Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






У ИСТОКОВ ЗАПАДНОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ 9 страница




Однако Возрождению на Востоке по сравнению с Западным Возрождением присущи две особенности. Во-первых, социально-экономическая база Возрождения па Востоке была слабее экономического расцвета на Западе; во-вторых, Возрождение на Востоке началось задолго до появления Возрождения Запада.

По мнению В.К.Чалояна, принцип преемственности позволяет сделать вывод, что культура Востока стала одним из источников культуры возрождающегося Запада, когда последний в силу возникших новых социально-экономических отношений оказывается подготовленным к образованию повой культуры.

4. Раннее, Высокое и Позднее Возрождение

Эпоха Ренессанса — очень сложная эпоха. Среди множества имен, школ, учений, трактатов изберем линию последовательного логического развития Возрождения и выделим три главных этапа: раннее Возрождение, высокое Возрождение и позднее Возрождение.

В раннем Ренессансе на первый план выдвигается человеческая индивидуальность. Человеческая личность обязательно мыслится физически, телесно, объемно и трехмерно. Человек как бы обновляется, молодеет и начинает находить свое счастье — он живет в ладу с окружающей средой и собой.

Скажем несколько слов об искусстве раннего Ренессанса. Обычно начинателями раннего Возрождения считают Мазаччо(1401 —1428), Донателло(1386—1466), Брунеллески(1377 — 1446), которые относятся к флорентийской школе художников.

Мазаччо изображает человека достойного и уверенного в себе. Его работы, выполненные на основе трехмерного изображения человеческого тела, производят впечатление скульптурное. Что касается Донателло, то достаточно назвать его общеизвестного «Давида». Уже одно то, что Давид стоит обнаженным, свидетельствует, что для Донателло меньше всего имела значение ветхозаветная легенда сама по себе. Брунеллески прославился как архитектор, построивший купол собора во Флоренции, — величавый, изящный, легкий.

Славились своими архитектурными находками умбрийская школа (Пьеро делла Франческо;1420—1492) и северо-итальянская школа (Мантенья;1431-1506).

Основой художественного мировоззрения Ренессанса принято считать платонизм, вернее даже — неоплатонизм, имевший методологическое значение. Отсюда — проблемы гармонии, симметрии, пропорции, ритма, числовых канонов. Неоплатонизм •— это обоснование свободного и личностно-материального человека, объективирующего действительность как упрочение и систематизацию внешнего мира и расширение сферы «Я».

К самому концу XIV в. относится трактат итальянского живописца Ченнино Ченнини(родился около 1370 г.), в котором живопись объявляется некоторого рода наукой и даются рекомендации художникам: как и что писать. Однако творчество Ченнини — только начало. Л.Пеберти (1381 —1455) написал работу «Комментарии» об истории античного искусства, использовав философские концепции Авиценны, Роджера Бэкона, Витело и других.

Интересны трактаты о живописи Пьеро делла Франческа «Оживописной перспективе» (вторая половина XV в.) и Антонио Аверлино Филарете(ок. 1400—1469), скульптора и архитектора, написавшего «Трактат об архитектуре».

Фигурой, знаменующей завершение первого этапа Ренессанса, считается итальянский художник Леон Баттиста Альберти(1404 — 1472), написавший сочинение «О зодчестве», трактат «О живописи» и небольшое сочинение «О статусе». Альберти считает, что не «удовольствуется только передачей сходства всех частей, но позаботится о том, чтобы придать им красоту». Красота есть некое согласие и созвучие частей, отвечающее строгому числу, ограничению и размещению. Этого требует гармония. «Красота есть идеальная модель эстетически совершенного», — таков вывод Альберти.

Философско-эстетическую основу Высокого Возрождения лучше всего начать с Николая Кузанского(1401 — 1464) — крупнейшего мыслителя не только эпохи Возрождения, но и вообще всей новой и новейшей европейской философии. Происходя из низшего сословия (его отец — рыбак и винодел), из глухого селения на берегу Мозеля в южной Германии, Николай Кузапский стал папским кардиналом и епископом.

Первым моментом его философии является структурно-математический метод. Он считал, что Бог есть чистая возможность (posse) бытия. Кузанский — предшественник математического анализа XVII в., т.е. предшественник учения о бесконечно малом и о пределе. Бесконечно малая величина у математиков XVII в. не является какой-нибудь неделимой фигуркой вроде атомов Демокрита, по такой величиной, которая может стать меньше любой заданной величины, бесконечно стремясь к нулю.

Кузанский считает, что все на свете можно представлять как уходящее в бесконечную даль и все на свете представлять геометрически. Кузанский доказывает, что прямая линия, треугольник, круг и шар в бесконечности совпадают в одно нераздельное тождество. Этому посвящены гениальные страницы в трактате «Об ученом неведении». В этом же трактате Кузанский утверждает, что отношение бога к миру есть не что иное, как отношение двух крайних элементов — огня и земли. Бог творит подобное себе, следовательно, человек подобен богу, т.е. он тоже творит подобное себе, человек является творческим началом. Это уже — возрожденческий гуманизм.

В эпоху Ренессанса мы наталкиваемся на замечательное явление не только в истории итальянской культуры, но и вообще в истории европейской культуры, которая носит название Флорентийской платоновской академии во главе с Марселио Фичино.

Николай Кузанский был последовательным неоплатонистом. Платоновская академия во Флоренции имела свою краткую, но блестящую историю, этому способствовало покровительство Лоренцо Медичи. Это было вольное общество людей, влюбленное в Платона. Академия служила прогрессу свободомыслия и самосовершенствования человека. Так, Пико пишет, что творец, ставя человека в центре мира, возгласил: «Не даем мы тебе, о Адам, ни определенного места, ни собственного образа, ни особой обязанности, чтобы и место, и лицо, и обязанность ты имел по собственному решению, во власть которой я тебя представляю. Я ставлю тебя в центре мира, чтобы оттуда тебе было удобнее обозревать все, что есть в мире» [11].

Не случайно большинство сюжетов художественных произведений Ренессанса взято из Библии. Эти сюжеты обычно отличаются весьма возвышенным характером — и религиозным, и моральным, и психологическим, и вообще жизненным. Так, излюбленным сюжетом произведений Ренессанса являются Богородица с младенцем, Христос, Иоанн Креститель, апостолы, да и вся евангельская история. «Так что необходимо специально изучать, хотя бы и кратко, и Библию и особенно Новый завет, для того, чтобы разобраться в чем тут, собственно говоря, заключается дело и почему такие странные, глубокие и чудесно-мифологические сюжеты стали популярными и столь обыкновенными для искусства Ренессанса [12].

Художник Ренессанса, зная все символические глубины библейских сюжетов, выявляет чисто человеческую личность и показывает, что все символико-мифологические глубины библейского сюжета вполне доступны каждому человеку, вполне соизмеримы с его человеческим сознанием и в познавательном отношении вполне имманентны этому сознанию, в какие бы бездны бытия они не уходили.

Одной из вершин Высокого Ренессанса является творчество Сандро Боттичелли(1444 — 1510). Знаменитая «Весна» Боттичелли до сих пор вызывает восторги, удивление и споры: пространство в картине едино по своей сущности, оно открывается сразу в нескольких планах, в то же время нет изображения какой-то неподвижной вечности. В «Весне» и «Рождении Венеры» Боттичелли поднимается на такую эстетическую и художественную высоту, что ставит его имя в первом ряду великих имен эпохи Возрождения.

Термин «человек Вселенной» вызывает в памяти прежде всего имя Леонардо даВинчи (1452 — 1519): никто из его современников, даже самых блистательных и многосторонне одаренных, не мог с ним сравниться. Простое перечисление его внехудожественных интересов кажется невероятным: анатомия, ботаника, картография, геология, математика, аэронавтика, оптика, акустика, гражданское строительство, конструирование оружия, планировка городов...

Неутомимый ученый-экспериментатор и гениальный художник, Леонардо да Винчи остался в истории символом эпохи, которая нуждалась в титанах и породила титанов по силе мысли, страсти и характеру, по многосторонности и учености.

Другой не менее знаменитой личностью эпохи Возрождения является Микеланджело Буонаротти(1475—1564). В его сознании мощно сливались Платон, Данте, Савонарола. Микеланджело по-новому трактует традиционные образы. Так, Мария у него — провидица своей трагической судьбы, она кормит младенца и в то же время погружена в тяжелую думу о том, что ожидает ее сына.

Титанизм Микеланджело выражен в его знаменитом «Давиде». Вазари прямо считал, что образ Давида, созданный Микеланджело, призывает правителей Флоренции мужественно защищать ее и справедливо ею управлять. Давид изображен перед битвой с Голиафом. Он весь — сосредоточенность и ожидание. Прекрасное, мужественное лицо отмечено печатью необычайного благородства, могучий торс и великолепно моделированные руки и ноги не только выражают физическую мощь, но и подчеркивают силу духа.

В нашу задачу не входит подробное изучение художественного творчества Микеланджело на всех этапах его развития. Остановимся на одном из самых зрелых и известных произведений мастера — фреске «Страшный суд» (1535—1541). Великий мастер изображает не сцену суда, когда «царь славы» уже разделил всех воскресших на грешников и праведников, а тот момент, который ему непосредственно предшествует (adventus Domini). Здесь ангелов не отличить от святых, грешников от праведников, мужчин от женщин — всех их увлекает неумолимый поток движения, все они корчатся от охватившего их ужаса и страха. Но страх этот есть страх перед самим собой. Микеланджело изображает не стихийную катастрофу, а духовный Страшный суд, близкий Достоевскому и нашему современному сознанию начала XXI века.

До нас дошло свыше 200 стихотворений Микеланджело. Опираясь на человеческую личность, именно в ней находит он единый лик красы неповторимой, которая, как и произведения искусства, остается нетленной и вечной.

Здоровый вкус разборчиво берет
Первейшим из искусств произведенья,
Где тел людских обличье и движенья
Нам глина, мрамор, воск передает.
Пусть времени глумливый, грубый ход
Доводит их до порчи, разрушения, —
Былая красота их от забвенья, —
Спасается и прелесть бережет.

Эпоха Возрождения, некогда начавшаяся в Италии, ранее всего обнаружила там близость трагического финала. На севере Европы в начале XVI века все еще могли надеяться на наступление золотого века, но в Италии надежды не было. Сюжет ранней «Пьеты» — оплакивание Христа — Микеланджело повторит в последний раз незадолго до своей кончины. «В нем великий мастер как бы прощается с жизнью. Безмерна степень его отчаяния, которое воплощено в этих двух одиноких фигурках, затерянных в огромном мире»[13]. Затерянных? Скорее, еще и не явившихся, не пробившихся в этот мир сквозь серую косную массу камня. Еще раньше Микеланджело написал четверостишие о своей скульптуре — фигуре ночи на гробнице Юлиана Медичи во Флоренции:

Молчи, прошу, не смей меня будить.
О, в этот век преступный и постыдный,
Не жить, не чувствовать — удел завидный...
Отрадно спать, отрадно камнем быть. Перевод Ф.Тютчева

Умер Микеланджело в тот год, когда родился Шекспир. Эпо
ха, начавшаяся в Италии великим ожиданием, завершилась два с
половиной столетия спустя в Англии, Испании — ощущением великой трагедии, трагедии гуманизма, чьи идеи были отвергнутыдействительностью.

В трагическом финале эпохи Возрождения рыцарственность и гуманность соединятся в одном трогательном и печальном образе — Дон-Кихоте, с копьем наперевес пытающемся защитить достоинство человека.

«Утопия» (греч. «то, что нигде не существует») — этот неологизм принадлежит эпохе Возрождения. Слово было сказано Томасом Мором в начале XVI века, а нашим веком, на собственном опыте убедившемся в опасности поспешно воплощать мечты о светлом будущем, поставлено в счет Ренессансу. Действительно, эпоха начиналась с идеальной программы — с идеала гуманистической личности.

Современные исследователи считают, что утопия необходима для полноты духовной жизни: без нее любая цивилизация обрекает себя на приниженное, прибитое к земле существование. Однако утопия прекрасна, пока она витает манящей звездой на горизонте. Нельзя жить без утопии, но невозможно жить по ее законам, беспощадно отсекая все,, что им не соответствует. Наш страшной ценой доставшийся опыт XX в. — подтверждение тому.

Европейский мир — тоже утопия и не такая уж новая, если рассматривать эту идею как часть мечты о всемирной империи, прошедшей путь от античности через все средневековье и в конце XX века вновь приведенной к реализации. Это уже было опробовано Карлом V Габсбургом, императором Священной Римской империи (1519—1556), империи, в которой «никогда не заходит солнце». Мать Карла — Ханна Безумная, дочь объединителей Испании Фердинанда и Изабеллы. Его отец — Филипп — сын императора Максимилиана I и Марии Бургундской.

Испания, Германия, австрийские земли, Фландрия, Нидерланды, Неаполь и Сицилия — неполный список наследственных владений Карла. Он еще более расширит их. В 1493 г. папа Александр VI специальной буллой («Inter Caetera») поделил все заморские земли между Испанией и Португалией.

Испании досталась почти вся Америка, уже открытая и еще не известная. Магеллан отправился в плавание по приказу Карла. Кортес покоряет государство ацтеков и основывает город Мехико, столицу новой Испании. Начиная с 1525 г. караваны судов доставляют грузы серебра и золота в порт Севильи.

Но и эта всемирная империя доказала свою историческую несостоятельность: она «обернулась войною всех против всех».

Идея христианского католического мира также не объединяла, а разъединяла: за два года до восшествия Карла на императорский престол, 31 октября 1517 г., немецкий священник Мартин Лютер прибил к дверям своей церкви в Виттенберге 95 тезисов против торговли индульгенциями, которые прозвучали вызовом Риму. Началась Реформация:В январе 1521 г., в присутствии высших людей империи, Лютер выступил в рейхстаге в Вормсе с обвинениями, взорвавшими империю Карла. Когда Лютеру объявили его прегрешения и огласили перечень его еретических убеждений, спросив, подтверждает ли он их, он заколебался и попросил день на размышление. Назавтра он ответил со всей твердостью: «На том стою и не могу иначе». Безвестный священник бросил вызов земному величию Рима и империи, противопоставив им крепость веры и нравственную убежденность.

Столкновение Реформации с католическим миром означало и столкновение с гуманизмом. Многие ожидания были обращены к Эразму Роттердамскому. Последний в полемике с Лютером в 1524 г. останавливается на проблемах нравственных, проблемах свободы воли. В надежде на осуществление вечного мира через год после опубликования Томасом Мором «Утопии», в год первого выступления Лютера, обернувшегося всеобщим и необратимым расколом западного мира, Эразм Роттердамский писал: «... Не только нравственность и христианское благополучие, но также истинная и чистая словесность будет восстановлена в полном блеске; в особенности, если принять во внимание, что к этой цели с равным рвением устремляются в различных областях мира, ведомые в Риме — папой Львом X, в Испании — кардиналом Толедским, в Англии — Генрихом VIII, который и сам не чужд учености, а у нас — юным королем Карлом» [14].

Обещанный и долгожданный золотой век гуманизма так и не наступил. Те, на кого Эразм Роттердамский возлагал надежды в качестве его покровителей, остались непримиримыми врагами. Правители все более напоминали портрет государя, написанный Николо Макиавелли в его знаменитой работе «Государь». Европейский мир мало походил на утопию Т. Мора, а сам Мор заплатил жизнью, попытавшись отстоять гуманистический принцип свободы воли реально, выступив против государя — Генриха VIII.

Эпоха позднего Возрождения, той самой эпохи, для которой и с которой писал своего «Государя» Николо Макиавелли, своим «героем» называет Черазе Борджиа, с которого писался «Государь», может считаться образцом homo universalis за свою способность добиваться власти любыми средствами. «Весь мир — театр», — говорили в эпоху Возрождения и современную политику рассматривали как спектакль. Два века Возрождения не прошли даром: новый человек явился на подмостки истории, открыв новое время.

Литература

Баткин Л.М. Итальянское Возрождение в поисках индивидуальности. - М., 1989.

Бахтин М.М. Творчество Франсуа Рабле. — М., 1965.

Гарэн Э. Проблемы итальянского Возрождения. — М.,1986.

Кузнецов Б.Г. Идеи и образы Возрождения. — М., 1979.

Культура эпохи Возрождения и Реформации. — М., 1981.

Роберт Уоллейс. Мир Леонардо. — М.: Терра, 1997.

Рутенбург В.И. Титаны Возрождения. — Л., 1976.

Учебник: Алексеев М.П. и др. История зарубежной литературы: Средние века; Возрождение. Изд. 8-е. — М., 1978.

Хрестоматия. Зарубежная литература: Эпоха Возрождения. Изд. 2-е. - М., 1976.

Вопросы для обсуждения

1. Обоснуйте справедливость определения данного исторического времени «эпохой Возрождения».

2. Расскажите о титанах Возрождения.

3. Леонардо да Винчи — кто он, загадка истории ?


Тема V




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных