Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Летний солнца луч. Зима на двоих.

Летний солнца луч. Зима на двоих.

http://ficbook.net/readfic/500405

Автор: Melara-sama (http://ficbook.net/authors/Melara-sama)
Беты (редакторы): пастельный художник
Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: Мирослав/Мартин
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Флафф
Предупреждения: Инцест, Твинцест
Размер: Мини, 6 страниц
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Описание:
Зимняя сказка для Мирослава и Мартина.

Посвящение:
Всем моим любимым читателям ))

Публикация на других ресурсах:
Только с разрешения автора :)

Примечания автора:
С Новым годом, мои дорогие читатели! С Новым счастьем! И с новыми победами, Вас!

1. Летний солнца луч
2. Летний солнца луч. Осенний поцелуй
3. Летний солнца луч. Зима на двоих
4. Летний солнца луч. Весна перемен

Летний солнца луч. Зима на двоих.


Я спешил домой. Метель была просто ужасной, настоящей предновогодней, для нашего маленького городка совсем несвойственной.
Я открыл подъезд и нырнул в его мнимое тепло, отряхнул хлопья снега с пальто и нажал на кнопку вызова лифта.
Вздохнул.
Когда Мир предложил переехать в отдельную квартиру, и мы поделились этой идеей с родителями – они восприняли ее не очень хорошо, но после долгих уговоров и достаточно обоснованных речей, мама и папа сняли нам жилье. Правда, на верхнем этаже все того же дома.
Сначала мы с Миром не заметили этого подвоха, и казалось, что мы в целом мире одни, но когда мама в три часа ночи поднялась и, с совершенно серьезным лицом, отдала нам два стакана молока, мы поняли – что это была не совсем хорошая идея.
Наш мир на двоих оказался совсем не отдельной вселенной, совсем не раем на две персоны; по уши влюбленные друг в друга, мы не замечали совершенно, что перестали сохранять бдительность, и Мир мог взять меня, скажем, на столе в кухне.
Все изменилось, когда мы переехали в квартиру выше жилья родителей. Нашим местом для любовных утех стала – спальня.
Мы могли начать прелюдию на кухне или в гостиной, но всегда заканчивали в спальне на двуспальной кровати, покрытой меховым пледом.
Первые месяцы была эйфория свободы, все хотелось делать только для любимого брата, но потом, когда мы оба осознали, что наша отдельная жизнь совсем не похожа на идеал, пришло осознание того, что мы все еще не свободны.
Нет, это совсем не мешало нам любить друг друга и заниматься любовью, но это все немного нервировало.
И я решил, что этот Новый год мы проведем только вдвоем.
Вот сейчас мне и предстояло поговорить с мамой.
Наши родители были люди современных взглядов, но их родительская любовь иногда не давала мыслить здраво.
Они могли согласиться с нашим мнением, но потом сделать так, чтобы мы все равно зависели от них. Вот и с квартирой получилась именно эта история.
Лифт открылся, являя мне лицо нашего соседа по площадке.
- Добрый вечер, - поздоровался я.
- Мир… эээ Мартин? – немного замялся он.
- Мартин. – Хотя перепутать меня с Мирославом мог только плохо видящий человек.
Мы сейчас были похожи друг на друга меньше всего, это было не детство, где мама одевала нам совершенно одинаковые комбинезоны и панамы, это была не пора, когда мы специально менялись одеждой, и притворялись друг другом. И уж, конечно, - это было не то время, когда мы копировали движения друг друга и старались делать все синхронно…
Я улыбнулся. Синхронно в прямом смысле.
- Передавай маме привет. – Зачем-то сказал он и, покосившись на мою длинную челку, освободил кабину лифта.
Я вошел и нажал кнопку с этажом родителей, так странно, теперь у меня есть любимая кнопка в этом лифте и кнопка, которая обозначает немного хмурый взгляд Мира.
Лифт открылся на этаже, и я вышел, достал ключи, но вовремя вспомнил, что так просто уже не могу нарушить личное пространство родителей. Нажал на маленькую кнопочку звонка.
Мама открыла и тут же обняла меня:
- Дорогой, как я рада, а то совсем забыли родительский дом.
- Добрый вечер, мам.
- Добрый-добрый, Мартин, заходи, я как раз пироги поставила. Хотела вам с Миром попозже принести.
Я улыбнулся и, отстранившись, начал раздеваться.
Да, разговор будет трудным и тяжелым для всех сторон, но я хочу сделать этот Новый год волшебным для нас. Для нас двоих.
Я разделся и прошел на кухню.
Мама уже наливала чай и ставила на стол корзиночку с печеньем и вафлями.
Я сел за стол, она проверила духовку и тоже присела напротив меня.
- Как у вас дела?
- Все хорошо. – Ответил я, смотря на нее.
Наша мама была всё еще очень красивой, длинные темно-рыжие волосы и искрящиеся голубые глаза, лицо почти без морщин, только в уголках глаз мимические, от того, что она постоянно улыбается.
- Я так переживаю за вас, мои дорогие, ты присмотри за Мирославом, а то знаю я его, вечно разбросанные вещи… - она прикусила нижнюю губу и отвернулась.
- Мама, все в порядке, правда, тем более, мы же не так далеко от вас с папой, всего один этаж.
- Это так странно, я даже не заметила, как вы выросли, мальчики.
Мама всегда говорила вот так, даже если перед ней сидел один из нас, мы для нее одно целое и в тоже время совершенно разные, и, что удивительно, она никогда не путала нас, можно было обмануть кого угодно, но только не нашу маму.
- Мам, я, собственно, пришел, чтобы поговорить с тобой и с папой…
- О чем, дорогой?
Она встала и снова приоткрыла духовку, чтобы взглянуть на пироги, которые постепенно покрывались румяной корочкой.
Я собирался с мыслями, и обвел кухню взглядом, пусть мы переехали сюда недавно, но мама уже внесла в интерьер свои штрихи. Характерные ей уют и тепло в нежно-зеленых обоях, небольшие композиции на шкафах, состоящие из восковых свечей, разных причудливых форм, и чайных коробок. Банки с засолкой, прихватки в виде медведей и пучки укропа над плитой. Запахи ванили и корицы, масла и сдобы, терпкого чая. Все это был мир нашего с братом детства.
Я не жалею, что наши с ним отношения переросли в нечто большее и что мы вместе, но вот этого уюта и маминого тепла - иногда не хватает. Я противоречу сам себе, но поговорить с ней я должен, ведь хочу, чтобы у нас с Миром был самый шикарный Новый год, и под бой курантов он смотрел только на меня.
- Мы решили устроить вечеринку с друзьями у нас на квартире, – тихо начал я, – так что этот новый год вы не могли бы отпраздновать без нас?
Мама улыбнулась и присела рядом со мной, взяла мои руки в свои теплые ладони:
- Мартин, мы с отцом понимаем, что вы выросли и что вам нужно свое пространство, и что отдельные комнаты – это очень отличается от отдельной квартиры. И мы с отцом понимаем, для чего вы попросили об этом, правда, все же теплилась надежда, что вы не сразу отбросите нас.
- Мам, это не так, просто ребята узнали, что мы теперь отдельно живем и захотели отпраздновать это…
- Хорошо, я не против, но все же, салатиков возьмете. А, может, еще, что приготовить нужно?
- Нет, девчонки все принесут, а салатик… твой фирменный с ветчиной, можно?
Она улыбнулась и поцеловала меня в щеку.
- Конечно.
Из дома, с кастрюлей салата, я уходил с каким-то странным настроением, вроде все получилось, и я подарил нам с любимым целую волшебную ночь одиночества, но в тоже время обидел родителей.
Я поднялся к нам и уже достал ключи, но дверь открылась, и меня затащили в квартиру, отняли кастрюлю, прижали к стене, и я получил самое долгожданное за этот день – губы моего брата.
Мир целовал так нежно и властно, что я не выдержал, вжался в него всем телом, жадно шаря по спине.
- Соскучился, лучик?
- Очень.
Он еще раз мягко поцеловал меня и отстранился.
На нем были потертые джинсы и майка, совершенно непраздничный вид, но это было самое родное и домашнее существо. Мое.
- Что это у тебя за кастрюля? Надеюсь, это не мне подарок, братик?
Я рассмеялся и снял пальто, повесил на вешалку.
Наше гнездышко, как называл его Мир, было пусть и не слишком обставлено, что не нравилось нашей маме, но зато было уютным - только нашим.
- Я к родителям заходил, хотел сделать тебе сюрприз.
- Принеся кастрюлю, - он заглянул под крышку, - твоего любимого салата?
- Не совсем.
Я прошел в ванную и помыл руки, вернулся на маленькую кухоньку, Мирослав заканчивал с курицей.
- Успеем до Нового года? – хитро спросил он.
Не понять было бы нельзя, я улыбнулся и потерся о его плечо щекой.
- Мы можем не торопиться, я поговорил с мамой… - он вдруг засмеялся.
- И ты тоже? – я смотрел на моего смеющегося брата. – Что ты ей сказал?
- Что у нас будут друзья, и мы не придем к ним ночью. – Он обнял меня. – Мир?
- А я сказал, что нас с тобой пригласили друзья, и мы уедем через несколько часов.
- Так вот почему она так спокойно отреагировала и салат отдала… Ой, что теперь делать-то?
- Успокойся, Март, все она понимает, и что мы взрослые, и что хочется побыть одним, или даже не одним, а, скажем, с девочками. М?
- Все равно солгали оба. – Промурлыкал я, утыкаясь носом в его волосы.
- Но оно того стоило, я просто думал тоже сделать тебе сюрприз, и взять тебя прямо под бой курантов на ковре, чтобы твою кожу освещали лишь фонарики от гирлянды. – Он говорил тихо, интимно, с хриплыми нотками.
Я не выдержал этого тона и немного повернул голову, прикусил мочку его ушка.
- А я немного удивился, что ты готовишь, братик…
- Лучик, хочет поиграть?
- Не отказался бы, но сначала давай устроим себе ложе прямо около телевизора, и под речь президента ты будешь любить меня.
- Какие у тебя фантазии, Март! Не знал, что тебя может возбудить речь президента.
Я рассмеялся, а он обхватил мои ягодицы и прижал к себе, страстно накрывая мои губы.
- Черт с ним, с президентом и салатом, и даже курица не нужна.
Мир рыкнул и подхватил меня на руки, понес в большую комнату, где мы сделали видимость спального места для одного из нас, а на самом деле, у нас прекрасная большая кровать в другой комнате, но сегодня он будет любить меня на полу.
Немного лихорадочные движения, стоны и рыки, покусывание шеи, горячие руки, и я остаюсь в первозданном виде, он тоже скинул совершенно ненужную одежду. Накрыл меня собой, уткнулся в шею и глухо проговорил:
- Знаешь, Мартин, я благодарен судьбе, что у меня есть ты, не просто брат, друг, любовник и любимый, а самый родной человек на свете, и мне действительно не хватало тебя сегодня.
- Я же по важным делам ходил, улаживать наши прогулы.
- Да, это важно, но важнее всего, что ты вернулся.
- И у нас с тобой преддверие Нового года. – Мы снова тихо рассмеялись.
- Зима на двоих.
- Больше…
Его тихие слова роняли в мою душу горячие капли счастья. Я немного переместился под ним, и мы оказались лицом к лицу.
Наши ласки давно перестали быть дерганными и ненасытными, нет, это не означало, что мы перестали испытывать страсть и вожделение, просто они стали мягче, глубже, насыщенней.
Несколько дней назад мы проходили голыми весь день, то и дело, возбуждая друг друга, провоцируя, делясь ласками и совершенно сходя с ума от удовольствия, дозволенности.
Когда он был так близко, все было неважно, я давно уже понял, что дороже всего на свете для меня - его лучистые глаза.
Мир нежно провел ладонью от моего плеча до бедра, снова сжал половинку, не агрессивно, а как бы зазывая.
Да, и это. Наш секс стал таким игриво-манящим, заставляющим и через несколько часов вспоминать, как это приятно - ощущать его в себе.
Я точно также провел рукой, но не опустил ее на половинку его попки, а юркнул между чуть разведенных ног, погладил внутреннюю поверхность бедер кончиками пальцев. Мир сверкнул глазами.
А потом впился мне в губы, да так, что я закатил глаза, это было нереально, мы отпускали друг друга и все наши мысли были только об одном – доставить удовольствие. Мир снова лег на меня, потираясь всем телом, развел ноги и толкнулся в пах, также толкаясь мне в рот языком. Сжимая меня в объятиях, даря мне себя и свои чувства.
- Мир!
- Потерпи, сегодня особенная ночь, я хочу тебя во всех позах… - рыкнул он.
- Мирослав! – меня выгнуло от его слов.
Захотелось запретить ему говорить, и в тоже время слушать его слова.
- Мой лучик, не представляешь, как я обожаю, когда ты выкрикиваешь мое имя. - Прошептал он.
И сразу успокоился, движения стали плавными, губы нежными, хотя он не был груб или агрессивен, я понимал его без слов. Последнее время наш секс был такой быстрый, мы только через несколько месяцев успокоились и приняли, наконец, наш новый статус – свободной от чужих глаз пары.
Но иногда, до сих пор кто-нибудь из нас забывал, что можно не спешить, не срывать одежду друг с друга, не шептать торопливо «Давай-давай, лучик, раздвинь ножки, прогнись…», а просто наслаждаться моментом близости.
Мир прошелся губами по коже на шее, обвел ключицу влажным языком, ущипнул сосок. Я прикусил губу, мое сознание плыло от ощущений, миллиарды иголочек проходили по коже в тех местах, где губы брата оставляли на ней влажные следы. Я вцепился в его плечи, сжал, не понуждая, а просто замыкая наш круг, только мы вдвоем знаем, как сделать приятно друг другу.
Он обхватил губами мой левый сосок, а правый сжал между большим и указательным пальцами, покрутил. Я не выдержал и вскрикнул, ему было достаточно, Мир резко подался вверх и накрыл мои губы, проскользнул в рот языком, лаская мой собственный, жаждущий язык.
Руки снова заскользили по коже, сжимали, гладили, ласкали. Я раздвинул ноги сильнее, и он понял без слов, продолжая мягко меня целовать, прошелся рукой по бедру, покружил пальцами по дырочке, а потом отстранился и поднес свои пальцы к моим губам. Я зачарованно смотрел в его туманные глаза, высунул язык и облизал любимые пальцы.
На лице брата расцвела нежная улыбка.
- Мой лучик солнца. – Прошептал он, окуная пальцы в мой рот.
Я обхватил их губами, лаская внутри, обильно облизывая и предвкушая тот момент, когда они окажутся во мне.
Мир прикрыл глаза, наблюдая за мной сквозь ресницы, а я немного раскрыл губы и провел языком между его пальцев, так, чтобы он видел, потом снова обхватил в плотнее кольцо и тихо простонал. Его член терся о мой, и эти мимолетные касания были самыми желанными, самыми прекрасными…
Он убрал руку и тут же мягко ввел влажные пальцы в мое расслабленно тело, я прикрыл глаза и, также как Мир, наблюдал за ним сквозь ресницы.
Раньше его лицо всегда было сосредоточенное, и когда он готовил меня, брови были нахмурены. Сейчас же он улыбался нежной улыбкой и на его щеках был румянец, глаз я не видел, но мог точно сказать, что они блестят предвкушением и горят от страсти.
- Мир, я готов, – прошептал я.
- Я знаю, но мне доставляет удовольствие чувствовать, как ты нетерпеливо сжимаешь мои пальцы, лучик.
Я выгнул спину после его слов, и Мирослав отстранился совсем, вставая на колени и лаская свое возбуждение, меня не нужно было просить, я сел и жадно поймал губами его член. Смачивая его слюной, я брал его, то наполовину, то обводил языком головку, немного поддразнивая, то помогал рукой. Брат запустил руку мне в волосы и потянул назад, последний раз я просто сплюнул на его член.
Лег на спину, призывно разводя ноги, он ухмыльнулся и накрыл меня собой, плавно вошел, мы не замерли, а блаженно выдохнув, задвигались, сразу идя навстречу друг другу.
Он смотрел мне в глаза, и в темной зелени сверкало неприкрытое удовольствие, нам больше не нужно ничего, только вот этот ритм толчков и гортанные стоны, его глаза и губы, мои бедра под его руками, мое дрожащее тело.
Это был наш мир на двоих, наша зима.
Он выскользнул и перевернул меня на живот, вошел, замер, поцеловал мою шею, лаская языком по росту волос, я немного приподнял попку. И снова-снова-снова…

Мир обнимал меня, после оргазма, двигаться не хотелось ни мне, ни ему, мы просто наслаждались тишиной и уединением.
Вдруг на улице раздался смех, и взорвались петарды, народ закричал «С Новым годом! С новым счастьем!»
- Мы пропустили речь президента. – Тихо прошептал брат мне в волосы.
- И ладно. – Также тихо ответил я.
- Салат надо хоть заправить и курицу в гриль положить…
- Не надо.
- Ладно. – Нежно прошептал он. – Я не думал, что мы с тобой пропустим наступление Нового года.
- Мы его отметили. Разве нет? – я приподнял лицо и взглянул в его сверкающие глаза.
- Да, нашу первую зиму на двоих. – Ответил он, накрывая мои губы. - Ну, давай хоть елку включим.
- Давай!
Всю оставшуюся ночь мы нежились в объятиях друг друга, соприкасались голой кожей и любовались разноцветными огоньками гирлянды на еловых лапах.
У нас был свой мир и свои традиции празднования Нового года, и я бы хотел, чтобы так было всегда, ну, по крайней мере в следующий Новый год уж точно.
Уже под утро Мирослав все же заправил салат майонезом и принес один мандарин, мы ели салат с одной вилки и закусывали дольками цитруса.
И это было счастье.
Неземное. На двоих одно.


Конец.

Не забудьте оставить свой отзыв: http://ficbook.net/readfic/500405


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Летний солнца луч. Осенний поцелуй. | Летний солнца луч. Весна перемен.


Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2020 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных