Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Новый дом, новые люди 2 страница




Белла умоляюще смотрела на меня.

- А я не понравилась ей, не так ли?

Белла неуверенно пожала плечами.

- Я все понимаю. Не надо делать мне одолжения. Я не ко двору, что ж – это мои проблемы. Не стоит оправдываться!

- Ты все-таки обиделась. – Губы ее задрожали. – А мне ты очень понравилась. Это так редко бывает…

- Не стоит портить из-за меня отношения с твоими близкими друзьями. Я… со мной все будет в порядке.

Я вынула свою руку из ее пальцев и пошла к машине. Снова подступили слезы. Когда садилась в машину, они уже обильно катились по щекам.

Форкс побил все рекорды – я не пробыла здесь и недели, а уже ненавижу его всей душой. Если так пойдет дальше, дотянуть до колледжа не удастся. И поехать больше некуда. Хотя… Я как раз заметила на обочине огромный щит с указанием расстояния до нескольких ближайших городов, среди которых заметила Сиэтл. Ну, что ж, Сиэтл так Сиэтл. Я решительно утопила в пол педаль. Никогда там не была, машинка у меня резвая, в любом случае, к поздней ночи вернусь.

Дорогу я почти не запомнила – слишком много мыслей. Я знала, что Белла не испытывает ко мне неприязни, в отличие от ее друзей, но они не позволят нам общаться. А самое стремное, что эта девушка оказалась единственной, с кем я хотела бы дружить. У нас были схожие интересы, а то, в чем мы были не похожи, еще сильнее нас сближало. Это снова настигло меня. Мой рок. Все, к кому я привязывалась, рано или поздно покидали меня. Родители, бабушка, крестная, мои… друзья. Один лишь спутник с завидным постоянством неизменно сопровождал меня всю жизнь, невидимый и неслышный для других. Однако каждый день, иногда краем глаза, иногда в полный рост, я замечала своего преследователя – абсолютное и безрадостное одиночество.

Не его ли я искала и теперь, бессмысленно колеся по улицам Сиэтла? Ага, конечно, размечталась! Я тот еще уклонист. Иначе сейчас была бы не здесь, а в Сакраменто, предпринимая героические усилия к тому, чтобы вернуть… Нет, никогда бы я такого не сделала. Многое можно понять и простить, только не предательство. Не представляя, куда конкретно приехала, я бездумно поворачивала с одной незнакомой улицы на другую. А потом машина остановилась.

В первый момент я не поняла причины и попыталась завести ее. Ноль эмоций. Тогда внимательно осмотрела панель. Вот идиотка, вообще-то время от времени все же следует заправляться! И что теперь?

Я вышла и громко захлопнула дверь. И это надо же…

Додумать я не успела. Огляделась вокруг, и на некоторое время замерла, судорожно вспоминая, за каким чертом я вообще сюда притащилась. Местечко было то еще. Скорее всего, самые глухие трущобы города. Бледный свет далекого фонаря не мог дать полного представления об убогости этого закоулка, но главное я ухватила. Глухие каменные стены каких-то складов, мусорные баки, потеки нечистот, вонища…

И впереди что-то шевелилось. Я твердо знала, что мне совсем не понравится то, что там происходит, но будто под гипнозом пошла на шорох и шевеление. Очень зря.

Обогнув мусорный контейнер, я увидела картину, осознать которую мозг отказывался. На мокром асфальте лежала фигура, по очертаниям похожая на человека. А над ней замер какой-то зверь. Похоже, он загрыз человека, а теперь пожирал его.

Кажется, я отключилась, но только на мгновенье. Не упала в грязь, даже зрение не потеряла. Но за это мгновенье, видимо, приняла одно очень важное решение, только вот мозг в этом вряд ли участвовал. Вместо того чтобы, воспользовавшись непроходимой занятостью зверя, незаметно улизнуть и мчаться как можно дальше, я подняла с земли камень и метнула его в движущуюся массу. Голова продолжала отдыхать, хотя не скажу, что обычно она слишком напрягается. Просто это действие, абсолютно, кстати, бесполезное, никоим образом не изменило обстановку. И камешек-то был небольшим. Но в тот момент я хотела только одного – чтобы прекратилось отвратительное хлюпанье, громко раздававшееся в абсолютной тишине. Так чавкает жирный слой грязи, неохотно выпускающий из себя резиновый сапог. Был у меня однажды подобный опыт на турбазе.

Зверь поднял голову. И сразу прояснилось два вопроса. Существо действительно питалось. И никакой это был не зверь. Лицо вполне человеческое, только искаженное страшным оскалом, губы, щеки и подбородок выпачканы кровью, она стекала густыми вязкими струями и тягуче капала на окровавленную некогда белую рубашку жертвы.

Я попятилась. Тварь приподнялась, уставилась на меня и принюхалась. Даже скудный свет не смог скрыть нечеловечески ярко-алого блеска прищуренных глаз. Она зарычала и двинулась ко мне. И тогда я заорала.

Могу сказать сразу, ни до того, ни после, ни разу больше глотка моя не исторгала подобного визга. Он зарождался где-то в животе, продирался через внутренности, отскакивал от нёба и разносился далеко во влажном воздухе. Можно было подивиться объему легких, не потребовавших ни одной новой порции воздуха. Не то чтобы я засекала, но казалось, визг длился без перерыва несколько минут. И меня услышали. Только вот кто?

Темнота вокруг зашевелилась. Она долго скрывала от меня нечто страшное, не подозревая, что я не люблю неизвестности. Какой бы не была новость, предпочитаю знать все подробности, чем блукать в потемках. Вероятно, каким-то образом это стало известно моей благодетельнице, и она бросила неблагодарное занятие, мгновенно рассеявшись и явив моим глазам кошмарное зрелище.

С разных сторон ко мне приближались несколько фигур. Я еще не видела их, но движения походили на манеру существа, обнаруженного первым. Своим визгом я не только не спасла себя, но лишь привлекла больше врагов. Ну, вот мне и конец. В машине есть монтировка, но я вряд ли отобьюсь ею.

И тут меня обожгло изнутри. Я буквально почувствовала, как мощно заработало сердце, посылая в руки и ноги большое количество крови, как напряглись мышцы, разум освободился от страха, кристально чистое сознание предлагало десятки вариантов действий. Так вот какой он, выплеск адреналина! Никогда раньше, даже на самых важных чемпионатах, я не испытывала такого. Ну, да, ведь от них не зависела моя жизнь. В работу вступал один из древнейших инстинктов всех живых существ, инстинкт самосохранения, и я поняла, что сделаю все, чтобы себя сохранить. Что ж, монтировка так монтировка.

Как всегда, приняв окончательное решение, я успокоилась. А что? План действий наметан, согласован и принят, осталось только его осуществить. Я начала тихо отходить к машине, застывшей, как укрепленный форт с сильным гарнизоном. Казалось, стоит добраться до нее, и я в полной безопасности. А если не смогу… что ж, тогда дорого продам свою жизнь.

Но и у машины меня уже поджидали. Две неподвижные фигуры застыли у капота. От них веяло мощью и ужасом на грани помешательства. Несмотря на то, что они не делали никаких угрожающих движений, я вдруг отчетливо поняла, что эти двое опаснее всех остальных, замерших при их виде, теней.

Временная передышка позволила рассмотреть их. Парень был прекрасен. Высок, широкоплеч. Темные волосы небрежно растрепаны, что придавало ему невероятно привлекательный вид. Но вот лицо… Идеальные черты, искаженные выражением высокомерного отвращения, стали почти уродливыми. Будто он увидел на белоснежной подушке пятизвездного отеля огромного черного таракана, по-хозяйски топчущего дорогой хлопок.

Женщина. О, она была великолепна. Невысокая ладная фигурка, нежное, почти детское лицо и… пышнейшая копна огненно-рыжих волос, в тусклом свете фонаря отдающая медным блеском. Глаза обоих пылали красным.

- Убожество! – прошипел парень, брезгливо кривя губы.

- Да, неудачная партия, – согласилась красавица. – Всех в расход!

Парень едва заметно поморщился, реагируя на резкий приказ. Просто намек на гримасу, а выглядит маской ярости, даже красотку проняло, потому как она тут же сбавила обороты.

- Я рассчитываю на тебя, помнишь? – мягкие, мурлыкающие, но весьма настойчивые интонации. – Мы же вместе до конца? Все ради нас! Просто на будущее надо учесть некоторые нюансы. Опыт приходит с практикой.

Ее голос звучал дивной мелодией. Разве таким голосом говорят в таком месте и такие ужасные вещи?

- Они близко! – девушка обернулась. – Надо уходить. В следующий раз…

- А это? – он кивнул на меня.

Это? Он что же, считает меня неодушевленным предметом? Я уже хотела сказать высокомерному красавцу какую-нибудь гадость, но…

- Какое нам дело? Они вряд ли успеют. В любом случае, ей не жить!

Ну, круто! Меня отвлек приближающийся шорох, а когда я снова обернулась, этих двоих не было.

Я не заметила прыжка. Все мои мысли снова были заняты тем, как достать пресловутую железку. Поэтому внезапный рывок сзади оказался полной неожиданностью, а через секунду я растянулась на мокром грязном асфальте. Мимо пронеслось несколько фигур. А потом меня подняли на ноги.

Я озверело отбивалась, и только через некоторое время поняла, что меня просто поддерживают, а собственно драка происходит подальше. В темноте бесшумно и неуловимо быстро метались несколько теней. Я обессилено повисла на держащих меня руках. И совсем почти не удивилась тому, что держала меня давешняя девушка, по всей вероятности, Элис Каллен. Я внимательно рассмотрела ее. Поразительно тонкие черты лица самым чудесным образом сочетались с выражением дружелюбия и живейшего участия. Такими рисуют эльфов в компьютерных играх и аниме. Я даже поискала длинные острые уши в ее короткой шевелюре, но не нашла. И вообще, эта девочка совсем не походила на упивающихся своим бессмертием гордецов с неподвижными чертами. Ее бледное лицо жило тысячью эмоций, по крайней мере сейчас, когда она тревожно осматривала меня. И тут меня озарило.

- Он не ел его! – воскликнула я тоном первооткрывателя.

- Что? – музыкальным голосом спросила девушка-эльф.

- Он не ел его! – повторила я. – Тот, за контейнером. Он не ел его. Он пил его кровь! Он не жевал, а причмокивал и глотал! Господи, какая гадость!

Предполагаемая Элис поморщилась. Я снова посмотрела в темноту. По всей вероятности, драка кончилась. А судя по спокойствию девушки, победили наши. Только кто они, наши? Они начали выступать из темноты.

Первым вышел тот, со стоянки, хоть его не представили мне официально, зовут его вроде Джаспер. Следом выступил огромный парень с темными вьющимися волосами. Тонкая трикотажная футболка туго обтягивала рельефную мускулатуру – хоть сейчас на конкурс «Мистер вселенная». Бугай вытирал кулачищем губы и сплевывал что-то на землю, оглядываясь по сторонам с самым кровожадным видом.

Следом за качком грациозно выступила девушка необыкновенной красоты. Даже мешковатые джинсы и широкая рубашка не могли скрыть упоительных изгибов. Мне в свое время пришлось поколесить не только по своей стране, побывать и среди спортсменок, и на великосветских приемах, позволявших наблюдать женскую красоту во всей проявлениях, но ни разу не доводилось встречать ранее такого совершенства. Лицо красавицы-блондинки сохраняло надменное выражение. Она мазнула по мне глазами и брезгливо поморщилась. Но я не обиделась – такому божеству дозволено все.

Следом выступил Эдвард Каллен. Он сразу направился ко мне, тревожно осматривая лицо и фигуру.

- Точно все в порядке? – Эдвард задал вопрос так, будто уже спрашивал, однако я ничего не слышала.

- Да, мы успели. Как ты себя чувствуешь? – это уже мне.

- За исключением очевидного, нормально, - потерянно кивнула я. – Ребят, вы кто?

- Ну вот, я предупреждала!

Это пропела красавица.

- Розали, перестань. Никто и не подозревал. Ее никто не видит. Элис только в последнюю минуту…

Это был новый голос. Из темноты выступила еще одна фигура – молодой мужчина со светлыми волосами и одухотворенным тонким лицом, таким же прекрасным, как все окружающие меня лица. С первого взгляда становилось видно, что все они одна семья.

- Вы такие же, как они? – спросила я, переводя взгляд с одного на другого. – Вы…

- Не совсем такие, - возразил Эдвард, и уточнил, - а точнее, совсем не такие.

- Чудесно. Теперь мне все понятно!

- О! Да она смешная! – пробасил здоровяк.

- Еще одна! – прошипела красавица.

- Ладно, надо прибрать и смываться отсюда! – Эдвард снова шагнул в темноту, щелкнул зажигалкой и швырнул ее куда-то далеко.

Из-за угла взметнулись языки пламени, потянуло удушливым, удивительно вонючим дымом.

Меня согнуло спазмом, Элис быстро склонила мою голову вниз. В глазах резко потемнело, и больше я ничего не видела.

Очнувшись от легкого покачивания, я открыла глаза и обнаружила себя на заднем сиденье своей машины, которая, судя по напряжению корпуса, шпарила на немыслимой скорости. Я приподняла голову, стараясь выяснить, кто же меня везет. Элис небрежно крутила руль, рядом с ней сидел Джаспер, и они держались за руки.

Так, минуточку. Вроде, они сводные брат и сестра? Как же тогда…

Элис обернулась ко мне. И тут я вспомнила нашу с ней первую встречу, враждебность, которая волнами шла от этой миниатюрной девушки в мою сторону. Я исподлобья глянула на нее, ожидая той же реакции. Но к полной неожиданности, девушка вдруг подмигнула мне и задорно улыбнулась. Как же так? Что это за флюгер? А что будет завтра, она меня покусает? Я надулась и отвернулась к окну. Услышала тяжелый вздох Элис.

- Я понимаю, ты немного озадачена…

- Озадачена?! Я?! Да что ты, нисколько! – меня аж вскинуло. – Такое со мной постоянно! Буквально каждый день меня хотят разодрать на части разные кровавые монстры!

- Джаспер! – Элис требовательно посмотрела на «брата».

Тот беспомощно пожал плечами и покачал головой. Элис обескуражено обернулась ко мне.

- На дорогу смотри! – девушка поспешно уставилась вперед.

Мы молчали четырнадцать минут тридцать две секунды. Я засекала. Наконец, Элис не выдержала.

- Тебе что, совсем не интересно?

Я поставила себе десять баллов.

- Я не очень любопытна.

- Похоже на то.

Джаспер разглядывал меня с каким-то академическим интересом. Так мы и приехали ко мне домой. Джаспер выскользнул в дверь и услужливо пригнул сиденье, чтоб я могла выйти. Не обратив внимания на протянутую руку, я вышла самостоятельно и прошла мимо него. Элис тоже вышла из машины. Услышав хлопанье дверцы, я, слегка обернувшись, проговорила:

- Спокойной ночи!

- Пожалуйста! – проговорил Джаспер таким тоном, будто я только что горячо благодарила его, а Элис толкнула его локтем в бок, от чего он картинно согнулся пополам. Притворщик!

Я прошла в дверь и закрыла ее, оставив парочку у машины.

На часах полтретьего. Я прилегла на диване в гостиной, не выключая свет. Что же делать теперь? Да я же не смогу жить одна, с ума сойду от страха. Сна ни в одном глазу. Вставать мне около семи. Чем заняться все это время? Я вздохнула. Есть привычное средство, и я решила его применить.

Ванная у Кларков меня завораживала. Это было большое помещение, разделенное на несколько секторов. Раковина, большое зеркало от пола до потолка, шкафчики и крючочки располагались в начале помещения. Толстой стеной из мутного стекла от них был отгорожен сектор с унитазом и биде. А дальше самое прекрасное – утопленная в пол овальная ванна, к которой вели две невысокие ступеньки. Слева стена – застекленный шкафчик с разного рода причиндалами для ванны и душа. Справа – тоже застекленное отделение для телевизора с USB-входом. Пульт, запакованный в целлофан, лежал на ступеньке. В правом углу, прямо у стеклянной стены, установлена душевая кабина. А за ванной, прямо напротив входа, располагалось высокое окно. Снаружи зеркальное, оно позволяло любоваться замечательным видом на деревья и небо (если его было видно за тучами).

Сейчас это окно заливала абсолютная тьма, и я на всякий случай опустила тростниковые жалюзи. Налила в горячую воду смесь эфирных масел и пену, медленно погрузилась. Если честно, жить не могу без горячих ванн. Они помогали мне и расслабиться, и взбодриться, лечили нервы и душевные раны. Я не считала их панацеей, однако предпочитала снотворному и транквилизаторам. Нашарив пульт, я включила музыкальный канал. Начинался ночной хит-парад. Я прикрыла глаза и слушала музыку.

 

Теперь знаю

До ланча в школе все складывалось удачно. В смысле, я не валилась с ног от усталости, даже заработала две пятерки (как, сама не знаю!), меня не доставала команда нечаянных спасителей, они только задумчиво косились, а сама я к ним не подходила. Белла тоже поглядывала на меня, и я видела, что ей не терпится поговорить, но вряд ли ее друзья «позволят», а вновь нарываться на облом не хотелось. И в столовую я снова не пошла. Заняв облюбованную вчера беседку, прикинула, что можно брать еду из дома, если не собираюсь больше питаться в школе. Достала учебник по истории и углубилась в сегодняшнюю тему.

К беседке кто-то подошел. Решив, что это Майкл, я с улыбкой обернулась, и радость погасла. Прислонившись к вертикальной балке, около входа в беседку стояла Элис Каллен и грустно смотрела на меня. Я отвернулась и снова уткнулась в учебник, но буквы параграфа разбегались под моим рассеянным взглядом.

- И долго ты будешь меня игнорировать?

- А ты к такому не привыкла, верно? – огрызнулась я.

- Я хотела извиниться. Зачем все усложнять?

- Я усложняю? – меня снова вскинуло. – Да я в школе третий день, а меня уже чуть не убили. И не я приказывала держаться подальше, это ваш совет. И, знаешь что, я ему последую! Я вас не знаю, вы меня не знаете. Пока!

Я отвернулась. Вскоре тишина за спиной насторожила меня. Обернувшись, я увидела, что Элис исчезла.

Едва дожив до физкультуры, я одной из первых ворвалась в раздевалку и начала торопливо переодеваться. Когда туда вошла Белла, я уже зашнуровывала кроссовки. Она сразу направилась ко мне, но я не дала ей шанса, проскользнув мимо и намеренно не реагируя на попытку заговорить.

Черт возьми, не надо мне было сегодня лезть на снаряды. Размялась бы просто, пресс покачала, сделала бы сто отжиманий. Так нет.

Наверное, все повлияло, и бессонная ночь, и расстройство мое, и то, что я не ела со вчерашнего утра. И только лишь когда я вскочила на бревно, почувствовала, как непривычно трясутся ноги. Поэтому, недолго думая, сделала стойку на руках. Прошлась вдоль бревна, а потом убрала одну руку. И тут же поняла, что это перебор, но отреагировать не успела. Оставшаяся на бревне рука резко подогнулась, и я полетела на пол головой вниз.

Мне снился замечательный сон. Я сидела на большом теплом камне, на берегу океана. Вокруг только вода и длинная полоса песчаного пляжа. Невысокие волны омывали светло-серый песок, оставляя на нем тонкую пелену белоснежной пены. Я ждала. Чего-то или кого-то, не знаю, понимала только то, что обязана дождаться, во что бы то ни стало.

Меня овевал легкий приятный ветерок. Волны тихо шуршали. Было так хорошо, что я и не собиралась никуда уходить. Мне некуда идти.

Я вздохнула и обняла подушку, пристраивая ее поудобнее. И открыла глаза.

Минутку, какая подушка? А где море? И…

В первый же момент определила, что нахожусь не дома. Узкая кровать, хотя матрас удобный. Белые стены, какие-то приборы. И запах специфический. Я что, в больнице? А почему?

Дверь осторожно открылась, и я увидела человека в белом халате. Точно, больница. Надеюсь, не психиатрическая. Тут я добралась взглядом до лица доктора и замерла. Да ведь это же тот, который был с Калленами той ночью в Сиэтле. Изящный блондин. Не такой юный, как Эдвард или Джаспер, но тоже невыносимо прекрасный, и в свои двадцать восемь-тридцать лет уже доктор.

- Здравствуйте, мисс Ланс, я доктор Каллен. Как вы себя чувствуете?

- Неплохо.

- Вот и хорошо!

Доктор измерял мне пульс, слушал сердце, а я пристально рассматривала его. Та же мертвенная бледность, те же круги под глазами, та же потрясающая красота и грация. Одна порода.

- Доктор Каллен?

- Да, - кивнул врач, - а вы, наверное, знакомы с моими приемными детьми?

Я недоуменно уставилась на него.

- Да, конечно, вы знакомы. Ведь той ночью вы видели почти всю мою семью.

- Почти?

- Моя жена составляла компанию Белле.

- А, понятно. Один за всех и все дела!

- Верно.

Он внимательно смотрел на меня. Потом продолжил осмотр.

- Давно я здесь?

- Вас привезли вчера после падения с бревна. Вы проспали остаток дня, ночь, и… - он глянул на часы, - … уже большую часть сегодняшнего дня. Сейчас почти шесть.

- Круто! – я не знала, что еще сказать.

Надо же, больше суток проспала. Видно, я все-таки устала.

- Голова не болит?

- Нет, все в порядке.

- Похоже на то. Ну, что ж. Завтра утром я вас выпишу. А пока… к вам пришли друзья. Можно им войти?

- Друзья? – я покачала головой. – Вы ошибаетесь, у меня нет здесь друзей.

- Вероятно, они думают иначе.

Он отошел к двери и открыл ее. Первой вошла Белла, за ней Элис, потом Эдвард и Джаспер, а еще тот здоровяк. Белла и Элис сжимали в руках букетики цветов, орхидеи и кремовые розы. Мои любимые. Может быть, поэтому я не выставила их сразу за дверь.

Белла сразу плюхнулась ко мне на кровать, Элис обежала изголовье и уселась с другой стороны. Парни стояли плечом к плечу лицом ко мне.

- Это Эммет.

Элис махнула ручкой на здоровяка.

- Очень приятно.

- А уж мне-то как приятно! – прогудел тот.

Надо же, даже басит он невероятно музыкально. Что же это за семья?

Я переводила взгляд с одного на другого. И что теперь?

- Прежде всего, я хочу сказать, - начала Элис, - Виктория, не держи на нас зла. Не обижайся. У нас есть враги, и они могущественны. Мы должны защищаться. Просто в этот раз слишком уж перестарались и приняли тебя за другого… человека.

Враги? Ну, какие у них могут быть враги? Конкуренты, что ли? Какие-то средневековые замашки. И я заметила ее заминку. Что она хотела сказать, какое слово заменила словом «человек»? И тут меня осенило!

- Это та рыжая девушка, да? Красавица с ужасными красными глазами и ее гадливый спутник?

- Спутник? – переспросил Эдвард.

- Гадливый? – хмыкнул Джаспер.

- Да, он глядел вокруг, будто там дерьмом было намазано. Конечно, это не Пятая авеню, и разной гадости там предостаточно, но…

- Подожди, ты видела рыжую девушку? – Белла пораженно глядела на меня. – А она тебя видела?

- Да. Парень спросил, что со мной делать, а она заторопилась и сказала, скотина, что я все равно не жилец. Тот негодяй назвал меня «это»!

Я насупилась, подступили слезы. Действительно, какая дрянь! Подняв глаза, я увидела, как напряглись скулы Эдварда, Эммет хрястнул кулаком по ладони. Джаспер пристально смотрел на меня, будто ждал чего-то. Лицо его, тоже напряженное, выдавало какой-то трудоемкий процесс, однако я не могла понять сути скрытых усилий, но, по всей видимости, у парня не получалось, что крайне его раздосадовало.

Элис достала благоухающий платочек и промокнула мои глаза.

- Спасибо.

- Вы можете поподробнее вспомнить, что говорила эта девушка и ее спутник? – попросил доктор Каллен.

- Она ваш враг? – я оглядела их всех. – Это вы меня за нее приняли сначала?

- Сначала, на долю секунды, - улыбнулся Эдвард.

- Ну да, у меня хоть глаза не красные.

- Ваши отличия не только в глазах.

Я непонимающе смотрела на него. И тут Эдвард мне подмигнул. И как реагировать? Ведь он так злобно со мной разговаривал. Но раскаиваются они, похоже, искренне. Или я настолько соскучилась по теплому общению, а эта компания безумно мне нравится, несмотря на непростое знакомство, и мне хочется в это верить. Думаю, только время покажет.

- Да, про рыжую, - вспомнила я, - парень сказал, что они выглядят убого. Я решила, что это про тех, кто напал на меня, про тех, кого вы… короче, он так сказал, а она что-то про опыт завернула, вроде он приходит со временем, типа того. Нет, с практикой, опыт приходит с практикой! А потом сказала, что они уже близко. Это, наверное, вы. И парочка исчезла. Звучало все так, будто те существа – их творение, но неудачное, и они будут пытаться еще.

- Несомненно.

Калены и Белла переглядывались так, будто все встало на свои места, а вот я все еще ничего не понимала.

- Все, ребята, Виктории надо отдохнуть! – доктор всегда доктор. – Давайте прощайтесь. Завтра ее выпишут.

- Я принесу тебе вещи, - предложила Элис, - а потом… ты не против, если с тобой Белла переночует? Нам нужно уехать, а присматривать за вами лучше, если собрать в кучку. Ведь тебе теперь тоже нужна защита.

- Я, конечно, не против Беллы, но защита…от кого?

- Вот и славно! – Элис похлопала меня по руке, будто не услышав вопроса, а через секунду уже шла к двери, за остальными.

- Постойте! – я приподнялась на локте. – Друзья называют меня Викой.

Элис кивнула и улыбнулась.

- До завтра, Вика! Спокойной ночи.

Я откинулась на подушку и задумчиво погладила место на руке, к которому прикоснулась Элис. Руки у моей новой подруги были ледяные, будто она зашла с жуткого мороза без перчаток. На улице хоть и холодно, но выше нуля. Где же она так замерзла?

Элис пришла за мной на следующий день, около двух пополудни. Принесла белье, серые леггинсы и сиреневую тунику. Я уже приняла душ, собрала волосы в хвост. Переодеваясь за белой ширмой, я живо интересовалась школьными новостями, не пропустила ли, не дай Бог, чего интересного.

- Самым интересным за последнее время было твое падение с бревна, и я бы не сказала, что ты его пропустила.

- Элис, ты язва! – констатировала я.

- Стараюсь! – отпарировала она.

И мы вместе засмеялись. Вот о чем я всегда мечтала. Именно так хотела общаться с друзьями. Никаких оглядок, никаких недомолвок. Просто говорить, и ни одно твое слово не будет расценено двояко и использовано против тебя.

Оставив меня обуваться, Элис упорхнула за документами. Не знаю, как она их собирается получить?

Как выяснилось, очень просто.

- А как же врачебная тайна? – мрачно спросила я, принимая из ее рук кипу бумаг, испещренных сложными терминами на латыни.

- Все дело в связях и личном обаянии! – пропела подруга.

Почему-то мне показалось, что это их семейная отмазка. Уж больно складно звучит.

Элис помогла мне надеть теплый темно-серый кардиган. При выходе из больницы сама накрыла мне голову капюшоном. Прямо как мамочка. Я начинаю понимать Беллу, Каллены – очень заботливая семья.

Перед центральным входом стояло чудо автомобилестроения – великолепный «Мерседес» представительского класса. Черные обтекаемые формы автомобиля блестели, несмотря на моросящий дождь. Я на миг замерла, а Элис уже открыла для меня дверь. Поспешив, чтобы не намокнуть сильнее и не запачкать кожаную обивку, я нырнула внутрь и сразу заценила роскошь салона. Какая все-таки красота! Все поверхности благородно поблескивают, они не кричат, а ненавязчиво намекают на богатство. Тут даже дышать страшно.

Элис впорхнула за руль. Она непринужденно завела автомобиль стоимостью годового бюджета некоторых африканских стран, подмигнула мне и торжественно повезла домой.

- Да, если у меня сегодня гости, надо заехать в магазин, - опомнилась я, - в доме из еды шаром покати.

- Все уже закуплено, не переживай!

- Ну у вас и темпы!

- На том стоим!

- Ой! – я снова вскинулась. – А моя машина? Она так и стоит на стоянке в школе? Как же мне…

- Ну, ты даешь! – Элис смотрела на меня, как на умственно отсталую. – Неужели мы бы не догадались пригнать твою машину?

- Но… как же… а ключи… и от дома…

- Ты была в отключке, поэтому запрещать мне шарить в твоей сумке было некому. Не переживай, любовные записки я не читала.

- Какие любов… ну хорош издеваться!

Элис хохотала. Я несколько мгновений тупо пялилась на нее, не зная, как реагировать, пока не махнула рукой и тоже не рассмеялась. Похоже, они все здесь сумасшедшие. Это так чудесно!

В доме было свежо и чисто. Все поверхности блестели, свежий воздух свободно циркулировал по просторным помещениям. Элис внесла пакет с моей одеждой, мимоходом бросила его на диван.

- Белла приедет около шести. А мне уже пора, меня ждут.

- Вы все уезжаете? Все Каллены?

- Да, так нужно. Ладно, пока, увидимся завтра! – Элис уже стояла у двери, потом обернулась. – Знаешь, ты можешь задать Белле любые вопросы, в том числе и о нас. Она ответит тебе.

И исчезла.

Белла приехала в начале седьмого. Я уже приготовила ужин – запеченное мясо, на гарнир рис с зеленым горошком. Заварила чай, выложила в вазочки печенья и конфеты.

Когда мы уже пили чай, Белла потянулась правой рукой за печенюшкой, рукав ее блузки слегка задрался, и я увидела рядом с запястьем какую-то странную отметину. Будто шрам… от ожога, что ли, два полукружья, зеркально расположенные друг к другу. Взяв печенье, Белла непроизвольно прикоснулась к шраму и потерла его, потом одернула рукав.

Мы посмотрели какой-то фильм, поболтали о разных пустяках. Время от времени Белла замирала, словно к чему-то прислушивалась, но я не спешила забрасывать ее наболевшими вопросами.

Наконец, Белла сама предложила устроиться где-нибудь поудобнее. Мы поднялись ко мне в комнату и разлеглись на огромной кровати, обложившись подушками.

- Ты знаешь, а я ведь приехала в Форкс почти ровно год назад, - заметила Белла, - то есть, переехала, в детстве я приезжала тоже, но ненадолго. Родители развелись, когда мне и года не было. Мамин новый муж, он профессиональный бейсболист, и вынужден колесить по стране в поисках выгодного контракта. Мама не хотела его оставлять, а мне нужна была стабильность. Я сама выбрала Форкс, хотя всегда его ненавидела. Знаешь, иногда мне становиться страшно от того, что у меня не хватило бы духу сюда переехать. Я бы тогда не жила!







Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2020 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных