Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Новый дом, новые люди 5 страница




В креслице у стены спала Белла Свон. А она тут откуда? Неужели у нас снова была вечеринка? Тогда почему она не в кровати, почему одета?

Я решила не будить подругу, осторожно выскользнула из кровати и бесшумно пошла на первый этаж.

Внизу было темно. Под моими ногами не скрипнула ни одна половица – крестная хвалилась, что год назад они полностью поменяли весь пол в доме, утеплили его, поставили новую лестницу. Мои ноги в носках мягко ступали по отполированному ламинату.

Тут я услышала посторонний звук, какое-то зудение. Потом что-то голубоватое засветилось над тем местом, где стоял диван, как… Да, это подсветка на телефоне. И кто-то тихонько заговорил. Я замерла на середине лестницы.

- Нет еще. А ты как сам-то думаешь? Это надо было догадаться! Он сам виноват! Уже получил? Врежьте еще и от нас! Если она не оправится, пусть пеняет на себя. Она и наша подруга тоже, если ты не заметил! Не знаю. Не знаю, говорю! Она бы все и так поняла, но так резко…

Это же Эдварда голос. Эдвард тут? А почему сидит в темноте? Свет погас – Эдвард закончил разговор.

- Чего им? – новый голос – Элис.

- Интересуются.

- Что там с ним?

- С ума сходит. И ведь сойдет, если с ней что-то случится. А виноват сам. Мне даже жаль его, слышала бы ты эти мысли!

- Он объяснил, почему так сделал?

- Говорит, для наглядности, чтобы быстрей поверила.

- Вот же…

Я бессильно опустилась на ступеньку, не расслышав окончания ее комментария. Неужели это правда, то дикое зрелище, когда на моих глазах симпатичный и уже начинавший мне нравиться парень совершил какую-то невероятную трансформацию, стал зверем… Что же это за место такое, Форкс? Неужели тут обретают форму самые страшные кошмары, когда-либо порожденные воспаленным людским воображением? Или это всегда было реальностью? А никто и не верил… Все, дальше пробуксовка. Не могу понять, а уж принять тем более, не могу – и все!

Спрятаться! Спрятаться от кошмара, чтобы он никогда больше не настиг меня. Я знала одно универсальное средство, еще с детства. Надо только добраться…

Я тихо поднялась обратно на площадку второго этажа и прошмыгнула к двери в комнату крестной. Меня всегда, как обладательницу внушительного гардероба, восхищали встроенные шкафы в комнатах этого дома. У Марджери он был просто гигантским, такой площади была комнатка, в которой я жила в школе в Хьюстоне, пока меня не забрала бабушка. В этот шкаф я и пробралась сейчас, воздавая благодарственную чувствительным ушам крестной, которая заставила мужа тщательно подогнать все детали и устранить малейший скрип мебели. Я забилась в самый дальний угол, за обувные полки, там обнаружилась узкая ниша, в которую я втиснула себя, как в бочку. Все, это последний бастион между мной и кошмаром.

Смешно, конечно, но тогда эти действия показались мне верхом хладнокровия и изобретательности. Единственным подходящим вариантом.

Конечно, я слышала, как меня искали. Крики моих друзей доносились глуховато, как сквозь подушку, и отзываться не было никакого желания. Они ведь тоже чудовища. Кроме Беллы, но с моей удачей и она в скором времени будет делиться со мной секретами своей сущности. Наверняка, какая-нибудь инопланетянка, что-то в ее внешности есть неземное, теперь я была уверена в этом. Помню-помню, она упоминала Альфу Центавра. Точно, наверняка оттуда! Очень довольная тем, что раскусила внеземное происхождение Беллы, я успокоилась и уснула.

Проснувшись, я была уже не так уверена, что Белла инопланетянка. Нет, она или ведьма, или фея. И тут меня охватило неистовое желание выяснить это немедленно, прямо сейчас. Я с трудом выкарабкалась из своей щели, подползла к двери и приоткрыла ее. В комнате было темно. Опять темно! Или я просидела тут сутки, или в Форкс пришла полярная ночь. А что? Я была теперь твердо уверена, что абсолютно ничего невозможного нет. Все еще на четвереньках (не доверяя затекшему телу), я проползла к двери и выскользнула в коридор. Тишина.

Во всем доме никого не было. Странно, куда же они подевались? Тут мне все стало ясно – наверняка я тоже утратила человеческую сущность и превратилась в нечто такое…

Я бродила по дому и размышляла, в какое именно существо переродилась в этом таинственном месте на перекрестке разных миров. В голову ничего путного не приходило. Зато охватила жуткая тоска. По тому дивному времени, когда я еще не знала наверняка, что люди – не единственные разумные существа на этой планете, что есть кое-кто более сильный, приспособленный, неуязвимый. Да, мне повезло столкнуться с миролюбивыми представителями этого вида, но ведь они сами говорили – есть и другие. И не только вампиры. Те мохнатые, огромные, зубастые… Они не похожи на людей, ну, не все время. Как насчет них? Что они предпочитают – общаться с людьми или питаться ими? Я же помню, одна из последних картинок перед забытьем – огромная пасть, усеянная белоснежными клыками, и каждый с мой мизинец. Сено такими не жуют. Ими рвут плоть.

Все еще пытаясь отыскать любое живое существо, я вышла на улицу, как была, в легкой кофте и носках. Шел дождь, моя нехитрая обувка сразу промокла. Если повернуть от крыльца направо, уже в десяти метрах от дома стеной стоял лес. Именно на него предполагалось любоваться из окна ванной. Я нырнула между толстых стволов и сосредоточенно устремилась в самую чащу.

С другой стороны, чему я удивляюсь? Мою жизнь трудно назвать спокойной и гладкой. Всегда какие-то катаклизмы. Как ни странно, самым спокойным оказалось именно время, проведенное с родителями в России. Хоть какая-то стабильность целых пять лет. Ведь в США они колесили туда-сюда, таская меня с собой. Такое ощущение, что я знаю полстраны, но самыми близкими друзьями оказалась компания не пойми каких существ.

Эта прогулка по ночному лесу под моросящим дождем неожиданно вправила мне мозги, поставила их на место. Я поняла, что с психикой моей не все в порядке, иначе откуда такие безумные идеи? Это Белла-то инопланетянка? Вот уж действительно, смешно! Ладно там вампиры или оборотни… Почему-то эти новости не казались уже таким невероятными.

Потом будто очнулась, обнаружив себя окруженной толстыми темными стволами, не имея ни малейшего представления о том, где нахожусь. Навалилась усталость от суточного сидения в скрюченном положении и последовавшей за ним беспорядочной беготни по лесу, ноги в промокших носках заледенели.

Я опустилась на мох и разрыдалась. Вот бы на меня кто-то напал сейчас! Пусть разорвут в клочки, пусть уничтожат! Не хочу я больше, не желаю!!!

Дикий взгляд, бешено метавшийся по сторонам не в силах сосредоточиться на чем-либо знакомом, зацепился за два желтых огонька, блеснувших в абсолютной темноте. Ага, вот и чудище! Светит на меня своими бельмами, выискивает место, куда бы вцепиться. Ну что, хватай! Вот я, ну, давай же!

Если бы могла, я выкрикивала бы это вслух, но сорванное горло издавало только беспомощные хрипы. Глаза потухли. А через несколько секунд из-за дерева вышла темная фигура.

Я зажмурилась и приготовилась к смерти.

- Вика? Как ты здесь оказалась? Ты что, одна?

Услышать знакомый голос было так неожиданно, тем более что он только казался знакомым, но кому вот конкретно принадлежал, я вспомнить не могла. Поэтому открыла глаза. И сразу узнала говорившего. Это был Сэм, жених Эмили. Он тревожно смотрел на меня и медленно приближался, опасаясь, видимо, вспугнуть обессилившую истеричку. Зря стараешься, парень, я и двинуться не могу. И тут дождь припустил с новой силой. Сэм оставил церемонии, уверившись в моей полной неподвижности, подхватил меня на руки и побежал. Я не сопротивлялась, обреченно затихнув в кольце горячих рук. В ушах засвистел ветер. Странно, вроде раньше его не было. Не мог же парень настолько быстро передвигаться в глухой чаще.

А потом я поразилась, как спокойно мне думается. Ведь всего несколько минут назад мечтала об уютной палате с войлочными стенами, горстях разноцветных таблеток на обед и радикальном хирургическом вмешательстве в область мозга.

Парень принес меня в единственное место, против которого я не возражала сейчас – к своей невесте. Эмили хлопотала надо мной, налила горячую ванну и замочила в ней, а сама постоянно проверяла, не утонула ли я в пене.

Потом закутала в большое полотенце, помогла вытереться и предложила свой спортивный костюм. У меня уже закрывались глаза, когда я укладывалась на мягкую перину в маленькой уютной комнате для гостей.

- Не против, если Сэм посидит с тобой?

Я кивнула.

Сэм бесшумно опустился прямо на пол рядом с кроватью. Он какое-то время молчал, а потом тихо заговорил. Спокойный умиротворяющий голос рассказывал мне об этой земле, о том, как сам парень почувствовал, что становится чем-то непонятным, как он переживал и мучился. Как потом начал наблюдать за мальчишками, чтобы определить этот момент, чтобы больше никто не страдал, объяснял, что именно с ними происходит. Пол был следующим. Ему тоже было не очень легко, но они справились, и теперь несли свою службу, а сейчас и вообще, в сотрудничестве с Калленами, охраняли весь город от возможного нападения новорожденных вампиров. Его голос журчал так тихо, спокойно, я верила каждому слову. И сразу стало понятно, почему именно Сэм, а никто другой, был первым, и являлся сейчас вожаком квилетских защитников.

- Как это – быть волком?

Я даже не поняла сначала, что голос появился.

- Ощущение силы. Могущества. Огромная ответственность за свой народ. Семья.

Сэм улыбнулся, и я поняла, что он имел в виду не только Эмили. Он говорил и о своих братьях.

- Когда мы волки, мы слышим мысли друг друга.

- Как Эдвард?

- Примерно. Но Эдвард говорит, что может отключаться. Мы – нет. И мы уже два дня слышим, как он убивает себя. Если с тобой что-то случится…

Я сразу поняла, что это не об Эдварде.

- А у него раньше возникали такие безумные идеи, ну, вроде этого?

- Постоянно! – ухмыльнулся Сэм. – А еще он крайне вспыльчивый, ну просто порох! Чуть что – и вне себя. Хотя может теперь будет осмотрительнее?

Не думаю, что стоит особо на это рассчитывать.

- За что мне столько счастья?! – возопила я в потолок.

Сэм только усмехнулся.

- Значит, мне нужно приготовиться к худшему и запастись терпением! – со вздохом констатировала я.

Сэм посмотрел на меня со смесью удивления и недоумения.

- Знаешь, я думал, придется долго уговаривать, чтобы ты хотя бы позволяла ему изредка видеть себя издали, а ты уже рассматриваешь возможность общения. Ты очень смелая!

- Я очень глупая! И все еще думаю! – строго поправила я. – Может, лет через пять смогу сказать ему «привет».

Сэм беззвучно захихикал.

Потом я заснула. В этот раз подсознание пощадило меня и избавило измученный разум от сновидений.

Проснулась я, как всегда, поздно. С трудом разлепила веки и в страхе отшатнулась, обнаружив прямо перед своим носом чье-то лицо. Господи, разве можно так пугать! Только узнав Беллу, я успокоилась и пришла в себя. Так. Я дома, в своей кровати. Белла лежит рядом, спит. Неужели мне приснилась ночная прогулка и разговор с Сэмом? Может, я выползла из шкафа и завалилась спать? Я откинула одеяло и увидела на себе незнакомый спортивный костюм. Нет, не приснилось.

Я осторожно выскользнула из постели, радуясь, что наконец-то застала светлое время суток (никакой полярной ночи!), и пошла вниз. Услышав громко спорящие голоса, поспешила на кухню. Ага!

Страсти кипели. Вампиры и оборотни (судя по голосам, были и те и другие) выясняли отношения. Вспоминали разные случаи. Обвиняли друг друга в том, что именно противная компания упустила меня тогда из дома, и если бы я подхватила менингит…

В воздухе витало терпкое ощущение надвигавшегося конфликта. По разные стороны обеденного стола заняли позиции представители противоборствующих коалиций – Эдвард и Элис Каллены, Сэм и… Пол. Я замерла в дверях, прервав не очень мирные переговоры, поскольку не желающие договариваться стороны при виде меня немедленно прекратили свары. И тут вид кухни напомнил, что я не ела уже… А сколько я не ела?

Я огляделась.

Кофеварка холодная и пустая. Конечно, вампирам кофе не нужен, оборотни, наверное, его не пьют… Оборотни. Почему-то, вспоминая сцену превращения Пола, я уже не испытывала того безотчетного ужаса. Все-таки Сэм гениальный психолог. Проходя мимо него к холодильнику, я похлопала по бронзовому плечу. Лицо Пола перекосило, рот ощерился настоящим звериным оскалом, в груди клокотало яростное рычание, но парень слова не выдавил, не смея выразить недовольство альфе. Так тебе, будешь меня пугать!

Я по пояс залезла в битком забитый холодильник. Господи, благослови Элис! Только она заботится о моем желудке, больше никому дела нет, как и мне самой! Вытащила бутылку апельсинового сока, яблоко и сыр. Захлопывая дверцу ногой, с хрустом вонзила зубы в румяный яблочный бок.

Держа яблоко во рту, я включила кофеварку, подошла к банальному предмету интерьера, временно узурпировавшему высокое звание стола переговоров, и села в торце, как независимый наблюдатель. Смачно похрустывая сочной мякотью, оглядела своих друзей, старых и… новых. Пол выглядел мрачным. Конечно, очень удобно огульно обвинять «бедных» вампиров во всех смертных грехах! Но с другой стороны… я задержала на нем взгляд и он, наконец, посмотрел на меня. Я глубоко вздохнула, опустила веки и про себя прочитала начало «Богородицы», потом решительно распахнула глаза и слегка ему улыбнулась, даже просто обозначила улыбку движением губ. Но он все понял, взгляд его горел еще сильнее, чем при первой встрече. А все остальные наблюдали за мной с такой тревогой, будто я в любой момент могу закукарекать, окончательно созрев для психушки.

- Вы спорьте, спорьте дальше! – подбодрила я их, нарушая затянувшееся молчание. – Мне тоже интересно, кто виноват и что делать. А я тут потихоньку перекушу…

Эдвард закатил глаза.

- Как ты, Вика? – Элис продолжала беспокоиться.

- Все хорошо. До менингита, думаю, не дошло. – Я оглядела их всех, наклонилась вперед, ложась грудью на стол, и доверительно продолжила. – Только давайте договоримся сразу: если здесь есть еще, например, водяные, лешие, или, допустим, кикиморы, вы мне скажите сейчас, пока я ко всему готова, а то как бы еще чего не вышло. Лады?

Озадаченное молчание длилось довольно долго. Может, они судорожно вспоминали телефоны центров анонимных психопатов? А потом началось светопреставление. Первым засмеялся Сэм. Элис вторила ему хрустальным колокольчиком, а чтобы Эдвард так смеялся, я еще не видела. Пол посмеивался и глядел на меня влюбленными глазами. В дверь влетела Белла. С трудом продрав глаза, она окинула нас хмурым взглядом.

- Вот оставь вас на минутку, сразу начинаете сходить с ума! – пробурчала она.

Эдвард подскочил к ней и обнял, прижав к себе. Белле сразу полегчало.

- Что я пропустила? – прочистив горло, спросила я.

- На самом деле, немного, - ответила Элис, - но где ты пропадала почти сутки? Мы не могли тебя найти.

- Полагаю, все это время я просидела в шкафу у Мардж.

Челюсти снова лежали на полу.

- Что ты там делала? – поразилась Белла.

- Не помню отчетливо. Я была немного… не в себе.

Я видела, как сильно Пол сжал кулаки, у него побелели костяшки пальцев, мускулы рук напряглись шарами, а желваки ходили под кожей крупными желудями, словно он пытался пережевать собственные зубы.

- Ну, конечно! Никто ведь ее не чувствует! Мы же не обыскивали весь дом.

- Никто, кроме Пола.

- Ну, надо было посадить его на поводок и сказать «Ищи!».

Пол взрыкнул на Элис, но, увидев, что я смотрю, виновато поежился. Ну что же они все время лаются? Представляю, как тяжело Белле, у нее друзья в двух кланах, находящихся на грани войны между собой. Теперь это и моя участь. Может, вдвоем нам будет легче? Ведь сейчас же сидят они за одним столом? И именно благодаря нам. Только бы не переубивали друг дружку!

 

Прошлое

Я вернулась к более-менее нормальной жизни. Громко сказано, конечно. Но нет худа без добра. У меня теперь есть самые близкие друзья, каких не было никогда. И парень, который не сводит с меня глаз при встрече, никогда не предаст, никогда не оставит.

Я окружена сверхъестественными, мифическими существами, о реальном существовании которых не догадывалась, хотя и не отрицала такую возможность. Думаю, это не предел, несмотря на то, что Эдвард уверил меня в отсутствии каких-либо еще подобных персонажей. Я недоверчиво пробормотала: «Ну, как скажешь!», в глубине души рассчитывая, что в прибрежных скалах можно найти гнездовье драконов. Заметив мой скепсис, Эдвард предложил организовать поисковую экспедицию, на что я резонно возразила, что с моим везением никого искать не надо, если кто и есть, они сами меня найдут. А потом несколько минут ожидала, нетерпеливо постукивая ногой, пока обычно невозмутимый вампир перестанет захлебываться от смеха. И чего такого сказала?

С Полом отношения складывались непросто. Я знала, что он не может без меня жить, и эта одержимость настораживала. Однако парень ничего не мог с этим поделать, все его квилетская кровь, и в этом плане мне было его даже жаль. У меня, по крайней мере, есть выбор. Выбор, которого Пол и некоторые его братья, был лишен. Они обречены влюбиться только в конкретных девушек. Ну, а если девушка против? Это будет проблема, но проблема не девушки. Но я-то, я никогда не была равнодушной! Да меня совесть сожрет, если я отвернусь от него.

Но мне нужно время.

С Полом я общалась только в компании, наедине все еще робела, слишком свежи были воспоминания об охватившем меня тогда безумии. А он благоразумно не настаивал. Я хотела узнать парня получше, хотя давно уже призналась себе, что чисто внешне Пол очень мне нравится.

Еще я старалась побольше узнать о запечатлении, что это вообще за штука. Я беседовала с Эмили, с Сэмом, спрашивала у Эдварда. Все какие-то обрывки. Слишком много эмоций, никакой конкретики.

Еще одна нежданная радость – перестали приходить письма от Келли. За неделю ни одного, а ведь раньше каждые два или три дня как штык, будто ей больше заняться нечем. Может, отстала она от меня? Если честно, перипетии ее отношений с Россом меня теперь мало волновали.

Куда интереснее были ночные посиделки с квилетами на пляже, или пижамные вечеринки Элис, на которых даже Розали теперь являлась частым гостем. Обладательница длинных блондинистых локонов, она оказалась настоящим мастером по части плетения всевозможных кос, и я частенько щеголяла витиеватым хитросплетением прядей, вызывая зависть непримиримой Джессики и ее подруг. Приближались экзамены, и тренировалась я как одержимая, в общем, было много всего, чем можно заполнить мысли.

И конечно, угроза кровожадных, так я про себя называла красноглазых вампиров. Моя злобная тезка не оставляла своих планов мести, она готовила какую-то акцию, и недавно мы получили доказательство. В дом Беллы вломились незнакомые вампиры, никто не смог опознать их запах. Хуже того, они стащили ее блузку (любимую, красную, хныкала Белла), из чего все сделали вывод, что им нужен образец ее запаха. Все, и квилеты и Каллены, в срочном порядке перешли на осадное положение, меры по охране резервации, всего города и меня с Беллой в частности, стали просто драконовскими, но возразить нельзя – и она и я лицом к лицу уже встречались с врагом. Как мы выжили – непонятно!

Нас ни на минуту не оставляли одних, обязательно присутствовал кто-то из той или иной семьи. Конечно, они мои друзья, но все это крайне утомительно. Никому еще не вредило одиночество в мелких дозах, а мне оно иногда было просто необходимо.

Сегодня я пришла на ланч голоднющая до невозможности! Взяла себе луковый суп, большую порцию салата, отбивную и горячий чай. Белла недоверчиво наблюдала, как снедь исчезает с подноса с невероятной скоростью. Да, я действительно что-то оголодала!

Когда столовая практически опустела, и за столом остались только Каллены, Белла и я, мой телефон завибрировал. Набор цифр ничего мне не говорил, но мало ли что, вдруг Мардж поменяла номер и спешила мне его сообщить. Я нажала на кнопку с зеленой трубочкой.

- Да!

- Здравствуй, подруга!

Я похолодела. Отсутствие писем было все-таки плохим знаком.

- Здравствуй, Келл!

- Как твои дела?

- Более-менее.

- Надеюсь, все-таки более?

- Может быть.

- Что-то ты немногословна сегодня. Расскажи что-нибудь.

- Что тебя интересует?

- Ну, не будь букой, это я должна на тебя обижаться!

- Как хочешь.

- Ну, ладно, я хотела тебе сказать, что мы обе ошибались в Россе, но мне повезло меньше. Тебе он сразу отказал, а меня мучил, мучил! Представь, он меня обманывал!

- Кто бы мог подумать? – пробормотала я, тупо уставившись в воображаемую точку на стене над плечом Джаспера, в который уже раз жалея, что на меня не действует его дар.

Под ложечкой не засосало, а больно заныло, как всегда в те моменты, когда нагнеталась ярость, грозящая вырваться после неудержимым актом агрессии в отношении какого-либо неодушевленного предмета.

- Не язви. Меня можно пожалеть! Но самое главное – у него в крови нашли препарат, классифицированный, как допинг! Его дисквалифицировали, на два года! Сняли со всех соревнований, исключили из сборной! И помолвка, наша помолвка расторгнута!

Келли захныкала.

Вот это номер! Росс… В нем была авантюрная жилка, но чтобы… Нет, что-то здесь не так. Не мог он рисковать своим блестящим будущим. Но Келли, зачем ей врать? Это Росс грешил такими вещами.

- Он начал выпивать, - продолжала Келли изобличать возлюбленного.

Да когда же это кончится?

- Келли, ты ждешь сочувствия, или хочешь узнать, ринусь ли я утешать Росса?

- Знаешь, я уверена, что ты всегда завидовала мне! Моим успехам в спорте, моей внешности, популярности. Конечно, с оранжевыми-то волосами! Наверное, тебе самое место в том городишке, где ты сейчас живешь. А утешить Росса я тебе разрешаю, ты всегда обожала его, а я лишь позволяла ему себя любить. Просто мы очень клево смотрелись вместе. Пока, подруга!

Все! То самое место, называемое «ложечкой», испустило обжигающую волну неконтролируемого гнева, окатившую меня от макушки до пяток, в глаза плеснуло кровью, как в мультиках у быка, увидевшего красную тряпку. Мои пальцы скрючило, а в голове настойчиво билось яростное желание приложить к чему-то как можно больше сил. Или к кому-то.

Я с ненавистью посмотрела на издававший короткие гудки телефон, потом положила его на стол, глубоко вздохнула и… со всей силы грохнула кулаком по блестящему аппарату.

- Вот мымра! – прошипела я.

Я долго сидела, сжимая кулаки. И только потом посмотрела на друзей. Вампиры, в принципе, хладнокровный народ, но я могла гордиться собой: уже не в первый раз довожу их до икоты. Белла с сожалением рассматривала убитый телефон. На этот раз и сим-карта не уцелела.

Поморщившись, я протянула руку в сторону Эдварда и нетерпеливо пощелкала пальцами. Очень, очень неохотно, с большой опаской, он достал свой сотовый и дал мне. Я набрала знакомый номер.

- Мистер Скрант! Да, это Вика Ланс! Да, снова несчастный случай! – прощебетала я в трубку, как ни в чем не бывало. – И не говорите, такая неуклюжая! На этот раз в унитазе. Ага, очень неприятно. Да, ту же модель. И не говорите! И цвет. Ага. Да, с посыльным. Через два часа. Буду так признательна вам! Да, и дубликат карты. Угу! Спасибо большое!

Если она от меня не отстанет, местный салон связи озолотится за мой счет.

Я отключилась и швырнула трубку в Эдварда. Конечно, он ее ловко поймал.

- Нет, я точно подговорю Эммета, чтобы он покусал эту дрянь!

- Кто это?

- Келли, моя заклятая подруга! – я обернулась к Белле. – Она передала мне… дурные вести. Очень.

Телефон привезли как я и просила, через два часа. И уже с него я позвонила в аэропорт и заказала билеты. Туда и обратно. К сожалению, в отсутствие прямого рейса до Сакраменто пришлось лететь через Лос-Анджелес. Ладно хоть удалось попасть на завтрашний рейс. Я никому не сказала о своей поездке. Никто из моих друзей ее не одобрит, силой удерживать не будут, но начнут всячески отговаривать. Однако Росс – часть моей жизни, пусть оставшаяся позади и не очень приятная, но… я по себе знаю, как тяжело, когда от тебя отворачиваются близкие люди. Ему сейчас нелегко. Я не собираюсь возвращаться к нему, но должна убедиться, что он не докатится ни до чего экстремального. Ничего такого, просто по человечески…

Только во время обратного перелета в Порт-Анджелес, уже в самолете, я смогла без содрогания вспомнить и проанализировать эту встречу.

Никогда не видела Росса настолько пьяным. Обычно он умел контролировать себя, да и вообще не злоупотреблял спиртным, будучи амбициозным спортсменом. В собственных мечтах многократный олимпийский чемпион и абсолютный чемпион мира, пред которым открыты все дороги – от кинематографа и собственных брендов до политики, Росс Брюннер стоил каждой минуты, потраченной на него тренерами. Как можно отправить годы усилий, бесчеловечных тренировок и строжайших ограничений псу под хвост только из стремления стать лучше не обычным, пусть и трудным, путем, а подсев на какую-то химическую дрянь?

Сначала Росс пребывал в полной уверенности, что я приехала насовсем, в смысле – вернулась к нему. Ага, будто это я его бросила!

- Знаю, только ты любила меня, только ты! – растроганно повторял он, размазывая сопли и слюни по лицу.

Омерзительно! А я ведь любила этого человека.

- Если ты это знал, почему выбрал не меня? – не скажу, чтобы мне было интересно, но я заметила огоньки безумия в его мутных глазах.

До этого момента я не имела дела со столь пьяными людьми. В те редкие моменты, когда папа сажал меня на колени и пытался проявить отцовские чувства, будто для галочки в ежедневнике в графе «Семья», меня окутывала неповторимая смесь ароматов благородного коньяка и крепких сигар – запах богатства и утонченности, так и не ставший родным. Но никогда его глаза не были такими стеклянными, руки не дрожали, движения не были суетливыми и неуверенными. И запах… Боже, нет, кислая вонь давно немытого тела и такого жуткого перегара, что как бы мне самой не окосеть. В таком состоянии Росс мог сделать что угодно. Мне стало страшно, очень страшно, и я начала молиться о том, чтобы выйти живой из этого дома.

- Я был не прав, так неправ, дорогая! – горячечно зашептал он, обдавая меня алкогольными миазмами. – Она высосала меня и выбросила!

- А как же допинг?

- Она звонила тебе? – тон сразу изменился, стал холодным и жестким.

Он даже протрезвел.

- Она писала.

- Что она тебе понаписала?

- О… вашей свадьбе. Потом позвонила и сказала что все кончено, что…

- Что я стал алкоголиком и качусь по наклонной? – яростно прорычал он, больно сжимая мои руки. – А ты, добрая мать Тереза, прискакала спасать меня?

- Я просто думала, что тебе нужна помощь.

Осторожно, боясь растравить его, я попыталась освободиться, но сильные пальцы только крепче стиснули запястья.

- Да, мне нужна твоя помощь. Очень нужна!

- Чем я могу помочь?

- Вика, я всегда знал, что у тебя есть деньги. Ты скрывала, но я навел справки о твоей семье. Мне нужно совсем немного, чтобы встать на ноги…

Он, наконец, отпустил меня и в своей обычной манере забегал из стороны в сторону, как раньше, когда делился со мной смелыми мечтами, где было место всем, кроме меня. Я осторожно потерла саднящую кожу, стараясь не выпустить на лицо отвращение, которое вдруг почувствовала, едва он завел разговор о деньгах. Вот ты и достукалась, Виктория Ланс! Ты прикатила сюда на всех парах, думая, что этому человеку нужна помощь, участие, человеческое сочувствие. А оказывается, он рассчитывает на твои деньги. Расследование провел! Интересно, до или после того, как променял меня на Келли?

- С чего ты решил, что я не профукала свои деньги за это время?

- Слишком тебе пришлось бы стараться!

- О, да ты сосчитал все нули на моем счете.

- Вика, мне нужно совсем немного.

На смену испугу пришла злость, а с ней и ясность в мысли. Не знала, что можно чувствовать гадливость к человеку, которого… да, я только думала, что любила его. И мгновенно ощутила облегчение от мысли, что теперь по-настоящему свободна. Свободна от Росса. И даже содрогнулась, только представив, что могла бы всю жизнь провести, принимая суррогат за настоящие чувства. Те, которые постепенно, не торопясь, очень терпеливо и ненавязчиво пробуждал во мне сильный, грубоватый, но бесконечно нежный и заботливый парень с горящим взглядом. Пол, милый, как я соскучилась! Мне так страшно без тебя. Боже, какая я дура!

Опустив глаза на убожество, выпрашивающее у меня деньги на очередную порцию выпивки, я начала продумывать план бегства. Хорошо хоть он освободил меня, но на запястьях все равно образуются синяки от его хватки – Росс гимнаст с крепкими пальцами и недельный запой вряд ли ослабил его. Пошарила рукой в кармане, вытащила комок денег, вроде несколько сотен, и бросила его на пол. Потом быстрыми шагами пошла к выходу. Уже захлопывая дверь, я услышала гневный вопль Росса, когда он, вероятно, сосчитав деньги и не обнаружив ожидаемых тысяч, попытался вернуть меня. Но я бегом скатилась с лестницы и бросилась к дороге, заметив желтый бок такси. Я попросила подвезти меня к ближайшему банкомату, потому что вся наличка осталась у Росса.

Мой «Джимни» терпеливо дожидался у аэропорта. Домой я приехала под утро. Почти сразу начала собираться в школу.

На стоянке выстроились в ряд обе Калленовские машины. Я поспешила в класс, не представляя, как друзья отреагируют на эту спонтанную отлучку. Невозмутимо плюхнулась на свой стул, стараясь не обращать внимания на их испепеляющие взгляды.







Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2020 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных