Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






ФОБОС: СБОЙ В РАБОТЕ ИЛИ ЗВЕЗДНЫЕ ВОЙНЫ? 1 страница




 

 

4 октября 1957 года Советский Союз вывел на орбиту первый в истории искусственный спутник Земли, и человечество вступило на путь, который привел его на Луну, а его космические зонды на окраину Солнечной системы и даже за ее пределы.

12 июля 1988 года Советский Союз запустил беспилотный космический аппарат «Фобос-2», который, возможно, стал участником первых в истории человечества звездных войн — не американской Стратегической оборонной инициативы (СОИ), получившей название «Звездные войны», а настоящей войны с участием инопланетян,

«Фобос-2» был вторым беспилотным аппаратом, запущенным к Марсу; его собрат «Фобос-1» стартовал с Земли в июле 1988 года и был потерян — вероятно, из-за ошибки в команде управления — два месяца спустя. «Фобос-2» благополучно добрался до Марса и в январе 1989 года вышел на орбиту вокруг планеты. Это был первый шаг к намеченной цели — перейти на такую орбиту, чтобы лететь «в паре» со спутником Марса Фобосом (отсюда и название космического зонда) и исследовать его при помощи сложнейшего оборудования, включавшего два комплекта приборов, которые должны были опуститься на поверхность спутника.

Все шло по расписанию, пока «Фобос-2» не поравнялся с марсианским спутником. Затем, 28 марта 1989 года Центр управления полетом сообщил о внезапно возникших «проблемах связи» с космическим аппаратом. Официальное советское агентство новостей ТАСС сообщило, что «Фобос-2» не связался с Землей после того, как завершил облет марсианского спутника Фобос. Специалисты из Центра управления полетом не смогли установить устойчивую радиосвязь.

Эти признания оставляли впечатление, что проблема не является неразрешимой, и сопровождались заявлениями, что специалисты Центра управления принимают меры, чтобы восстановить связь. Руководители советской космической программы и многие западные специалисты знали, что полет к Фобосу потребовал значительных финансовых затрат, стоил огромных трудов и был очень важен с точки зрения престижа. Запуск аппарата был произведен Советским Союзом, но сам проект стал результатом беспрецедентного международного сотрудничества тринадцати европейских стран (в том числе Европейского космического агентства и основных французских и немецких научных институтов), которые участвовали в программе официально, а также британских и американских ученых, внесших в работу «личный» вклад (с одобрения своих правительств). Поэтому было вполне объяснимо, что поначалу «проблема» была названа потерей связи, которую можно восстановить за несколько дней. Советское телевидение и пресса преуменьшали серьезность ситуации, подчеркивая усилия, которые предпринимались для восстановления связи с космическим аппаратом. Американские ученые, связанные с программой, не были официально информированы о природе возникшей проблемы и полагали, что потеря связи была вызвана сбоем в работе маломощного запасного передатчика, который стал использоваться после поломки основного.

Однако на следующий день, когда широкую публику все еще уверяли в возможности восстановления радиосвязи, высокопоставленные чиновники Главкосмоса, советского космического агентства, намекнули, что на самом деле такой надежды нет. «С вероятностью девяносто девять процентов «Фобос-2» потерян», — заявил в тот же день Николай Семенов, но на его слова — то, что потерян не контакт, а сам аппарат — не обратили особого внимания.

30 марта в специальном репортаже из Москвы для «The New York Times» Эстер Б. Фрейн отмечала, что «Время», основная вечерняя программа новостей на советском телевидении, «скороговоркой сообщила плохие новости о «Фобосе» и вместо этого сосредоточилась на исследованиях, которые космический аппарат к этому моменту уже успешно завершил. Выступавшие в программе советские ученые «продемонстрировали несколько изображений, но в то же время заявили, что еще не ясно, какие ключи они дают для понимания Марса, Фобоса, Солнца и космического пространства».

О каких «изображениях» и «ключах» шла речь?

Это стало понятно на следующий день, когда европейская пресса (но почему-то не советская) заговорила о «неопознанном объекте», который виден «на последних снимках, сделанных космическим аппаратом». Он имел вид «необъяснимого» объекта или «эллиптической тени» на Марсе.

Из Москвы хлынула настоящая лавина загадок!

Так, например, испанская ежедневная газета «La Ероса» (рис. 92) опубликовала сообщение Европейского агентства новостей EFE под заголовком: «Перед тем как потерять связь с базой, «Фобос-2» сделал странные снимки Марса». Вот текст этого сообщения:

«Телевизионная программа новостей «Время» вчера сообщила, что космический зонд «Фобос-2», находившийся на орбите вокруг Марса, за несколько секунд до того, как с ним была потеряна связь, сфотографировал на поверхности Марса неопознанный объект.

В передаче было уделено много времени странным снимкам, сделанным аппаратом перед обрывом связи, и показаны две самые важные фотографии, на которых видна большая тень.

Ученые характеризовали последний снимок, сделанный космическим зондом, на котором четко просматривался узкий эллипс, как «необъяснимый».

Утверждалось, что это явление не могло быть оптической иллюзией, поскольку с одинаковой четкостью зафиксировано и цветными, и инфракрасными камерами.

Один из членов временной комиссии, которая круглосуточно работала над восстановлением связи с космическим аппаратом, заявил корреспондентам телевидения, что по мнению членов комиссии этот объект «был похож на тень на поверхности Марса».

Расчеты советских специалистов показали, что длина «тени» на последнем снимке «Фобоса-2» составляет около двадцати километров [12,5 мили].

Несколькими днями раньше космический аппарат уже фиксировал похожее явление, только в этом случае длина тени составляла от 26 до 30 километров [от 16 до 19 миль].

Корреспондент программы «Время» спросил одного из членов специальной комиссии, не напоминает ли ему тень своей формой космическую ракету, на что получил ответ: «Это из области фантазий».

[Далее следовали подробности первоначальной программы полета.1

Нет нужды говорить, что удивительное и необычайное сообщение вызвало больше вопросов, чем дало ответов. Потеря связи со спутником связывалась с «объектом на марсианской поверхности, появившимся за несколько секунд до этого». Данный «объект» описывался как «узкий эллипс», а также назывался «явлением» или «тенью». Он наблюдался по меньшей мере дважды — в отчете не сообщалось, в одном районе или нет — и мог менять размеры: в первом случае его длина составляла 12,5 мили, а во втором от 16 до 19 миль. А когда корреспондент программы «Время» поинтересовался, не было ли это «космической ракетой», ученый ответил, что это предположение относится к области фантазий.

Авторитетный еженедельник «Aviation Week & Space Technology» в своем номере от 3 апреля 1989 года поместил рассказ об этом событии, основываясь на информации, полученной из источников в Москве, Вашингтоне и Париже (инцидент глубоко затрагивал французские интересы, поскольку поломка оборудования в негативном свете отражала французский вклад в проект, тогда как «стихийные силы» реабилитировали французскую космическую индустрию). Версия журнала рассматривала происшествие как «проблему со связью», которую не удалось разрешить, несмотря на продолжавшиеся целую неделю попытки «восстановить контакт». Одним из оснований для этого вывода послужила информация из советского Института космических исследований, в которой сообщалось, что проблема возникла «после сеанса фотографирования и сбора данных», по завершении которого «Фобос-2» должен был изменить ориентацию своей антенны. «Само оборудование сбора данных, по всей видимости, работало в штатном режиме, но надежный контакт с «Фобосом-2» установить не удалось». В тот момент аппарат вращался по почти круговой орбите вокруг Марса и «выполнял последние маневры для сближения с Фобосом».

Эта версия видела причину происшествия в «потере связи», однако в статье, которая появилась несколькими днями позже в журнале «Science» (7 апреля 1989 года), речь уже шла о вероятной потере «Фобоса-2» — самого космического аппарата, а не просто связи с ним. Это случилось, по мнению авторитетного журнала, 27 марта, когда космический аппарат развернулся для съемок крошечного спутника Марса Фобоса, который и был конечной целью экспедиции. Когда настало время вновь направить антенну к Земле, связи не было.

Затем в статье идет фраза, такая же необъяснимая, как сам инцидент и «узкий эллипс» на поверхности Марса:

«Через несколько часов был получен слабый сигнал, но приемные устройства не смогли захватить его. На протяжении следующей недели ничего слышно не было».

Теперь инцидент рассматривался как внезапная и полная потеря «канала связи». Предполагаемая причина заключалась в том, что космический аппарат, повернувший антенны для сканирования Фобоса, по неизвестной причине не смог вновь сориентировать их на Землю. Но если антенна не была направлена на Землю, каким образом мог быть получен «слабый сигнал», пришедший «несколько часов спустя»? А если антенна все же была должным образом повернута в сторону Земли, чем вызвано длившееся несколько часов молчание, вслед за которым появился сигнал, слишком слабый для захвата приемным оборудованием?

Возникает очень простой вопрос: не столкнулся ли «Фобос-2» с «чем-то», что вывело его из строя — если не считать последнего вздоха в виде слабого сигнала насколько часов спустя?

В журнале «Aviation Week & Space Technology» (в номере от 10 апреля 1989 года) был помещен еще один репортаж, на этот раз из Парижа. В нем сообщалось, что по мнению советских ученых «Фобос-2» не сумел стабилизировать свою ориентацию, чтобы его антенна высокого усиления была направлена на Землю. Это заявление озадачило редакторов журнала, поскольку, как сообщалось в том же репортаже, «Фобос-2» стабилизировался «по трем осям» при помощи той же технологии, что была разработана для аппаратов класса «Венера» и прекрасно зарекомендовала себя при полетах на Венеру.

Что же могло вызвать дестабилизацию аппарата? Был ли это сбой в работе или внешнее воздействие — например, удар?

Еженедельные французские издания сообщали интригующие подробности:

«Один из сотрудников Центра управления в Калининграде сообщил, что слабые сигналы, полученные после окончания передачи изображения, создали впечатление вращения источника.

Другими словами, «Фобос-2» вел себя так, как будто начал вращаться.

Что же «фотографировал» «Фобос-2» непосредственно перед инцидентом? Мы уже имеем представление об этом из программы «Время» и сообщения Европейского агентства новостей. Однако в репортаже «Aviation Week & Space Technology» из Парижа приводятся слова директора Главкосмоса Александра Дунаева:

«На одном из снимков виден странной формы объект между космическим аппаратом и Марсом. Это может быть космический мусор, вращающийся на орбите рядом с Фобосом, или тяговый двигатель самого «Фобоса-2», который был отделен от аппарата после того, как он вышел на орбиту Марса, — точно мы не знаем».

Это заявление было сделано в саркастической манере. Нам известно, что аппараты «Викинг» не оставили никакого «мусора» на орбите Марса, и мы не знаем ни о каком-либо другом «мусоре», образовавшемся в результате деятельности землян. Другая «возможность», заключавшаяся в том, что объект, находившийся между планетой Марс и «Фобосом-2», был отброшенным тяговым двигателем, сразу же исключается, если взглянуть на форму и конструкцию «Фобоса-2» (рис. 93), ни одна из частей которого не имеет формы «узкого эллипса». Более того, в программе «Время» называлась длина «тени» — 12,5 и от 16 до 19 миль. Совершенно очевидно, что в зависимости от угла освещения объект может отбрасывать тень, размеры которой гораздо больше его самого, но часть «Фобоса-2» всего лишь несколько футов длиной вряд ли могла отбросить тень, размеры которой достигали нескольких миль. Наблюдаемый объект никак не мог быть ни «мусором», ни отброшенной частью космического аппарата.

В то время меня удивляло, почему в официальных объяснениях отсутствовала третья возможность, самая естественная и правдоподобная — наблюдаемый объект был действительно тенью, но тенью самого Фобоса, спутника Марса. Его форму чаще всего описывают как «картофелину» (рис 94), а его поперечник составляет около девятнадцати миль — что совпадает с размерами «тени», упоминавшейся в первых отчетах. Мне пришел на память снимок «Маринера-9», на котором было запечатлено затмение на Марсе, вызванное тенью Фобоса. Может быть, все это не имеет никакого отношения к причине потери «Фобоса-2»?

Ответ пришел три месяца спустя. Под давлением международных участников проекта «Фобос», требовавших предоставления более подробной информации, советские власти опубликовали видеозапись изображения, которое «Фобос-2» передавал в последние мгновения — за исключением последних кадров, снятых за несколько секунд то того, как космический аппарат замолчал. Эти телевизионные кадры транслировались несколькими европейскими и американскими каналами в еженедельных обзорах новостей — как курьез, а не как сенсация.

Телевизионная съемка зафиксировала две аномалии. Во-первых, это сеть прямых линий в районе марсианского экватора: коротких, длинных, тонких и достаточно широких, чтобы выглядеть как прямоугольные формы, «выдавленные» на поверхности Марса. Этот узор состоял из параллельных рядов и занимал площадь около шестисот квадратных километров (более двухсот тридцати квадратных миль). Данная «аномалия» никак не походила на естественное явление.

Показ видеозаписи сопровождался комментарием доктора Джона Беклейка из Английского музея науки. Он называл этот объект загадочным, поскольку зафиксированный на поверхности Марса узор был сфотографирован не оптической, а инфракрасной камерой космического аппарата, которая воспринимает тепловое излучение, а не игру света и тени. Другими словами, узор из параллельных линий и прямоугольников, занимавший почти двести пятьдесят квадратных миль, был источником теплового излучения. Маловероятно, что природный источник тепла (например, гейзер или концентрация радиоактивных минералов под поверхностью планеты) создаст такой плавильный геометрический узор.

Чем пристальнее мы вглядываемся в этот узор, тем яснее становится его искусственное происхождение. Однако на вопрос, что это может быть, ученый ответил: «Я просто не знаю».

Поскольку никаких координат или точного местоположения этого «аномального объекта» сообщено не было, невозможно определить его связь с другим загадочным объектом на поверхности Марса, видным на снимке «Маринера-9» под номером 4209-75. Он тоже расположен в экваториальной зоне (с долготой 186,4) и имеет вид «необычной впадины с отходящими от центральной оси радиальными лучами». По мнению ученых из NASA впадина образовалась в результате таяния и провала слоев вечной мерзлоты. Форма этого объекта напоминает современный аэропорт с центральным узлом и расходящимися радиальными рукавами для приема самолетов. Сходство становится очевидным, если «перевернуть» фотографию (то есть поменять местами выступы и впадины — рис. 95)

Теперь мы подошли ко второй «аномалии», присутствовавшей на видеозаписи. На поверхности Марса отчетливо видна темная тень, которая действительно может быть описана как «узкий эллипс» (фотография N — стоп-кадр из советской видеозаписи). Она явно отличалась от тени Фобоса, зафиксированной восемнадцатью годами раньше «Маринером-9» (фотография О). Спутник Марса отбрасывал тень, представлявшую собой округлый эллипс с нерезкими краями — именно такой должна была быть тень от имеющего неправильную форму Фобоса. «Аномалия», зафиксированная камерой «Фобоса-2», — это тонкий эллипс с очень острыми, а не закругленными концами (ювелиры называют такую форму «маркизой»), и четким, а не расплывчатым контуром, выделяющимся на фоне какого-то ореола на поверхности Марса. Доктор Беклейк описывал этот объект как «нечто, расположенное между космическим аппаратом и Марсом, поскольку под ним мы можем видеть поверхность планеты», и подчеркивал, что объект был зафиксирован как оптической, так и инфракрасной (тепловой) камерами.

Теперь становится понятно, почему советские специалисты не говорили о том, что темный «узкий эллипс» может быть тенью Фобоса.

Комментируя изображение на экране, доктор Беклейк пояснил, что оно было получено в тот момент, когда космический аппарат поравнялся с Фобосом. «Когда последний кадр был наполовину обработан, — сообщил он, — они [советские ученые] увидели нечто, чего там не должно было быть. Поскольку они не опубликовали этот последний кадр, — продолжал он, — нет смысла рассуждать о том, что на нем изображено».

Спустя год после происшествия последний кадр (или последние кадры) видеозаписи так и не был опубликован, и мы можем только высказывать предположения, догадки или верить слухам, согласно которым на последнем кадре изображено «нечто, чего там не должно было быть», летящее к «Фобосу-2» и врезающееся в него, прерывая передачу. Затем, как было сказано в упомянутых выше отчетах, через несколько часов последовал короткий всплеск сигналов, слишком слабых и искаженных.

(Кстати, этот отчет опровергает первоначальное объяснение, что космический аппарат не смог развернуть свои антенны по направлению к Земле.)

В журнале «Nature» от 19 октября 1989 года советские ученые опубликовали серию технических отчетов об экспериментах, которые удалось выполнить «Фобосу-2». Из тридцати трех страниц потере аппарата было посвящено лишь два абзаца. Отчет подтверждает, что космический аппарат вращался, либо из-за ошибки компьютера, либо вследствие «удара» неизвестного объекта (теория о том, что это было столкновение с частицами пыли, отвергается в отчете).

Так что же все-таки столкнулось с «Фобосом-2» или ударило в него — «нечто, чего там не должно было быть»? Что изображено на этих до сих пор не рассекреченных последних кадрах? В своем осторожном ответе на вопрос журнала AW&ST директор советского космического агентства ссылается на последний кадр, когда пытается объяснить потерю связи с космическим аппаратом:

«На одном из снимков виден странной формы объект между космическим аппаратом и Марсом».

Если это не «мусор», не «пыль» и не сброшенная часть «Фобоса-2», то что же это был за объект, который, как теперь соглашаются все, столкнулся в космическим аппаратом — объект, способный заставить аппарат вращаться, изображение которого осталось на последних кадрах записи?

«Мы просто не знаем», — сказал руководитель советской космической программы.

Однако свидетельства существования древней космической базы на Марсе и странной формы «тень» заставляют прийти к выводу, от которого мурашки бегут по коже: секретные кадры хранят свидетельства того, что потеря «Фобоса-2» была не несчастным случаем, а инцидентом.

Возможно, это первый инцидент звездных войн — пришельцы с другой планеты сбивают земной космический аппарат, вторгшийся на их марсианскую базу.

Не показалось ли читателю, что ответ советского ученого на вопрос о том, что же это был за «странной формы объект между космическим аппаратом и Марсом», который прозвучал как: «Мы просто не знаем», — эквивалентен тому, чтобы признать в нем НЛО — неопознанный летающий объект.

На протяжении многих десятилетий, почти с того самого момента, когда явление, сначала получившее название «летающие тарелки», а затем переименованное в НЛО, стало мировой загадкой, ни один из уважающих себя ученых и близко не подойдет к обсуждению этого вопроса — разве что отпустит саркастическое замечание и скажет, что было бы глупо воспринимать все это всерьез.

По мнению Антонио Хуниуса, писателя и известного специалиста по НЛО, современная «эра НЛО» началась 24 июня 1947 года, когда американский пилот и бизнесмен Кеннет Арнольд увидел группу из девяти серебристых дисков, летевших над Каскадными горами в штате Вашингтон. Название «летающие тарелки», вскоре вошедшее в моду, было позаимствовано из описания Арнольдом этих загадочных объектов.

«Случай Арнольда» сопровождался аналогичными сообщениями со всей территории Соединенных Штатов, а также других регионов мира, но самым серьезным и до сих пор обсуждаемым (на этот сюжет даже снят телевизионный фильм) случаем стало предполагаемое крушение «инопланетного космического корабля» 2 июля 1947 года — через неделю после наблюдений Арнольда — на ранчо в окрестностях Росвелла в штате Нью-Мексико. В тот вечер в небе над этой местностью был виден яркий объект в форме диска; на следующий день фермер Уильям Брайзел обнаружил на своем поле к северо-западу от

Росвелла разбросанные обломки. Обломки и «металл», из которого они были сделаны, выглядели странно, и фермер сообщил о своей находке на расположенную в Росвелл-Филд базу ВВС (в то время единственную в мире, на которой имелась эскадрилья самолетов с ядерным оружием на борту). Офицер разведки майор Джесси Марсел вместе с офицером из подразделения контрразведки отправился осматривать обломки. Кусочки различной формы напоминали бальзу, но это было не дерево. Как ни пытались офицеры согнуть или поджечь этот неизвестный материал, у них ничего не вышло. На некоторых удлиненных обломках обнаружились геометрические значки, которые впоследствии назвали «иероглифами». После возвращения офицеров на базу командир приказал сотруднику отдела по связям с общественностью (в приказе от 7 июля 1947 года) уведомить прессу, что персонал базы подобрал остатки «разбившейся «летающей тарелки». Это сообщение попало на первую полосу «The Roswell Daily Record» (рис. 96), а затем было передано телеграфным агентством в Альбукерке, штат Нью-Мексико. Через несколько часов появилось новое официальное заявление, опровергавшее первое, — в нем говорилось, что на фермерское поле упали остатки метеозонда. Газеты напечатали опровержение, а радиостанции перестали передавать первую версию случившегося — по некоторым данным им было запрещено это делать из соображений «национальной безопасности».

Несмотря на исправленную версию происшествия и официальные опровержения об инциденте с «летающей тарелкой» в Росвелле, многие лично участвовавшие в тех событиях до сих пор продолжают настаивать на первой версии. Некоторые утверждают, что неподалеку разбилась еще одна «летающая тарелка» (к западу от Сокорро, штат Нью-Мексико) и гражданские лица, ставшие свидетелями этого события, видели не только обломки, но и тела погибших гуманоидов. Неоднократно поступали сообщения, что эти тела, а также тела других предполагаемых «инопланетян», которые разбились уже после этих двух катастроф, были исследованы на базе ВВС Райт-Паттерсон в Огайо. Согласно документу, известному в кругах специалистов по НЛО под названием «MJ-12», или «Маджестик-12» (некоторые считают, что это два разных документа), президент Трумен в сентябре 1947 года сформировал секретную комиссию из тщательно отобранных людей, чтобы изучить инцидент в Росвелле и ему подобные, однако подлинность этого документа не доказана. Точно известно, что сенатор Барри Голдуотер, который был председателем или членом комитетов американского Сената по разведке, вооруженным силам, тактическим вооружениям, науке, технологии и космоса, а также всех других, имевших отношение к этой тематике, постоянно получал отказ в доступе в так называемую «голубую комнату» на этой авиабазе. «Я уже давно запросил разрешение на доступ в так называемую «голубую комнату» на авиабазе в Райт-Паттерсоне, но получал отказ за отказом от высшего руководства, — писал он в 1981 году. — Эта штука была настолько засекречена... что было просто невозможно что-то о ней узнать».

Сообщения о наблюдаемых НЛО продолжали поступать, и американские ВВС, устав от излишней секретности, окружавшей эту проблему, предприняли ряд исследований феномена НЛО, среди которых были такие проекты, как «Sign», «Grudge» и «Вше Воок». С 1947 по 1969 год было изучено более тринадцати тысяч сообщений об НЛО, и в большинстве своем это оказались природные явления, воздушные шары, самолеты или просто фантазии. В 1953 году отделение науки американского ЦРУ собрало комиссию, в состав которой входили ученые и правительственные чиновники. Эта группа, известная как комиссия Робертсона, просмотрела двенадцать часов видеозаписей, изучила всю имеющуюся информацию и сделала вывод, что «для большинства наблюдений можно найти разумные объяснения». Сообщалась, что в остальных случаях представленные доказательства оставляют единственным возможным объяснением «внеземных существ», хотя «современные знания о Солнечной системе делают маловероятным существование разумных существ... где-либо, кроме Земли».

Официальные опровержения существования НЛО продолжали поступать (еще одно исследование, приведшее к тем же выводам, было проведено официальной комиссией по изучению НЛО Университета Колорадо с 1966 по 1969 год), и одновременно продолжало расти число случаев наблюдения и даже «встречи» с НЛО, а в разных странах возникали группы гражданских добровольцев, занимавшихся изучением этой проблемы. Теперь контакты с НЛО делятся на группы: контакты «второго рода», когда остаются материальные свидетельства присутствия НЛО (следы посадки или влияние на приборы), и «третьего рода», когда имеет место контакт с экипажем НЛО.

Внешний вид НЛО прежде описывался по-разному: от «летающих тарелок» до «сигарообразных объектов». В настоящее время большая часть очевидцев описывает конструкции округлой формы, которые при приземлении опираются на три или четыре длинные опоры. Описание экипажа тоже стало более или менее одинаковым: гуманоиды ростом от трех до четырех футов с крупными безволосыми головами и очень большими глазами (рис. 97а, б). По словам одного из офицеров разведки, который якобы видел «обломки НЛО и тела пришельцев» на «секретной базе в Аризоне», гуманоиды «были очень, очень белыми и не имели ни ушей, ни ноздрей. Единственными отверстиями на голове были очень маленький рот и огромные глаза. У них не росли волосы ни на лице, ни на голове, ни на лобке. Они были обнажены. Думаю, рост самого высокого из них не превышал трех с половиной футов, может, чуть больше». Этот свидетель заявил, что не видел у гуманоидов ни гениталий, ни молочных желез, хотя одни были больше похожи на женщин, а другие на мужчин.

Многочисленные сообщения о НЛО поступали от разных людей. Так, например, президент Картер в 1976 году во время одной из своих предвыборных речей признался, что видел НЛО. Он пообещал «сделать всю информацию об НЛО, которой обладает эта страна, доступной для общества и ученых», но по неизвестным причинам это обещание не было выполнено.

Кроме официальной политики властей США, «опровергавших» сообщения об НЛО, людей, веривших в их существование, раздражала тенденция делать вид, что правительственные агентства потеряли интерес даже к изучению сообщений об НЛО, в то время как то и дело выяснялось, что многие из них, включая NASA, пристально следят за этими явлениями. С другой стороны, в Советском Союзе в 1979 году Институт космических исследований опубликовал аналитический доклад «Наблюдения за аномальными атмосферными явлениями в СССР» («аномальными атмосферными явлениями» в России называли НЛО), а в 1984 году Академия наук сформировала постоянную комиссию для изучения этого явления. У военных эти исследования были переданы под контроль ГРУ (Главное разведывательное управление Генерального штаба), и им была поставлена задача выяснить, являются ли НЛО «секретными разработками иностранных государств», неизвестным природным явлением или «управляемыми или неуправляемыми внеземными космическими аппаратами, исследующими Землю».

Среди многочисленных сообщений об НЛО в Советском Союзе есть и свидетельства советских космонавтов. В 1989 году советские власти решились на серьезный шаг, разрешив официальному агентству новостей ТАСС опубликовать сообщение о появлении НЛО в городе Воронеже. Сенсационная новость сразу попала на первые полосы мировых газет, причем, несмотря на обычное в таких случаях недоверие, ТАСС продолжало настаивать на достоверности этой истории.

Французские власти тоже придерживались более открытой политики, чем власти США. В 1977 году французское Национальное космическое агентство, штаб-квартира которого расположена в Тулузе, учредило специальную группу по изучению неопознанных атмосферных явлений; недавно эта группа была переименована в «Srvice d'Expertise des Phenomenes de Rentree Atmospherique», но задача ее осталась той же — анализ сообщений об НЛО. После некоторых самых известных случаев появления НЛО во Франции был проведен анализ почвы в местах, где наблюдали за посадкой НЛО, и результаты показали «наличие следов, которым не найдено удовлетворительного объяснения». Большинство французских ученых разделяют пренебрежительное отношение коллег из других стран к этому предмету, но среди тех, кто привлекался к изучению данного явления, сложилось единое мнение, что это «проявление деятельности внеземных гостей».

В Великобритании сохраняется плотная завеса секретности над всем, что связано с НЛО, несмотря на усилия многочисленных групп, в том числе комиссии Палаты лордов, создание которой инициировал граф Кланкатри (в 1980 годуя имел честь выступать перед ней). Информация из Великобритании, а также из многих других стран довольно подробно изложена в книге Тимоти Гуда «Above Top Secret» (1987). Обилие документов, процитированных или приведенных в книге Гуда, наводит на мысль, что поначалу многие правительства «скрывали» свои находки, поскольку подозревали, что НЛО пред-ставляют собой новейшие летательные аппараты другой супердержавы, а признание превосходство врага никак не соответствовало национальным интересам. Однако после того, как основной версией стало внеземное происхождение НЛО, оправданием для «скрытности» стали воспоминания о той панике, которую вызвала трансляция по радио постановки Орсона Уэллса «Война миров», по роману его знаменитого однофамильца.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных