Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Счастье и его последствия 4 страница




- Как дела, солнце?

Еще спрашивает!

- Я – просто обалденно!

- Еще бы! – фыркнул вдруг Джейк.

Я поняла, что превратиться Пол уже успел. Черт, мне даже язык ему нельзя показать! Не разжимая губ, я злобно оскалилась.

В кухню вышла Эмили. Увидев меня, вскрикнула, но от радости. Я вскочила и, заставив себя двигаться спокойно, обняла ее.

- Боже, Вика, как я рада тебя видеть! Я жутко соскучилась! Как жаль, что мы не можем поболтать просто так, только по телефону. Ты в порядке?

Я энергично закивала.

Через минут пятнадцать я показала знаками, что мне пора. Приложив ладони к сердцу, поклонилась всем. За это время пришла почти вся стая в человеческом облике. Я была поражена, но они скучали по мне. Может, и правда не все потеряно?

- А я все-таки завидую Полу! – внезапно выдал Джаред.

Когда все в шоке от такой нескромности уставились на него, он добавил:

- Да я к тому, что она в основном молчит! Не всякому так везет!

Только убежав далеко от резервации, я смогла захохотать.

По дороге в Сиэтл, которая, кстати, на «Порше-911» с Элис за рулем, заняла вместо обычных трех часов всего около полутора, я думала о том, что произошло ночью. И пришла к некоторым выводам.

Я помнила то ощущение, будто моя жажда перешла из горла в живот, настолько я хотела Пола. Что ж, это ведь тоже своего рода жажда. Инстинкт питания и инстинкт воспроизводства – одни из самых основных и для человека, и для животных. А для нас с Полом, наверное, единственные, потому что об инстинкте самосохранения оба явно благополучно забыли. Но, в то же время, они как бы исключают друг друга в один и тот же отрезок времени. Мы хотим или есть, или секса. Ни разу не слышала, чтобы кто-то лопал и одновременно занимался любовью. Даже паучиха «Черная вдова» сначала совокупляется с самцом, а только потом поедает его.

Моя жажда обладания возлюбленным оказалась практически равной жажде его крови, но так как я была сыта, любовь пересилила. Она дала мне силы всю ночь не выпускать его из объятий. Хорошо, что волки выносливый народ! Хотя Пол все-таки выглядел слегка уставшим и наверняка услышал немало тонких и не очень намеков своих братьев по этому поводу.

И Эдвард тоже знал. Приехав к Калленам, я заметила что-то в его лице. Наверное, тоже успел пообщаться с кем-нибудь из стаи. Но я знала, что Эдвард привык хранить чужие, не всегда приятные секреты, и наверняка затолкает эту информацию в самые темные закоулки необъятной вампирской памяти.

Белле нелегко далась эта поездка, девушка просто патологически ненавидела делать покупки и наряжаться. Но перечить Элис не имело смысла, Белла сама меня этому учила. Поэтому она стойко выдержала все тяжести и перипетии этого мероприятия. Не было, по-моему, ни одного сиэтловского бутика, в который Элис бы не влетела с шумом и помпой, и где не купила хотя бы одну вещичку.

Я тоже была не прочь прибарахлиться. Никогда не отказывала себе в удовольствии прикупить парочку платьев и брюк, а белье для меня было фетишем номер один. Поэтому сейчас в пакетах терпеливо ждали своего часа больше двадцати комплектов. Когда я примеряла изумрудное колье, Белла не выдержала.

- Так тебе не хватит на твой курорт!

- Какой курорт? – тут же возникла Элис.

- Белла переживает, что я не смогу осуществить свою мечту, - пояснила я ей, красуясь перед зеркалом, - хочу создать в стране сеть курортов и с успехом руководить ей.

- Да ну! – восхитилась Элис. – Да это же чудесная мысль! Да и потом, ты всегда можешь присоединиться к главной семейной забаве – игре на фондовой бирже. Это же золотое дно!

- Ага, - подтвердила Белла, - особенно с твоим нюхом на колебания курсов валют!

Слово «нюхом» Белла пальцами взяла в кавычки.

Мы все расхохотались, потом я все-таки купила колье, сказав, что это под мои будущие биржевые заработки.

После покупочной эйфории мы с Элис решили сводить Беллу в самый шикарный ресторан, чтобы компенсировать ей физические и моральные страдания. Мы зашли так торжественно, так смотрели на метрдотеля, что лучший столик самым волшебным образом оказался свободным. После чего представительные официанты закружили вокруг нас в услужливом экстазе, стол заполнился чудеснейшими блюдами, а я едва сдерживала тошноту. Хотя какая тошнота у вампира?

За едой Белла объявила мне, что дата ее свадьбы с Эдвардом назначена на тринадцатое августа, за месяц до дня рождения. После свадьбы она надеялась перестать быть человеком, потому что через месяц ей должно исполниться девятнадцать лет, а она была согласна только на годичную разницу в возрасте с Эдвардом. Он застыл в вечных семнадцати. Мне она предложила быть подружкой невесты. Я с восторгом согласилась и Элис тотчас вовлекла меня в обсуждение наших с ней нарядов.

Я с удовольствием поддерживала разговор, но тоска постепенно так овладевала мной, что это заметила Элис.

- Что с тобой, Вика? Ты как-то сникла.

Белла, немного отвлеченная десертом, заинтересованно приподняла голову и посмотрела на меня. Увидев их искреннюю тревогу, я не могла не расколоться.

- Девочки, я так боюсь! Я так тебе завидую, Белла, прости меня! У тебя впереди вечность с любимым, а я боюсь не успеть за всю его оставшуюся жизнь показать, как сильно я его люблю!

Я поникла.

- Так, похоже, ты с ним не поговорила на эту тему! – посетовала Элис.

- Но, Вика! – Белла смотрела на меня в крайнем удивлении. – Оборотни не стареют!

Я была в таком шоке, что не могла вымолвить ни слова, только смотрела на подруг и молчала, вытаращив глаза.

- Ладно, - нехотя проговорила Элис, - разъясню тебе, хотя и не я должна это сделать. Ты уже знаешь, что при появлении вампиров определенная часть квилетов, в жилах кого течет кровь древних вождей, перерождаются в оборотней. И пока вампиры рядом, они не теряют способности к трансформации. Чем чаще они оборачиваются в волков, тем дольше не стареют, потому что именно в оборотничестве и есть смысл их службы. Они растут, если перерождение застало их в совсем юном возрасте, как Сета, но достигая расцвета сил, останавливаются. Ведь для своей миссии волк должен быть сильным и молодым. Поэтому пока вы с Полом вместе и пока он будет становиться волком…

Я не могла в это поверить. Сколько времени изводила себя мыслями о приближающейся старости Пола, а все оказалось так просто! Тут явно есть подвох!

- В любом случае, поговори с Полом, ты должна услышать это от него самого.

- Да, мамочка! – счастливо прошептала я Элис.

В моей душе росток надежды пророс и хорошенько укрепился корнями.

Я поговорила с Полом. Он все подтвердил, удивляясь, как ему не пришло в голову раньше все мне объяснить. Он сказал, что мы очень гармоничная пара – мы не дадим друг другу умереть. Я буду гарантией его вечной жизни, а он клялся защищать меня от всех опасностей, в том числе от меня самой. Единственное, что меня огорчало – у нас никогда не будет детей. Хотя, может, через много лет мы поступим как Каллены? Я боялась загадывать так далеко и не хотела пока обсуждать это с Полом.

Это лето было самым лучшим в моей жизни. И я надеялась, что оно первое в бесконечной череде всех времен года, которые я проведу с Полом.

Наши с ним странные отношения приняли, в конце концов, все, даже квилетские старейшины. Билли Блек лично звонил мне по телефону. Мы пообщались совсем неплохо, прощаясь, заверили друг друга в самых лучших намерениях. В мои «молчаливые» визиты в резервацию я частенько забегала поздороваться с ним. Особенно после того, как Джейк, не выдержав известия о свадьбе Беллы с Эдвардом, убежал в волчьей ипостаси так далеко, что даже братья слышали его с трудом. Пол жаловался, что Джейк старается даже не думать, как человек. Я скучала по нему, и в связи с этим много времени проводила с Билли как с отцом по «брату». Сначала он был, мягко говоря, в недоумении от такого факта, но Сэм, слышавший мысли Джейка по поводу меня подтвердил, что тот относился ко мне очень тепло и как к человеку, и как к вампиру.

Единственным темным облаком, висевшим на чистом небосклоне моей жизни, были страстные гастрономические намерения в отношении Пола и его стаи, а так же вообще квилетов как потомков волков. Я хотела их крови. И могла выносить, только полностью перекрыв себе доступ воздуха, и, соответственно, запаха вожделенных существ. Только в часы страсти я забывала об этом, поглощенная утолением более важной жажды. И Пол всячески потакал мне в этом. Он называл это время «зеленым светом», и действительно, в этот период мы позволяли себе все. Это счастье, или я снова оптимистка?

Секрет таланта

Накануне свадьбы до раннего утра мы с Элис и Розали обсуждали детали церемонии и торжества. Элис страдала, что Белла наверняка изводит себя разными глупостями, не спит, и размышляла, какие именно средства подойдут для сокрытия следов бессонной ночи. Розали вызвалась сделать прическу, я знала, что она была докой по этой части. От меня требовалось только вести себя спокойно и… не дышать слишком часто, потому что Сет и его мама приняли приглашение. Да, денек предстоит еще тот, не все одной Белле переживать.

Когда Элис, Розали и Белла закрылись в ванной, я занялась своей прической. Ничего особенного, простая коса греческого плетения вокруг головы, с выпущенными периодически волнистыми локонами. Самой красивой сегодня должна быть невеста, да и вообще, лучше мне не привлекать лишний раз внимание к своей персоне.

Ребята вернулись с охоты задолго до церемонии, Эсми запрягла их вешать гирлянды, пока мы с ней стояли посередине холла и критиковали их работу. Проходящий мимо Эммет подмигнул и подтолкнул меня локтем.

- Неплохо выглядишь, сестренка!

- Спасибо, братец!

- А как там моя красавица? Белла еще жива? А то что-то долго они.

- Жива, я чувствую ее сердце.

- Да я тоже, просто…

Эсми прервала нас, попросив помочь. Тут Карлайл подошел. Зрелище то еще: шесть вампиров стоят посередине холла и совершенно серьезно спорят о том, ровно ли подвешены гирлянды под лестницей. Эммет чуть не подрался с Джаспером, но в итоге Эсми разогнала всех одеваться.

Когда я спустилась, уже готовая к ответственной роли подружки невесты, начали прибывать гости. Я познакомилась с Рене и Филом. Отчиму Беллы только накануне сняли гипс, и он опирался на палочку. Шериф Свон в костюме – зрелище небывалое и крайне причудливое. Меня удивили отношения родителей Беллы: Чарли общался с Рене, как старший брат с немного непутевой младшей сестренкой, слегка снисходительно, но с большой теплотой.

Гости прибывали, я уже заметила вампиров. Мелькнул стриженый затылок Сета. Я перестала дышать. Вскоре Эсми и Карлайл пригласили всех в гостиную, а я, наконец, смогла посмотреть на результат трудов девушек.

Белла была прекрасна. Думаю, даже вампиром она не будет выглядеть лучше, хотя я могу ошибаться. Ее ощутимо потряхивало, ноги так и норовили подогнуться. Я подошла и сжала ее ладонь. Холод всегда действовал на нее успокаивающе.

Зазвучала музыка, и мы с Элис, на расстоянии друг от друга пошли по длинному проходу. Эдвард волновался. Не знаю, заметно ли это было людям, но я видела отчетливо. Однако когда по проходу пошла Белла, его волнение как рукой сняло. А когда она ответила «Да», он и вовсе расслабился, засиял своей обычной солнечной улыбкой. Наивный, он что же, думал, что она не придет? Откажется? Какие же люди бывают глупые!

А Белла? Она смотрит на мужа, будто выиграла джек-пот в лотерее. Не понимает, что в выигрыше-то оба. Неужели до сих пор не уверена, что ее любимый принадлежит ей без остатка, и уже давно?

А вот сама я была уверена в одном – мне ничего подобного в ближайшее время не грозит. А если разобраться, вообще никогда. У меня с любимым сложились крайне нетрадиционные отношения, я в его присутствии не смогу даже «Да» сказать, не рискуя совершить зверское убийство жениха. Что делать, ума не приложу!

Церемония перешла в торжество как раз тогда, когда солнце уже скрывалось за вершинами. Идеально точный расчет. Зажглись фонарики, развешенные нами с Элис еще вчера. Гости угощались, танцевали и общались. Я познакомилась с Денали. Белла накануне убивалась, что рядом с этими дамами будет выглядеть заморышем, но я-то видела, как она ошибалась. Ни в чем не уступая по красоте, она выигрывала своим человеческим очарованием, легким румянцем, в общем, тем, чем вампирские красавицы были уже не способны обладать.

Меня в этой семье больше всего интересовал мужчина, Елеазар, и не в том плане, о чем можно подумать в первую очередь. Я умирала от желания воспользоваться его даром, узнать, наконец, есть ли у меня хоть какие-нибудь способности, кроме совершенно потрясающего таланта влипать в разные нелепые ситуации. А как еще назвать то, что я навсегда, «на всю вечность», как говорит Белла, влюбилась в человека, с которым не могу и рядом находиться без риска откусить ему голову? Ну, кроме некоторых моментов.

Я стояла за спинами гостей, разглядывая танцевавшие пары. Белла переходила из рук в руки, Эдвард тихо зверел. Легкое касание по плечу вырвало меня из дымки размышлений. Сфокусировав взгляд, я обнаружила рядом Карлайла и Елеазара с подругой, Кармен. Они были темноволосые и смуглые, по вампирским меркам, конечно, то есть кожа их имела легкий оливковый оттенок. И «вегетарианские» глаза.

- Ну вот, очнулась! А я уж подумал, что у тебя прорезался талант Элис! – шутливо воскликнул Карлайл.

- Ничего подобного! – задумчиво проговорил Елеазар. – Боже, я и не думал, что увижу это!

Оглядевшись по сторонам, чтобы Сет ненароком не стоял рядом, я слегка вздохнула.

- Что это? Что-то страшное?

- Вовсе нет. Просто это настолько редкая способность… Глазам не верю, ты же Тень!

- Тень? Что за тень?

Не передать разочарования, охватившего меня, едва я услышала этот вердикт. Какая-то нелепая тень! Я не слышала ни о чем подобном. И как же молнии из глаз? Неужели я превратилась в полную бездарность?...

- Тень! – благоговейно повторил Карлайл. – Невидимая, неслышная, неосязаемая…

Да, на этот раз талант Елеазара, видимо, дал сбой. Никаких таких способностей я у себя не ощущала. А Карлайл, похоже, верит.

- Я слышал о таком, был вампир со способностями Тени, но очень давно, тогда еще не появился и первый из Вольтури. А потом тысячелетия этот талант не появлялся. И вот…

- Не хочу вас разочаровывать, - безуспешно пытаясь скрыть раздражение, перебила я, - но ничего такого я не умею. Посмотрите, меня видно и слышно, и потрогать можно.

Я демонстративно пощипала свою руку.

- Да? – с сомнением переспросил Елеазар. – И совсем-совсем ничего странного?

- Ну-у-у…

- Вот видишь!

- Но почему до сих пор я ничего такого не делала?

- Талант таланту рознь. Некоторые действуют постоянно, - он кивнул на Эдварда, - некоторые периодически…

Я сама нашла глазами Элис. Подруга говорила мне, что раньше видения будущего накатывали на нее внезапно, потом она начала сама вызывать их, сейчас она могла при желании постоянно держать где-то на периферии сознания возможные варианты. Именно так она контролировала Вольтури и действия новорожденных.

-… а некоторыми надо учиться пользоваться, - продолжал Елеазар.

- Но как это проявляется? Я имею в виду… я стану невидимкой, как в том фильме? – фантазия заработала моментально. – А как одежда? Она тоже, или окружающие смогут увидеть самостоятельно гуляющие брюки и футболки?

- Ну, ничего такого я не обещаю! – улыбнулся Елеазар. – Дело ведь тут не в способности молекул твоего организма становится невидимыми и проницаемыми. Дело в скорости твоих движений.

Я не понимала его. Скорость? При чем здесь…

- Вы хотите сказать, что я могу двигаться настолько быстро, что…

- Что тебя не будет видно. Никакого намека, никакого движения, дуновения воздуха.

- Но это невозможно!

- Разве? Конечно, возможно, просто надо тренироваться!

- Если двигаться быстро, унесешься неизвестно как далеко! Это, конечно, занимательно, но что тут особенного?

- Знаешь, можно, конечно, использовать этот талант просто для перемещения, но я знаю, что теоретически Тень, освоившая свой талант, способна как угодно долго находиться в небольшом помещении, битком набитом людьми или вампирами, и никто ее не увидит, никто не дотронется до нее.

Я потрясенно молчала. Нет, так я никогда не смогу, сколько ни старайся.

- Ты же неуловима. Никто тебя не чувствует, твои мысли непроникновенны. Все это сопутствующие особенности. Именно такова природа классической Тени. Нужно потренироваться, ты сама увидишь, как это будет.

Неужели они правы? Я – Тень? Неуловима… Хотя я знаю, кто может почувствовать меня. Но Елеазару не стоит говорить об этом. И… как же насчет его самого? Он-то меня раскусил.

- Да, я увидел твой талант, - кивнул он на мой вопрос. – Но, дорогая, так и должно быть. Если мой дар будет работать избирательно, зачем он тогда нужен? Но в остальном ты для меня тоже слепое пятно.

- Ну, вот, и я не без таланта! – облегченно пробормотала я и нашла глазами молодоженов.

Они снова танцевали вместе. Эдвард слегка приподнял голову, будто прислушивался, потом подмигнул мне и, наклонившись, что-то зашептал Белле на ухо. Они сделали оборот, и теперь я видела ее лицо. Белла внимательно выслушала, восхищенно улыбнулась, нашла меня глазами и показала большой палец за спиной Эдварда. Еще в ее глазах я заметила тревогу. Знаю, Белла тоже переживает, она боится, что у нее не будет никакого таланта, и она не сможет помогать своей семье.

- Это просто потрясающе, как в последнее время увеличилось количество талантливых вампиров! – удивлялся Елеазар тем временем. – Еще несколько сотен лет назад таких было один на пятьдесят, а сейчас чуть ли не каждый второй. Хоть какая-то, но способность имеется. Вольтури уже перебирать начали, ищут только самых талантливых.

Они с Карлайлом внимательно посмотрели на меня.

- Ты должна быть осторожна, Вика, - посоветовал мне Карлайл.

- А что, в чем проблема? Я опасна?

- Нет, не в этом дело, - пояснил Елеазар, - вернее, опасность есть, но для тебя. Твой талант настолько уникален, что Вольтури обязательно постараются заполучить тебя. А если не смогут, решение будет однозначным – уничтожить. Вот для них ты очень опасна.

- Но чем?! – потрясенно возопила я.

На нас начали оглядываться гости, я поспешно замолчала.

- Мы ведь на свадьбе, - опомнился Елеазар, - давайте веселиться, а поговорим потом.

И мы повеселились. Оказывается, я пропустила небольшую стычку Эдварда с вернувшимся, наконец, Джейком, но все закончилось хорошо. Джейка утащили Джаред с Полом. Вот почему мне казалось, что кто-то сверлит меня взглядом! Пол здесь был! Меня слегка заколотило.

Белла довольно метко запулила букетом в Анжелу, после чего мы с Элис утащили ее переодеваться. Ее ждал, вероятно, незабываемый медовый месяц.

Когда все гости разошлись, и остатки торжества были убраны, все Каллены, Денали и я устроились в гостиной, принявшей прежний элегантный вид. Карлайл и Елеазар вкратце посвятили остальных в подробности моего предполагаемого таланта. Не знаю, поверю ли я хоть когда-нибудь, что обладаю такими способностями. Ведь их надо еще развивать.

- А что касается опасности для Вольтури, - продолжил Елеазар, - ведь тебя практически невозможно контролировать. Представь, почти мгновенные перемещения, возможность проникнуть в любое место, подслушать, подсмотреть, похитить. Ты сможешь пройти мимо любой охраны, обмануть любую сигнализацию. А Вольтури, поверь, есть что скрывать.

- Идеальный шпион! – прошептала я.

- Именно!

Вот так! Я теперь практически в бегах. Ну кто бы мог подумать. Элис скрывает от Вольтури существование Джаспера, теперь вот и мне надо скрываться от этой семьи. Но постойте, меня ведь никто не видит! Нужно лишь не попадаться им на глаза.

Пока я думала о своих перспективах, вампиры обсуждали возможности применения моего таланта. Дошло даже до неуловимого мстителя, это была, естественно, идея Эммета.

- Хорош, хорош! – я замахала руками. – Мне надо еще научиться им пользоваться.

- Эх, почему нет академии вампиров? – посетовал Эммет. – Представь, ты бы там училась, написала бы диссертацию на тему «Теоретические исследования таланта Тени и его практическое применение в условиях кризиса мировой экономической системы».

Заметив взгляд, которым я пепелила его, Эммет выставил руки ладонями вперед.

- Ладно, ладно. Тогда станешь кинологом, выпустишь монографию «Невербальные команды и их роль в дрессировке крупных кобел…».

Договорить он не успел: я через спинку дивана бросилась на него, сшибла с ног, мы вылетели через раскрытые широкие двери и клубком покатились по лестнице вниз, на лужайку. Это была не первая наша с ним драка, поэтому все отреагировали спокойно, будто ничего не произошло. Намяв брату бока, отряхиваясь, я вернулась в дом. Эммет сзади бормотал, что поддался из уважения к моему полу, но Розали резонно возразила, что лучше бы он опасался огромных клыков моего парня.

Да, Каллены стали моей второй семьей. Была, конечно, Мардж, моя крестная, и я не рисковала убить ее при встрече, но она была далека как в смысле расстояния, так и моих новых взглядов на питание и период жизни. Я могла общаться с ней не более десяти-пятнадцати ближайших лет.

А с Калленаи не было таких проблем. Я, конечно, не осмеливалась думать о Карлайле и Эсми, как о родителях, но в глубине души верила, что они считают себя таковыми. Вампирская «молодежь» иначе как сестрой меня не называла. И этот факт создавал серьезный прецедент в отношениях с квилетами – вампиры и оборотни стали «родней». Какие перспективы открывала эта странная ситуация, никто и понятия не имел, даже Элис, ведь оборотней она тоже не видела. Поживем – увидим! Я оптимистка?

ЭПИЛОГ

Он никогда не заставлял ждать себя. Вот и сегодня пришел именно в тот момент, когда был больше всего мне нужен. Он вошел и прикрыл за собой дверь. Нажал кнопку.

- Привет.

- Как свадьба?

- Волшебно!

- Как и всегда, наверное. Позавидовала?

- Да, есть немного.

- Тогда тоже соберись.

- Никто не зовет.

- Уж прямо и никто! Такую-то красавицу?

- Красавицу? Ты считаешь меня красавицей?

- Конечно, солнце!

- Почему ты упорно называешь меня так? Разве я солнце теперь? На мне пятен больше, чем на луне. Разве я центр твоей вселенной? Притягиваю тебя, как прежде?

- Если честно, нет.

Пусть проглотят языки те, кто думает, что у вампиров нет чувств. Мои внутренности скрутило в узел от боли. Но ничего неожиданного не услышала – я ждала этих слов. Ждала с самого того момента, как почувствовала жжение в своем горле. С той секунды, когда мы стали врагами.

- А как же запечатление? Или…

- Я вижу, ты многое об этом знаешь. Ну, а главное тебе известно?

- Главное?

- В чем весь смысл?

Я смотрела в его насмешливые глаза. Звучит, как издевка, но…

- Так объясни, если я оказалась такой тупой!

- Главный смысл не в том, чтобы навсегда парализовать волю и привязать к одному человеку. Просто это возможность дать людям понять, что они созданы друг для друга. Ты же помнишь, как мы встретились. Я бы никогда не рискнул ухаживать за тобой, городской богатой штучкой, красивой, как далекая звезда. А если бы я не вел себя, как чокнутый, разве ты бы обратила на меня внимание?

- Я и повелась только на это.

- Вот видишь!

- Как-то это жестоко. И что, потом узы слабнут?

- Конечно.

- А что остается?

- Иногда ничего.

Теперь все понятно. Только что-то быстро очень.

- Значит, ты пришел…

- Я пришел на свидание, забыла?

- Я теперь ничего никогда не забываю.

- Пугаешь?

- А тебя легко испугать?

- Иногда очень легко.

- Так вот, если ничего не остается…

- Но в основном всегда происходит иначе.

- Как это?

- Ты что, правда тупая?

Если бы не любила так, давно бы разнесла стекло и голову оторвала!

- Принуждение пропадает, остаются только чувства.

Я, наверное, точно тупая. О чем он говорит? О каких чувствах?

- Чувства?

- Да, чувства. Нежность… страсть… преклонение… любовь.

- О чем ты, не пойму?

- Я больше не привязан к тебе насильственно, как раньше. Ты не держишь меня на привязи. Я сам хочу быть только рядом с тобой. Характер притяжения изменился, но само оно никуда не делось, понимаешь? Я люблю тебя! Ты всегда будешь моим солнцем, любимая!

Он сделал, наконец, то, чего я всегда ждала – подошел и приложил ладони к стеклу. Наш кодовый жест. Но я, все еще ошеломленная его словами, не могла двинуться с места. Неужели это правда? И он так спокойно говорит об этом. Где же его вспыльчивый неустойчивый характер? Прежде он бы уже прыгал по стенам.

- Этот момент надо запомнить! В кои-то веки я лишил тебя дара речи. Что, ни одного едкого комментария, где же твои обычные шуточки?

- Подожди, я сейчас сознание потеряю!

Я пошатнулась и прижала ладонь ко лбу. Он ринулся вперед и прижался к стеклу всем телом.

- Шутка, вампиры не теряют сознание!

Он стукнул кулаком по стеклу, прижался к нему лбом. Снова сорвалось. Потом поднял взгляд на меня.

- До тебя сложно дотянуться, солнце! Но я постараюсь.

- Я знаю. Иначе не любила бы так сильно.

Он улыбнулся. Начал расстегивать рубашку. Я уставилась на него во все глаза, чувствуя только характерные волны по всему телу. Он сам откроет дверь. Он знает, когда.

Он протянул ко мне руки, и я шагнула в обжигающие объятия. Время слов прошло.

Он неотрывно смотрел в мои глаза, но руки его продолжали блуждать по моему телу, оттягивая момент расставания. Когда зелень глаз начала мутнеть, переходя к моему натуральному теперь цвету красного золота, он еще раз прижал меня покрепче, защекотал губами ухо.

- Я всегда буду рядом, любимая! И это… начинай подыскивать свадебное платье! Завидовать нехорошо.

Конец.

 







Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2020 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных