Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Колдун грота Трёх братьев




 

На следующий день после открытия пещеры Тюк д'Одубер и замечательных глиняных бизонов братья Бегуены начали исследовать другие пещеры, в первую очередь грот Анлен, где река Вольп уходит под землю, чтобы вновь появиться на свет в пещере Тюк д'Одубер. Было известно, что здесь некогда жили первобытные люди, и братья решили посвятить все свободное время исследованию пещеры Анлен. Но не в этой пещере им предстояло сделать новое открытие. Продолжая исследовать Тюк д'Одубер и Анлен, они вдруг заинтересовались небольшим отверстием в земле, вокруг которого, как уверял их один из арендаторов, зимой всегда таял снег.

Они решили спуститься в отверстие по веревке, то есть так же, как в свое время я спускался в Пудак-Гран и другие естественные колодцы.

Макс и Камель спустились, а граф Бегуен и два других его сына, Жак и Луи, остались наверху, чтобы поднять веревку по сигналу. Им пришлось ждать долго, и их уже начало охватывать нетерпение и беспокойство, когда они с удивлением увидели обоих исследователей, идущих к ним от опушки ближнего леса! Мальчики очень торопились, совсем задохнулись и с большим возбуждением рассказали о своих действительно необыкновенных приключениях.

Спустившись в колодец, они оказались в гигантской, очень сложной пещере. Пошли по ней, оставляя метки, и в конце концов пробрались в извилистый узкий ход, приведший их в пещеру Анлен. Этим объяснялось их долгое отсутствие и возвращение другим путем к отверстию, где их с нетерпением ожидали остальные. Но, самое главное, они нашли на стенах много рисунков (более трехсот) с изображением почти всех животных — современников каменного века: мамонтов, бизонов, лошадей, куланов, северных оленей, каменных баранов, медведей, львов, тигров и даже двух сов.

Эта ранее неизвестная безымянная пещера была тут же наречена гротом Трех Братьев и заняла подобающее ей место среди прославленных, так как в ней находится грандиозная выставка первобытного искусства в своем самом чистом и прекрасном виде.

Контуры животных нарисованы с большим талантом и очень реалистично. Аббату Брейлю понадобилось более десяти лет, чтобы снять на кальку и описать эти рисунки, многие из которых очень сложны и накладываются один на другой.

Самое интересное в гроте Трех Братьев, бесспорно, изображение человека в центре зала на высоте трех метров, искусно выгравированное и окрашенное черной краской. Этот рисунок несомненно изображает колдуна, великого шамана охотничьего племени, избравшего грот Трех Братьев своим святилищем и тайником для заклинаний и магических обрядов, совершавшихся здесь примерно двадцать тысяч лет назад.

Действительно, большинство нарисованных животных "заколдовано": они пронзены стрелами, ранены или несут на себе другие признаки того, что неизбежно должны пасть под ударами копий, дротиков или дубин охотников, потому что колдун заколдовал изображения животных, на которых собираются охотиться.

Посетив пещеру Тюк д'Одубер и полюбовавшись глиняными бизонами, самые молодые и ловкие участники конгресса после длительного перехода под землей добрались до грота Трех Братьев и осмотрели наскальные рисунки и среди них знаменитое изображение колдуна.

По замечательному описанию графа Бегуена, "он надел на руки шкуру с львиных лап с острыми когтями, нацепил на себя маску бизона, с клювом орла, глазами совы, ушами волка и оленьими рогами. Сзади он привязал хвост лошади. Он полагал, что овладевает таким образом всеми магическими силами, всеми физическими свойствами этих животных: храбростью льва, остротой зрения орла днем и совы ночью, слухом волка, выносливостью бизона, быстротой лошади и оленя".

В естественном амфитеатре пещеры колдун занимает главенствующее положение, и у его ног разворачивается длинная процессия выцарапанных на камне животных, несущих на себе все признаки охотничьей магии.

Рисунки эти свидетельствуют весьма реалистично о том, что доисторический колдун часто приходил в глубь пещеры, бредя в одиночестве по подземным лабиринтам при слабом коптящем пламени каменного светильника, в котором фитиль из мха плавал в животном жире. Он приходил в святилище в своем наводящем ужас, вызывающем галлюцинации наряде, чтобы совершить таинственные заклинания. Этот человек верил, что магическими обрядами и ударами по изображениям животных он призывает на помощь своему племени оккультные силы. Он по-своему молился, чтобы они защитили его собратьев от тигров, львов и медведей, чтобы в изобилии было добыто мясо бизона, лошади и оленя, чтобы воины его племени побеждали в битвах.

Конгресс Международного института антропологии чрезвычайно заинтересовал меня. Я познакомился со многими светилами в области первобытной истории, слушал их доклады, научные беседы и дискуссии. Я многому научился, а посещение доисторических пещер открыло мне глаза (в буквальном и переносном смысле) на методы исследования и на возможность самому попытаться найти наскальные рисунки или живопись. Я научился освещать стены так, чтобы можно было обнаружить и расшифровать эти рисунки.

Я горел желанием ходить по большим пещерам, пристально, шаг за шагом осматривая стены в поисках доисторической живописи. Могу сказать без хвастовства, что какое-то тайное предчувствие говорило, что вскоре мне предстоит сделать открытие такого рода. Во всяком случае я делал все от меня зависящее, чтобы приблизить это событие.

С удвоенным пылом и активностью я принялся разыскивать пещеры. Должен сознаться, что, хотя за этот год я занес на свой счет немало пещер, мне не удалось обнаружить ни одного рисунка. Но это меня нисколько не обескуражило, настолько увлекательными были эти одинокие исследования сами по себе.

Торжественная тишина, абсолютное одиночество, которые, конечно, многим показались бы однообразными, вызывающими лишь смертельную скуку и тоску, действовали на меня как талисман. Я испытывал величайший внутренний покой и уносился мыслями вдаль. По прихоти воображения я воскрешал давние времена и пытался представить себе наших далеких предков, которые бродили по тем же пещерам, по которым бродил теперь я, ища в пыли веков их следы.

 

XII

Калагуррис

 

Еще во время первых детских опытов в скромных пещерах Эскалера я собрал валявшиеся кое-где глиняные черепки, которые заняли место в моем маленьком музее на чердаке. Они лежали в картонной коробке из-под обуви, на крышке которой было старательно выведено синим карандашом: "Пещеры Эскалера". Я совершенно не представлял себе происхождения и возраста этих осколков. На заброшенном плато Эскалера, которое было моим излюбленным наблюдательным пунктом и местом пребывания, так как в эту маленькую пустыню никогда никто не заходил, мне попадались время от времени, теперь уже на поверхности земли, другие черепки глиняной посуды, такие же, как в пещерах. Я нашел также развалины каменной стены трехметровой толщины, достигавшей двух метров в высоту.

Наконец, в старом песчаном карьере я заметил на месте разработок на глубине до двух метров множество черепков амфор и сосудов самой различной формы из обожженной глины. Некоторые из них были сделаны на гончарном круге, другие — вручную. Я нашел также топоры из шлифованного камня, различные предметы из железа и бронзы (фибулы, рыболовные крючки, гвозди, обломки клинков мечей и ножей) и несколько кремневых ножей.

У меня появилась уверенность, что на этом крутом плато проходила городская стена очень древнего поселения, вероятно относящегося к неолиту, и что позднее здесь же был галльский оппидум (oppidum).[11]

Расширив сферу своих наблюдений и исследований за пределы плато, я постепенно убедился, что поля и сады Сен-Мартори были буквально усыпаны черепками. Более того, каждый раз, когда на территории городка проводились какие-нибудь земляные работы (закладка домов или что-либо другое), под снятыми слоями земли обнаруживались следы античных построек, а также черепки сосудов и куски грубой черепицы с прямоугольными краями (tegulae). Попадались иногда целые амфоры, урны, монеты, даже саркофаги и мраморные колонны. Все это убедило меня, что на месте современного городка существовало галло-романское поселение, разрушенное и исчезнувшее с лица земли много веков назад. Это открытие побудило меня заняться библиографическими изысканиями относительно древней истории Сен-Мартори и гипотезы (впрочем, никогда не доказанной), что на пути из Tolosa (Тулузы) в Lugdunum Convenarum (Сен-Бертран-де-Комминж) находилось небольшое галло-романское поселение Calagurris (Калагуррис). Основным документом для изучения этого вопроса был "Дорожник" Антонина (Itineraire d'Antonin). Здесь я нашел точный ответ. В этих путевых записках римского географа Антонина приведены расстояния в количестве переходов между Тулузой и Лугдунумом и перечислены названия различных галло-романских поселений, расположенных между обоими городами. По этим данным, Калагуррис — это и есть Сен-Мартори.

Все свои наблюдения и домыслы я изложил в сообщении, в котором утверждал, что на месте Сен-Мартори сначала был оппидум, а потом античное поселение Калагуррис. Эту заметку я отправил академику Камилу Жюльену, "летописцу галлов", он принял ее к сведению и дал высокую оценку, опубликовав за своей подписью под названием "Калагуррис" в журнале "Очерки древности".

Ввиду того что местные археологи не соглашались со мной, эта статья успокоила меня. Она начиналась следующими строками: "Мне хочется привлечь внимание читателей к бескорыстно и старательно проведенным раскопкам, которые начал в Сен-Мартори господин Норбер Кастере. Как все сделанное тщательно и добросовестно, они смогли дать ответ на спорные вопросы и поднять новые проблемы. Я считаю, что они прежде всего подводят черту под вечным спором о почтовой станции Калагуррис на дороге между Сен-Бертран-де-Комминж и Тулузой.

Если представить себе значение изученного господином Кастере оппидума, который стоит совершенно изолированно, возвышаясь над возделанной равниной, и доминирует над местом, где римская дорога, несомненно проложенная по древней неолитической тропе, пересекает Гаронну, и к тому же если учесть его положение между Тулузой и Лугдунум-де-Конвен (Сен-Бертран), указанное в "Дорожнике", то исчезнет всякое сомнение и можно с уверенностью сказать, что господин Кастере прав, утверждая, что именно здесь находился Калагуррис, о котором так давно ведутся споры".

Определение местонахождения Калагурриса было лишь кратким и преходящим вторжением в область древней истории. Однако я почерпнул много полезных сведений и еще сильнее полюбил скромные пещеры Эскалера. Несколько черепков глиняной посуды, собранных мной, когда я был ребенком, несомненно, послужили отправной точкой исследований и открытий, касающихся моего родного городка, который я в какой-то мере отблагодарил, доказав древность его происхождения.

Строки, посвященные мне академиком Жюльеном, и присуждение премии Тулузской академии наук и литературы, смыли позор и разочарование, пережитые мной, когда в одной из пещер Эскалера я нашел сломанную трубку, якобы принадлежавшую Эмилю Картальяку!

 

XIII




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных