-востоку от озера Титикака, — этот символ шумеры использовали для обозначения планеты Нибиру.

Помимо всего прочего, не исключена вероятность того, что потомки шумеров, привезенных на озеро Титикака, дожили до наших времен. Сегодня их осталось лишь несколько сотен: они живут на некоторых островах озера Титикака, бороздя его воды на тростниковых лодках. Индейцы аймара и колла, которые составляют большинство населения региона, считают их потомками первых жителей, пришельцев с далекой земли, и называют их Уру. Считается, что это имя переводится как «древние люди», но, возможно, его происхождение связано с древней столицей шумеров, городом Ур?

По свидетельству Познански, племя уру поклоняется пяти главным богам.

Это Пакани-Малку, что означает «Древний, или Великий Владыка», Малку («Владыка»), а также боги Земли, Воды и Солнца. Термин малку явно имеет ближневосточное происхождение — в этом регионе он имел значение «царь» (как в современном арабском языке, а также в иврите). В одной из немногочисленных работ, посвященных уру (У. Ла Барр, «American Antropologist», том 43), сообщается, что в своих мифах уру называют себя древнейшими обитателями этой земли. Они утверждают, что жили здесь «задолго до того, как спряталось солнце». «А потом пришли колла... Они использовали наши тела для жертвоприношений, когда закладывали свои храмы... Тиауанако был построен до того, как на землю спустилась тьма». Ранее мы уже выяснили, что день, «когда спряталось солнце», относится примерно к 1400 году до нашей эры. Это было событие всемирного масштаба, оставившее след в литературе и памяти народов обоих полушарий Земли. Эта легенда, или коллективная память, племени уру подтверждает, что Тиауанаку был построен еще до этого события и что сами уру уже жили в этих местах.

Индейцы племени аймара и сегодня плавают по озеру на тростниковых лодках, строить которые их научили уру. Удивительное сходство этих лодок с тростниковыми судами шумеров побудило Тура Хейердала воссоздать такую лодку и предпринять путешествие через Атлантику, чтобы доказать, что древние шумеры были способны пересекать океаны.

Масштаб присутствия шумеров/уру в Андах подчеркивается еще и тем обстоятельством, что слово уру на языках народов Анд (аймара и кечуа) означает «день», и точно такое же значение («дневной свет») оно имело в Месопотамии. Совершенно очевидно, что многие другие слова из языков индейцев Анд — ума/майу (вода), хун (красный), кип (ладонь), ину (глаз), макай (дуть) — имеют месопотамское происхождение, и этот факт заставил Пабло Патрона («Nou-velles etudes sur les langues americaines») сделать вывод, что «языки кечуа и аймара, коренного населения Перу, имеют шумерские корни».

Слово уру составной частью входит во многие географические названия Боливии и Перу, например, крупного горнодобывающего центра Оруру, а также священной долины инков Урубамбы («равнина/долина уру») и протекающей по ней реки. В центре долины Урубамбы в пещерах до сих пор живут остатки племени, которое считает себя потомком народа уру с озера Титикака. Они отказываются переехать из пещер в дома, утверждая, что если люди покинут пещеры, то горы рухнут и наступит конец света.

Существуют и другие очевидные связи между цивилизациями Месопотамии и Анд. Чем, например, объяснить тот факт, что шумерская столица Ур, как и Тиауанаку, была окружена каналом и имела две гавани, северную и юго-западную? А как объяснить существование в Куско золотого чертога, стены которого были покрыты золотыми пластинами — в точности как в Пума-Пунку и Уруке? А «Библия в картинках» из Кориканчи с изображением планеты Нибиру и ее орбиты?

Многие обычаи индейских племен заставляли испанцев считать местных жителей потомками десяти потерянных колен Израиля. Прибрежные города и их храмы напоминали исследователям святилища и зиккураты Шумера. А как объяснить ткани с удивительными узорами, которые изготавливали прибрежные племена, жившие в районе Тиауанаку? Таких тканей нет во всей Америке, и сравнить их можно лишь с шумерскими тканями, особенно из города Ура, славившимися в древности своими красивыми узорами и яркими красками. Почему у богов Анд конические прически, а богини изображались рядом с ножом для перерезания пуповины, атрибутом Нинту? Почему календарь индейцев совпадает с месопотамским, а зодиак похож на шумерский — с прецессией и двенадцатью домами?

Даже не повторяя всех фактов, приведенных в предыдущих главах, мы можем с уверенностью сказать, что признание влияния аннунаков и присутствия шумеров (одних или вместе с соседними народами) в Андах в 4000 году до нашей эры расставляет части головоломки по своим местам. Легенды о вознесении на небо Создателя и двух его сыновей, Луны и Солнца, со Священной скалы на острове Солнца (остров Титикака) вполне могут представлять собой воспоминания об отлете Ану, его сына Шамаша и внука Сина: совершив короткий переход на лодке из Пума-Пунку, они ожидали на острове прибытия воздушного судна аннунаков.

В ту памятную ночь в Уруке во время визита Ану жрецы, заметив появившуюся над горизонтом планету Нибиру, зажгли факелы, что сгало сигналом для окрестных деревень. Там зажгли костры, чтобы сообщить весть соседям, и вскоре вся территория Шумера была освещена кострами, празднуя прибытие Ану и появление на небесах планеты богов.

Неизвестно, понимали ли люди, что стали свидетелями небесного явления, происходящего один раз в 3600 лет, но они точно знали, что такое можно увидеть только раз в жизни. Люди не перестают мечтать о возвращении этой планеты и справедливо вспоминают о том времени, как о «золотом веке»: не только из-за обилия золота, но и потому, что это был период мира и невиданного прогресса человечества.

Однако вскоре (по меркам аннунаков) после возвращения Ану и Анту на родную планету мирное соглашение между кланами аннунаков было нарушено. Примерно в 3450 году до нашей эры (по нашим оценкам) произошел инцидент с Вавилонской башней — попытка Мардука/Ра сделать свой город Вавилон главным в Месопотамии. Попытка привлечь людей к строительству стартовой площадки была сорвана Энлилем и Нинуртой, но следствием ее стало решение богов рассеять человечество и смешать его языки. Цивилизация оказалась расколотой, и после 350 лет хаоса на берегах Нила появилась новая цивилизация с собственным языком и зачатками письменности. Как утверждают египтологи, это произошло примерно в 3100 году до нашей эры.

Потерпев неудачу в своем стремлении добиться главенства в цивилизованном Шумере, Мардук/Ра решил даровать цивилизацию египтянам, вернуться на эту землю и отобрать власть у своего брата Тота. Теперь Тот оказался богом без народа, и мы полагаем, что он вместе с несколькими преданными сторонниками перебрался на новые земли — в Месоамерику.

Мы считаем, что это произошло не просто «примерно в 3100 году до нашей эры», а в 3113 году — в тот самый день и год, с кочпорого начинается Длинный счет народов Месоамерики.

Такой отсчет времени, когда календарь привязывается к какому-то знаменательному событию, вовсе не редкость. Христианский календарь Западной Европы отмеряет время от момента рождения Христа. В мусульманском календаре за точку отсчета принята дата переезда основателя ислама Мохаммеда из Мекки в Медину. Пропуская множество государств и монархий, приведем в качестве примера лишь еврейский календарь, который в действительности является древним (и самым первым в истории человечества) календарем Ниппура, шумерского города, посвященного Энлилю. Вопреки сложившемуся убеждению, отсчет в еврейском календаре ведется не от «сотворения миpa» (5748 год в 1988 году от Рождества Христова), а от появления календаря Ниппура в 3760 году до нашей эры — именно тогда, по нашему мнению, состоялся визит Ану на Землю.

Почему бы тогда не согласиться с нашим предположением, что прибытие Кетцалькоатля, то есть Пернатого Змея, в свои новые владения стало точкой отсчета для календаря Месоамерики — особенно с учетом того, что именно этот бог познакомил жителей Месоамерики с календарем?

Свергнутый своим братом Тот (известный по шумерским текстам как Нингишзида — Господин Древа Жизни) был естественным союзником врагов брата, то есть принадлежащих к клану Энлиля богов и их Главного Воина, Нинурты. Известно, что когда Нинурта пожелал, чтобы царь Гудеа построил для него храм-зиккурат, именно Тот разработал проект здания; кроме того, он составил список редких материалов, необходимых для строительства, и помог организовать их доставку. Как друг сторонников Энлиля, Тот, вероятно, поддерживал хорошие отношения с Ишкуром/ Ададом и находившимся под его контролем районом Анд. Возможно, он даже был здесь желанным гостем. И действительно, можно привести свидетельства того, что Змеиный Бог и его африканские последователи приложили руку к основанию некоторых городов-спутников Тиауанаку, специализировавшихся на обработке металлов. Некоторые стелы и скульптуры, относящиеся к промежуточному периоду между первой и второй фазами строительства Тиауанаку, украшены изображениями змеи — крайне редкого в Тиауанаку символа. Часть скульптур, найденных в близлежащих городах (рис. 135), а также два гигантских бюста, перенесенные местными жителями к церкви деревушки Тиауанаку (рис. 136), имеют явно негроидные черты лица, которые не смогла уничтожить даже сильная эрозия.

 

 

 

 

Познански, уязвленный критикой в адрес его «фантастической» оценки древности сооружений Тиауанаку, не предпринимал попыток датировать переход от первой фазы строительства города, когда для зданий и статуй использовался песчаник, к более совершенному второму периоду, когда строители начали применять блоки из твердого андезита. Однако эти перемены совпали с перепрофилированием Тиауанаку с производства золота на производство олова, и поэтому произойти это могло примерно в 2500 году до нашей эры. По всей видимости, в этот период боги из клана Энлиля, владевшие нагорьями Ближнего Востока (Адад, Нинурта), находились в Южной Америке, занятые основанием колонии касситов. Это объясняет, почему примерно в это же время Инанна/Иштар захватила власть на Ближнем Востоке и развязала кровавую войну против Мардука/Ра, чтобы отомстить за смерть любимого мужа Думузи (убитого, по ее утверждению, Мардуком).

Именно в это время — и, возможно, вследствие нестабильности в Старом Свете — встревоженные боги решили создать новую цивилизацию — подальше от всех, в высоких Андах. Тиауанаку был центром добычи олова, но на склонах Анд имелись практически неисчерпаемые запасы золота. Для его добычи требовалось лишь снабдить народы Анд необходимыми инструментами и технологиями.

Таким образом, примерно в 2400 году — что совпадает с оценкой Монтесиноса — Манко Капак получил на озере Титикака золотой жезл и отправился в район богатых месторождений золота, то есть в Куско.

Что представлял собой волшебный жезл, и какова была его функция? Одно из самых глубоких исследований этого вопроса содержится в работе Хуана Ларреа «Corona Icaica». Анализируя артефакты, легенды и изображения правителей инков, он пришел к выводу, что это был топор, носивший название юари. Предмет, врученный Манко Капаку, назывался Тупаюари, или королевский топор (рис. 137а). Но что это было — оружие или инструмент?

В поисках ответа необходимо перенестись в Древний Египет. Египтяне называли богов термином нетеру, то есть «стражники». Точно так же назывался Шумер — «земля стражников». В первых переводах библейских текстов на греческий язык слово нефилим (то есть аннунаки) тоже переводилось как «стражник». Египетский иероглиф для обозначения этого слова имел вид топора (рис. 137б). Э. А. Уоллис Бадж («The Gods of the Egyptians») в специальной главе своей книги под названием «Топор как символ бога» пришел к заключению, что он был сделан из металла. Бадж также утверждал, что сам символ (вместе со словом нетер), вероятно, был позаимствован у шумеров. О том, что его догадка может быть верна, свидетельствует рис. 133.

Так была основана цивилизация Анд — местным племенам вручили топор, при помощи которого можно было добывать золото для богов.

Легенды о Манко Капаке и братьях Айар, по всей вероятности, тоже свидетельствуют об окончании месопотамского и «золотого» периода в истории Тиауанаку. Вслед за ним последовала эпоха хаоса, пока это место не возродилось в качестве оловянной столицы мира. Прибывшие сюда касситы переправляли олово или уже готовую бронзу в Старый Свет через Тихий океан. Со временем появились и другие маршруты.

 

Найденные поселения с удивительным количеством бронзовых предметов указывают на маршрут вдоль реки Бени на восток к атлантическому побережью Бразилии, откуда океанские течения помогали судам добраться до Месопотамии через Аравийское море, Красное море или Персидский залив. Возможно, существовал маршрут и через Древнюю Империю по реке Урубамба, о чем могут свидетельствовать мегалитические сооружения и находка куска чистого олова в Мачу-Пикчу. Этот путь вел к Амазонке и северовосточной оконечности Южной Америки, а затем через Атлантический океан на запад Африки и в Средиземноморье.

После того как в Месоамерике появились первые цивилизованные поселения, был предложен третий и самый короткий маршрут — через узкий перешеек, разделяющий Тихий и Атлантический океаны, Карибское море и Атлантику. Именно этот путь повторили конкистадоры, только в обратом направлении.

Этот третий маршрут, задействовавший цивилизацию ольмеков, стал основным после 2000 года до нашей эры, о чем свидетельствует присутствие пришельцев с берегов Средиземного моря. В 2024 году до нашей эры возг




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных