Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Летний солнца луч. Осенний поцелуй.

Летний солнца луч. Осенний поцелуй.

http://ficbook.net/readfic/377370

Автор: Melara-sama (http://ficbook.net/authors/Melara-sama)
Беты (редакторы): пастельныйхудожник
Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: Мирослав/Мартин
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Флафф
Предупреждения: Инцест, Твинцест
Размер: Мини, 7 страниц
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Описание:
Я прекрасно понимаю – то, что мы делаем, это, в какой-то мере, извращение и совершенно незаконно, но я люблю его. И, к сожалению, ревную. Ревную ко всему, что движется, к взглядам, к звонкам и, позор мне, даже к маме с отцом.

Публикация на других ресурсах:
Только с разрешения автора :)

Примечания автора:
В День моего рождения подарок вам мои любимые читатели.

1. Летний солнца луч
2. Летний солнца луч. Осенний поцелуй
3. Летний солнца луч. Зима на двоих
4. Летний солнца луч. Весна перемен

Летний солнца луч. Осенний поцелуй.


Трудно сказать, что двигало мной – влечение или ревность, хотя это отголоски одного и того же чувства. Я сам не могу понять, как позволил случиться этому, но в наших солнечных отношениях наступила осень.
Мартин улыбался и шутил, но я видел в глубине его глаз - боль. Или, скорее, досаду и волнение, что я смогу прочесть эти чувства, а я их просто видел. Я не знаю, чего он боится, но в последнее время он постоянно дергается, когда я хочу его обнять, постоянно прерывает ласки и зажимается. Я прекрасно понимаю – то, что мы делаем, это, в какой-то мере, извращение и совершенно незаконно, но я люблю его. И, к сожалению, ревную.
Ревную ко всему, что движется, к взглядам, к звонкам и, позор мне, даже к маме с отцом.
Ревность делает меня агрессивным по отношению к нему, делает его несчастным, но я также знаю, что это не совсем все причины. Есть его собственная и вот она, эта его страшная очередная тайна, придает нашим отношениям осенний окрас.

- Март, иди сюда. – Нежно тяну моего любимого братика за руку в наш подъезд.
Мы только что вернулись из клуба, он немного пьян, и я хочу получить свою порцию сладкого ночного променада, медленно перетекающего в завтрашний день, а завтра у нас день рождения, и я уже давно приготовил для моего любимого братика подарок, но сейчас у меня совсем другие желания…
Мартин улыбнулся и уткнулся мне в плечо, захихикал:
- Хочу сегодня сладкую и доооолгую ночь.
- Ты же знаешь, любимый, я всегда за такие предложения. – Целую его в мягкие рыжие волосы.
Он недавно сменил имидж и теперь мой брат обладатель длинной челки и такого милого, но короткого, хвостика, я называю эту стрижку недоирокез. Но ему безумно шло, и эти милые завитки у самой шеи - просто сводили с ума.
- Главное, чтобы только никто не увидел. – Невнятно проговорил он, эротично выгибаясь и соскальзывая по моему телу на пол.
- Март, поверь, никому до нас дела нет, всем все равно. – Я справился с молнией на джинсах и уже хотел извлечь каменную эрекцию, но руки близнеца остановили мои поползновения.
- Я знаю, что ты злишься на меня из-за того, что я боюсь… - я вздохнул, присел сам на корточки рядом с ним и обхватил любимое лицо, прошептал:
- Я не злюсь,… хотя, вру. Злюсь, и даже очень, особенно, когда ты сопротивляешься в пустом доме по инерции. – В зеленых глазах моего брата была тоска, и он прикрыл их, снова.
Я прижал его к себе и начал укачивать.
В темном подъезде нашего дома, со всхлипывающим любимым братом в объятиях, я четко понял одну вещь. Нам нужно поговорить на трезвую голову, нужно как-то объяснить ему, что нашей любви никто не в силах помешать, что он только для меня, и я никому его не отдам. И даже если кто-то узнает о том, что мы спим вместе, этот факт не изменит наши отношения. Никогда.
Я помог ему подняться и, придерживая, нажал на кнопку лифта, он приехал довольно быстро, ведь час был ранний и все порядочные, соблюдающие законы граждане, еще спали.
- Мир, я так хочу тебя, но так боюсь, первого раза не боялся, хотел безумно и сейчас также, но только страшно… - я прижал его к стенке лифта и, смотря в тоскливые глаза, припал к губам.
Мартин сразу ответил, не контролируя себя, раскрываясь и отдаваясь на мою милость. Обожаю его такого, но очень уж редко, в последнее время, получаю всего и без остатка.
Ловить его частое дыхание, несдержанные стоны и сильное сердцебиение - было невыносимо хорошо.
В тот момент, когда я уже расстегнул его куртку и поднял футболку, начал ласкать поясницу, двери раскрылись, явив нам сонную физиономию нашего соседа.
Мартин, хотя и был нетрезв, уловил движение, тут же затрепыхался в моих руках и попытался меня оттолкнуть. Я отстранился и поздоровался с соседом, вытащил сжавшегося брата на площадку нашего этажа. Сосед вошел в лифт и уехал.
- Мир, что теперь будет? Он же расскажет…
- Кому он может рассказать и кто ему поверит, Март? – он застыл и вдруг опустил голову, тихо проговорил:
- Я боюсь, что родители узнают. Что тогда будет? – я прижал его к себе и спокойно ответил:
- Мы не можем знать, что будет, Мартин, но, скорее всего, это будет скандал, папа, впервые в жизни, возьмет ремень, а мама, также впервые, разочаруется в нас. Но, любимый, разве это всё может помешать нам быть счастливыми? Ведь мы не так часто позволяем себе расслабиться, и открыто любить друг друга.
После моих слов Мартин прижался ко мне сильней и обнял за талию, уткнулся в изгиб шеи.
- Прости, я совершенно запутался в том, что чувствую, и иногда мне кажется, что ты меня бросишь, как только насытишься.
Я ошарашено открыл рот, но не смог ничего сказать. Боже, а ноги-то растут совершенно из другого места.
- Март, ты серьезно сейчас говоришь? – он еле заметно кивнул. – А ты не думал, что всё, что я делаю - это для тебя. Дышу, просыпаюсь по утрам, ем, смотрю на мир через нашу с тобой любовь, обнимаю тебя, желаю доброго утра, схожу с ума от ревности…
- Ревности? – удивленно спросил он.
- Да. – Признаваться в этом было неудобно, и даже стыдно, но я люблю его и действительно хочу, чтобы он был счастлив со мной, а для этого между нами не должно быть секретов. – Ревную тебя, сильно, ко всем и всему, даже сейчас - к воздуху, который ты вдыхаешь, и к свету солнца, которое играет в твоих волосах, ревную к зубной щетке и к соседке Лерке, и конечно, ревную тебя к твоей кровати, в которую ты уползаешь каждый раз, после незавершенного акта любви. Ревную.
Он выдохнул, и на его очаровательном лице расцвела улыбка, он сам нежно накрыл мои губы и тихо пропищал:
- Невероятно, а я думал, что как только ты насытишься мной, то сразу оставишь на произвол судьбы, а я буду умирать под осенним солнцем.
- Не позволю тебе даже смотреть на него в одиночестве, понимаешь, любимый?
Я понимал его сомнения, и не дал ему ответить на мой риторический вопрос, накрыл его губы снова, а его рука накрыла мой член через тонкую ткань джинсов.
Весь мир сузился до одного конкретного человека, до этого поцелуя в темном подъезде, до дозволенности и нежности одновременно. Я притянул его к себе ближе и нашарил ключ, вставил в замочную скважину, повернул, губы моего брата стали мягкими и он тихо застонал.
За последний месяц это будет второй раз, когда мы дома одни, и я не позволю ему снова испугаться и пойти на попятный, а утром извиняться и краснеть.
Я втянул брата в коридор, и тихо хлопнул дверью, прижал его к ней, перешел поцелуями на обалденно пахнущую GUCCI шейку. Март все также сжимал мою эрекцию сквозь джинсы, выгнул спину, ища больший контакт.
- Мир…
- Чего ты хочешь, мой осенний лучик?
- Тебя. – Небольшая пауза. – В моей комнате.
Я замер.
Все эти месяцы мы прятались за закрытыми дверьми моей комнаты. Прятались от взглядов и украдкой целовались, иногда у нас заходило и дальше, но он никогда еще не просил поласкать его в своей комнате. Я не задумывался над этим, мне всегда хотелось его, и было неважно где, но я и мечтать не мог, что он захочет сменить дислокацию.
Я улыбнулся и отстранился от него, взял за руку и повел по коридору до его комнаты, чуть притормозил у самой двери и тихо прошептал, касаясь губами нежной кожи на щеке:
- Ты сегодня сделаешь меня самым счастливым человеком.
- Мир, это мой подарок тебе на день рождения… - он опустил голову и совсем тихо проговорил: - Я люблю тебя и пытаюсь стереть все стереотипы, которые нам вкладывали на протяжении всех лет. Если мы переступили их один раз, и смогли все это время просто желать быть ближе, то ничего страшного не будет, если я позволю тебе поласкать себя в своей комнате… под благородным предлогом. – И улыбка такая лукавая и милая одновременно.
Я взялся за ручку и толкнул дверь, картина, которая мне открылась, потрясла меня до глубины души.
Окно было зашторено, и в полумраке комнаты на кровати был накрыт «стол». Все, что я так люблю: чипсы в большой миске, «Coca-Cola» и два больших стакана с трубочками.
Я блаженно вздохнул.
- Знаю, что еще рано праздновать наш день рождения, но пусть это будет небольшая репетиция. – Тихо прошептал он, как будто опять испугался, что кто-нибудь услышит.
Я обернулся и обнял моего любимого близнеца. Мартин уткнулся мне в шею и накрыл теплыми губами бьющуюся жилку.
- Спасибо, любимый.
Его тело в моих руках расслабилось, и он оторвался от моей шеи и потянул к кровати, усадил, открыл бутылку и налил один бокал. Хотел наполнить и второй, но я покачал головой и просто опустил две трубочки в один и поднял его в импровизированном тосте. Март промурлыкал и устроился у меня на коленях.
Его глаза горели в полумраке и переливались таким желанием, что я невольно подумал, как мало нужно, чтобы мой братик расслабился и позволил мне снова увидеть свою страсть.
Он наклонился к своей трубочке, а я заворожено смотрел, как его розовые губы обхватили ее, сам медленно наклонился и обхватил свою трубочку, втягивая в себя вкусную, сладкую газированную воду. Но в данный момент, больше всего на свете, я хотел другую вкусняшку.
Мартин будто прочел мои мысли и провокационно обвел трубочку языком. Я затаил дыхание, наслаждаясь представлением, а он медленно облизывал ее и неотрывно смотрел мне в глаза.
Я улыбнулся и провел рукой по стройным бедрам моего брата, лаская его сквозь тонкие джинсы.
- Надеюсь, что это не весь твой подарок, Март? – хрипло спросил я.
Он улыбнулся и покачал головой, отстранился от трубочки и взял у меня стакан, отставил его на пол, также как блюдо с чипсами, и мягко толкнул меня на кровать.
- Я приготовил тебе еще подарок и, надеюсь, что ты воспримешь его правильно. – Я приподнял бровь и ухватил брата за длинную челку, чуть потянул на себя и впился в сладкие от напитка губы.
- Я буду счастлив в любом случае.
Он больше ничего не сказал, скинул куртку на пол и стянул футболку. В полумраке я не мог насладиться зрелищем, и это нервировало, но я затаил дыхание, когда Март обхватил мои пальцы и медленно поднес к своей груди.
Сначала я не понял, но стоило кончикам пальцев дотронуться до твердого металла, я приоткрыл в восторге губы. В левом соске моего братика было колечко пирсинга, маленькое, с крохотной бусиной. Он так и манил прикоснуться к нему, оттянуть, услышать стон, поймать мельчайшую реакцию на ласку.
Я не смог отказать себе в удовольствии и приподнялся, Март застыл на мне в ожидании, я не стал его разочаровывать и высунул язык, прошелся по ореолу соска, легко задевая колечко. Он втянул воздух сквозь зубы, а когда я нежно поиграл с пирсингом языком, он тихо выдохнул и судорожно вдохнул.
Это было выше моих сил, я обхватил колечко губами и слегка оттянул, бусинка соска затвердела, и я прикусил ее. Мой братик обхватил мою голову руками и прижал к себе, заставляя меня ласкать себя.
- Мирослав, я давно хотел показать тебе его, хотел увидеть твою реакцию, хотел… - договорить я ему не дал, высвободился из хватки и опрокинул на кровать.
Резко раздвинул ноги и тихо прошипел:
- Только не говори мне, брат, что весь этот долгий месяц я не мог тебя касаться из-за того, что ты проколол сосок?
- Это был подарок… - я увидел, как Март закусил губу, нет, плакать он не собирался, так как наша детская клятва мужественности до сих пор в силе, он просто был немного расстроен.
- Я… могу я сейчас полностью подарить тебе наслаждение? – я взял себя в руки и попытался не сердиться на него.
Я думал, что у нас пошла трещина в отношениях, я не знал, что сделать, чтобы не разочаровывать его, я пытался придумать предлог, строил планы по захвату его врасплох, а он просто решил сделать мне подарок!
- Мир, прости, я не знал, что это все выльется в мой страх. – Тихо проговорил он.
- Лучик, мой любимый осенний лучик, ты понимаешь, что молчать ни в коем случае нельзя? Нужно говорить братику, когда у тебя проблемы, нужно решать их вместе, вдвоем. Мы же обещали, помнишь?
- Мир, я помню, я просто хотел сделать тебе сюрприз, а потом начал комплексовать и подумал, вдруг не понравится, а потом все мысли смешались, и я начал нервничать…
- Пообещай, что ты больше никогда не будешь так меня пугать. – Я наклонился и мягко накрыл его дрожащие губы, ладонью накрывая проколотый сосок, лаская его, потеребил, обхватил пальцами.
Мартин обнял меня руками за талию и толкнулся языком мне в рот. Удержаться было невозможно, он меня плавил, я хотел раствориться в нем навсегда, как тогда, летним жарким днем.
- Обещаю.
Просто ответил он сквозь поцелуй.
Утро, это будет первое осеннее утро в нашей судьбе, когда он полностью и безвозвратно будет принадлежать только мне. Да, я ревную, но моя ревность беспочвенна, я видел это в его глазах, когда снимал с него мешающие джинсы и когда его, красные от поцелуев, губы шептали о любви, когда он выгибал спину и тихо стонал от моих пальцев.
Я провел рукой по его подтянутым, гладким бедрам, и поцеловал в коленку одну из любимых мной ножек, Март тихо ахнул, когда почувствовал в себе второй палец. А я пожалел о задернутых занавесках, ведь в полумраке я не мог увидеть его потрясающие зеленые глаза, переливающиеся от страсти и желания.
Но я почувствовал, как дрожало его тело подо мной, как он перебирал одеяло пальцами и как тихо простонал:
- Мир, слишком сильно…
Я понял это, я ждал этого, но в данную минуту мне хотелось не тихой просьбы, а несдержанного крика.
Я убрал пальцы и наклонился, вобрал головку моего братика в рот и причмокнул, отстранился, еще раз и еще, не меняя темп, дразня чувствительную кожу языком.
Мартин забился на кровати, попытался снова притянуть меня к себе за волосы, но я ушел от его рук и навис над ним, интимно проговорил:
- Я так мечтал об этом, не лишай меня удовольствия, любимый.
Он приподнялся с кровати и сел на колени, обнял меня за плечи, его руки дрожали и губы тоже, но он кивнул и прижался ко мне. Наши члены столкнулись, и мы уже в голос застонали оба, я прижал его сильней за талию, обхватил за половинки и раздвинул их, сжал, мой лучик прикусил мне мочку уха, а я снова погрузил в него пальцы.
Это было незабываемо, я так хотел, чтобы он отвечал мне, и он отвечал всем телом, лаской на ласку.
Его мышцы нетерпеливо сжались, и я понял, что мой братик на грани и ждать уже не может, я медленно отстранился, и он повернулся ко мне спиной, облокотился на руки и прогнулся в спине.
Что может быть желанней любимого человека, готового и жаждущего тебя?
Ничего.
Если ты точно знаешь, что это не игра, а взаимное чувство.
Я наклонился к лежащим на полу джинсам и вытащил смазку, о которой совсем забыл, и нанес ее на свой член, мягко и бережно, думая, в первую очередь, о нем, я поднес головку к его входу и плавно вошел, замер. Точнее мы оба замерли и даже дышать перестали.
В первый раз это было слишком быстро, и я не успел понять всего кайфа от такой близости, я старался делать все только для него, но сейчас я ощущал, что мы оба готовы к большему.
Я наклонился и поцеловал мои любимые завитки темно-рыжих волос у основания шеи, прикусил кожу моего любимого и медленно сделал первый толчок.
Март затих, но я слышал, как бьется его сердце в унисон с моим. Я ощущал его влажную кожу и слизывал капельки пота, ласкал его тело. Дарил ему себя.
Толчок за толчком, делясь с ним своей любовью, своими переживаниями и своими чувствами.
В какой-то момент он вскрикнул и сам толкнулся навстречу моему члену. И в этот миг наш мир взорвался.
Я обхватил его за бедра жестче и запрокинул голову, закричал от того, что он сжал меня:
- Мартин!
- Пожалуйста! Еще!
Больше мне было не нужно, резко перевернул моего братика и также резко вошел в него, запрокидывая стройные ноги на плечи, впился в губы.
Он задохнулся, но полностью отдался, раскрываясь, неистово двигаясь вместе со мной.
Я перешел нежными укусами-поцелуями на шейку и замедлился, он уже ничего не соображал и только тихо и хрипло повторял:
- Мир, еще, пожалуйста, еще…
Звук его хриплого голоса заводил немыслимо, но не хотелось заканчивать все так просто, ведь это его подарок мне.
Он тихонько всхлипнул и потянул руку к своему члену, я не стал его останавливать, ведь этот день полностью наш.
- Только не спеши. – Прошептал я.
- Я забыл, как это здорово, Мир. – Также тихо ответил он, медленно лаская себя рукой, я, в такт его движениям, медленно покачивался, входя в него по основание.
Мы смотрели в глаза друг другу, и я знал, мой любимый лучик был счастлив, потому что его зеленые озера сверкали искорками незамутненного светлого счастья.
И я точно мог сказать, что он сейчас кончит.
- С днем рождения, любимый! – воскликнул он.
И я сделал всего два резких и глубоких толчка в горячее, нежное тело и кончил, на доли секунды позже него.

Мы лежали в постели, Мартин устроился на моем животе, он спал, а я думал.
Думал о подарке, который приготовил для него, точнее для нас. Если честно, я не знал, как он воспримет мое предложение, но надеялся на положительный ответ.
Я задумался об этом почти сразу, как заметил его странное поведение. Мне показалось, что это решит все наши проблемы и поможет ему немного расслабиться.
- Мир, о чем ты так думаешь, что твое сердце замирает? – я улыбнулся и вплел пальцы в его волосы.
- О подарке, который приготовил для тебя.
Он приподнял голову и внимательно посмотрел мне в глаза.
- Я думал, что мы не будем нарушать еще одну традицию?
Я ухмыльнулся.
Да, это была наша еще одна договоренность, мы дарили подарки через год, то он, то я. И в этом году была очередь Мартина, я был искренне счастлив от его подарка, но мне показалось, что именно мое предложение даст нам возможность быть немного откровенней друг с другом.
- Это не совсем материальная вещь. – Он наклонил голову к плечу, а я продолжал перебирать его пряди.
- Ты купил сертификат на кусочек Луны? – зацелованные губы моего брата сложились в нежную улыбку.
- Не совсем, но мне кажется, что мое предложение - это почти кусочек Луны… - рассмеялся я и подтянул его к себе поближе, и в самые губы тихо спросил: - Лучик, как ты смотришь на то, чтобы жить отдельно от родителей?
Март застыл в моих руках, а потом сипло произнес:
- Ты серьезно?
- Я когда-нибудь был не серьезен? – улыбнулся я.
- А мама и папа, как отреагировали?
- Они считают, что нам пора быть самостоятельными, но мама лишь просила жить вместе, что нас с тобой полностью устраивает.
Он смотрел на меня не удивленно, а восхищенно, он был поражен, и как только смысл нашего разговора дошел до него, на губах моего нежного Лучика расцвела улыбка.
- Мир, я даже не думал об этом, мне казалось, что после переезда, мама ни за что не согласится на такой шаг.
- Они с отцом понимают, что мы уже взрослые и нам нужно свое пространство…
Договорить я не успел, мой брат подпрыгнул на кровати и обнял меня, утыкаясь мне в шею, зашептал:
- Это лучший подарок на день рождения, Мир!
- Правда? А как же огромная миска твоего любимого мороженого в прошлом году? Помнится, ты тогда шептал мне то же самое.
- Мороженое было просто восхитительно, но твое предложение… У меня нет слов, любимый.
- Мне нужно всего одно слово, лучик.
Он отстранился и, сверкая счастливыми глазами, ответил:
- Да.
Теплые губы мягко накрыли мои, и мы забыли обо всем. Снова, как месяц назад, в его объятиях я тонул и захлебывался счастьем, и дарил взамен свое тепло. Он был для меня самым дорогим человеком, и я больше не хотел испытывать ту неуверенность, которая преследовала меня все это время, я хотел быть для него единственным, и я сделаю все, чтобы так и было.
Ведь наши чувства запретны для всего мира, но для нас – это самое дорогое и светлое – любовь.

 

Конец.

 


Не забудьте оставить свой отзыв: http://ficbook.net/readfic/377370


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Счастье и его последствия 4 страница | Летний солнца луч. Зима на двоих.


Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2020 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных