Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






МОРФОЛОГИЯ КРИСТАЛЛОВ АЛМАЗА 3 страница




Второго типа треугольные углубления, имеющие плоское дно (рис. 37, 2), развиваются одновременно с отрицательными пира­мидальными впадинками; они не связаны с выходами дислокаций (Lang, 1959). Строение их более сложное. В простейшем случае они представляют собой неглубокие правильной треугольной фор­мы впадины (рис. 37, 2). Часто они развиваются как бы одна в другой образуя ступенчатого строения улубление, заканчивающе­го плоским дном (рис. 37, 6; 38, 1). Для этого типа треугольных фигур характерно, что некоторые или все углы их притупляются комбинационными поверхностями, соответствующими различным гранкам тетрагонтриоктаэдров. В связи с этим форма их может быть разнообразной: в том случае, когда притуплены все три угла, Фигуры приобретают шестиугольную форму, правильную или с преобладанием треугольной конфигурации. В связи с тем, что стенки этих фигур представляют собой комбинационные поверхности, гониометрические замеры показывают, что они имеют сложную кристаллографическую природу. Так, например, согласно данным А. А. Кухаренко (1955), в этого типа фигурах травления появля­ются многие формы1. В общем виде кристаллографическое строе­ние треугольных углублений показано на рис. 38, 2. По основным линиям этих фигур, параллельным и идентичным по структурной ориентации ребрам октаэдра, образуются либо иррациональные комбинационные поверхности, лежащие в поясе гранок тригон-триоктаэдров (в случае ступенчатого строения стенок углублений), либо эти линии притупляются серией микроскопических гранок тригон-триоктаэдров, развитие которых, очевидно, подчиняется «за­кону компликации». Иногда при близкой ориентации множества таких гранок в целом образуются округлые поверхности. Линии, притупляющие вершины треугольных фигур, по своей структурной ориентации идентичны ребрам (111) : (111). На месте этих линий иногда развиваются ступенчатые поверхности; они притупляются серией микроскопических гранок тетрагон-триоктаэдров и в неко­торых случаях также имеют округлый характер.

 

 

Рис. 37. Фигуры травления на гранях {111} и {100} кристаллов алмаза (объяснение см. в тексте)

 

 

При развитии процесса растворения треугольные формы трав­ления увеличиваются в размере, накладываются друг на друга, образуя характерную скульптуру на октаэдрических поверхностях (рис. 37, 3-9). При этом на гранях наблюдаются оба типа тре­угольных фигур: пирамидальные и с плоским дном.

Вопрос о происхождении треугольных впадин на октаэдриче­ских гранях алмаза имеет большую историю. По представлению одних исследователей, эти углубления образуются в процессе рос­та и не являются признаком растворения кристалла (Ван-дер-Веен, 1913; Williams, 1932; Аншелес, 1954; Гневушев, 1956, 1957; Tolan-sky, 1955; Halperin, 1954; Bedarida, 1967 и др.). Эта точка зрения основывается на известной схеме Ван-дер-Веена, показывающей возможность образования обратнопараллельных треугольных уг­лублений при полицентрическом слоистом развитии граней (рис. 38, 1). Кроме того, всегда указывалось, что при искусствен­ном травлении кристаллов алмаза в расплаве селитры или едких щелочей на гранях {111} образуются треугольные углубления, ориентированные согласно конфигурации грани, а не обратнопа-раллельно, как это наблюдается в большинстве случаев на при­родных алмазах. Некоторые исследователи для доказательства того, что треугольные впадины являются образованиями роста, считали достаточным показать, что они имеют ступенчатое строе­ние, что якобы свидетельствует о послойном росте граней (Tolan-sky, 1955; Bedarida, 1967).

Рассмотрим аргументацию указанных исследователей. Схема Ван-дер-Веена указывает на возможность образования треугольных углублений в процессе роста, но никак не доказывает, что именно таким образом они возникли на кристаллах алмаза. Кроме этого, она не объясняет происхождения треугольных фигур с при­туплёнными углами (т. е. когда они имеют четырех-, пяти- или ше­стиугольную форму). Многие исследователи проводили экспери­ментальные работы по травлению алмазов, в результате чего вы­явили, что ориентировка треугольных фигур зависит от среды и ус­ловий травления. Так, например, Пател и С. Раманатан (Patel, Ramanathan, 1962) получили обратно ориентированные треуголь­ные фигуры при травлении в КС1О3 при t = 380° С в течение 181 час. То же самое было получено при травлении алмазов в расплаве кимберлита при t = 1450° С (Mitchell, 1961). Таким образом, ста­новится очевидным, что точка зрения об образовании треугольных фигур в процессе роста не имеет надлежащего обоснования.

 

 

 

Рис. 38. Характер фигур травления на гранях {111}

1 – схема образования треугольных впадин в результате полицентрического роста граней (по Van der Veen, 1913); 2: а – пирамидальная фигура травления, б – фигура травления с плоским дном, в – сложное многоярусное строение фигуры травления с плоским дном, г – возвышающиеся акцессорные пирамидки, окружающие фигуру травления, д – «колония» мелких треугольных фигурок травления с пирамидальным дном, приуроченных к выходам дислокаций, е – шестиугольная фигура травления. Стрелками указаны комбинационные поверхности, образованные серией гранок тригон-триоктаэдров, между ними находятся ана­логичные поверхности, сложенные серией гранок тетрагон-триоктаздров

 

Впервые А. Е. Ферсман и В. Гольдшмидт (Fersman, Goldsch-midt, 1911) указали, что треугольные впадины на гранях (111) являются фигурами травления. Впоследствии многие исследовате­ли пришли к этому же выводу, изучив особенности проявления тре­угольных фигур (Кухаренко, 1954; Frank, Puttick, Wilks, 1958, Frank, Puttick, 1958; Frank, Lang, 1959; Орлов, 1963; Lang, 1964; Patel, Agarwal, 1966; Varma, 1967 и др.).

Развитие фигур травления контролируется дефектами внутреннего строения кристаллов. Как было установлено, пирамидальные впадины развиваются на выходах дислокаций. Если внутри кри­сталла имеется включение, то от них к поверхности граней в виде пучка идут дислокационные нарушения, которые хорошо видны при наблюдении в поляризационном микроскопе при скрещенных николях. На месте их выхода на грани образуется изолированная «колония» треугольных фигур травления (рис. 37, 1; 38, 2д). Обыч­но треугольные фигуры в виде прямолинейной цепочки развива­ются вдоль линий скольжения, к которым приурочены дефекты, возникающие в процессе пластической деформации (рис. 37, 5). У кристаллов алмазов с оболочками на поверхности граней имеется большое количество выходов дислокаций. В связи с этим на гранях этих кристаллов всегда образуется сплошной узор из треугольных фигур травления (рис. 37,5). То же самое можно наблюдать на кристаллах алмазов, в верхней зоне которых нахо­дится большое количество микровключений (разновидность III и V).

Иногда на гранях сохраняются неправильной формы реликты первоначальных зеркально-гладких граней, которые возвышаются над протравленной поверхностью, покрытой треугольными фигура­ми травления (рис. 37, 7). Треугольные фигуры развиваются иног­да на поверхности грани, следуя изогнутой линии трещинообразных каналов травления (рис. 37, 8), а также на стенках этих ка­налов, если они по своему положению близки плоскостям {111}. Описание таких случаев было сделано в работе «Морфология ал­маза» (Орлов, 1963) и в статье Патела и Аджарвала (Patel, Agarwai, 1966).

Известные факты о приуроченности треугольных фигур к выхо­дам дислокаций и другим дефектам на поверхности граней (лини­ям скольжения, каналам травления), которые образуются уже пос­ле кристаллизации алмазов, определенно свидетельствуют о том, что они представляют собой фигуры травления, развивающиеся в процессе растворения. Характер этих фигур травления и особен­ности проявления их на гранях аналогичны геометрическим пра­вильным фигурам, известным на кристаллах многих других мине­ралов, подвергнутых природному или искусственному травлению. На кубических гранях кристаллов алмаза в процессе растворе­ния образуются фигуры травления в виде углублений, имеющих форму четырехгранных отрицательных пирамидок. На снимках, полученных при большом увеличении, хорошо видно, что стенки этих углублений имеют ступенчатое строение (рис. 37, 10). По сво­ей кристаллографической природе стенки четырехугольных углуб­лений соответствуют гранкам тетрагон-триоктаэдра, важнейшими из которых, согласно замерам А. А. Кухаренко (1955), являются {118} и {117}. Форма углублений может усложняться за счет при­тупления ребер пирамидок узкими полосками, отвечающими по­верхностям пирамидальных кубов. Обычно на гранях {100} раз­личного размера четырехугольные фигуры, сливаясь вместе и накладываясь одна на другую, образуют сложную, характерную для кубических граней скульптуру. Так же как и для треугольных фи­гур на октаэдрических гранях, для четырехугольных углублений на гранях {100} устанавливается связь их развития с дефектами строения кристалла. Например, на кубических кристаллах алмазов третьей разновидности, в верхней зоне которых находится большое количество включений, всегда все грани бывают сплошь изъедены четырехугольными углублениями, в связи с чем поверхность их кажется как бы ноздреватой или пористой.

В литературе обычно рассматривается генезис треугольных фигур на гранях октаэдра, а вопрос о происхождении четырехуголь­ных углублений на кубических гранях решается в зависимости от того, какой вывод делается о треугольных фигурах. Последние, как
свидетельствует весь фактический материал, являются фигурами травления. Развитие четырехугольных углублений на гранях куба всегда происходит в том случае, когда имеются треугольные фигу­ры травления на гранях октаэдра. Отсюда логично сделать вывод, что и те, и другие возникают в процессе растворения и являются фигурами травления.

Микрослоистость растворения. Плоские грани кристаллов рас­творяются послойно, в связи с этим на поверхности граней, в той или иной степени затронутых этим процессом, проявляется микро­слоистость растворения. Опишем возникновение такой микрослои­стости на октаэдрических гранях кристаллов алмаза. Растворение граней {111} начинается обычно с вершин микрослоями и разви­вается по ребрам. У вершин каждое ребро как бы расщепляется в связи с образованием ступенек слоев растворения на каждой грани (рис. 39; 40, 1). Эти ступеньки по мере уменьшения слоя движутся к середине ребер и к центру грани. Ступеньки растворе­ния возникают последовательно друг за другом; каждая из них ограничивает индивидуальный слой тангенциального растворения и является фронтом растворения. Движение ступенек растворения от вершин кристалла к центру грани по времени опережает их раз­витие в том же направлении от середины ребер. В связи с этим очертания слоев, ограничиваемых ступеньками растворения, имеют не треугольную, а в различной степени четко выраженную дитригональную форму (рис. 39; 40, 2, 3).

Конфигурация слоев растворения зависит от формы граней октаэдрического кристалла, а также равномерности растворения гра­ни с разных сторон. Если грань имеет не треугольную форму, а более сложную в связи с развитием на вершинах дополнительных ребер, то дитригональный узор слоев растворения искажается. Растворение дополнительных ребер (111) : (111) происходит ина­че, чем октаэдрических ребер (111) : (111). Дополнительные ребра на октаэдрических кристаллах алмаза притупляются в связи с раз­витием на их месте сложной поверхности, состоящей из серии уз­ких гранок тетрагон-триоктаэдров, возникающих в процессе рас­творения (рис. 40,4). Аналогичные поверхности притупляют углы в треугольных фигурах травления на октаэдрических гранях, в свя­зи с чем эти фигуры приобретают четырех-, пяти- или шестиуголь­ную форму (рис. 38, 2).

Часто у дополнительных ребер развиваются характерные «зуб­чатые» скульптуры (рис. 40, 5).

На многих кристаллах происходит неравномерное развитие по­слойного растворения граней от разных вершин: слои растворения по этой причине приобретают неправильную форму (рис. 40, 6). На гранях слои растворения появляются одновременно с фигура­ми травления. От ребер фигур травления также происходит обра­зование ступенек растворения, в связи с чем между близко рас­положенными фигурами травления возникают положительные трехгранные пирамидки с ребрами <112> (рис. 38, 2г). Морфология таких пирамидок описана в работах А. Ф. Вильямса, а также Бедарида, Франка и Ланга (Williams, 1932; Frank, Lang, 1964; Bedarida, 1967)1. Ступеньки пирамидок имеют высоту менее 10 А. Средний размер ширины ступеньки ~10 м и наклон 1 : 10 000. Максимальная толщина каждого микрослоя пирамидки ~2 мк.

 

 

 

 

Рис. 39. Микрослоистая скульптура на гранях {111), образующаяся в результате последовательного послойного растворения граней

Рис. 40. Зависимость характера микрослоистой скульптуры от формы граней и равномерно­сти растворения (объяснение см. в тексте)

 

Имеются факты, однозначно свидетельствующие о том, что опи­сываемая микрослоистость на поверхности граней {111} появля­ется в процессе их растворения. Доказательством этого является характер слоистости на гранях {111}, расчлененных каналами травления на отдельные участки различной формы. На таких кри­сталлах, несмотря на то, что плоскости граней {111} изрезаны ка­налами травления, хорошо видно, что микрослоистость имеется на всех отделенных друг от друга участках граней, и форма микро-слоев зависит от формы этих участков (рис. 41). Совершенно оче­видно, что микрослоистость появляется на октаэдрических гранях одновременно с образованием каналов травления, т. е. в процессе растворения. Экспериментально микрослоистое растворение октаэдрических граней кристаллов алмаза было воспроизведено путем их искусственного травления Пателом и Аджарвалом (Patel, Agarwal, 1966).

 

ШТРИФОВКА И СКУЛЬПТУРЫ, РАЗВИВАЮЩИЕСЯ НА КРИВОГРАННЫХ

ПОВЕРХНОСТЯХ РАСТВОРЕНИЯ

 

На кривогранных поверхностях кристаллов алмаза наблюда­ются различного типа штриховки и сложные скульптуры. Характер «рельефа» кривогранных поверхностей зависит от степени раство­рения кристалла. В самом начале их формирования они наследуют особенности строения граней исходного плоскогранного кристалла.

При значительном растворении эти особенности могут быть со­вершенно утрачены, и на характер кривогранных поверхностей ока­зывают уже большее влияние внутренние текстурные особенности кристалла, которые предопределяют типы штриховок и некоторые скульптуры, наблюдаемые на поверхности граней кривогранных кристаллов.

Типы штриховок. На кривогранных поверхностях наблюдается несколько типов штриховок, которые отличаются морфологически и своей природой (рис. 42, 43, 44).

На кристаллах, представляющих собой плоскогранные формы роста с комбинационными псевдоромбододекаэдрическими и тригон-триоктаэдрическими поверхностями, в самом начале растворе­ния ребра отдельных треугольных пластин округляются и появля­ются гранные швы (рис. 44, 1). В некоторых случаях на таких кри­сталлах у гранных швов можно видеть сохранившиеся желоба, образованные смежными боковыми площадками {111} отдельных пластин роста (рис. 12, 1). В дальнейшем при развитии процесса растворения они исчезают. Это приводит к уничтожению первона­чальной параллельной штриховки и изменению внешнего вида комбинационных поверхностей, которые приобретают в этом слу­чае волнистый, вальцевидный характер (рис. 42, 2). На таких кристаллах видна уже криволинейная штриховка образованная от­дельными рельефными вальцами и линиями, возникающими меж­ду двумя соседними вальцами.

Другого типа штриховка образуется в связи с послойным рас­творением граней {111} и возникновением ступенек растворения, как это было описано выше. Линии этой штриховки возникают на пересечении плоскости {111} и поверхности ступеньки каждого слоя растворения. Эта штриховка особенно характерна для округ­лых поверхностей комбинационных кривогранноплоскогранных кристаллов. Когда на этих кристаллах поверхности растворения, за­мещающие октаэдрические ребра, еще развиты недостаточно ши­роко, то они, как правило, бывают заштрихованы сплошь (рис. 43, 1). При более широком их развитии штриховка наиболее отчетливо проявляется только непосредственно у плоских площадок граней {111} (рис. 43, 2). В случае полного исчезновения граней {111}, когда возникают изолированные вершинники :111:, вокруг послед­них этого типа штриховка образует замкнутые кольца (рис. 44, 2, 3). В зависимости от положения гранных швов форма колец штри­ховки сильно изменяется. В идеальном случае, когда гранные швы находятся посередине ромбических граней округлого кристалла, эта штриховка образует кольца правильной шестиугольной формы. Когда гранные швы на какой-либо из граней смещаются к одной из вершин L4, то штриховка вокруг вершинника : 111: образует замкнутые фигуры трех-, четырех-, пяти- и шестиугольной формы. Этого типа штриховка на каждой ромбической грани кривогранного кристалла в связи с преломлением ее по гранному шву имеет сноповидную форму, в связи с чем, по терминологии А. А. Кухаренко (1955), она называется сноповидной.

Устанавливается одна особенность штриховки этого типа: угол ее преломления зависит от кривизны округлых поверхностей рас­творения. В связи с изменением кривизны граней углы преломле­ния этой штриховки меняются и колеблются в широких пределах: теоретически от направления [110] до [100].

В частном случае, когда кривизна граней соответствует непре­рывной серии тригон-триоктаэдрических поверхностей, эта штри­ховка идет в направлении [110], т. е. параллельно длинной диаго­нали ромбической грани.

 

 

Рис. 43. Штриховка, возникающая в связи с послойным растворением граней октаэдра (1-2) и зональным строением кристалла (3), зоны проявляются на поверхностях растворе­ния в виде серии узких псевдогранок (hkl) , наклоненных под разными углами

 

Обычно кривизна граней на округлых кристаллах сложная: в центре у длинной диагонали в основном развиты поверхности, близкие к тригон-триоктаэдрам, у ребер и вершинников :111: раз­виты поверхности, соответствующие гексоктаэдрам. В связи с этим углы преломления штриховки непостоянны на различных участках кривых граней. В зависимости от характера кривизны граней штри­ховка может быть прямой или в различной степени изогнутой.

Аналогичного вида штриховка, но несколько иной природы воз­никает на кривых поверхностях кристаллов, имеющих пластинча­то-зональное строение, как это было описано в главе IV при ха­рактеристике внутреннего строения кристаллов алмазов типа I. В силу того, что отдельные зоны обладают неодинаковой способ­ностью к растворению, они резко выявляются на кривогранных поверхностях, отделяясь друг от друга четкими линиями, представ­ляющими собой след пересечения плоскостей {111} с округлой по­верхностью. Часто, у вершинников :111: образуется сложная скульптура в виде серии узких псевдограней, близких по своему положению различным гексоктаэдрам. Они возникают в связи с преломлением кривогранной поверхности на границе отдельных зон, т. е. в этих случаях наблюдается дискретный характер криво­гранной поверхности (рис. 43, 3; 44, 4, 5).

Совершенно другого типа штриховка, часто наблюдаемая на кривогранных поверхностях округлых кристаллов, создается ли­ниями скольжения. На каждой грани может проявляться одна или две системы линий скольжения (рис. 44, 6-10). Линии скольже­ния переходят с одной грани на другую и иногда образуют зам­кнутый пояс вокруг кристалла. Когда соседние участки поверхно­сти граней между линиями скольжения находятся на одном уров­не, то линии скольжения не видны или же просматриваются в виде очень тонкой штриховки. Там, где участки кривогранной поверх­ности между линиями скольжения находятся на разных уровнях, у линий скольжения возникают пологие ступеньки. Характер этих ступенек показан на рис. 45. Как видно на рис. 45, штриховка, иду­щая вдоль длинных диагоналей граней, резко преломляется по ли­ниям скольжения при переходе с одного уровня поверхности грани «на пологую ступеньку. В связи с этим у линий скольжения обра­зуется елочкообразная штриховка, имитирующая скульптуру, наблюдаемую у двойниковых швов. Это долгое время служило осно­ванием для интерпретации линий скольжения как целой серии двойниковых швов, связанных с полисинтетическим двойникованием в кристаллах алмаза.

 

 

Рис. 44. Различные типы штриховок на кривогранных поверхностях растворения

1 – штриховка, отражающая первоначальное ступенчато-пластинчатое строение граней; 2-3

штриховка, обусловленная послойным растворением; 4-5 – штриховка, обусловленная по­явлением псевдогранок {hkl} в связи с зональным строением кристалла; 6-10 – различные виды штриховки, связанной с проявлением пластической деформации

 

 

1 – единичный пирамидальный холмик и цепочка холмиков по длиной диагонали грани; 2 – пирамидальный холмик у гранного шва; кривогранная поверхность второй полови­ны грани заходит на одно из ребер холмика (см. схему на рис. 47, 3); 3 – пирамидальные холмики, сочленяющиеся черепитчатообразно у вершинника :111:; 4, 5 – каплевидные хол­мики, сплошь покрывающие поверхность граней

Рентгенографические исследования показали, что блоки, раз­деляемые плоскостями скольжения, не находятся в двойниковом взаимоотношении (Уруссовская, Орлов, 1964).

Пирамидальные и каплевидные холмики. На кривогранных по­верхностях кристаллов алмаза часто наблюдаются рельефные акцессории в виде пирамидальных или каплевидных холмиков. В од­них случаях на гранях развиты единичные холмики, в других – они проявляются в большом количестве на каком-либо участке граней или же на всей поверхности грани (рис. 46).

 

Рис. 47. Пирамидальные и каплевидные холмики на кривогранных поверхностях кристаллов алмаза

1 – схема, показывающая зависимость формы пирамидальных холмиков от характера кри­визны граней (объяснение см. в тексте) и их кристаллографическую природу; 2 – разные стадии перехода пирамидальных холмиков в, каплевидные; 3 – искривление линий ребер и гранных швов у пирамидальных холмиков, что свидетельствует о более позднем развитии кривогранных поверхностей по отношению к холмикам

 

В идеальном случае пирамидальный холмик имеет форму пи­рамидки, сложенной двумя микроскопическими гранками (111) и одной гранкой (100), как это показано на рис. 47, 1.

А. Е. Ферсман и В. Гольдшмидт (Fersman, Goldschmidt, 1911) считали скульптуру в виде холмиков характерными образования­ми на поверхности растворения и называли их бугорками травле­ния.

Позднее А. Ф. Вильяме (Williams, 1932), описывая эти скульп­турные элементы на округлых кристаллах, без каких-либо обос­нований отнес их к образованиям роста.

Образование холмиков на кривогранных поверхностях в неко­торых случаях явно определяется внутренним строением кристал­ла. Так, например, холмики очень характерны для кривогранных поверхностей алмазов, относительно обедненных примесью азота, т. е. алмазов типа II и промежуточного типа, отличающихся тек­стурой от наиболее обычных алмазов типа I. Пирамидальные хол­мики образуются одновременно с кривогранной поверхностью в результате проявления на округлых гранях кристалла определен­ной структуры (рис. 47, 1) в связи с этим форма их зависит от ха­рактера кривизны граней и положения на гранях. Чаще всего они имеют форму трехгранных пирамидок, но, как видно на рис. 47, 1, они могут быть представлены удлиненными четырехугольными пи­рамидками в случае развития у ребер или гранных швов. Холмики в виде плоскогранных пирамидок с острыми ребрами наблюда­ются редко. Они подвергаются растворению, форма их усложняет­ся и они переходят в каплевидные холмики (рис. 47, 2). О том, что эти акцессории развиваются одновременно с кривогранной по­верхностью, свидетельствует взаимоотношение их с ребрами и гранными швами, (рис. 47, 3).

Аналогичные акцессории и скульптуры развиваются на поверх­ности растворения кристаллов многих других минералов (Орлов, 1963; Фекличев, 1963).

 

Рис. 48. Геометрически правильные фигуры (1, 3, 4) и неправильные по форме ямки травления (2, 5, б), развивающиеся на кривогранных поверхностях кристаллов алмаза (объяс­нение см. в тексте)

 

 

Ямки травления. На поверхности кривогранных кристаллов ал­маза иногда образуются ямки травления (рис. 48, 1-6). Они име­ют различные размеры и, как правило, беспорядочно располага­ются на гранях (рис. 48, 1), но в некоторых случаях происходит закономерное развитие: ямки в совокупности образуют правильные круги и дуги (рис. 48, 2). Форма ямок бывает разной: они могут быть овальными, сильно удлиненными, но чаще всего имеют более или менее правильные округлые очертания. В одних случаях дно их представляется заштрихованной поверхностью (линии штри­ховки параллельны ребрам октаэдра), в других случаях – плоски­ми площадками плоскостей {111}, что хорошо видно, например, на рис. 48, 1. Вместе с ровными площадками часто на дне ямок видны треугольные или шестиугольные фигуры, аналогичные фигурам травления на октаэдрических гранях (рис. 48, 3, 4). Иногда про­травливаются большие участки кривогранных поверхностей округ­лых граней. Бывают случаи, когда почти вся поверхность кристалла оказывается сильно протравленной, и лишь в отдельных местах сохраняются реликты первоначальных гладких граней (рис. 48, 5,6).

Дисковая и черепитчатая скульптуры. С травлением граней; округлых кристаллов связано образование так называемых диско­вых и черепитчатых скульптур.

Дисковые скульптуры развиваются на кривогранных поверхно­стях округлых кристаллов. При развитии этой скульптуры на кри­сталле видна штриховка в виде округлых петель и правильных дисков (рис. 49).

При большом увеличении видно, что поверхность кристалла с дисковой скульптурой имеет многоярусное строение, отдельные петли и диски развиты на разных уровнях и отделяются друг от друга различной величины ступеньками. На сильно протравленных участках отдельные дискообразные реликты рельефно возвыша­ются на поверхности кристалла (рис. 50).

Дисковые скульптуры детально описывались в целом ряде ра­бот. По мнению большинства исследователей, описавших эти скульптуры (Кухаренко, 1955; Орлов, 1963; Tolansky, 1959; Patel, .Agarwal, 1966), они образуются в процессе травления округлых кристаллов алмаза. Однако высказывались и такие представления, что дисковые скульптуры возникают на гранях в результате по­следовательного нарастания слоев, имеющих форму дисков.

 

 

 

Рис. 49. Дискообразные скульптуры (1-6), развивающиеся в результате травления на кри­вогранных поверхностях кристаллов алмаза

 

 

Рис. 50. Характер развития дискообразной скульптуры

1 – зарисовка кристалла из уральского месторождения; видна заштрихованная протравлен­ная поверхность и возвышающиеся над ней реликты блестящих граней с дискообразными скульптурными элементами, переходящими в некоторых случаях с одной грани на другую; 2 – зарисовка грани кристалла, на которой видны возвышения с сохранившимися реликтами: блестящих граней с дисковой скульптурой; г. ш. – реликты гранного шва на первоначальной; поверхности грани

 

В отдельных пачках дискообразных слоев даже усматривались признаки спирального роста.

Эти представления опровергаются экспериментальными данными (Patel, Agarwal 1966) и характером проявления дисковой скульптуры на кристаллах алмаза. Во-первых, часто можно видеть, что диски переходят через ребра с одной грани на другую (рис. 50, 1), т. е. каждый из них не развивается изолированно толь­ко в пределах одной грани. Вполне очевидно, что при спиральном и послойном росте такие случаи были бы невозможны. Во-вторых, дисковые скульптуры всегда развиваются на кристаллах, имею­щих признаки травления, и на поверхности самих дисков наблюда­ются разного типа штриховки и каплевидные холмики, являющие­ся характерными акцессориями поверхностей растворения. В слу­чае преимущественного развития дисковой скульптуры с одной стороны кристалла хорошо видно, что поверхность, на которой она развита, находится гипсометрически ниже первоначальной кривогранной поверхности кристалла, и изменение самой формы кри­сталла определенно свидетельствует об уничтожении его части в результате растворения.

Возможно, что формирование дисковой скульптуры начинается с вытравливания небольших по размеру ямок, которые, как пока­зано выше, в некоторых случаях развиваются на поверхности округлых граней по правильным кругам и округлым петлям (рис. 48, 2).

На протравленной поверхности округлых граней иногда обра­зуется черепитчатая скульптура.







Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2020 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных