Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Когда одно кажется двумя . 5 страница




У младенца есть только чистое бытие. Только бытие. И хотя младенец плачет и кажется голодным, это бытие, это выражение бытия, которое просто плачет и говорит, что происходит голод. И когда наступает тот момент в жизни ребенка, когда происходит отделение, когда мать, быть может, говорит ему «Ты — Билл или Мэри», то где-то вдруг появляется ощущение себя отдельной личностью. Впервые вдруг есть энергия, которая сокращается в это ощущение отдельности, и в теле появляется чувство того, что кожа и есть наша граница, что мы живем за этой границей и что все остальное происходит снаружи от нас.

И тогда жизнь начинает происходить с нами, и в тот момент, когда начинается отделение, в тот самый мо-

мент начинается и поиск, так как ощущение отдельности приносит чувство страха, неполноценности и утраты. «Я что-то утратил. Что это? Что я потерял? Почему я это потерял? Почему это со мной произошло?» Итак, после этого происходит поиск, и ищущий может функционировать лишь в поиске. Все время, пока есть отдельность, может быть лишь поиск не-отдельности... потребность вернуться домой. Пока ваша жизнь не будет утрачена, вы всегда будете вопрошать «почему?».

Мы вырастаем в этом мире отдельности, и мы знакомимся с другими людьми, которые живут в этом мире отдельности, и все они согласны, что это — отдельный мир. Вы — индивид, и вам нужно или сделать так, чтобы ваша жизнь удалась, или нет. Это основной, простой урок, который усваивают в состоянии отдельности. И вся эта идея о том, что нужно сделать так, чтобы ваша жизнь удалась, вся идея о том, чтобы что-то получать — любовь, деньги, власть или что-либо еще, — на самом дейе является стремлением вернуться домой. Все желание — это отражение этого стремления вернуться домой.

Все что-то ищут. И трудность заключается в том, что мы вырастаем и верим, что мы — индивиды и что у нас есть понимающий ум, и затем мы думаем, что то, как мы можем заполнить это ощущение утраты, — это пытаться понять, почему существует это ощущение утраты, и что-то с этим поделать, и в этом и состоит невежество.

В этом и состоит трудность. Вся трудность в поиске — в том, что поиск питает отдельность. Поиск придает отдельности силы. И каждый раз, когда мы пытаемся найти целостность, мы все еще являемся отдельными индивидами, которые пытаются найти целостность. Мы думаем, что можем получить целостность. Мы думаем, что это произойдет с нами. «Я стану просветленным» — или «Я мог бы стать просветленным. Я слышал , что могу стать просветленным, так как я встречал в мире людей, кото-

рые сказали мне, что сами просветленные и что они делали А, В и С; они медитировали или занимались са- моисследованием или чем-либо еще. Поэтому и я могу стать просветленным». Однако нет такой вещи, как просветленный человек. Ни один человек в этой комнате никогда не станет просветленным. Идея о личном просветлении — фундаментальное невежество, которое подгоняет людей.

Чувство отдельности и является корнем поиска. И даже хотя на какое-то время в вашей жизни может все быть хорошо, под этим будет ощущаться тихое отчаяние, и вновь наступит гонка, чтобы найти это единство. И поэтому мы все больше, больше и больше стараемся стать просветленными, но мы никогда ими не станем, так как действуем, исходя из неправильного в своей основе представления.

Пробуждение — то, что я называю пробуждением — это пробуждение ото сна, в котором мы являемся отдельными индивидами. Это завораживающий, очень мощный, гипнотический сон. Если вы пройдетесь по центральной улице Хэмпстеда и будете спрашивать у людей, то они вам ответят, «Да, я индивид. У меня есть возможность выбора, и я могу многое делать». Это и есть сон. И все время, пока происходит сон, вы в каком- то смысле топчетесь на одном месте. Вы похожи на собаку, которая гоняется за собственным хвостом. И одна из основных трудностей в том, что ищущий понятия не имеет, что такое единство, каково оно, и потому живет в состоянии постоянного предвкушения.

Пробуждение — это энергетическое явление. Это энергетический сдвиг от состояния сокращения к безграничности. Кстати, освобождение приносит с собой осознание того, что все, что есть, — и есть все. Все, что есть, — это бытие. Все, что есть, — это жизненность. Жизненность — это бытие, и все, что есть сейчас в этой комнате, — это жизненность. Что-то происходит. Дверь хлопает, когда кто-то входит. Происходит сидение на стуле. Слышание этого голоса, видение того, как этот парень размахивает руками... вот что происходит. Это жизнь происходит. Это бытие. Это бытие в качестве микрофона, это бытие в качестве стула, это бытие живет.

Все, о чем вы думаете, что оно сейчас с вами происходит, происходит не с вами — оно просто происходит. Жизнь просто происходит.

Все, что есть, — это бытие. Никто не может вас этому научить. Это не учение. Я не могу научить вас сидеть на стуле. Я не могу научить вас дышать: Я не могу никого научить быть, так как уже есть только бытие. Это просто переход от представления «Я отдельный от того, что происходит» к тому, что есть лишь бытие, которое происходит. Все абсолютно просто.

Когда это, по-видимому, происходит, люди приходят и говорят: «Постоянный идеальный возлюбленный всегда был здесь. Жизнь, бытие. И что странно, я не могу никому рассказать, что это такое, так как это не может быть познано. Я даже вам, Тони, не могу сказать, каково это».

Поэтому мы можем разговаривать и обмениваться идеями, и до какой-то степени все это будет поверхностной частью всего этого. Но с энергетической точки зрения есть ощущение чего-то за пределами слов. Быть может, я мог бы описать это как ощущение пустоты. Это просто пустота. Это просто пространство там сидит. Там никого нет. Никого. Там есть только пространство, в котором вещи происходят. И вся идея о том, что у вас была жизнь, и что у вас есть жизнь, и что у вас будет жизнь, просто отпадает. Вся идея о карме, причине и следствии, действии, делании, путях, просто рушится. Это просто ставит все с ног на голову.

(тишина)

+ + +

И ничего нельзя сделать. Можно просто быть с этим в контакте?

Никого нет, потому это за пределами контактов.

Да, совершенно верно.

Это не больше, чем сидеть на этом стуле. Поэтому когда возникает идея «Я не понял. Я еще этого не постигаю», — это то, что происходит. Все есть бытие, нет ничего другого.

Да, но пробуждение находится за пределами причины и следствия...

Простите?

Если пробуждение находится за пределами причины и следствия — мне кажется, вы так говорили, никаких предварительных условий...

Это показывает, что причина и следствие — это идея, которая нам приснилась.

Как тогда получается, что поиск может быть причиной того, что это не происходит — понимаете, о чем я? Если это находится за пределами причины и следствия, то почему, если делать какие-то определенные вещи, например искать, из-за этого оно не происходит ?

Но поиск и есть бытие. Это то, что происходит. Все время, пока есть поиск, есть и вера в кажущуюся причину и следствие и ожидание их. И вся та энергия, которая ухо- дат на попытки приблизиться к чему-либо или искать что- либо, — это энергия предвосхищения во времени получить то, что безвременно и недостижимо. Но давайте проясним, что я не говорю, что нужно искать или не искать.

Я описываю кажущуюся дилемму для «ищущего» — постоянное функционирование в предвкушении. Проблема ищущего в том, что он считает себя чем-то. «Я чем-то являюсь. Я — нечто под названием "человек". И есть еще кое-что под названием "просветление", которое мне нужно заполучить». Это еще одно «нечто». Но пробуждение — это осознание того, что то, что вы искали, уже и так является всем — и ничем. Это не что-то, что есть «где- то там». Это все. Это то, что здесь. То, что вы ищете, — это то, что есть. Оно никогда не было утеряно.

В рамках бытия возникают и кажущаяся причина и следствие.

Так что я ничего не могу сделать, чтобы перестать искать?

Никого нет, а пытаться перестать искать — это поиск того, чтобы перестать искать! Дело не в том, что вы ничего не можете сделать. Там просто никого нет. Все, что есть, — жизнь. Все, что есть, — бытие. Оно не происходит с кем-то. Это просто бытие. Трудность в том, что вы думаете, что вы человек, который должен что-то найти. Нечего находить. Нечего ждать. Абсолютно нечего знать или осознавать. Это — все, что есть.

Так каким же образом осознание этого все меняет ?

Позвоните мне, когда это произойдет. Это просто совершенно не поддается описанию. Вы этого не осознаете, осознание этого с вами происходит. Это потрясающе. Извините.

Хорошо.

И что в этом потрясающего, так это то, что это не экстаз, это не блаженство. Это совершенно неописуемо. Видимо, это произошло с кем-то во Франции во время выездного семинара на выходные. Он наполовину переплыл реку, и тут это произошло, а рядом с ним плыл другой парень, и он понял, что «Я никак не смогу описать ему, что это такое». Это абсолютно потрясающе, но что удивительно — это нечто абсолютно обыкновенное и естественное. Будучи ищущими, существует пелена между ищущим и безвременным бытием. Это пелена отделения. Она иллюзорная, но очень сильная, и мы не можем сквозь нее видеть. И мы продолжаем видеть все, что есть «там». Мы не понимаем, что бытие не вовне или внутри, не сверху или снизу, не «до» или «после».

Ноу него есть какое-то иное чувственное...

Нет. Нет. Нет никакого иного чувства. То, что вижу я, видите и вы. Ничто не меняется, но все видится так, как оно есть.

Это другое восприятие?

Восприятие полностью, фундаментально другое. Однако это восприятие возникает в бытии.

+ + +

Тони, по своему опыту я замечаю, что есть что-то, что осознает все эти вещи; я осознаю мысли, которые приходят мне в голову, разные виды причины, разные виды следствия, разные чувства, однако когда я смотрю, «кто

же такой этот «я», там ничего нет. И, однако, есть что- то, что осознает все, что происходит.

Осознанность все еще почти неуловимо двойственная. Существует осознанность того, что вы сидите на стуле. Так что есть две вещи — сидение на стуле и осознание этого. А освобождение находится абсолютно за пределами наблюдателя, осознанности и всего такого. Осознанность — это все еще опыт, переживание. И трудность с такими вещами, как самоисследование, заключается в том, что люди входят в эту осознанность, но не могут в ней надолго оставаться — очевидно, так как она все еще находится в этой истории о времени и пространстве. Это все еще часть сна. Это все еще преходяще. Оно приходит и уходит. В ней нельзя остаться надолго, а мы пытаемся и не можем.

Существует лишь одна константа — бытие. Оно никогда не уходит. Оно не приходит и оно не уходит. А мы бегаем и ищем его: «Где оно? Где же оно?» Нельзя практиковать бытие. Кто-нибудь практикует дыхание? Кто- нибудь практикует сидение на стуле? Нельзя достичь бытия. Бытие — это все, что есть, и оно разговаривает посредством чувств.

Чувства кричат нам: «Смотри, вот я где». Пять чувств, чувства и мысли — все это бытие, которое просто есть, и ищущие ищут то, что уже есть, то, что просто кричит о себе, и вместе с тем не может быть познано.

+ + +

Где же тогда место смерти, ведь тогда уже не будет бытия?

Все это и есть о смерти. Вы пришли сюда умереть. Вы заплатили десять фунтов... (смеется) На самом деле, это

довольно дешево. Все это — об окончании сна об индивиде. Это о смерти отдельного индивида.

Да, но не о настоящей смерти.

Это то, что происходит в момент физической смерти. При физической смерти все, что остается, — это освобождение. Смерть — это конец сна об отдельном существовании индивида. И это происходит или когда человек пребывает в теле, или во время явления, которое мы называем смертью.

Но когда, как вы говорите, исчезает сон об отдельном существовании, человек все еще находится здесь.

Здесь никого нет... Вы разговариваете с «ничем».

Здесь есть тело. Я это имею в виду, когда говорю о настоящей смерти. Наше тело все еще здесь.

Это не чье-то тело, это бытие в форме тела.

Но когда наше тело или чье-либо физическое тело исчезает, тогда в любом случае не остается никого, кто мог бы быть или не быть освобожденным.

В этом и есть весь смысл, который постоянно игнорируют... нет никого, кто мог бы быть освобожденным!

Хорошо, но...

Нет, подождите. Вы этого не услышали.

Это не мое тело. Это просто тело.

Это тело, которое происходит.

Но мне кажется, что оно мое. Поэтому кажется ли оно мне моим или нет, в чем разница ?

Разница в том, что все время, пока оно вам кажется Вашим, существует и отдельная сущность, которой снится, что она обладает телом. Когда оно умирает, неожиданно приходит осознание того, что есть одно лишь бытие. Осознание этого неизмеримо.

А кто же это осознает ?

Никто.

Только там ничего не будет.

Нет, будет только все и ничего, и это и есть бытие.

Так почему бы не продолжать поиск ?

Абсолютно верно. Это очень весело. Знаете, это ведь не о том, искать или не искать. То, о чем мы здесь говорим, находится далеко за пределами идеи о том, чтобы прекратить поиск. Поиск — это абсолютно божественное выражение бытия. Поэтому в нем нет ничего правильного или неправильного. Это жизненность. Так что никто не может сделать это правильно или неправильно.

+ + +

Для вас все еще существует неприязнь?

Да, приязнь и неприязнь все еще происходят для «никого». В освобождении все происходит. Но это не

происходит с «кем-то». И, конечно, никогда не происходило.

Это изменилось ?

Нет. Неприязнь по отношению к мнимым людям все еще происходит.

Но ваша неприязнь по отношению к ним все такая же?

Это уже больше не моя неприязнь, это просто неприязнь.

Да. Но она как-то отличается от того, чем она была?

Все совершенно новое. Живя в этом бытии, все совершенно новое. Больше нет центра, который отождествлялся бы с неприязнью.

Как в случае с воспоминанием о неприязни в прошлом ?

Воспоминание все еще может возникать, и это еще одна вещь, которая постоянно новая. Все возникает и исчезает. Воспоминание, неприязнь, приязнь — все эти вещи продолжают, как кажется, происходить для «никого». Они — просто выражение бытия. Они происходят в свободном падении.

Но многие люди, которые приходят вас послушать, думают, что у них есть это «я», и оно — нее свободном падении. Оно сильно зафиксировано. Их идея о том, что они являются индивидами, очень сильно зафиксирована.

Видимо... до тех пор, пока это не так.

До тех пор, пока что-то не происходит.

Отдельность полностью является плодом сновидения.

«Сон» — это слово, смысл которого я вообще не улавливаю, потому что это похоже на какой-то восточный жаргон, и я никогда не мог понять, что сон...

Ничего страшного. Вместо этого можно сказать, что это вера в то, что вы — отдельный индивид, и переживание этого на собственном опыте. У вас есть опыт того, что вы — отдельны, и вы в это полностью верите и активно удерживаете.

Номы не можем обнаружить то, чем является индивид?

Не можете, так как верите, что вы — отдельны. Вы верите, что вы — отдельный индивид, обладающий свободной волей и способностью выбора. Это нечто фиксированное. Это не подвергается сомнению. Для отдельного индивида не подвергается сомнению, что «я — отдельный индивид».

Но, кажется, вы говорите, что после пробуждения все продолжает происходить, но оно уже не происходит с «кем-то».

Веры в то, что существует отдельный индивид, и переживания этого больше не существует.

И, таким образом, индивид уже не фиксирован.

О, нет. Он кажется фиксированным все время, пока функционирует индивидуальность.

Это «расфиксирование» фиксации.

Ну, да. Но никто этого не «расфиксирует». Оно просто есть. Проще говоря, скажем, что вы ложитесь спать, полностью веря в ваше переживание того, что вы — индивид. А, скажем, на следующее утро вы просыпаетесь, и этой веры и этого опыта больше нет.

Хорошо. Я не могу сделать так, чтобы это произошло?

Нет, так как вы верите в то, что вы — отдельный индивид, и имеете это переживание. «Я — индивид». Зачем вам хотеть исчезнуть? В этом же ваша смерть.

Потому что люди слышат о проблеме того, чтобы быть собой, думая при этом, что являются «я».

Но это концептуальная идея! Просто делиться этим концептуальным способом — абсолютно неэффективно. Здесь дело не в словах. Здесь дело в чем-то, что полностью находится за пределами слов. Слова используются. Но если бы вы стали просто повторять людям: «Все, что есть, — это бытие. Все является выражением бытия, поэтому нечего находить. Это и есть все», то это было бы подобно тому, как если сказать аудитории, состоящей из слепых людей: «Все, что есть, — это видение. Поэтому это не проблема. Вы не можете видеть, но все, что есть, — это видение, поэтому все хорошо». То, что мы здесь описываем, — это энергетический сдвиг из состояния кажущейся отдельности.

+ + +

Мне интересно, произошли ли глубокие изменения в ваших отношениях с людьми после того, как все это с вами произошло?Вы потеряли какие-то отношения или обзавелись новыми?

Не знаю. Может быть. Но на самом деле это не важно. Никого нет. И до освобождения, и после него есть только то, что есть. Не становится ни лучше, ни хуже. Оно просто то, что есть.

Итак, не было никаких больших перемен ?

В смысле ценностей, или чтобы все для индивида стало лучше — нет. Освобождение — не для индивида, поэтому ддя индивида это и не имеет ценности. На самом деле, освобождение — худшая вещь на свете для индивида, так как это конец индивидуальности. Ничего не приобретаешь, и все теряешь. Оно потеряло все, а у вас все еще остались вы.

После освобождения, что же заставляет это бытие вставать, принимать пищу, ходить на работу, и т. п. ?

До этого вы верили, что у вас есть стимул, так как у вас есть жизнь, и это «вы» все делаете... заставляете все происходить. «У меня есть моя жизнь, и я буду каждый день ходить на работу, так как это будет означать, что у меня есть доход и что я смогу оплачивать счета». А после освобождения вставание, работа и оплата счетов просто происходят. Как ни странно, оно всегда просто происходило, но вы к этому прибавляли «я». Вы прибавляете историю о том, что это вы ходите на работу.

Но если бы не было никого, то никому бы не надо было ходить на работу, никому не надо бшо бы зарабатывать деньги.

Ничто не меняется, так как нет никого, и нет никакой необходимости в чем-либо — все это есть только во сне об отдельности.

Мне кажется, что тогда можно было бы просто вроде как лечь и просто быть.

Но кто делает выбор лечь и просто быть? Нет никакого «я». Никто никогда ничего не делал. Никто никогда ничего не сделает. Они только верят, что они это делают, так как они — во сне. Лежание, вставание, поедание завтрака, работа — это то, что, видимо, происходит, но вы все еще верите, что вам нужно что-то делать, чтобы это произошло... «Я это делаю». Так что к бытию прибавляется мнимое «я». Нет того, кто что-либо делает, есть только то, что кажется происходящим.

Если перестать подливать масла в огонь и просто быть...

Но кто будет это делать?

Я этого не понял.

В этом и состоит трудность. Как раз об этом я и говорю — нет никого, кто мог бы принять решение перестать или начать подливать масла в огонь и просто быть. Нет никого, кому бы было нужно это делать. Бытие — это просто бытие, будь оно вместе со сном об отдельной сущности или без него. Вы, который ищет бытия, являетесь выражением бытия. Так что у бытия нет никаких необходимых условий. То, что есть, — безграничное, совершенное бытие.

Когда вы смотритесь в зеркало, то, что вы там видите, является частью бытия или нет ?

Все, что есть, — бытие.

Но не вы, который реально пребывает ?

Нет ничего, что не было бы бытием. Зеркало, глаза, лицо, свет — это бытие. И идея о вас — также бытие.

Но что это такое, что видит отражение в зеркале?

Бытие — это бытие видения. Так что прямо сейчас бытие разговаривает с бытием. Но сложность в том, что вы считаете себя человеком, который находится вон там, а я — другой человек, и я с вами разговариваю, и вам нужно найти бытие. Сложность в том, что вы считаете, будто это что-то, что происходит между двумя отдельными объектами. А реальность в том, что все, что происходит, — это чистое бытие. Есть только это.

Это слишком просто.

Это совершенно и абсолютно просто, и таким образом оно и скрыто от поиска; единственная тайна, которую ум не может разгадать. Это так просто, что это полностью сбивает ум с толку. Ум не может этого увидеть. Ум никоим образом не может этого увидеть, так как ум фиксирован во времени и деятельности, предвкушении и трудности. Нет никакой возможности того, чтобы ум это постиг, и, еще больше, он боится собственной кончины. Из страха смерти возникает потребность продолжать, которая вызывает и взращивает ориентированные на цель учения становления.

+ + +

Я могу понять, что нет никакой личности и что нет выбора. Но вы, кажется, говорите, что нет никакого прошлого, в котором этот человек был чем-либо обусловлен. Это так?Нет никакого прошлого?

Кажется, что есть прошлое и возникающее обусловливание. Есть только лишь безвременное бытие, которое все этим кажется.

Так что в этом смысле этого не происходило. Так когда же тогда настоящее ?

Его нет.

Настоящего тоже нет ?

Это происходит ничто. Нет никакого прошлого, нет никакого будущего, нет никакого «наверху», нет никакого «внизу», нет ничего внутреннего и нет ничего внешнего. Нет никакого настоящего момента. Покажите мне настоящий момент... где он может быть?

Это из-за того, что все это — концепции?

Да. Они являются лишь сном или верой и переживанием отдельного человека, возникающими в этот момент времени; цели, смысл, воля, причина и следствие, карма, прошлые жизни... все эта история из сновидения возникает как все это. В ту минуту, как мы становимся отдельными, мы надеемся получить ответ, поэтому мы привязываем к этой надежде идею «Должен быть смысл. Почему это происходит? Почему я не в раю? Где находится добродетель? Почему я ее потерял? В этой жизни, которая у меня есть, должен быть смысл, поэтому я должен найти его». И мы идем к людям, которые учат нас этому смыслу. Мы идем к просветленным учителям, которые говорят нам: «Да, смысл есть. Я научу вас находить смысл посредством усилия, жертвы, преданности, изменениям, личного улучшения тела-ума или любого другого учения становления».

Если нет никакого смысла, то что мешает вам просто валяться на диване и смотреть телевизор?

Ничего. Если валяние на диване происходит, оно происходит. Нет никого, кто мог бы принять решение просто валяться на диване и смотреть телевизор — или этого не делать. Многие люди — учителя — говорят, что «Тони Парсонс учит духовной лености». Конечно, они по-настоящему не слышат то, о чем здесь говорится. Они думают, что Тони Парсонс говорит: «Вы ничего не можете сделать, поэтому идите и смотрите сериал "Истэндеры"», но на самом деле речь вовсе не об этом.

Речь о том, что нет такой вещи, как отдельная сущность, обладающая свободной волей или способностью делать выбор, и поэтому никто не может принять решение смотреть «Истэндеров» или не смотреть. То, что, как кажется, делается или не делается, для бытия абсолютно не важно.

ч

Итак, когда мы привязаны к своей личности, мы пытаемся подчинять себе вещи, хотеть вещи и делать разные вещи.

Вам снится, что вы все это делаете и что вам нужно их делать, чтобы получать больше других вещей.

И это просто исчезает ?

Исчезает тот, кто чувствует себя отдельным. Есть только бытие. Его нельзя постичь. Его нельзя описать. Его даже нельзя познать.

Эта исторш так непреодолима. Она так непреодолима.

Она непреодолима и захватывающа для вас. Если вы отнимете от происходящего это «я», то это будет просто то, что происходит. Что непреодолимого в том, что сейчас происходит? В чем принуждение?

Это история мысли, которая кажется очень реальной.

Но где сейчас эта история? Что происходит в этой истории?

Что происходит в этой истории ?

Куда это все сейчас движется? Существует ли история? Что там происходит? Что прямо сейчас ощущается в теле?

Усталость.

Вот это и есть то, что есть. Это и есть оно, бытие. Но ум ухватывается за усталость и говорит: «Это твоя усталость, и поэтому тебе сейчас нужно лечь спать, или не работать так много, или более эффективно растрачивать свою энергию». И вы опять оказываетесь в истории и пытаетесь все для себя улучшить.

Да. И это потому, что усталость все еще там.

Нет. На самом деле это потому, что вы все еще там и присваиваете себе эту усталость. А потом, когда вы будете лежать в постели, проспав двенадцать часов, вы присвоите себе и ощущение того, что вы чувствуете себя лучше. Оно всегда говорит вам: «Тебе будет лучше — или хуже». Это самая большая и самая мощная одержимость, которая только существует... «я».

+ + +

Можно мне сменить тему?

Да.

Откуда вы знаете, что это последняя жизнь, которую вам придется прожить?

Эта жизнь — не последняя и не первая. Это вообще ничья жизнь. Это не ваша жизнь. Нет никого, у кого была бы его собственная жизнь, есть только жизнь.

Получается, что для вас прошлые жизни не имеют значения?

Очевидно, так как никого нет.

Да, хорошо.

Нет никакого прошлого, так как нет никого. Ум хочет, чтобы все продолжалось, поэтому он создает идею того, что у вас была прошлая жизнь. Как правило, в качестве великого целителя или королевы, или чего-то в этом роде! И никогда — в качестве уборщика туалетов! (смеется) И затем вы умрете и станете еще одной великой королевой — или уборщиком туалетов, (смеется)

Это индивид из сна хочет постоянно продолжаться, это называется «я»-выживание, поэтому оно продол-

жает искать — так как оно хочет, чтобы все продолжалось. Оно не хочет заканчиваться. Оно не хочет умирать. Последнее, что оно хочет, — это освобождение. Последнее, что оно хочет, — это отсутствие, ведь отсутствие — это освобождение. Но большинство ищущих чего-то хотят. Они хотят быть просветленными, и они не думают, что это для них конец. Они думают, что станут просветленными и что другие люди уже просветлены.

+ + +

Вы можете сказать что-нибудь на тему того, что нет прошлого и нет будущего, потому что память, видимо, заблуждается ? Если бы мы увидели, узнали, что не было прошлого и нет будущего, то это, в каком-то смысле, приравнивалось бы к просветлению?

Нет, пробуждение — это отсутствие. Это ничто. Конец отдельности — это пробуждение. Когда происходит пробуждение ото сна об отдельности, есть только бытие. Но в этом бытии может возникнуть кажущееся воспоминание о чем-то, что произошло на прошлой неделе. Но это воспоминание — бытие. Если вы посмотрите на воспоминание, оно возникает только в этом. Воспоминание возникает, (хлопает) Это еще одна жизненность. Вспоминание чего-либо — это жизненность. Из этого не следует, что была какая-то «прошлая неделя».

Нет-нет, но ощущение того, что вы заключены во времени, пространстве и личности, кажется реальным.

Все, что есть во сне, полностью убеждает сновидящего в том, что это и есть реальность. Все, что есть во сне, убеждает сновидящего в том, что он — индивид в

мире, который находится во времени, и что с ним происходит жизнь, и что у нее есть смысл и цель.

И от этого нет абсолютно никакого противоядия?

Кроме как исчезновение сновидящего. Нет никакого противоядия от сна, кроме как пробуждение от него.

Да, но от этого вообще нет никакого средства, не так ли?

В нем и нет необходимости, так как в этом нет ничего плохого.

В чем нет ничего плохого ?

В сновидении. В отдельности. Это выражение бытия. В отдельности есть ощущение беспокойства, и тогда это создает для ищущего ощущение утраты и ощущение страдания, которое затем побуждает его попытаться или избежать этого страдания, или разрешить его. Трудность для ищущего заключается в том, что он не может ни избежать страдания, ни разрешить его, так как сама попытка это сделать питает ощущение отдельности.

Это также просто происходит в бытии, не так ли ?

Есть только бытие. Это не просто происходит в бытии или не в бытии. Есть только бытие, и поиск возникает в бытии.

Итак, нет средства, так как не можешь сам себя остановить?

Но оно и не нужно, так как нет ничего плохого в страдании, утрате и поиске. Оно просто является тем, чем является.

И для понимания всего этого ясность вовсе не помогает?

Нет.

То есть нет абсолютно никакого смысла приходить и слушать все это ?

Нет, вообще никакого.

Совершенно никакого?

Нет, но вы разве собираетесь перестать приходить?

Я не могу перестать приходить.

Потому что нет никого, кто мог бы выбрать тот или иной путь. Никакое количество концепций, никакое количество слов или идей никогда никому не откроет глаза. Это просто слова.

+ + +

Тони, вы говорили об энергетическом сдвиге, и я представляю себе, что могла бы иметь место какая-то передача энергии, которая позволила бы этому кажущемуся телу-уму...

Безусловно, нет, так как нет никого, у кого бы что-то было. Нет никого, у кого бы что-то было, и таким образом нет никого, кто бы мог что-нибудь передать кому-то




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных