Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Хосе Аргуэльес - Скользящие по волнам Зувуйи 8 страница




Приближаясь к легендарной Срединной Станции АА, я сумел различить два огромных «бублика» из света, пересекавшихся под прямым углом. Это было что-то вроде светового порта с «причалами». Вертикальный бублик мерцал мириадами огоньков, которые стремительно отплясывали какой-то невиданный танец. Мне стало ясно, что мы направляемся к нему.

«Теперь держись! Нам надо проскочить, малыш», — крикнул Дядюшка Джо, когда мы влетали в маленькое световое отверстие на вершине громадного светового бублика.

Зрелище, открывшееся во внутреннем пространстве, впечатляло: я увидел нечто вроде бесконечных выгнутых рядов телевизионных экранов. Все они показывали разные миры. И что это были за миры! Странные цветные пейзажи, микроскопические виды огненных клеток, кристаллические города, зеленые вихри пылевых смерчей, субакватические звездные колонии. Величественные и бесконечные миры. А потом они вдруг исчезли. Мы вылетели в другое световое отверстие и стремительно понеслись вдоль нити Кушан Суум в электромагнитном эфире.

«Извини, что не смогли там задержаться, Хозе. Но общее представление ты получил. В этой Галактике творится много всякого, много такого, о чем твои друзья-ученые могли бы узнать и должны были бы узнать, примирись они с реальностью иных измерений. Разумеется, это изменило бы их... тпру-у-у!» Дядюшка Джо прервался на полуслове, и я почувствовал, что он слегка притормаживает. Перед нами находился гигантский шар огненного света. «Альциона, Центральное Солнце!» — торжественно возвестил Дядюшка Джо.

Шар стремительно увеличивался в размерах. Наверное, жар был нестерпимым, но я ничего не чувствовал. Промчавшись сквозь несколько слоев огненной материи, мы, наконец, прибыли к месту назначения, которое оказалось подножием колоссального прозрачного купола. Я увидел огромную круглую лестничную площадку. Влетев в нее, мы наткнулись на нечто, напоминавшее винтовой эскалатор. Он поднимался вверх и в то же время уходил глубоко вниз. По бокам проплывали прозрачные шестиугольные «рекламные щиты» с плавающими, светящимися геометрическими фигурами, из которых плелись разнообразные узоры. Казалось, узоры высвечивают некий код.

Затем мы добрались до конца объекта, который я принял за винтовой эскалатор. Нас ждала еще одна круглая лестничная площадка. Дядюшка Джо Зувуйя помедлил. Я почувствовал, как он весь приосанился, словно готовясь к встрече с «начальством». Одернув куртку и пригладив ладонью пучок волос, торчавший, как хвостовое оперение стрелы. Дядюшка Джо пересек площадку. Внутри открылся великолепный вид. Как ни странно, он напомнил мне «пейзаж» центрального ядра Земли, но был куда более величественным. Гигантские стены огненных кристаллических образований отлого вздымались к центральному куполу. Но при этом они были оформлены так, что казались предметами обстановки — креслами и диванами для отдыха. В действительности они не были ни тем, ни другим, потому что не обладали твердостью. Скорее это были голограммы, но такие голограммы, которые можно слышать и нюхать с таким же успехом, как и видеть.

В центре всего этого великолепия находилась еще одна лестница, которая вела во внутренний уровень. Поднимаясь по ступенькам этой лестницы, я увидел гигантский полукруглый пульт управления, какие бывают в большой студии звукозаписи или телестудии. От этого пульта во все стороны расходились световые лучи, вспыхивавшие и сверкавшие радужным сиянием. Обычные красный и зеленый цвета не шли ни в какое сравнение с богатством и яркостью цветовых оттенков этих лучей; я бы сказал, это была какая-то «электрическая» бирюза и «электрический» же рубин. Периодически снопы этих огней вырывались наружу, взрываясь праздничными фейерверками во всех направлениях. Я никогда не видел ничего подобного. Но самым поразительным было то, что все это казалось... разумным… настолько продуманным... словно это была некая разновидность языка, хотя и совершенно немыслимого.

Вдруг я осознал присутствие светящейся фигуры, настолько прозрачной, что она была почти невидимой. Эта фигура медленно повернулась к нам. Дядюшка Джо слегка кивнул, а потом приветствовал ее тем же самым жестом, что и меня, когда я впервые его увидел: открытыми ладонями обеих рук.

Эта светящаяся эфирная фигура была прозрачной, медузообразной, на вид неорганической. По очертаниям она напоминала колокол, сужающийся по конусу к вершине в точку. На вершине, которая, по моим предположениям, должна была быть головой, проходили три горизонтальные полоски — единственная опознавательная черта этого эфирного тела.

«Приветствую вас! — послышался голос, который исходил прямо из того места, где я стоял. — Я очень стар. И я единственный из тех, кто остался. Лейф-Тет-Цун, которого вы перед собой видите, вскоре должен уйти». Голосу вторило эхо, но он звучал величаво и с большим достоинством. Хотя в нем также ощущались старческие, усталые и даже рассеянные нотки. «Некогда я был многими, но теперь я — одно. Сейчас многие должны прийти на смену одному. Моему «я» и моей проекции — помощнику — слишком тяжело управлять всеми этими лучами. Я, Лейф-Тет-Цун, Хранитель Центрального Солнца, Альционы, еще называемой Ламат, готов к переходу в высшие измерения света. Поэтому прошу вас, осуществите мой проект! Дайте шанс тем, кто погружен в Землю, прийти на смену этому старцу. Если все пойдет хорошо, я отправлю эмиссара с инспекцией и дальнейшими инструкциями. Ну а теперь мне пора вернуться... к моей работе».

Голос стих, оставив лишь легкое потрескивание. Светящаяся древняя фигура отвернулась и осела в центре громадного пульта управления. Затем, словно из-под ткани светящегося тела Лейф-Тет-Цуна, неожиданно выскользнула другая фигура, намного меньших размеров. Как и у Лейф-Тет-Цуна, у этой фигуры тоже была колоколообразная форма. Но ее вещество казалось более плотным, к тому же у нее была более крупная голова. Фактически, именно к этой тыквовидной голове было приспособлено маленькое кристаллическое устройство, испускавшее луч постоянно меняющихся цветов, который попадал в разные точки пульта управления. При этих прикосновениях луча к пульту звучала торжественная музыка, наполнявшая пространство духом какой-то грандиозности и величия, когда из нагромождения звуков рождались гулкие громовые раскаты.

Преисполненный благоговения от всего происходящего, я прошептал Дядюшке Джо: «Так этот малый и есть проекция Лейф-Тет-Цуна, его помощник и эмиссар?»

«Ага, — отозвался Дядюшка Джо. — Старина ЛТ находится в пятом измерении. А его помощник ЛТ - Младший — это проекция, оставленная им для четвертого измерения. Вот почему ЛТ ждет, когда атланты совершат переход и появятся здесь в четырехмерных телах света, чтобы выйти на новый эволюционный виток. Тогда сам ЛТ тоже сможет совершить переход».

Пока Дядюшка Джо говорил, я силился разглядеть помощника, ЛТ-Младшего. Затем, словно поймав волну моей мысли, помощник-эмиссар повернулся в нашу сторону. Маленькая, округлая, но слегка продолговатая голова торчала на прозрачном текучем колоколообразном и медузовидном теле. У него не было ни рук, ни ног. Казалось, что низ его тела был охвачен огнем, как будто горел подол мантии, только язычки пламени неподвижно застыли на месте.

Я снова перевел взгляд на голову. На вид она была столь незамысловатой и древней. По бокам торчали два довольно крупных уха с по-эльфийски острыми кончиками. Единственной приметой лицевой стороны головы была длинная роговидная щель. Внутри этой щели вспыхивали ряды чего-то вроде индикаторных лампочек. Верхушку головы венчал узор в форме бриллианта, в центре которого органическое кристаллическое устройство испускало лучи, попадавшие на пульт управления.

Приветственно кивнув, ЛТ-Младший вернулся к работе. Панели вспыхнули разноцветными лучами. Звучание достигло очередного крещендо. Затем все внезапно исчезло.

Мы помчались обратно по волнам электромагнитного прибоя. Я был оглушен и одурманен вращениями по спиралям нескончаемых мембран света. Последними словами, которые я услышал, были слова Дядюшки Джо: «Все, Хозе, теперь ты предоставлен сам себе. Ты использовал последний сновидческий кредит. Пора возвращаться обратно в эту спящую оболочку, которую ты называешь твоим телом».

Когда Дядюшка Джо ласково направил энергию моего сознания к тому месту, где находилось мое спящее тело, я, наряду с пониманием смысла «сновидческих кредитов», ощутил его глубокую любовь и заботу.

«Да, малыш, — голос Дядюшки Джо прокатился эхом по сновидению, в котором теперь находилось мое тело, — сновидческие кредиты. Это просто премии, которые ты получаешь за то, что наделяешь своего двойника правом быть твоим представителем!»

Непонятно почему, но это прозвучало ужасно смешно, и во сне, покатываясь со смеху, я увидел, как Дядюшку Джо стремительным зигзагом закручивает вихревая воронка. Его руки находились в том же приветственном жесте, который я заметил, когда впервые его увидел, а позади него все стало тихим и ясным, как гладь океана на рассвете, еще не покрывшаяся рябью под дуновениями первого дневного ветерка...

 

Дзэн чистой волновой формы

Заземленный. Спустившийся на Землю. Что и говорить, приятное ощущение после того последнего, изменяющего сознание, перестраивающего реальность, космически-сотворческого путешествия! Дядюшка Джо объявлялся редко. Но я знал, где он. Он был наверху, на Арктуро-Антаресской Срединной Станции, принимал участие в очередных 12-ступенчатых конференциях для «аспирантов».

«Время очищения наступает для каждого, на всех уровнях и во всех измерениях, малыш, — как-то прошептал мне Дядюшка Джо. — Теперь у тебя достаточно информации к действию и размышлению по поводу Анонимных Землян, Ассоциации местного оздоровления и земного погружения. А мне пока дай возможность заняться моим очищением. Когда мы встретимся вновь, мы должны быть начищены до блеска!»

Зачем сетовать на отсутствие Дядюшки Джо? Ведь это лишь временное явление. Да и потом, как сказал Дядюшка Джо, я же счастливчик. Кроме того, я давным-давно знаю, что после головокружительных праздников воображения приходят суровые будни. Сейчас же я собирался обосноваться в своей волновой форме и еще раз охватить взглядом майянскую проблему во всей ее глубине.

«Припарковав» свое тело у центрального канала, я погрузился в медитацию, или в состояние вертикальной настройки, как называет это Дядюшка Джо. Пришло время позволить силе любви, которая струилась по вертикальным октавам, собрать все мои разболтанные части воедино и ускорить настройку на Дядюшку Джо. «Естественность, — слышал я слова Дядюшки Джо, — ты должен стать естественным, вернуться к корням, твоим корням». Поэтому крылья памяти унесли меня в прошлое...

Знаете, я привык считать, что начал это «майянское приключение» лет в четырнадцать, когда был еще подростком мексиканского происхождения, ищущим свои корни. Тогда на меня глубоко повлияли восхождения на пирамиды в районе Мехико. Вскоре после этого я узнал о календаре и тайне самих майя. Я понял, что в этом календаре, — модуле, состоявшем из 260 единиц и называвшемся цолькином, — есть что-то загадочное. Поэтому я окунулся в майянскую тайну, что называется, с головой. Я читал о ней, думал о ней и видел о ней сны. Я даже делал карандашные наброски и писал целые картины. Я изучал связанные с календарем пророчества и сохранившиеся отрывки древних текстов. Я то и дело мотался в Юкатан.

В последние несколько лет, пока я готовился к Гармонической Конвергенции, до меня начало доходить, что мое майянское приключение началось задолго до того, как я родился. Когда я вдруг понял, что разгадку майянской тайны нужно искать в Галактике, мне показалось, что мир перевернулся, и небо вспыхнуло алмазами. Все свое знание и интуитивные прозрения я вложил в книгу «Фактор Майя». Как подтверждает Дядюшка Джо Зувуйя, меня стремительно и неотвратимо окунули в бесконечность, и, скорее всего, с одной целью — чтобы подарить мне термин «Гармоническая Конвергенция».

Но если я ворвался в бесконечность, то и бесконечность ворвалась в меня. А поскольку генетически я не отличаюсь ни от кого другого из живущих на Земле людей, не означает ли это, что все остальные тоже обладали этим знанием еще до прихода в нынешнюю жизнь?

Погружение в бесконечность — это не что иное, как осознание того факта, что твоя память, или твоя глобальная база данных вместе с генетической программой, работала уже тогда, когда ты еще не родился, и у тебя не было имени в этой жизни. К примеру, созданию кристаллика с интегральной микросхемой предшествует мысль об этой микросхеме, верно? А также, разумеется, и представление о специфических функциях этой конкретной микросхемы, но разве это не сопоставимо с тем, что тело, в котором вы ныне живете, тоже существует до того, как изготовлена «микросхема»? Как говорит Дядюшка Джо, «все начинается с электрического, или космического замысла-кода: ты, я, компьютер, планета, солнце и галактика». Я понял, что майянским вкладом во все это стал цолькин, главный код и база данных на интегральных микросхемах, межпространственный указатель и коэффициент.

В физике есть периодическая система элементов — таблица всех химических элементов от водорода до неустойчивых тяжелых элементов, с указанием их атомных весов и изотопных чисел. Это техническая информация, весьма полезная, если мы хотим познавать, создавать и воссоздавать физический план, мир трех измерений.

Так вот цолькин напоминает периодическую систему элементов, с той лишь разницей, что это периодическая система 260 межпространственных галактических частот. И если периодическая система проносит нас по трехмерному миру, то цолькин дает нам возможность играть в межпространственный гандбол — но только пока мы скользим на гребне волны, не иначе!

Цолькин выполняет функции управляющей микросхемы. Это 260-единичная галактическая константа. Как галактическая константа, цолькин представляет собой космически «сконструированный» электрический код. Код цолькина допускает конструирование волновой формы любого вида и в любом измерении. А поскольку цолькин — устройство модульное, то он одновременно способен сравнивать, оценивать и измерять волновую форму — мою волновую форму, вашу волновую форму, любую волновую форму. Это своего рода строительный код. Если волновая форма не соответствует эталонным спецификациям, ее не подключают к единой системе. А если она не подключена, значит, она просто-напросто не способна перемещаться во времени. По словам Дядюшки Джо, она даже не соответствует моменту в настоящем — а это еще хуже, чем спуск колеса у машины, когда вы только собрались включить зажигание.

Ваша волновая форма — это совокупность ваших программ, ваша генетическая программа, а также электромагнитная вибрационная частота. Представляете: когда вы, к примеру, испытываете сексуальное возбуждение, то становитесь самой настоящей электромагнитной волной. Как бы там ни было, ваша волновая форма несет вашу собственную уникальную вибрационную частоту. Вот почему галактические разведчики говорят: «Познай свою вибрацию; по моей вибрации ты узнаешь меня, а тебя я узнаю по твоей вибрации».

В действительности, где-то в глубине души, каждый из нас знает свои собственные вибрации и знает, с чем они резонируют. Кроме того, все мы прекрасно знаем, что необходимо поддерживать эти вибрации в здоровом состоянии.

По своей природе вибрация (или колебание) — это волна определенной частоты. Ваша частотная волна имеет собственную форму, потому что любую частоту, которая колеблется на протяжении некоторого времени, можно нанести на карту, или график. Картографирование любой частоты — это отображение ее формы. Фактически, все геометрические формы — это распределения различных частот. Кругу присущ один характер частот, квадрату — другой, а шестиугольнику — третий.

Когда вы входите в контакт с другим человеком, ваши волновые формы либо подходят друг другу, либо нет. Или, возможно, они нейтрализуют друг друга. Иными, словами, это не просто химия. Химия — это энергетика, возникающая в момент, когда волновые формы регистрируют присутствие друг друга.

А означает все это вот что: даже притом, что каждая индивидуальная волновая форма слегка отличается от всех других волновых форм, у всех есть общий знаменатель, к которому их можно привести, некая модель волновой формы, закодированная в цолькине, галактической константе.

Цолькин как галактическая константа зашифровывает в себе световые частоты, кристаллические частоты и генетические частоты. Световые частоты — это электромагнитные энергетические структуры. Кристаллические частоты характеризуют элементы и виды материи. Генетические частоты относятся к структурам органической жизни. Естественно, все они тесно переплетены друг с другом. Возьмем, к примеру, людей. Какими бы красивыми они себе ни казались, в сущности, вся их красота — не что иное, как продукт конкретной комбинации шестидесяти четырех кодонов ДНК. Эти кодоны представляют собой аминокислотные «кодовые слова» генетического языка. Эти крошечные структуры объединяются для формирования двойных спиралей молекулы ДНК. Кодоны в их конкретных комбинациях содержат информацию, которая в дальнейшем переводится на язык того, что мы считаем нашей физической красотой. «Когда вы, люди, перестанете считать красоту своей заслугой, — как-то раз сказал мне Дядюшка Джо, — тогда ваша красота истинно засияет!»

Разумеется, код ДНК обладает своей собственной вибрационной структурой. Наши гены вибрируют. Поэтому конкретные генетические комбинации, а бывают они самые разные, определяют конкретные волновые формы. Однако, несмотря на видимые различия и несовершенства, все мы «сделаны» из одного и того же «теста». В каждом из нас содержится точно такой же код, какой описывает и структуру всех прочих волновых форм.

Майянцы говорят: «Ин Лакеш», что означает: «Я — это другой ты». Все мы — один и тот же человек. В самом себе я вижу вас и, зная себя, я знаю вас, как и вы видите и знаете меня. Похоже, что это важная причина, чтобы стать, наконец, терпимыми и сострадательными друг к другу, вы не находите?

. Если каждый человек — уникальная волновая форма, то все человечество — это единая волновая форма. Можно представить человечество в виде волны, которая движется и распространяется во времени. И, разумеется. Земля — это волновая форма, как Солнце и солнечная система — это волновые формы, а сама Галактика — это одна грандиозная кристаллическая волновая форма, которая охватывает и вмещает все меньшие волновые формы. Волны внутри волн. Волны вздымают волны. Все движется в галактическом океане!

Да, в галактическом океане! Разве вы когда-нибудь переставали об этом думать? Космические лучи и частицы, испускающие сверкающие призматические капли электромагнитных брызг, звездные системы, планеты, минеральные образования, поражающие цветом и формой, и жизненные формы — бескрайние волны, искажающие и искривляющие свой путь сквозь геометрию времени, наполняющие каждое вероятное пространство искусными геометрическими построениями, мысленными образами, длинами волн — стремящиеся снова найти источник и отправиться к нему в обратный путь, скользя по Зувуйе...

Так вот, если все эти волновые формы регулируются межпространственной галактической константой, цолькином, это означает, что ваша собственная волновая форма представляет, в конечном счете, эхо галактической волновой формы. Но разве эхо — не то же самое, что память?

Вж-и-и-к! Этот высокочастотный звук, который только что услышало ваше ухо, — было ль то эхо? Волна памяти звезд? Кто вы в реальности? Или даже лучше так: что вы? Где вы начинаетесь и где заканчиваетесь? Если ваше тело, включая его волновую форму, — это галактическая память, то все равно остается вопрос: кто вы? А если ваша уникальная волновая форма — это отдаленное эхо галактической волновой формы, кто знает, какие воспоминания вы в действительности храните в этом волновом пакете высокой плотности и частоты, который называете своим «я»?

Итак, есть галактический луч — какова его роль? Как он помогает привести в порядок вашу волновую форму?

Луч ускорения-синхронизации, для измерения которого Землю посещали майя, регулируется галактической константой, цолькином. Это означает, что различные частотные циклы и структуры луча можно измерить или смодулировать с помощью различных коэффициентов межпространственного цолъкина, состоящего из двухсот шестидесяти единиц. Это также означает, что все волновые формы, попавшие под влияние луча, даже волновые формы вашей собаки или кошки, тоже регулируются цолькином. Луч придает структуру вашей волновой форме при помощи структур цолъкина. Звук, который переносится на огромные расстояния, можно принять лишь с помощью приемника, настроившись на прием этого Звука. Волновые формы — это приемники, которые улавливают «звук» луча. Луч регулирует частоты так, что каждая волновая форма из бесчисленного множества всех волновых форм реагирует на сигнал уникально и в то же время всеобъемлюще. Именно это позволяет вашей кошке и вам переживать мистические моменты абсолютной веры и остановки времени.

Это также означает, что ДНК, из которой мы созданы, по какому-то божественному замыслу соответствовала частотам луча. Космическое полотно продолжает сплетаться, и будет плестись всеми нами. По мнению Дядюшки Джо, к тому времени, когда наши вертикальные каналы подключатся к «лучу сновидения 2012», мы будем знать о космосе столько, что «Стар Трек»[7] покажется нам детским лепетом.

Так вот, концепция голограммы тесно связана с представлением о волновой форме. Голограмма — это структура волновой формы, которая в каждое мгновение времени воспроизводится трехмерно. Приведу пример: наверняка вы точно помните, где находились в тот момент, когда узнали о взрыве «Челленджера». Тогда на экранах телевизоров вновь и вновь воспроизводилась голограмма этого момента.

Если бы мы могли в действительности выйти за пределы наших относительно плотных тел и посмотреть на себя как на потоки во времени, то увидели бы, что каждый из нас — это непрерывная волновая форма. Эта волновая форма может быть разбита на множество отдельных кадров, как в диафильме. В любое мгновение каждый кадр покажет эту волновую форму, в основе которой лежит единичная голограмма, — меня, или того, кого я считаю мной, или, к примеру, вас, или того, кем, как вам представляется, вы являетесь.

«Эй, Хозе, — ворвался Дядюшка Джо в вихревом потоке. — Чем быстрее ты удираешь из этой голограммы, тем скорее она тебя настигает! Поразмысли об этом. Хи-хи-хи!»

Вот паршивец, не даст ни минуты покоя!

А суть дела в том, что мы всегда делаем одно и то же — воспроизводим нашу собственную голограмму. Как ни крути, никуда нам от этого не деться. Нравится нам это или не нравится, но это все, на что мы способны. Поэтому с таким же успехом мы могли бы просто расслабиться и стать теми, кто мы есть! Да и вообще, с кем и с чем мы соревнуемся? Мы не в состоянии бежать быстрее собственных голограмм. Вот почему мы должны угомониться и вернуться туда, где мы всегда были. Так мы сумеем извлечь больше пользы из нашего контура Зувуйи.

Вот-вот, теперь вернемся к Зувуйе. Если мы зададимся вопросом, что же наделяет наши волновые формы непрерывностью и связывает во времени наши разнообразные голограммы, создавая нескончаемые волновые формы, то окажется, что этим занимается контур Зувуйи. Вспомните, контур Зувуйи — это канал экстренного доступа к нашей памяти, горячая линия памяти. Но речь идет не о памяти в узком смысле, когда мы, к примеру, вспоминаем, что делали, когда впервые услышали любимую песню. В контуре Зувуйи память представлена общими воспоминаниями каждой из всех наших уникальных волновых форм, о прошлом и о будущем — так же как общегалактическая волновая форма каждого из нас сформирована из воспоминаний одного кристаллика с интегральной микросхемой.

Естественно, для настройки на Зувуйю или ее использования необходимо обладать чистой волновой формой. Ага! Значит, вот в чем загвоздка. Чистая волновая форма: не должно быть никаких прежних ограничений или пристрастий, страхов из прошлых жизней, самопоглощенности и эгоцентризма, конкуренции, контроля, разобщенности — всех этих фокусов. Они должны быть уничтожены чистой волновой формой! Вы поняли, что весь этот разговор о волновых формах — не просто интеллектуальные измышления, дающие новую пищу для ума. И он не подрывает устоев, всего того, что нам уже известно о человеческой анатомии. Просто мы узнаем, что представляем собой нечто большее, чем сами думаем. Или, говоря точнее, мы узнаем, что представляем собой нечто большее, чем то трехмерное тело, которым, по нашему мнению, мы ограничены.

Когда мы говорим, что являемся чем-то большим, чем привыкли думать, то подразумеваем, что являемся не только электромагнитной волновой формой, но и воспоминанием или отражением межпространственной галактической волновой формы. Иными словами, мы — это мы, но в то же время мы — это распространяющееся поле космической памяти. Разве это не чудо!

Значит, обладание чистой волновой формой — это и есть знание, как извлечь максимум пользы из сложившейся ситуации. Если мы действительно намерены принять участие в работе общества Анонимных Землян, то это знание нам просто необходимо. Правильно, сейчас мы переходим к Анонимным Землянам, или АЗ. Одновременно мы приступаем к рассмотрению дзэнской стороны проблемы. Вот-вот — дзэн. От дзэн — к Зувуйе — важная часть учебной подготовки отряда галактических разведчиков.

Дзэнская часть учит нас тому, как очищать и поддерживать в здоровом состоянии наши волновые формы. Но прежде чем этим заняться, мы должны увидеть, что обладаем чем-то таким, что нуждается в очищении. А чтобы это увидеть, мы должны быть честными с самими собой: готовыми совершить эту бесстрашную моральную инвентаризацию. Мы должны увидеть себя чистыми.

Это практически важно и жизненно необходимо, это дзэн. Да, дзэн. Ничего экзотического. Это просто искусство пребывания в моменте сейчас и всяческие трюки для овладения этим искусством. В дзэнском понимании, если мы знаем, как всегда жить в моменте сейчас, то мы остаемся и чистыми, и здоровыми!

«Эй, малыш!» — это снова был он, старый плут.

«Я считал, что это моя медитация. Дядюшка Джо!» «Твоя медитация? Ну и ну. А я-то думал, что это просто медитация, большая волна, Зувуйя, на которую ты настроился, и что же я слышу: ты называешь это твоей медитацией?»

Раздосадованный, я ответил: «Спасибо за науку, Дядюшка Джо. Ты застал меня как раз в тот момент, когда мне показалось, что я вот-вот приближусь к истине. Так что же ты хотел мне сказать?»

«Да всякую ерунду по поводу этого самого сейчас. Это здорово — единственный способ находиться в твоей голограмме и корректировать направление луча, если ты понимаешь, о чем я говорю. Ладно, малыш, я просто хотел сказать, что самое лучшее в пребывании в моменте сейчас — это то, что ты всегда остаешься незрелым и неопытным, «новичком», знаешь ли, цветущим и невинным, как дитя. Нет лучшего способа подключиться к сети Зувуйи, не внося в нее помехи и искажения! Впрочем, ладно, возвращайся обратно и рассказывай им все, что хотел рассказать, а там посмотрим, удастся ли мне держать язык за зубами!» О'кей, Дядюшка Джо. Вернемся к медитации. Духовность — что бы это ни было — это не праздное сидение в медитативной позе. Как не устает повторять Дядюшка Джо, а мне известно, что он позаимствовал это высказывание у Джона Леннона: «Пришло время очищения». Так что давайте возьмем наши электромагнитные пылесосы и почистим загрязненные, плохо работающие жизненные структуры и волновые формы. Планета рассчитывает на нас, поймите это! Планета кричит: «Эй, люди! Очиститесь или мне придется очиститься от вас!»

А вот с очищением у всех и каждого из нас, безусловно, возникают проблемы. Это, конечно, тонко и возвышенно — рассуждать о волновых формах и о том, как они соответствуют или не соответствуют друг другу, — но объясняет ли понятие волновых форм тот факт, что у каждого из нас есть проблемы, а у планеты есть мегапроблема: мы сами? И как мы можем приступить к очищению себя с максимальной эффективностью, на которую способны, и в то же время заниматься очищением планеты?

Расскажу о себе. Например, я обдумываю совершенный мною поступок, который меня огорчает. А потом вдруг вижу, что уже поступал так и раньше, причем многократно. Вроде бы глупость, дурость, но больше всего меня поражает, сколько же раз я вел себя точно также. Почему? Почему это повторяется? Почему это становится привычной моделью поведения? Порой довольно легко выделить одну из таких поведенческих моделей, потому что она становится привычкой, болезненным пристрастием вроде пьянства, курения марихуаны или нюханья кокаина. Когда вы совершаете такого рода действия ежедневно, постоянно, все время, каждому становится понятно: у вас есть проблемы.

Но есть множество проблем куда менее очевидных: например, вы всегда моете посуду (или делаете что-то другое, это не важно), потому что кроме вас никто это не сделает, — а потом про себя обижаетесь, что это повторяется постоянно, и вошло в систему. Или, к примеру, другая проблема: всякий раз, когда вам делают комплимент, вы тут же бросаетесь отрицать свои достоинства, а потом втайне переживаете, были ли сказанные вам слова искренними и правдивыми.

Пожалуй, хватит примеров. Так вот, с точки зрения волновых форм, все происходящее здесь означает, что мы облеплены статикой. Дело в том, что к вашей волновой форме, моей волновой форме, волновой форме кого бы то ни было «липнет» отвратительная статика. А поскольку волновая форма имеет электромагнитную природу, эта «налипшая» статика замыкает канал доступа к контуру памяти Зувуйи, лишая нас поистине необходимой подпитки в тех ситуациях, когда мы разочаровываемся и перестаем верить в свои силы. Разочарование! Короткое замыкание означает именно это: возникает крошечная петля на ленте со встроенным редуктором памяти, из-за которого лента снова проматывается назад и проигрывается вновь... и вновь... и вновь. Редуцируя воспоминания, мы ограничиваем свое бытие.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных