Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Вернулась экспедиция.




П. Напра.

С.Мусияченко, 1980 г.

Вход в эту пещеру обнаружен и раскопан в поисковой спелеоэкспедиции Красноярского политехнического

института в августе 1980 года,

руководитель экспедиции - Залиев Захар.

 

Пещера расположена на вершине одноименной горы Напра, высота входа 2350 м над уровнем моря и является одной из перспективнейших в районе по теоретически возможному достижению глубины. Политехники осуществили штурм в ней до глубины 180 метров. Дальнейшее исследование пещеры Напра было продолжено в том же 1980 году силами штурмового отряда спелеосекции Красноярского клуба спелеологов, которая до этого отработала в пещерах Юбилейной и Гегской карстового массива Арабика, руководитель экспедиции Мельников Виктор. Отделение в составе: Бердов Валентин, Кандауров Геннадий и Ясинский Олег под руководством Юрия Кромма ценой неимоверных усилий за несколько дней проложило путь первопроходцев в Напре до глубины 500 метров, раздолбив несколько непроходимых узостей и покорив 15-метровую вертикально уходящую вверх стенку, место, впоследствии получившее название "Седло". К этому времени дальнейшим прохождением полости занялось второе отделение экспедиции под руководством Анисова Сергея в составе: Друшляк Сергей, Семиченко Володя и Соломатов Александр. Им пещера покорилась до глубины 550 метров. Дальнейшее исследование пещеры отложено до следующего - 1981 года.

Необходимо отметить, что исследованием пещер западной части бзыбского хребта (Абхазия) спелеологи-общественники под руководством Красноярского клуба спелеологов занимаются с 1975 года. За это время найдено и исследовано до различных глубин около сотни пещер. Район интересен тем, что на подошве хребта в южной его части из-под скалы вытекает крупнейший карстовый источник страны - Мчишта со среднегодовым расходом воды 9,12 куб.м/ сек, который собирает в толще хребта воды множества еще не открытых пещер, и пока никому не удалось через пещеру, расположенную на два километра выше, попасть к этой реке. Такое прохождение дало бы географическое и спортивное открытие мирового масштаба.

Такую задачу и ставит Красноярский клуб спелеологов при организации комплексных спелеоэкспедиций на Бзыбском хребте. Экспедиции проводятся силами любителей-общественников в свободное от основной деятельности время. В связи с большим объемом работ, интересных в спортивном плане, к участию в спелеоэкспедициях, кроме красноярцев, привлекается масса иногородних участников, которые работают соответственно своему опыту и желаниям. В экспедиции 1981 года, которая была посвящена 80-летию образования Красноярской организации РСДРП, в три больших отрядах ("Поиск", "Доисследование" и штурмовой) работали представители 11 городов страны. Это 85 человек. Руководитель экспедиции Мельников Виктов, группы "Доисследование" - Бурмак Саша, группы "Поиск" - Шорохов Владимир, группы "Напра" - Мусияченко Сергей.

Группой "Доисследование" силами отделений "Политехник" и спелеологами из г.Владивостока в тесном содружестве "с нуля" до 530 метров глубины покорена пещера, названная "Ноктюрн". "Ноктюрн" ждет дальнейших штурмов.

В пещере Напра достигнута глубина 970 метров. Вторая глубина в стране. На отметке 900 метров в Напре вышли на подземную реку, по которой удалось, преодолеть несколько водопадов, снизойти до 970 метров. Расход реки 150 л/сек. Пока немного по сравнению с Мчиштой, но впереди новые притоки, новые экспедиции.

В августе 1982 года на Бзыбский хребет началась заброска грузов экспедиции "Бзыбь-82", посвященной 60-летию образования СССР, в которой приняли участие представители 16 городов страны: Красноярска, Дивногорска, Минусинска, Новокузнецка, Новосибирска, Владивостока, Хабаровска, Томска, Москвы, Новомосковска, Пскова, Уфы, Ростова-на-Дону, Калинина, Оренбурга, Сочи - всего 150 участников.

Итогами экспедиций явилось обнаружение многих перспективных для дальнейшего исследования пещер и пропастей, съемка фильмов о работе экспедиции, масса впечатлений и планов на будущее.

 

 

В СИФОНАХ ЛЫСАНА.

П. Лысанская

В. Плотников. 1981 год.

 

Помогаем одеваться друг другу перед вторым сифоном. Место не очень удобное для таких операций. Стоишь почти по пояс в воде, а нужно, чтобы шерстяные перчатки были сухими, иначе через полчаса не будешь чувствовать рук. Хорошо, что в прошлом году затащили автомобильную камеру. Мы обтянули ее транспортником и получилось что-то вроде стола. Камеру все время относит под отвес, вниз по течению. Течение не заметное глаз, однако 10 минут хватает. Чтобы камера уплыла от нас в дальний конец грота. Пришлось привязать ее на поводок.

Собираемся не торопясь, молча и сосредоточенно. Мелочей в "ритуале" подготовки к погружению в пещеру нет. Каждая "мелочь" может дорого обойтись.

В прошлую экспедицию через 2й и 3й сифоны протянули шнур. Сейчас мы идем с катушкой, на которой намотан трос с проводом, и лишний теперь ходовой конец необходимо снять.

Сергей тщательно привязывает трос к крюку ( не дай бог отвяжется!) и не торопясь плывет к своду сифона. Сразу за ним уходит Петр. У него маленький транспортник. Там котелок, печка, сухой спирт и наш скромный обед. Еще некоторое время мелькают фонари, слышно свист работающих "легочников", потом долго бьются воздушные пузыри под сводом, и наступает тишина, лишь слегка дрожит трос, где-то в сифоне разматывающийся с катушки.

Моя задача проста: дождаться сигнала и отвязать ненужный репшнур. Его сразу выберут на другую сторону. Затем я прохожу сифон, используя трос как перила.

Собираемся перед третьим сифоном на маленьком перекате. Третий - длиннее и глубже второго. К тому же в нижнем его части резкий перегиб, за который всплываешь почти вертикально 11 метров. Сигналы по ходовому концу через сифон не проходят. Движемся в том же порядке. Как и перед вторым сифоном, отвязываю репшнур от перемычки на стенке и ухожу под воду. Вот и перегиб. Сколько неприятностей он нам доставил в прошлом году!

Тогда я страховал Сергея с переката перед сифоном. Сначала репшнур довольно быстро скользил в воду, потом несколько раз дернулся и замер. Напрасно я подавал сигналы - никакого ответа. Сердце сжалось от предчувствия худшего. Привязал шнур за перемычку и ушел в сифон. Доплыл до перегиба и уже снизу увидел свет фонаря и поверхность засифонного озера. Сергей плавал в озере, пытаясь хоть на метр вытянуть заклинившийся на перегибе репшнур…

За третьим сифоном отдыхаем на песчаной отмели, обсуждаем детали дальнейшего движения. Отсюда начинается первопрохождение то есть неизвестность.

Уходим сразу тройкой с интервалом 3-4 метра. Впереди Сергей с катушкой. Я иду последним в уже слегка взмученной воде. Ориентируюсь на ласты впереди идущего. Неожиданно быстро всплываем. Впереди галерея и песчаная отмель. Сифон оказался не более 10 метров длиной.

Не снимая аппаратов, уходим в другой конец галереи. Оставляем здесь груз, ласты, баллоны. Достаем рулетку, компас, телефон. Необходимо сделать топосъемку галереи и связаться с Сашей Корниловым. Уже второй час он дежурит на связи у отвеса.

Петр рисует в пикетажке галерею и пройденный сифон, берет азимут хода - почти прямой разлом высотой 6-8 метров. После долгих криков в телефон: "База, база, я сифон!" - установлена связь с отвесом и даже с поверхностью.

Пока все идет отлично. Натягиваем перчатки и шлемы, идем к оставленным у следующего сифона аппаратам. Снова процесс подготовки: привязывание троса к выступу у сифона, проверка давления в баллонах, проверка редукторов. Теперь катушку берет Петр, за ним пойдет Сергей, я замыкаю тройку. Надели маски, обжались. Ну всё, пошли!

Свод галереи все ниже и уже. Вот он вдавливает в тебя в воду, и ты уже в сифоне. Опять впереди мелькание ласт, из темноты проступают очертания подводного хода. Идем под потолком галереи. Глубина маленькая (2-3 метра).Довольно быстро всплываем. Что это? Конец сифона? Нет. Потолок в метре от головы, до стен можно достать руками. Пересекаем пузырь и снова под воду. Опять короткий отрезок сифона и второй пузырь. Проходим под ним, не всплывая. Петр идет без остановок, с трудом поспеваем за ним.

Ощущения в сифоне всегда необычны. Когда идешь первым, теряешь чувство воды - кажется, паришь под потолком обычного хода. Видно каждый камешек, каждую песчинку. Лишь пузыри, убегающие вверх, да длинный шлейф, взмученной воды следом напоминает, что это сифон. Когда идешь замыкающим, то в замутненной воде не видно собственной руки. Тычешься в стены сифона, в потолок и ориентируешься только по спасательному ходовому концу. Потерять его в такой ситуации равносильно гибели.

Отплыли уже, кажется, метров двадцать от последнего пузыря. Вдруг Сергей впереди меня резко останавливается и машет мне рукой "Назад"! Не раздумывая удирая из сифона. Всплываю в пузыре, всплываю в пузыре, пытаюсь расклиниться между стенами, не тут-то было: стены шалашиком уходят в воду. Глубина метров пять. Никто не выходит следом за мной, сигналов нет. На другом конце троса мертвая тишина. Смотрю на часы. Проходит пять, десять минут. Что же они там делают? В голову начинают лезть всякие мысли. Может быть, вернуться? Нет, надо ждать. Если что-то случилось и двое работают в сифоне, третий только ухудшит их положение. Свечу вдоль троса под водой, подаю сигналы - все напрасно, трос неподвижен. Проходят полные тревоги 20 минут. Наконец на мой сигнал ответили два раза. Немедленно погружаюсь и через 40 метров всплываю за 5-ым сифоном. Выплевываю загубник и сразу спрашиваю: "Что случилось?". "Ничего, все нормально, - ответил Сергей. - Петр уже обследует галерею".

Уже позже Сергей рассказывал: "Когда остановился, мне показалось, что заклинило катушку. Я сразу развернулся и дал знак возвращаться. Мы бросили катушку и всплыли в маленьком пузырьке (два метра в диаметре) прямо над катушкой. Оказалось, что у Петра перемерз мембранный редуктор, и он переключился на резервный. Из легочника с бульканьем вырывался воздух, и сразу начал закручивать вентиля баллонов, иначе через пять минут они будут пустыми. Место работы оказалось очень неудобным - стоять негде, держаться не за что. С трудом удалось закрепиться, расклинившись между гладкими стенами пузыря. Первой мыслью было - поменять редукторы местами, чтобы на основных баллонах стоял рабочий редуктор. Но резервный редуктор (переделанная первая ступень аппаратов АВМ-1М) крупнее мембранного и никак не помещался между переходниками и баллонами. Редукторы пришлось оставить на своих местах. К этому времени я стал задыхаться, видимо, в пузыре кончался кислород. Петр вспоминал: "Я с удивлением заметил, как Сергей начал делать беспорядочные движения, потом судорожно схватил легочник и стал дышать воздухом из баллонов. Может, то же происходило и со мной, а я не осознаю этого?" ( при кислородном голодании человек быстро и незаметно теряет сознание).

"Попробовал дышать из аппарата - редуктор работал, - продолжал Петр, - видимо, пока мы барахтались в пузыре, он успел оттаять. Внизу, прямо под ногами, лежала катушка. Муть унесло и её было хорошо видно сквозь четырехметровую толщу воды. Вернуться, бросив такую катушку, просто невозможно. К тому же заработал перемерзший редуктор. Мы, не сговариваясь, решили идти дальше. Спустились к катушке и двинулись вперед".

Два часа проводим за пятым сифоном. Аппараты оставили на отмели метрах в 20 от сифона. Галерея затоплена водой. Где вброд, а где вплавь продвигаемся вверх по реке. Низкие рваные своды, стены, обрывающиеся в воду. Ни ответвлений, ни перекатов, ни знаменитых лысанских красот. Довольно мрачноватые, неуютные места. Ко всему почему прочему, Сергей порвал гидрокостюм и теперь пытаемся заклеить дырку лейкопластырем. Доходим до конца галереи, Петр осматривает своды под водой. Да, впереди очередной сифон. Опять достаем рулетку, компас и промеряем галерею в обратную сторону. 190 метров. Неплохо по лысанским масштабам.

Возвращаемся к Сергею, ставим чай. Отсюда решаем возвращаться. Оставим шестой сифон на будущее. Перед самым выходом связываемся с Корниловым и даже с поверхностью. В избе сейчас уютно: жарко натоплена печь, на столе горит огарок свечи. Весь день было яркое солнце. Здесь за пятым сифоном, остро ощущаешь оторванность от внешнего мира. Кругом только вода и камень.

Возвращаемся быстро, почти без остановок. Через час с небольшим мы уже под отвесом. Главное позади. Теперь можно расслабиться.

 

 

ФИШТ.

Горная группа Фишт состоит из трех вершин: Фишт (2868м), Оштен (2804м), Пешеха-Су (2744м). Массив Фишт-Пешеха-Су- Оштен – гигантский лстанец, поднятый над долинами рек Белой и Пшехашки на 800-1000м. На севере он соседствует с выровненной поверхностью «Каменного моря». Массив горы Фишт ограничен отвесными стенами на западе и юге и крупными склонами с осыпями на востоке. Общая мощность известняков превышает 700м.

Тактика работы в пещере – планируемая и реальная.

Выбор тактики штурма пещеры очень важный момент, т.к. от тактики зависит успешное выполнение всех задач, стоящих перед экспедицией. Факторы, влияющие на выбор тактики в пещере. Делятся на объективные и субъективные. К объективным относятся: морфология пещеры и метеоусловия. К субъективным факторам можно отнести: задачи, стоящие перед группой, опыт участников, выбор применяемой техники навески, снаряжения, качество используемого снаряжения и продуктов питания.

Исходя из поставленной задачи: прохождение пещеры до дна и обследование конечного сифона, был определен количественный состав штурмовой группы в 8 человек, т.е. два полноценных отделения. Кроме того предполагалась помощь вспомогательного отделения при спуске до отметки 150 метров. Качество снаряжения и продуктов питания, опробованных в красноярских экспедициях. Позволяет довольно оперативно решать поставленные задачи.

Было предусмотрено два варианта движения группы по пещере. По первому из них два отделения по 4 человека, работая в суточном режиме, последовательно движутся по пещере. В задачу первого отделения при спуске входит навеска штурмового снаряжения, связь, транспортировка части груза и установка ПБЛ, на подъеме - транспортировка снаряжения наверх. Второе отделение при спуске транспортирует груз, проводит на дне обследование сифона и снимает штурмовое снаряжение и ПБЛ при подъеме.

Достоинством этого варианта является сокращение непроизводительного времени, затрачиваемого на установку и эвакуацию ПБЛ. То происходит за счет того, что первому отделению не приходится сворачивать ПБЛ, а второму его ставить. Как показала практика, среднее время на установку ПБЛ составляет два часа, столько же занимает его эвакуация.

Недостаток этого варианта – возможные накладки, которые появляются из-за разной скорости движения отделений. Невозможно распределить между ними груз и работу, чтобы обеспечить одинаковую скорость передвижения.

По второму варианту оба отделения работают с разрывом по времени 2-3 часа. Это позволило бы в случае необходимости оперативно решать вопрос о перераспределении груза и работы между отделениями, а также устранило бы проблему обеспечения связи с поверхностью - провод прокладывало бы второе отделение, чем сводится к нулю опасность его обрыва.

Обстановка на месте показала, что лучше всего работать по второму варианту, только с разбивкой не на отделения, а по функциональному назначению. Впереди шла группа навески – А.Крамаренко, А.Соломатов, Н.Игнатьева. Она имела необходимый минимум снаряжения. Следом шла группа, транспортирующая основной груз – П.Миненков, Л.Осадчук, В.Лебедева, А.Скачков. Замыкающим был С.Анисов, занимающийся связью. В случае необходимости он оказывал помощь в транспортировке груза.

Во время вынужденного пребывания на поверхности, начать работу полным ходом мешала непогода – дождь и снег, было сделано три спуска в пещеру, сделана навеска на первые четыре отвеса. Это облегчило выполнение задачи, стоявшей перед группой навески. Скорость ее продвижения была небольшой, т.к. пещера была знакома только по описанию, и при обработке отвесов приходилось бить часть своих крючьев.

На реальном графике видно, что суточный цикл работы постепенно смещался в ночь. Это началось с начала работы, с позднего выхода в пещеру. При первой ночевке на отметке 260м была сделана попытка войти в график за счет сна, но полностью предотвратить смещение цикла не удалось. При подъеме с отметки 260м рабочий день тоже растянулся до 19 часов. Все эти сбои произошли вследствие незнания пещеры и малого опыта работы в подобных пещерах у половины участников штурма. В целом выбранная тактика работы в пещере оказалась правильной и позволила выполнить поставленные задачи в сжатые сроки







Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2021 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных