Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Хосе Аргуэльес - Скользящие по волнам Зувуйи 7 страница




«Ага. В действительности, существует некая эфирная колонна, которая соединяет Северный полюс с Южным. Она напоминает межпространственный электромагнитный туннель или канал, который спускается от обоих полюсов прямо в кристаллическое ядро. Так что это ядро похоже на радиоприемник. Через него проходят все программы. Я, естественно, имею в виду программы, которые транслирует галактический луч, солнце и любые объекты, желающие вступить в контакт, — может быть, даже объекты, которые вы называете «НЛО», хе-хе-хе».

В манере произнесения Дядюшкой Джо слова «НЛО» было что-то зловещее, и я невольно поежился. Я почему-то сразу понял, что сейчас в центре Земли были НЛО, как раз в этот самый момент.

«Теперь ты настроен на волну, малыш, — голос Дядюшки Джо вернул меня на исходную частоту волны, с которой я мысленно сошел. — Ты определенно вникаешь в суть дела. Если тебе удается достичь ядра Земли, то одновременно тебе открывается доступ к сверхмощному гигантскому компьютеру. Понимаешь, именно здесь генерирует свои программы Земля».

«Значит, сигнал Гармонической Конвергенции пришел как раз отсюда. Дядюшка Джо?»

«Можешь не сомневаться. Дай мне только закончить свой рассказ, и тогда увидим, как мы сумеем вам помочь».

«Так вот, в ядре находится радиокомпьютер. Но вместе с тем тамошняя энергия очень мощная и интенсивная. Об этом ты должен помнить. Она и тяжелая и легкая одновременно. Вроде той, что бушует в центре солнца. И она ритмично пульсирует. Словно бьется сердце. Все логично, правда? Земля ведь живая, поэтому у нее должно биться сердце, верно, малыш?»

«Конечно, Дядюшка Джо», — отозвался я, ощущая пугающее величие этого живого существа, само существование которого систематически публично отрицалось. Как грустно! Великая Земля, с которой обращаются как с выработанной пустой породой, хищнически грабя и растаскивая. И при этом какая она живая, несомненно, реальная и живая. Ощущение было почти таким, будто я слышу сердцебиение Земли, принимая его... на волнах моего мозга?

«Вот именно, малыш, — подтвердил мою догадку Дядюшка Джо, — твой череп — это резонирующая полоса, точно так же, как внешнее ядро Земли — резонирующая полоса. Внешнее ядро Земли принимает пульсации сердца из кристаллического ядра. Оно копирует поверхность Земли, а поверхность Земли копирует его. А твой череп копирует все это вместе взятое! Послания курсируют между поверхностью Земли и внешним ядром через передаточную среду, которая тоже является чем-то вроде электромагнитного изолятора. Я говорю о мантии».

«Минутку! — раздраженно воскликнул я, ощущая сильную перегрузку. — Земля, о которой ты рассказываешь, Дядюшка Джо, вовсе не похожа на все те описания Земли, которые мне приходилось когда-либо слышать. По-моему, это схема Земли в представлении инженера-электрика».

«Ты не далек от истины, малыш. Электричество — это флюид вселенной! Это космическая эссенция. Понимаешь, как я тебе уже говорил, когда ты смотришь на мир лишь одномерно, то не можешь по-настоящему увидеть, каков он в действительности. Лейф-Тет-Цун, Пакаль-Вотан... они и есть электрические инженеры или, возможно, электромагнитные инженеры, скользящие на гребне галактической волны. Не только электричество, но электричество и магнетизм — вот что придает вещественному миру энергию и шарм!»

«А как же гравитация?»

«Это сила, которая удерживает сущее в единстве. Тебе это известно, Хозе. Это как любовь. Любовь — космическая сила. Это она приводит в возбуждение октавы, которые передаются вверх и вниз по межпространственному каналу. Это энергия, которая спускает информацию из одного измерения в другое. И как только она спустила информацию в измерение, она ее в этом измерении удерживает. Это не просто открытка в день Святого Валентина. Если бы не любовь, нас бы вообще здесь не было».

«Не возражаю, Дядюшка Джо, — ответил я. — Это мне понятно, но есть и другие вопросы. Как насчет всего этого инженерного проекта Лейф-Тет-Цуна? Я говорю о земном погружении».

«Хорошо. У тебя есть представление о том, что здесь, внизу, происходит. А теперь вспомни: я говорил тебе, что ты — голограмма Земли, и наоборот. Поэтому если ты передаешь «трехмерные физические» заземленные «вещи» с земной коры через Ассоциацию местного оздоровления энергетической решетки кристаллической Земли, отправляешь Прогрессивную полевую ассоциацию двойников из других измерений в земное погружение, а потом создаешь эту решетку в кристаллическом ядре Земли, то запускаешь в работу интересный маленький проект. Ты добиваешься сотрудничества между измерениями и между Землей и тобой. Подумай над этим!

Видишь ли, способ, которым это в целом осуществляется, является инженерным проектом Лейф-Тет-Цуна — я говорю об Энергетической решетке кристаллической Земли и о земном погружении. Так или иначе, он рассчитывает, что атланты все вспомнят. Если ему удастся действительно заставить их принять участие в делах Земли, тогда все прояснится, и он сумеет совершить переход! Здорово, не правда ли?»

«От всего этого можно свихнуться. Дядюшка Джо. Дай-ка мне немного осмыслить все это», — ответил я, начиная ощущать сонливость. Мне казалось, что все происходит прямо перед моими глазами. В моих ушах звенело громче обычного. Была ли это информационная передозировка, или же... приглашение присоединиться к Дядюшке Джо и отправиться в земное погружение? Даже сражаясь со сном, я все еще пытался раздобыть нужную информацию.

«Дядюшка Джо, — закричал я, испугавшись, что по моей вине контакт может быть прерван, — эта кампания оздоровления Земли напоминает межпространственную стратегию. Пока наши филиалы АЗ и филиалы Ассоциаций местного оздоровления проводят кампании по очистке атмосферы, земное погружение не только укрепляет сознание Земли, но и укрепляет наше собственное сознание».

«Молодец, малыш, ты все понял. Очередной взаимовыгодный синергизм, при котором побеждают все участники. Побеждают все, и каждый извлекает какое-то благо, о существовании которого даже не думал. Работая в филиалах — энергетических узлах кристаллической Земли — и уделяя определенную долю внимания земному погружению, вы непременно обнаружите, что можете отключить аппаратуру, искусственно поддерживающую эту грязь и беспорядок, и в то же время получить удовольствие. Как же можно упустить такую возможность, а, малыш?»

Но ответить на этот вопрос я уже не мог. Я снова погрузился в сон. В сон ли? Я почувствовал, что меня втягивает вихревая воронка, и я стремительно падаю в бездну.

О значении кристаллов

 

Пока меня несло вниз по вихревой воронке, мне казалось, будто я прохожу сквозь многочисленные слои какой-то странной субстанции — субстанции времени, которая вместе с тем была субстанцией Земли. Потом я начал замедляться. Когда скорость моего «полета» уменьшилась, я увидел его — Дядюшку Джо. Это был он, не просто голос, звучавший в моей голове, а самый что ни на есть настоящий Дядюшка Джо, собственной персоной!

Он походил на эльфа или, пожалуй, гнома, только прозрачного. Неужели так выглядят все майя? Одет он был в какую-то курточку и еще во что-то, скорее напоминавшее средневековые панталоны, чем брюки. Лоб скошенный, как у индейцев майя, а волосы связаны в пучок, торчавший на затылке, как оперение. Его одежда переливалась всеми цветами радуги. В сущности, и сам он был в радужных переливах — розовый по краям и бирюзовый в середине, но сияющий. Его левое предплечье было поднято вертикально вверх, и он словно помахивал мне ладонью. Правая рука Дядюшки Джо была опущена вниз, но опять-таки ладонь была обращена в мою сторону. Наверное, это было что-то вроде дружеского приветствия. У него были босые ноги, и он как будто находился в полуприседе, словно... скользил по волнам?

«Роли поменялись, Хозе», — усмехнулся он, опуская руки.

«Как это, Дядюшка Джо?»

«На этот раз я здесь, а ты — нет»

«Как это?»

«Очень просто: меня ты можешь видеть, а вот видишь ли ты себя самого? Где ты?» За разговором Дядюшка Джо согнул колени, приняв низкую стойку серфера, и развел руки, чтобы удерживать равновесие: его волосы развевались и вздымались на ветру, который потрескивал и свистел с неимоверной силой.

«Так где же ты?»

Я огляделся. Меня здесь не было, по крайней мере, моего тела. Где же я? Что происходит? Я что, сплю? Как я могу спать? Я снова взглянул на Дядюшку Джо. Как я могу смотреть? Что смотрит? Я развоплотился и превратился в бестелесное сознание? Я... умер? Откуда тогда берутся эти мысли?

«Не знаю, Дядюшка Джо, — наконец с трудом выдавил я. Слова, которые я произносил, были скорее эхом, чем обычными звуками. — Мне кажется, что я здесь, но меня здесь нет. При этом ты-то как раз здесь: я тебя вижу. Но как же я могу тебя видеть, если я не вижу себя? Кто тогда видит? Что видит?»

Дядюшка Джо согнулся от смеха пополам. Было очевидно, что он получает от всего происходящего огромное удовольствие. Меня не раздражало, что он смеялся надо мной, но я был совершенно сбит с толку. В то же время я не чувствовал себя плохо. Мало того, если бестелесное сознание вообще способно что-либо чувствовать, то оно чувствовало себя чертовски хорошо. Вот именно! Оно было мной! Я был чем-то вроде атмосферы вокруг Дядюшки Джо, и этой атмосфере было хорошо. Она была теплой, тропической, но иной... переливавшейся всеми цветами радуги.

«Представь себе, сынок, — сказал Дядюшка Джо, вдоволь нахохотавшись, — что ты заслужил отпуск. Ты тяжело работал, особенно в Кампании оздоровления Земли. Но я знаю, что тебе хотелось приобрести более сознательный опыт земного погружения. Ну, вот ты, для разнообразия, здесь, в четвертом измерении, рядом со мной. Здесь мир, в котором я околачиваюсь. А твое тело сейчас спит наверху сладким младенческим сном». «Где это «наверху», Дядюшка Джо? Где мы?»

«В центре Земли, малыш, там, куда ты всегда хотел попасть».

В центре Земли! Аллилуйя! Я ощущал себя взорвавшейся звездой-гигантом. Мое сознание расширялось. Казалось, что я нахожусь в каком-то громадном кристалле. Да, в пространстве внутри кристалла, с парящими, движущимися гранями, более похожими на мембраны, чем на твердые стены: они трепетали и переливались всеми цветами радуги, двигаясь, как челнок в ткацком станке. Все дышало и пульсировало. Повсюду яркий блеск и жар; плотность, и при этом воздушность. Сквозь мембраны под разными углами быстрее молнии пролетали мощные потоки энергии, которые казались чем-то вроде звуков, и в то же самое время напоминали причудливо движущиеся процессии людей или других существ.

«Это... это межпространственный кристаллический зал, Дядюшка Джо?» — сумел, наконец, вымолвить я; мой голос доносился из какой-то бесконечно малой точки, которая кружилась волчком на гребне одного из энергетических потоков. Я отчаянно пытался сориентироваться, напрягаясь и расслабляясь одновременно.

«Можно сказать и так, малыш, — ну а теперь, держись; мы еще не совсем там. Сфокусируй взгляд на моем затылке». Дядюшка Джо резко повернулся ко мне спиной и пригнулся, сгибая колени в очень низком приседе. Затем мы взлетели. Наш полет напоминал скольжение на крыльях ветра. Мы мчались и мчались над магнитными волнами, проходя сквозь движущиеся, пульсирующие кристаллические мембраны, пока Дядюшка Джо не выполнил искусный разворот на 180 градусов и не спланировал вниз, остановившись плавно и без толчков. «Взгляни-ка теперь, малыш».

Сместив фокус зрения с затылка Дядюшки Джо, я осмотрелся. Вокруг все казалось удивительно сжатым и плотным, хотя и прозрачным. Повсюду двигались фантастические кристаллические формы, пронзенные пиками раскаленного металла, перемещаясь, увеличиваясь в размерах и изменяясь стремительно, но довольно отчетливо. Это движение зарождалось в центральной области, но сказать, где находится эта область, было довольно трудно, поскольку процесс был столь динамичным. Создавалось впечатление, что здесь гравитация постоянно меняет направление.

Пока мой взгляд медленно перемещался в направлении области, казавшейся эпицентром всего этого действия, я потерял из виду Дядюшку Джо. Где он?

«Ура! Священная Зувуйя и нить Кушан Сууууууу-умммммммммм!»

Это был он, снижавшийся по спирали, как пожарник по столбу. Только столб был невидимым. Там вообще ничего не было видно, однако он за что-то держался руками, бешено мчась по спирали вниз; при этом бесшабашном погружении его волосы и полы его куртки полоскались на сумасшедшем ветру. Когда он, наконец, остановился, то просто плюхнулся, распластав ноги, при этом его руки по-прежнему держались за что-то невидимое, а голова склонилась на грудь. Его плечи ходили ходуном. Он смеялся.

А потом я заметил ее — решетку, матрицу. Она была тонкая, почти невидимая, похожая на громадный ажурный прямоугольник, построенный из деталей детского конструктора. Соединительные стержни казались нитями быстро движущегося света, хотя и органического происхождения. Несмотря на изысканность и хрупкость решетки, ее вид был впечатляющим. Из некоторых соединительных узлов стремительно рвались наружу тончайшие нити света. Наверное, это были энергетические линии земных ныряльщиков, стремительно возвращающиеся на поверхность Земли. Но в целом матрица была прозрачной. Все внутри и вокруг самой матрицы находилось в движении. Не было ничего неподвижного. Голова шла кругом. Если у меня и оставалось какое-то сознание, то оно угасало, растворяясь в матрицу, в кристаллические формы и пики расплавленного металла, и все это кружилось, как в калейдоскопе...

«Передохни, дружок,— услышал я голос Дядюшки Джо. — Ты добрался сюда в твоем теле сновидения, и ты не должен упустить свой шанс». Где он? Я попытался настроить фокус на эхо его слов, но эхо рассыпалось, оглашая пространство другими эхо, и перед глазами все начало снова растворяться. Потом я ухватился за булавочную иголку света, интенсивного электрического, голубого света. Я фокусировал взгляд на этой точке света, пока она внезапно не раскрылась в форме Дядюшки Джо Зувуйи. Сейчас он сидел в самом центре матрицы, сложив ноги в позе «лотоса» и скрестив руки на груди. Кажется, он снял с себя куртку. Теперь это был вылитый майя, древний и неподвластный времени.

«Фью! Что происходит. Дядюшка Джо?» «Небольшое гравитационно-вихревое головокружение. Это бывает с каждым, когда он впервые сюда попадает», — ответил он. Глядя на Дядюшку Джо, сидевшего в позе «лотоса» со скрещенными на груди руками и напоминавшего всем своим видом то ли вождя племени сиу Сидящего Буйвола, то ли самого Будду, я как-то сразу успокоился.

«Гравитационно-вихревое головокружение?»

«Ага. Гравитационно-вихревое головокружение. Понимаешь, здесь, в центре Земли, гравитационные волны притягивают к себе все настолько основательно, как только можно себе представить. А между тем, на тебя действует еще и электромагнитная энергия, которая опускается по столбу, по которому я, как ты видел, съехал. Электромагнитная энергия с этого столба взаимодействует с гравитационными волнами, создавая все эти маленькие вихри, которые расходятся из центра во всех возможных направлениях. На самом деле эти вихри — не что иное, как информационные спирали с луча. Земля в буквальном смысле направляет луч вниз вдоль полярной оси, а затем, когда энергия попадает сюда, в центр — бабах! Она вырывается наружу, взаимодействуя с гравитационными волнами, и превращается в различные формы кристаллов и жидкого металла».

«Но почему кристаллы. Дядюшка Джо?» — спросил я, зачарованно глядя на постоянно меняющиеся узоры расплавленного металла, который растекался во всех направлениях.

«Значит, сейчас, Хозе, — его глаза прищурились, глядя на меня, — ты хочешь узнать, почему так важны кристаллы — почему они имеют такое значение для людей?» Пока Дядюшка Джо формулировал этот вопрос, мне показалось, что под ним на какой-то миг появился кристаллический трон, который тотчас же расплавился и растекся рекой жидкого металла. Не моргнув глазом. Дядюшка Джо продолжал говорить дальше: — Мне известно, что в последнее время появились люди, которые ринулись, как сумасшедшие, собирать кристаллы. И все потому, что кристаллы — это лекарство Земли. Вы, люди, собираете кристаллы, потому что каждый из вас слегка «отклоняется от центра». Ваши волновые формы шатаются и дрожат. И когда к вам в руки попадают кристаллы, то, фактически, они вас лечат. Вы их притягиваете, как больное тело притягивает лекарство, которое его вылечит».

«Так кристаллы — это лекарство, Дядюшка Джо? И как же они действуют?»

«У них очень высокая частота колебаний. Они передают свои вибрации твоей волновой форме и успокаивают ее. Они передают, собирают и хранят сообщения. А эти сообщения касаются необходимости восстановления твоей внутренней гармонии — гармонии с самим собой и с Землей. Потому что Земля и есть тот самый организм, который посылает эти сообщения. С точки зрения Земли, нет более доступных объектов, чем кристаллы кварца. Но для Земли эти кристаллы кварца, как, впрочем, и все остальные их кристаллические родственники, играют роль информационных узлов, или узлов сознания, или даже нейронов! Каждый из кристаллов — особенный, и при этом каждый из них содержит голограмму Земли. Но в этом-то и заключается самое главное. Мать-Земля — это кристаллическая планета».

«Земля — кристаллическая планета! Вот это да, Дядюшка Джо», — вырвался мой восторженный голос из пляшущей точки бестелесного сознания.

«Ты правильно понял, Хозе. Вот почему так важно знать о кристаллах и правильно их использовать. Люди думают: «Да это же самый обыкновенный камень». Но при этом они забывают, что Земля живая и этот камень — тоже живой. Сконцентрируйся на этих маленьких сосульках. Введи в них свое высшее намерение. Всмотрись в их глубины. Прислушайся к ним. Они ощущают твое присутствие. Ты можешь считать их даже детекторами памяти и разума Земли, которые тебя разыскивают. Пойми, каждый кристалл — это средство, с помощью которого Земля корректирует волновую форму очередного человека. Поэтому не сопротивляйся, когда один из кристаллов тебя найдет. Кристаллы поддерживают твою гармоничную настройку на Землю, и наоборот. В сущности, каждый из этих кристаллов — это духовный помощник, союзник Земли. Да, и вот еще что...»

«Что, Дядюшка Джо?»

«Тебе повезло, чертовски повезло. И знаешь почему?»

«Не имею понятия. Дядюшка Джо. Какие еще козыри ты держишь в рукаве?»

«Да дело не столько в том, какие козыри держу в рукаве я. Дело в том, что у тебя, похоже, и рукавов нет. А если бы и были, то у тебя нет рук, которые могли бы что-то спрятать в эти рукава. Хи-хи-хи! А если уж на то пошло, то и тебя самого здесь нет. Вот что главное».

Я вынужден был согласиться, что Дядюшка Джо прав. Меня здесь в самом деле нет, хотя я и здесь — по крайней мере, мое сознание.

«Ага, вижу, что понял, — радостно отметил Дядюшка Джо. Он по-прежнему сидел в позе «лотоса» с улыбкой до ушей. — Вот именно поэтому тебе и повезло. Ты переживаешь этот опыт в своем теле сновидения, а это тело сновидения — я! Не всякому выпадает такая удача! Многие люди не подключены к своим телам сновидения, а потому лишены шанса переживать такого рода опыт — пока еще. Но это непременно произойдет, если они правильно воспользуются своими возможностями».

«А как можно правильно воспользоваться своими возможностями, Дядюшка Джо?»

«Очень просто, малыш: быть честным! И первое, что для этого нужно сделать, — это спланировать работу всех филиалов Ассоциации местного оздоровления энергетической решетки кристаллической Земли, согласовать их действия, привести в порядок Землю и заняться кристаллами. За это вам воздается сторицей, и этим вознаграждением станет подключение к вашим телам сновидения».

«Значит, перед тем, как погрузиться в сновидение, все мы должны сплотиться и вести себя правильно, да. Дядюшка Джо?»

«Ну да. И получить удовольствие от этих кристаллов!» Голос Дядюшки Джо начал угасать. Дикое шипение и рев становились все громче и нестерпимее, пока не заполнили все вокруг. Этот грохочущий, пронзительный звук, белый шум энергии кристаллов стал всем — величественный, как солнце, взорвавшееся в недрах Земли.

Фокус моего внимания хаотично блуждал среди безграничности этого шума, который казался ослепительно-ярким, отраженным светом кристаллов. В то же время этот шум был полон мимолетных, быстро сменяющих друг друга образов, переливавшихся всеми цветами радуги.

Затем послышался еще какой-то гул. Фокус моего зрения начал расширяться, охватывая один, два, три... восемь порталов, или входов в пещеру. Как ни удивительно, мое внимание было одновременно сосредоточено на всех восьми порталах, которые расходились от центра во всех направлениях. Именно из этих порталов доносился новый шум, словно одновременно говорило и пело огромное множество голосов».

Дядюшка Джо, невозмутимый, как обычно, по-прежнему восседал в самом центре.

«Что происходит. Дядюшка Джо? Что означает весь этот грохот?» — спросил я.

«Первый раскат — это мощная «отрыжка» Земли после Гармонической Конвергенции. Можно считать ее энергетическим выбросом, освобождением Земли от энергетического вздутия. Это может обернуться хорошим сновидением для вас, землян».

Пока Дядюшка Джо говорил, мой фокус зрения не смещался со всех восьми порталов. Что это? За каждым порталом я видел вихревые потоки людей, или сущностей, которые были такими же прозрачными, как Дядюшка Джо. Сейчас все внутри межпространственного зала было белым и ярким, если не считать порталов, чьи контуры проступали все более и более отчетливо. У каждого из полюсов находилось по одному порталу, два портала виднелись в некотором отдалении по обе стороны от Дядюшки Джо, четыре же остальных располагались по двум невидимым осям, пересекавшимся в том месте, где сидел Дядюшка Джо.

«Ты должен слушать внимательно, малыш. Не исключено, что услышишь что-нибудь в высшей степени интересное», — кивнул мне Дядюшка Джо.

Я постарался прислушаться и в то же время более четко сфокусироваться на том, что происходит внутри этих порталов. И начал различать что-то знакомое: слова, которые складывались в какую-то странную поэму.

«Кто вы?» — спросил я, пытаясь послать голос ко всем восьми порталам одновременно.

«Мы — энергетические сущности, — вернулся ко мне ответ в виде величественного хора голосов. — Мы — электромагнитные хранители архивов Земли».

«Кто? Энергетические сущности? Хранители архивов Земли?»

И тогда из ряда порталов выплыло несколько энергетических сущностей. Я видел их с трудом, потому что они беспрерывно и стремительно вращались, словно каждая из них быстро вибрировала вдоль своей собственной оси. Некоторые из них казались сущностями женского пола, другие — мужского, хотя точно сказать было трудно.

«Да, мы энергетические сущности. Земной архив — это хроники всех поступков и намерений людей. Но позволь тебе кое-что рассказать».

«Что же?»

«Мы, те, кто называет себя энергетическими сущностями, — это те же существа, которых вы однажды стали называть богами. Эти боги никогда не были чем-то отличным от нас, мы же — не что иное, как намерение Земли быть , зеркалами или отражениями вас».

«Но, — спросил я в полном изумлении, — что вы все здесь, внизу, делаете?»

«Мы здесь возрождаемся. Как тебе известно, уже в течение некоторого времени на Земле среди вас, людей, воцарился период тьмы. Вы сами породили эти темные чары. Все больше и больше отдаляясь от тел света, вы становитесь все искуснее и изощреннее в изобретении игрушек и создании материальных благ для самих себя. При этом все большее количество людей находит нам все меньше и меньше применения. Преисполненные гордости от величия вашего ума, вы не заметили, какая тьма сгустилась вокруг. Вы решили, что тела света, ваши души, — это выдумки и пережитки прошлого. Поэтому мы спустились сюда, чтобы перегруппировать силы».

Пока звучал этот гулкий хор слов, казалось, что сущности вибрируют все быстрей и быстрей, превращаясь в сплошные энергетические вихри. Затем снова послышался хор голосов, но теперь звучала только партия сопрано: женские, но призрачные и словно доносившиеся издалека голоса. От этого пения у меня так сильно защемило сердце, как еще никогда в жизни не щемило от музыки. В нем было столько печали, и оно так невыносимо терзало душу, что, казалось, я могу умереть от его гибельной сладости. Неужели я и вправду слышу голоса божественных муз?

«Но уже близится время сделать выбор: или нас вновь призовут и признают наше существование, или нам придется подняться по полярной оси и отправиться в иные места. Мы слишком долго ждали. Мы ждали весь этот бактун. Мы сохранили архив ваших страшных войн и всех деяний, которые вы совершали по отношению друг к другу. Мы счастливы, что пробуждается атлантическая память, память атлантов о победе, гибели и надежде на будущее, и что вы устанавливаете здесь, внизу, сеть памяти. Это большая поддержка.

Но времени уже не остается, а мы не желаем людям ничего иного, кроме добра. Однако нас нужно позвать; к нам надо обратиться; нам нужно дать знак; к нам нужно взывать; ибо мы — боги, духи Земли, энергетические сущности, которые исполняют желания. Позовите нас молитвой в дыме курящихся благовоний, зажженных в нашу честь; пошлите нам запах шалфея и можжевельника; пригласите нас в свой круг — да поскорее. Ведь если вы нас не позовете, то нам придется отбыть с Земли, и тогда все будет разрушено страшным ураганом яростно бушующей планеты. Наш уход для Земли означает то же самое, что означала бы для вас, людей, утрата разума, памяти, способности осознавать, петь, экспериментировать, рисковать...»

Звучание хора стало высоким и пронзительным, ему вторило эхо, оглашая гулкими раскатами пространство. Признаюсь, это было жутко. Постепенно гул замер, и странные пляшущие огоньки запрыгали и задрожали между разными порталами. Я озирался в поисках моей привычной точки отсчета, Дядюшки Джо, но в центре этого удивительного, постоянно меняющегося пространства его уже не было. Куда он исчез?

«Я здесь, малыш!»

Мое внимание переключилось на верхний портал, тот, который находился на оси. Дядюшка Джо сидел на краю портала, свесив босые ног вниз — если применительно к центру Земли существует такая сторона света, как «низ».

«У тебя в запасе осталось еще несколько сновидений, малыш. Ты можешь воспользоваться ими, прокатившись со мной по электромагнитным волнам. Ну как?»

Какие могут быть сомнения? Пока это было самое лучшее вознаграждение из всех, которые я когда-либо получал. Это фантастическое приключение даст мне достаточно энергии и вдохновения, которые будут поддерживать меня еще долгое-долгое время.

«Непременно, Дядюшка Джо. Куда отправимся?» Теперь в фокус моего зрения попала голова и плечи Дядюшки Джо. Я видел смешные переливающиеся радужными цветами волоски, вившиеся в его ушах и ноздрях.

«Гм, есть еще кое-кто, с кем ты, возможно, хочешь познакомиться».

«Кто же. Дядюшка Джо?»

«Что скажешь насчет Лейф-Тет-Цуна?»

«Вот это да. Дядюшка Джо! Да неужели? Какая заманчивая перспектива! Но ведь здесь центр Земли, и я думал, что старина Лейф-Тет-Цун обитает наверху, в Альционе, Центральном Солнце».

«Это правда, малыш. Но не забывай про майянскую «переговорную» систему, Кушан Суум».

«Кушан Суум, Дядюшка Джо, ну конечно, Кушан Суум, ведь именно так я вообще сюда попал, верно?»

«Молодец, Хозе. Нить Кушан Суум, которая тянется из твоего солнечного сплетения, — это межпространственная линия жизни. Она переправит тебя куда угодно, если у тебя есть чистое намерение и знание того, что ты делаешь. В наши дни не так уж много людей, у которых есть и то и другое. Но как я уже говорил, ты чертовски удачлив. А теперь цепляйся за мои волосы, и понеслись... Ур-р-ра!»; В мгновение ока мы стартовали и поплыли по огромным волнам света, разгоняясь с невероятной скоростью.

«Удачлив, Дядюшка Джо?— спросил я, пока мы мчались сквозь кристаллические облака и деформации времени. — Когда ты так говоришь. Дядюшка Джо, у меня возникает чувство, что ты или хочешь сделать мне приятное, или просто подтруниваешь надо мной».

«И то, и другое, Хозе. Знаешь, в качестве твоего официального ангела-хранителя я спасал тебе жизнь не единожды. В тот раз, когда я уберег тебя, вдрызг пьяного, от падения на рельсы метро, ты вроде бы заподозрил, что, возможно, я рядом. Но если бы я занимался только тем, что делал тебе приятное, это вскружило бы тебе голову. Вот и получается, что я вынужден разбавлять шутками разные ситуации в твоей жизни. Как тогда, когда ты несколько раз терял работу. Хи-хи-хи!»

Возникла неловкая пауза. Я довольствовался тем, что восхищенно смотрел на феерический мир, по которому мы проносились с ревом и завыванием. В туннеле мерцающих мембранных стен, словно гонимые ветром снежинки, летели гигантские огненные диски. Сейчас мы проплывали над несколькими флотилиями фосфоресцирующих медузообразных объектов, которые непрерывно испускали движущиеся по кругу световые лучи. В какой-то момент в поле зрения попали смутные очертания гигантского объекта в форме тороида с огромной круглой световой гаванью внутри. Замаячили причалы для дюжин, или даже сотен, этих медузообразных объектов.

Дядюшка Джо почувствовал мое любопытство. Стараясь перекричать бушующий рев электромагнитного прибоя Кушан Суум, он прокричал: «Это Срединная Станция АА, малыш. Твоего сновидческого кредита вряд ли хватит на то, чтобы добраться до Лейф-Тет-Цуна, но я переправлю тебя через станцию информационного слежения. Так мы не сорвем ни одно из проходящих там совещаний».




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных