Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Charlotte Blindheim: Находки Вернеса и женский костюм, в скандинавских странах, в эпоху викингов.

 

Перевод – Т. Славченко (https://vk.com/skuld_ragnarovna)

Редакция – Е. Труфанова (https://vk.com/olteya57)

 

 

Самым интересным является погребение в Вернесе, Норд – Трёнделаг, его мы и рассмотрим.

Летом 1940 года, при строительстве аэропорта, в Вернесе, были обнаружены несколько курганов, три из которых оказались женскими захоронениями. Самое богатое содержало ювелирные изделия – овальные фибулы, переделанную в фибулу ирландскую накладку и 17 бусин из стекла и янтаря. Овальные фибулы украшены фигурами животных (R. 657). Фибулы были найдены лежащими друг на друге, внутри одной из них, вокруг иглы, сохранились остатки костюма. При поступлении в Коллекцию древностей, были обнаружены фрагменты под фибулой, и ещё отдельный комок. Сначала мы рассмотрим остатки, находящиеся внутри фибулы:

Как видно из рисунка (Pl. X fig. 2 a), что не так легко получить - на всех деталях длинный след - вещества полностью жесткого и пропитанного ржавчиной, но можно различить основные черты. В основании иглы расположена оболочка витого из двух прядей шнура, касающегося иглы так, будто был ею заколот. Каждая из прядей, состоит из четырех ниток s-скрутки. Волокно - гладкое и приятное. Чуть дальше, на игле, есть еще шнур, возможно, из шерсти. Он расположен, как первая нить в цикле иглы головки, и крепится на верхней стороне этого, прямо над окончанием иглы. Снаружи эти шнуры приходят к месту, где они отрезаны, подогнуты и направлены вниз, вероятнее, поскольку там находилась кромка. Там остался достаточный фрагмент, чтобы определить, что ткани были шерстяные – саржа, ломанная ромбами, но уровень плотности определить невозможно. Наружная ткань является остатком другой, более грубой ткани, полотняного переплетения, возможно, льна. Он расположен, как можно увидеть, в короткой петле возле иглы.

 

 

В отдельном комке, содержалось в общей сложности 4 слоя ткани, из них 2 слоя содержали одну и ту же ткань – саржу диагональ. Она лежала частично в складках, в которых лежали фрагменты очень грубой ткани. (Pl. X fig. 2 d.)

 

Близко к диагональной сарже, лежали остатки тонкой шерстяной ткани саржи, ломаной ромбами.(Pl. IX fig. 2 b.) Плотность 32 нити на 1 см. На двух фрагментах. есть с одного краю подгиб, такой же, как на тонкой ткани из фибулы. К одному фрагменту, была пришита интересная технически тканая тесьма. В одном месте, она сохранилась во всю ширину – 1,1 см. Как видно из рис. 1, в некоторых местах, уток не сохранился, и видна основа, состоявшая из 14 нитей. Большая часть ленты

не сохранилась, но на оставшейся видно, что открытые участки возвращаются так регулярно, что это было сделано преднамеренно. Там, где уток есть, он проходит над двумя и под одной нитями основы, в следующем ряду все смещается на нитку вправо, а в следующем - на одну нитку влево (см. рис.1b).

 

 

Это переплетение чаще всего встречается на гобелене из Осеберга. В той части, где сейчас видна основа, возможно, был другой уток, сейчас истлевший. Есть основания полагать, что это был лён – лён, как известно, полностью истлевает в земле. Таким образом, в тесьме присутствуют два утка – вероятно, была использована техника брошировки. Узор явно был чисто геометрическим, и технически это ткань того же типа, что и обнаруженные на Осеберге: используются два утка - структурный (возможно, льняной, не сохранившийся), проходящий через всю ткань, и узорный шерстяной. Нужно иметь в виду, что утки могли быть разного цвета. Узорный уток был ярко-красным, это заметно и сейчас. О цвете второго утка, мы можем только догадываться. Если наша гипотеза о том, что эта небольшая стыковая полоса изготавливается в упрощенной версии техники брошировки, верна, то это внесет весьма важный вклад в вопрос развития гобеленовой техники здесь, в северных странах. Hans Dedekam, как знаток Норвегии периода миграции, выдвинул популярное в свое время предположение, что гобелен эпохи викингов, в том виде, в котором мы встречаем его в находках Осеберга, эволюционировал от тонкой тесьмы, выполненной в технике брошировки, несмотря на то, что эта техника отличается. Таким образом, становится ясно, почему гобелены Осеберга такие узкие. Если предположить, что эта маленькая лента является доказательством того, что гобелены, в эпоху викингов, ткались в технике брошировки, а позднее изготавливались в классической технике, то это будет поддержкой теории Дедекама. В этом же контексте следует

отметить, что, по словам доктора Хугена, один из гобеленов Осеберга - на куске, с изображением жертвы, содержит фрагмент ленты, которая окаймляет верхний край, и она очень близка к нашей тесьме. Фрагмент – очень хрупкий, и лента прочно пришита к гобелену, так что точный анализ сделать невозможно. Сохранился довольно крупный фрагмент, узор состоит из W – символов и некоторых геометрических фигур, что сильно напоминает узор на нашей тесьме. Под увеличительным стеклом, можно увидеть, что текстура такая же.

Но вернемся к ленте, и ее связи с костюмом погребенной. Она прикреплена к шерстяной ткани швом «через край».(см рис.1с) Как видно из рисунка и фотографии, есть также небольшой кусочек льна на этом фрагменте. Форма этой части немного нечеткая, но есть ощущение, что он разделяется на два шнурка или две узкие полосы. Третий комок текстиля, который должен был быть на верху внутри фибулы, содержал несколько частей одних и тех же тонких шерстяных изделий, как и второй комок. Самый большой кусок был плотно прижат сверху куском обычной саржи-диагонали. (Pl. IX, fig. 2 a.). Это остатки одного и того же текстиля, который был в отдельном комке, поскольку плотность в обоих случаях одинаковая (13 нитей на см). Поверх этих двух слоев, что весьма оригинально, был расположен фрагмент нестриженой овчины. Наконец, глубоко внизу, под фибулой, найден фрагмент грубой и редкой шерстяной ткани, двух цветов в клетку. (Pl. IX, fig. 2 c.)

Два других погребения Вернеса были менее богатыми – всего по паре овальных фибул, в каждом. Внутри одной из фибул (артефакт под номером 7), снова обнаружены текстильные фрагменты вокруг иглодержателя. Здесь, еще труднее обнаружить детали, но можно различить (Pl. X, fig. 2 b) один или два витых шнура, запутанных в веществе, расположенном вокруг иглодержателя - ремень или подобное. Оказалось, что этот фрагмент полотняного переплетения. Основание иглодержателя держится здесь, как и на первой фибуле, совершенно свободно.

Могут ли эти мельчайшие остатки дать нам представление о костюме погребенной женщины? Ещё несколько лет назад, мы могли бы ответить на этот вопрос определенно – «нет».

Однако, в 1938 году, шведской исследовательнице Агнесс Гейер удалось довольно далеко уйти в направлении воссоздания костюма и его выкроек. Она имела в своем распоряжении целый ряд артефактов – 60-70, с захоронений в Бирке, и ее выводы считаются очень надежными. Они и внешне выглядят очень убедительно. Давайте обратим внимание на то, каким образом пристегнуты остатки текстиля внутри фибул, прежде чем мы продолжим наши спекуляции над костюмом погребенных женщин из Вернеса.

Если игла была помещена на тканевые лямки, которая была прикреплена к краю, на гладком куске такой же ткани – таким образом, по мнению Агнесс Гейер, на плечах держалось платье или другая одежда. Пара лямок, довольно коротких, были прикреплены на лицевой стороне, в то время, как другая пара, которые должны были быть значительно длиннее, закидывались на плечи, со стороны спины и оказывались спереди. Эти две пары лямок затем скалывают овальными фибулами. (Схематично изображено на рис.2).

Рис.2

Обычно, эти лямки были льняными, но встречаются также шерстяные и шёлковые. Как правило, существует двойной набор лямок, и это доказывает, что носили два идентичных вида одежды – один поверх другого. Так как льняные лямки бывают разного качества, есть мнение, что внутренний слой был значительно тоньше верхнего. Доказательством может служить тот факт, что верхний слой был окрашен в синий цвет. В некоторых случаях, лямки исчезают и фибулы крепятся прямо к одежде. Как вариант, одежды должны были утопать в глубоких складках, от плеча, сзади и спереди от тела. Насколько можно определить по захоронениям в Бирке, хангерок не носили на голое тело, поскольку под ним был другой предмет одежды - частично гладкий, а частично плиссированный. Фибула нигде не была прикреплена к этому элементу костюма, лишь в нескольких случаях сохранились остатки этого «нижнего платья». Позже мы вернемся к этому элементу костюма, чтобы понять – является ли он обязательной составляющей, или нет. Как верхнюю одежду, они использовали плащ из шерсти хорошего качества. В захоронениях Бирки сверху на фибулах обнаруживают остатки именно таких материалов, часто украшенные по краю шнуром или декоративными швами. Также есть примеры, когда этот плащ был с подкладкой из шерсти или льна.

Агнесс Гейр, чтобы продвинуться в реконструкции костюма, использовала даже мельчайшие остатки текстиля. Особенно это относится к одежде, которая сохраняется в районе лямок. В Финляндии и трех прибалтийских странах, женщины, вплоть до нашего времени, использовали довольно странный предмет одежды – открытое платье или юбку, которое Агнесс Гейр называет «Umlegtuch». Я думаю, «юбка на лямках» является наиболее метким норвежским выражением. Она состоит из квадратного куска шерсти или льна, прикрывающего бедра так, что одна сторона остается открыта. На плечах держится при помощи лямок. В финской и балтийской народной литературе особенно привлекла меня Tavle XVIII, U. T. Sirelius. (приведена здесь, рис.3)

На нем изображен костюм, который носили старушки в Ингерманландии, состоящий

из двух «vepor», который называется aanua и hurstut, которые носили друг на друге таким образом, что верхний закрывал открытые части нижнего, и держался посредством тканой ленты, переброшенной через правое плечо. То, что есть связь между этим костюмом, и находкам из Бирки, кажется очевидным. В дополнение, приведу мнение этнографа Th.

Schwindt на основе различных карельских раскопок, которые проводились несколько позднее, чем раскопки в Бирке, смог представить этот костюм ранее,

по крайней мере 1000 г, в Карелии. Его описание воспроизводим без дальнейших комментариев. Женский костюм, по его словам, состоял из следующих предметов одежды: рубашка или сорочка, из шерсти полотняного переплетения, далее, шерстяное платье, «без рукавов, которое спускается от плеч, до ног». То же самое, составленное из двух кусков ткани, которое были сшиты вплоть до проймы. Для отделки канта, была применена светлая или прозрачная цветная шерстяная ткань, или ремизная тканевая лента. Выше одновременно передняя и задняя часть платья, в плечах, была отделана по краям тканой ремизной или плетеной лентой. До плеч, спереди и сзади, скреплялись с помощью овальных бронзовых фибул, которые также располагаются на груди.» Кроме того карельские женщины использовали прекрасный маленький фартук, который часто был украшен бронзовой проволокой и шерстяной бахромой. Верхней одеждой служил плащ из шерстяной саржи-ёлочки, также украшенный бахромой. Кроме того, лямки здесь отсутствуют – есть аналогия и в захоронениях Бирки – этот костюм своим основными чертами полностью совпадает с результатами, полученными при анализе текстильных остатков захоронений Бирки. Под их «vepor» ингерманландские и карельские женщины носили льняную рубашку или сорочку. Карельские достоверные сведения дают гарантию того, что такая одежда существовала и использовалась 1000 лет, но тогда, по крайней мере, частично были из шерсти, и ранее мы указывали, что Агнесс Гейер в материалах Бирки, нашла остатки таких изделий. Фибула была прикреплена к сорочке только в нескольких случаях, и нет причин надеяться, что новые раскопки принесут больше определенности в вопрос о том, была ли рубашка или сорочка обязательной частью костюма женщины эпохи викингов.

Мы не пытаемся делать выводы только исходя из материалов захоронений, но можем дополнить их, используя другой материал. Наиболее важным являются фигуры на гобелене из Осеберга. Мы встречаем на нем в изобилии женские фигуры (см цвет диаграммы в Viking IV, стр. 112 и рис.4). Даже если рисунок слишком схематичен, чтобы выделить мелкие детали, можно четко выделить основные особенности костюма. Как можно заметить, это подтверждает впечатление единообразия женского костюма с тем, который Агнес Гейер также хотела создать, на базе материалов Бирки. Контур везде одинаков. Одежда длиной до лодыжки, со шлёйфом сзади. В части корпуса присутствует одежда с рукавами. Одна рука соединяется с другой и выдвигается на передний план, а сзади имеет шлейф.(для примера, см. рис 4)

Верхний предмет одежды изображен так, что его боковая точка опускается вниз до конца фигуры. Высоко, над грудью расположен круглый объект, который крайне заманчиво расценивать, как неуклюже выполненную овальную фибулу. Наконец, есть общая характеристика для всех женских фигур на гобелене Осеберга - их волосы связаны в своего рода мешок, типа сетки или ткани, но рассмотреть его поближе не удается.

 

На мой взгляд, предмет одежды со шлейфом никак не может быть юбкой с лямками. Как мы уже убедились, у него обязательно были рукава, и возможно, что юбку с лямками, необязательно было надевать. Предмет одежды, с достаточно сложным разрезом, каким должно было быть «платье со шлейфом», также трудно представить себе поддерживаемым только несколькими ремнями. Но когда нет ни малейшего намека на юбку с лямками, может ли это платье, также легко быть верхним платьем, которое покрывает юбка с лямками, или оно носилось под всей одеждой, как то, которое мы ищем. Теперь у нас есть некоторые другие живописные презентации для построения, которые говорят нам немного больше об общем комплексе. Норвежские крощечные золотые пластины из фермы Хауге в Гафеле, на Ерене. Мы воспроизводим одну из них здесь (Pl. XI, рис. 3)

Как можно заметить, пролистывая все эти страницы, платье практически везде оказывается полосатым или плиссированным. Это напоминает нам о находке в Бирке, которая указывает на то, что нижнее платье иногда было плиссированным. Кроме платья и плаща, который достаточно прост, мы можем, в паре случаев, выделить третий предмет одежды, который был короче, чем боковая сторона платья, и нарисован так, что был открыт с одной стороны, поэтому одна часть отъезжает в сторону и вперед. ( см. на нашем рис.) Очень заманчиво поставить эту одежду, вместе с обнаруженной при раскопках юбкой с лямками, особенно когда это не единственный пример, и у нас есть три предмета одежды этого типа. Это первая женская фигура на руническом камне из Туны, которая носит «полный» костюм. Рисунок имеет очень схематичный характер, но предмет одежды со шлейфом виден достаточно отчетливо. Кроме того, на задней части шеи полоса располагается ближе к ней, а спереди чуть дальше и вперед. Shetelig и позже Bjørn

Hougen толковали это так, что в первом случае, волосы свисают свободно по спине, а во втором случае, это плащ. Сейчас, правда, это вообще переходит все наглядные представления, которые мы знаем из эпохи викингов – плащ тянет назад, к позвоночнику, а не перед человеком, и к тому же, он идет здесь явно по соединительной линии, наклонно от конца короткой линии сзади, и к верхней линии. Надо сказать, это был несколько неожиданный способ изобразить волосы – они должны быть собраны в четкий узелок на шее, а затем свободно спадать. Поэтому, я думаю, что более естественно для этого короткого маленького плаща, свисать до конца спины, который, в отличие от одежды с Осебергского гобелена, ложится на плечи наклонно вниз, вдоль линии спины. Такие плащи мы знаем из бронзовой фурнитуры из Солберга, города Аш, Эстергетланд.(рис.5), и небольшой бронзовой фигуре из Туны, Alsike в Уппланд. (pl. XI, рис. 2), а также, женской фигуре, на небольшой «фреске» из захоронения 507 Бирки – мы смогли привести несколько примеров, и, по-видимому, этот тип одежды имел широкое распространение в то время.

Линия на передней части фигуры женщины из Туны намекает на общую связь с элементом одежды, изображенном на пластинах из Хауга, предполагаемой «юбкой на лямках». Кроме того, у нас есть примеры женских фигур из шведской области, где могут быть выделены три одежды, соответствующие этим,. Это касается, во-первых, маленькой фигурки женщины из Уппланда, о которой мы здесь уже упоминали, а во-вторых, ещё одной маленькой бронзовой фигуры из Грёдинге в Сёдерманланде, на которой изображен такой же плащ, как и на Осебергском гобелене. Кроме того, на самом ценном шведском изобразительном материале, который у нас есть, готландских камнях, Суне Линдквист выделяет тип платья, который также полностью соответствует коротким «туникам».

В связи с вопросом о составе женского костюма эпохи викингов, заманчиво отметить поразительное сходство между изображением костюма «Песни о Риге» с женскими шпильками и материалом, который мы приводим здесь. Давайте взглянем на это.

О рабыне, в Эдде, говорится, что она сидела перед очагом, "с aldrugt платка", который

не говорит нам многого. О ней дочь сказала, что она приехала на ферму с solbrende

armar, и это нас волнует гораздо больше, в связи с тем, что говорит жена фермера Амма:

 

 

Была в безрукавке,

на шее платок,

убор головной

и пряжки наплечные – пер. А.И. Корсуна

 

 

Здесь понятно, что грудь, шея и руки, хотя бы частично, закрыты, и благородная хозяйка, мать ярла:

Хозяйка, любуясь

нарядом своим,

то одежду оправит,

то вздернет рукав.

Убор был высокий

и бляха на шее,

одежда до пят,

голубая рубашка,

брови ярче,

а грудь светлее,

и шея белее

снега чистейшего – пер. А.И.Корсуна.

 

При наличии женской фигурки с Осебергского гобелена и других изобразительных источников, появляется соблазн их немного объединить. Описание почти подходит под наше платье со шлейфом. В костюм Аммы с «группой полос сверху», добавим платок и шеи одежды, а также совместим это с нашими выводами об овальных фибулах, с лямками внутри. Однако перевод, очевидно, является немного неопределенным. "Dvergar", мн. ч "dvergr", значит, обычно гном, но в переносном смысле «один из коротких сообщений, как это предусмотрено в конструкции здания и носить его тег». Ссылаясь к этому месту в страницах Песни о Риге, Фритцнер говорит о «своего рода декоративных женских одеждах». Г.А. Гьессинг употребляет в своем переводе, слово «пуговицы», но при условии, что это стихотворение действительно относится к эпохе викингов, мы приходим к выводу о некачественной адаптации перевода. Как мы можем судить, ссылаясь на материалы раскопок, пуговицы мало использовались в эпоху викингов.

Тем не менее, не исключено, что там могли быть овальные фибулы?

"Dukr" и “smokkr " совершенно неясно, что подразумевается. То, что "dukr" был, своего рода банданой, кажется очевидным, но точнее определить невозможно. Что касается

"Smokkr", так говорит только Фритцнер "жилет, имеющий принадлежность к женскому костюму '', в то время как Фальк объясняет это как "независимая женская часть тела", которая он считает, должна быть идентична с " upphlutr " - верхняя часть платья, у которой не было рукавов. Он рассматривает строку "Карлики на плечах" в связи с "smokkr", который также, по его мнению, был «скреплен застежками». Если эти

две строки звучат вместе, то, однако, несколько бросается в глаза, что упоминание о " Dukr " помещено между ними. Поэтому я думаю, что, скорее всего,

"smokkr" должен означать совершенно самодостаточный предмет одежды. Как он выглядел, мы конечно не можем сказать с уверенностью, но понятно, что

не было части того же типа, как платье со шлейфом, с которым мы хорошо знакомы. Он должен быть коротким одеянием. А ведь так просто остановиться на короткой, маленькой рубашке, как Зигфрид Свенссон, по отзывам некоторых шведских деревень, иначе известный как балтийский народный костюм, и, конечно, также можно проследить здесь, в стране. Форма его настолько проста, что несколько исследователей, независимо друг от друга, поставили его вместе с блузками бронзового века, которые относятся к женским костюмам из Эгтведа, Эшой Бора и Скрудструпа; Свенссон считает, что должен присутствовать контекст традиции, и поэтому неудивительно, что эти одежды упомянуты и в литературе. Если это верно, то костюм Аммы несколько противоречит тому костюму, который мы видим на представленных ранее изображениях, и что мы чувствовали, склонные думать, что изображение матери Ярл имел в виду. Также здесь говорится о двух разных предметах одежды: "slæður" (мн.ч. sidt, «обтягивающая одежда») и "serkr" («одежда, которая охватывает верхнюю часть тела»). По данным Яльмар Фальк "serkr" в отличие от "skyrta" обозначает одежду без рукавов, и тогда мы получим неоспоримые довольно близкие к нашим изображениям на странице, платье со шлейфом и рукавами, и внутренними короткими одеждами без рукавов, особенно когда мы размышляем над соответствием деталей, как и то, что Агнесс Гейер, как мы помним, показала, что возможно, внешние юбки на лямках были окрашены в синий цвет, а здесь прямо говорится, что сорочка была голубоватой.

Теперь можно сделать весьма существенное возражение против этого несогласованного места или времени Песни о Риге. Некоторые, среди них Финнур Йонссон датируют ее эпохой викингов (9 век), и думают, что она норвежского происхождения; в то время как другие, уверены в том, что она исключительно средневековая (12 век) и происходит из Ирландии. Среди тех, кто предполагает, что она – ранняя и норвежская – Фредерик Паше. Он указывает на выражение языческой философии жизни. "К инфекции от христианского взгляда на жизнь не чувствуется даже намека: кровь семьи – единственный известный, никогда не предает поэта, хотя он может считать себя и выше духом. И образ Раба, его жена и потомство не смогут с легкостью понять, что она проистекает из

времени, когда рабство было прекращено: реалистичное и сложное, как производство

есть, это вряд ли зависело от фразы или чтения». Особенно это последнее стоит отметить. Ибо мы знаем, что женский костюм, изображенный в «Песне о Риге», не средневековый, в средневековье, таких костюмов уже не было. Платье со шлейфом и юбка с лямками исчезли из использования, как верхняя одежда, как средневековье только началось. Это увеличивает до некоторой степени вероятность того, что в «Песни о Риге» изображается женский костюм эпохи викингов.

 

Итак, что такое платье со шлейфом - рубашка, платье, сорочка или что-то ещё? Судя по присутствующему материалу, мы должны быть в состоянии ответить на это "да". Но если мы попытаемся построить что-то на информации из «Песни о Риге», мы не можем предположить, что эта одежда всегда имела, известную по редким изображениям, форму. Белье Аммы было значительно короче рубашки. Материал слишком тонкий и использовался экономно, так что мы можем говорить о том, что социальное неравенство проявлялось и в костюме, но это весьма маловероятно. Поневоле вспоминаются слова Тацита, из 17 главы Германии: locupletissimi veste distinguntur (Богатейших отличает одежда).

Пришло время вернуться к исходной точке – материалу внутри фибул из Вернеса. Сравнивая теперь наши наблюдения с результатами, полученными Агнесс Гейер из захоронений Бирки, и другим подготовленным материалом, мы получим следующее: женщины в богатых захоронениях имели по две одежды, типа юбки с лямками. Внутреннее было льняным: маленькие кусочки обнаруженного материала являлись остатками лямки. Один из этих фрагментов находился на игле фибулы. Помимо этого появилась одежда из тонкой шерстяной саржи, ломанной ромбами, которая должна была держаться на плетеных шнурах. Более длинный (теперь частично лежащий свободно внутри фибулы) притягивался с обратной стороны, и более короткий (теперь плотно прилегает к головке иглы, полностью проржавел) притягивался спереди. Оба были прикреплены к игле. В находках из Бирки, один была прикреплен к головке иглы, другой к основанию иглы. Причиной того, что оба наших шнура прикреплены к головке иглы, то, что шнуры имеют свойство растягиваться немного, и их затягивают таким образом. Предположительно, именно этот предмет одежды сидит на тонкой ленте. На самом деле очевидно, что все маленькие кусочки тонкой шерсти, получены из той же ткани. Плотность практически одинаковая - только варьируется от 32 до 35 нитей на см, и это может следовать из-за долгого лежания в земле. Затем ·предположим, что маленький кусочек саржи, ломанной ромбами, застрявший внутри фибулы, то же самое, хотя, как уже упоминалось, из-за небольшого размера не удается определить точнее. От одежды нет никаких следов, но после того, что мы видели, мы можем предположить, что слышали о костюме. Был ли это лен, или какой-то другой материал, мы не можем сказать наверняка, так как от него не осталось и следа. Какие еще материалы были использованы, можно только догадываться. Разумно предположить, что для одежды может быть использована только саржа-диагональ, другая ткань кажется слишком грубой.

По сравнению с результатами Бирки, отметим некоторые несоответствия в наших выводах. Во-первых, это витые шерстяные шнуры вместо лямок. В Бирке, они всегда тканевые. Кроме того саржа, ломанная ромбами, используется для юбки на лямках. Такая же ткань часто встречается в захоронениях Бирки, но Агнесс Гейр полагает, что она использовалась для верхней одежды.

Второе захоронение Вернеса значительно меньше, там тоже были обнаружены текстильные остатки, пропитанные ржавчиной. Но маленький остаток плетеного шнура говорит о том, что использование их в качестве лямок – не редкость, и это ещё раз подтверждает открытие в северном Трёдстаде, Вингер, Хедмарк, которые попали в Античную коллекцию в 1939 году. (см. PL XI, рис. 1.) В нем, помимо всего прочего, содержатся две овальные фибулы со звериным мотивом. В хорошо сохранившемся экземпляре, мы снова видим маленький кусочек шнура вокруг иглы. Можно выделить две лямки, расположенные петлей, в виде цифры 8, вокруг головки иглы и иглодержателя. Одна из них сделана из ткани (лен?), и помимо этого есть небольшие остатки крученого шнура. В конце головки иглы она также связана очень тонким шнуром. В захоронении,

обнаружены слишком маленькие остатки шерстяной ткани, по крайней мере, в трех различных качествах, тонкая саржа ромбами, грубее, и один или два фрагмента саржи – диагонали. К сожалению, информация слишком скудна, чтобы можно было получить что-то из нее. Необходимо также отметить, что по информации в базе данных, кажется, что также в Музее Бергена представлены некоторые выводы с доказательствами, что такие шнуры используются в качестве лямок. Так что, кажется, была довольно широко распространена мода на них, в этой стране, во всяком случае.

В 1942 году, было сделано новое открытие – в Музей Древностей поступили овальные фибулы с одеждой, которая не соответствует находкам в Бирке. Место находки – Lammøya, Tjølling,Vestfold. В наиболее сохранившейся фибуле (Pl. XI, рис. 1), возле головки иглы, есть остатки льняной лямки. Она очень хорошо сохранилась и крепко связана с головкой иглы. Вокруг ножки, остатки по меньшей мере одной, возможно, двух

лямок. Также обнаружены липкие остатки на основании иглы. На другой фибуле, отсутствует ножка, но на головке иглы находятся остатки чего-то, по-видимому, ремешка (льняного?) Также на основании иглы есть некоторые незначительные текстильные остатки, но они покрыты ржавчиной, и сложно сказать, лён это или шерсть. Также заслуживает внимания то, что в захоронении Lammøya содержатся небольшие остатки шнура, сплетенного при помощи деревянной вилочки – которые нечасто встречаются среди текстильных находок эпохи викингов. Текстура немного неровная, с рельефными полосами, которые якобы возникла потому, что пряжа грубее в одной системе нитей, чем в другой.

Сейчас мы хотим пролить свет на проблему костюма эпохи викингов. Ранее были первые исследования Агнес Гейер материала Бирки, и такие выводы, как наш, приобрели большое значение.

Но как обстоит дело с результатами более ранних времен – правильный ответ мы не сможем узнать, пока музейные коллекции не снова станут доступны, хотя обзор каталогов тоже хорош. Во всем, что я перечислила, более 60 открытий, где плетеный шнурок связан с овальными фибулами. Как правило, они не описаны,

но некоторые выглядят столь многообещающе, что они должны быть упомянуты здесь. Около двух овальных фибул в находках Бервена, Берга, Вестфольда и т.д: «Ясно видно, как фибулы были размещены - один из швейной части плоскости был проколот иглой, а другой закреплен на игле, внутри предмета, с помощью длинного ремня на основании иглы из другого вида ткани».На одной из соседних ферм, в Берге, мы имеем следующую информацию о содержимом овальной фибулы: "Остатки железной иглы и ткани; здесь снова, как и на более поздних экземплярах замечено, что игла, пройдя через кусок ткани принесла ремень. Это, вероятно, показывает разнообразие.

В гробнице в Vinjum, Аурланд, Согн-ог-Фьюране, найдены две овальные фибулы с остатками одежды, на основании иглы. Johs. Бе упоминает , что ножки были прикреплены к одежде таким образом, что снять фибулы было бы очень трудно. Он думает, что они имели свое постоянное место на костюме, и снимались или редко, или вообще никогда. Там не может быть никаких сомнений, что эти фибулы были закреплены шнурами или лямками. В связи с этим, вспомните о карельских погребениях, где лямки пропали. У нас были некоторые примеры также и в Бирке. Может он не предполагал, что так же обстоит дело здесь? На паре фибул из Хопперстад, Vik также Согн ог Фьюране у нас есть, возможно, то же расположение с ножкой, застрявшей в ткани без лямок.

Вы видите очень существенные вещи, костюм женщины эпохи викингов, в основных чертах, должен быть одинаковым во всех частях страны, и что он был таким же, как

тот, который был в использовании в Швеции, и некоторых районах Финляндии. Когда появился и откуда он пришел – займет слишком много времени, чтобы разобраться. Но есть соблазн положить конец всем разногласиям и полностью решить этот вопрос. Недавно из финского трюме, было доказано, что все начало 600 лет является общим, чтобы найти гарнир из двух аналогичных фибул могил, кроме того, часто встречаются в захоронениях эпохи викингов третья фибула, отличная от двух других. Можно найти очень похожий механизм на Готланде. Ведущая норвежская ювелирная форма в период миграции, крестообразная фибула, также появляется очень часто в парах женских могил. Примеры четкие плечевые гарнитуры в знаменитом кладбище в Døsen, ОС, Хордаланд, Норвегия. К груди погребенной была плотно прижата небольшая позолоченная рельефная фибула из серебра, и две одинаковых по размеру, круглых бронзовых. Конечно, одного захоронения недостаточно, и нужно просмотреть весь ювелирный материал, чтобы делать какие-то выводы, это будет служить доказательством того, что мы сможем найти если не пару идентичных, то, по крайней мере, две такие похожие фибулы, в женских погребениях периода миграции. Надо полагать, парные фибулы были обычными аксессуарами женского костюма в течение этого периода. Также практиковалось ношение одежды на лямках. Но если это действительно так, то нам придется объяснить смену крестообразных фибул эпохи Меровингов овальными фибулами. Самые ранние овальные фибулы считаются единичными находками. Во всем ювелирный материале эпохи Меровингов, столь разительно индивидуальный, по отношению к предыдущему и последующему периоду, что трудно поверить, что костюм мог быть одинаковым все время. Но если это действительно удастся обнаружить, при корреляции в костюме женщин из миграционного периода эпохи Меровингов, и в эпоху викингов, тогда становится заманчивым искать еще дальше, назад во времени. Как ни парадоксально, чем старше костюм бронзового века, тем надежнее наши сведения. Женский костюм состоял из небольшой рубашки или блузки и юбки, либо сравнительно короткой юбки на шнурке. Общим для обоих, является то, что они были открытыми с одной стороны, так что владелице пришлось обернуть их около себя. Из позднего бронзового века, у нас нет никакого открытого костюма, но один болотный женский костюм из Шлезвиг-Гольштейн, благодаря анализу пыльцы, был датирован предримским временем, что показывает, что традиции раннего бронзового века до сих пор живут - с короткой юбкой, открытой на одной стороне. Несколько петель по краю юбки показывает, что она должна была держаться на ленте или тому подобном, которая проходила через плечо, или плечи, вниз к талии. Выше есть маленькая юбка. Но в любом случае, возникает вопрос, существует ли корреляция между этим предметом одежды и юбкой на лямках? Но мы должны пройти долгий путь, прежде чем мы сможем ответить точно на этот вопрос.

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Поверхности вращения подразделяются. | Стандартизація розчину натрій гідроксиду за хлоридною кислотою.

Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных