Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Могу я задать еще один вопрос? – поинтересовалась она вместо того, чтобы выполнить мою просьбу. 17 страница




Гм. Похоже на правду. Почему она заставляет меня вытягивать из нее каждое слово? На ее месте я бы хвасталась до тех пор, пока легкие бы не свело.

- Вы договорились о встрече?

Джессика увидела удивление на лице Беллы, и была разочарованна этим.

- Нет, я была очень удивлена, увидев его там, - сказала ей Белла.

Что за черт?!

- Но он же привез тебя сегодня в школу?

Должно же быть что-то ещё, что она не хочет говорить.

- Да, и это опять же случайность. Он заметил, что прошлой ночью на мне не было куртки.

Что-то это не очень весело, подумала Джессика, снова чувствую разочарование.

Я устал от ее тактики допроса – я хотел услышать что-то, чего еще не знал. Я надеялся, что она не будет настолько раздосадована, чтобы задать те вопросы, которые я очень ждал.

- Еще встречаться собираетесь? – спросила Джессика.

- Он предложил отвезти меня в Сиэтл в субботу, поскольку думает, что мой грузовик не выдержит дороги – это считается?

Хмм… Он точно старается изо всех сил… ну, позаботится о ней что ли. Должно быть, что-то исходит с его стороны, если не с ее. Как ТАКОЕ может быть? Белла ненормальная.

- Да, - ответила Джессика на вопрос Беллы.

- Ну, тогда, - заключила Белла, - собираемся.

- Вот это да… Эдвард Каллен.

Нравится он ей или нет, вот что важно.

- Я знаю, - вздохнула Белла.

Тон ее голоса приободрил Джессику.

Наконец-то – прозвучало, как будто до нее дошло. Она должна понимать…

- Подожди, - проговорила Джессика, неожиданно вспомнив наиболее волнующий ее вопрос.

- Он тебя целовал?

Пожалуйста, скажи да. И затем опиши каждую секунду!

- Нет, - пробормотала Белла, и затем посмотрела вниз на свои ладони, она погрустнела. - Ничего подобного.

Черт… Я бы хотела… Похоже, что и она тоже.

Я нахмурился. Белла выглядела чем-то расстроенной, но это не могло быть разочарованием из-за того, из-за чего предполагала Джессика. Она не могла этого хотеть. Зная то, что не знает она. Она не могла хотеть быть ближе к моим зубам. Как она знала, у меня были клыки.

Я вздрогнул.

- Думаешь, в субботу он… - подкольнула Джессика.

Белла выглядела даже более расстроенной, когда сказала:

- Я очень сомневаюсь.

Да, она хочет. Так неприятно для нее.

Было ли это потому что я наблюдал все ее мысли через фильтр восприятия Джессики, но казалось что Джессика права? На полсекунды я обезумел от идеи попробовать поцеловать ее. Мои губы на ее губах, холодный камень на теплом податливом шелке…

И затем она умрет.

Поморщившись, я тряхнул головой, и заставил себя снова прислушаться.

- О чем вы говорили?

Ты с ним говорила, или он вытягивал из тебя каждую каплю информации, как я сейчас?

Я сочувственно улыбнулся. Джессика была не так далека от истины.

- Не знаю, Джесс, о многом. Мы немного поговорило про эссе по английскому.

Очень маленькая капля. Я шире улыбнулся.

О, да ладно тебе!

- Пожалуйста, Белла! Расскажи поподробнее.

Белла задумалась на мгновение.

- Ну… хорошо. Есть одно. Ты бы видела, как с ним флиртовала официантка – изо всех сил. Но он не обратил на нее никакого внимания.

Какая странная подробность. Я был удивлен, что Белла вообще это заметила. Выглядело весьма нелогично.

Интересно…

- Это хороший знак. Она была симпатичной?

Хмм… Джессика думала об этом больше, чем я. Должно быть женские штучки.

- Очень, - сказала ей Белла. На вид лет девятнадцать-двадцать.

Джессика мгновенно отвлеклась в памяти на Майка на их свидании в понедельник вечером – Майк был излишне дружелюбен с официанткой, которую Джессика вообще не считала симпатичной. Она запрятала воспоминание обратно и, подавив свое раздражение, вернулась к расспросу о подробностях.

- Тогда вообще отлично. Должно быть ты ему нравишься.

- Я тоже так думаю, - проговорила Белла медленно, и мое тело неподвижно застыло на краешке стула. – Хотя сложно сказать. Он всегда такой скрытный.

Должно быть, я не был таким уж прозрачным и непосредственным в своем поведении, как я думал. Всегда был на стороже, тогда как она… Как она могла не заметить, что я влюблен в нее? Я тщательно проанализировал весь наш разговор, удивившись, что до сих пор не признался в это во всеуслышание. Мне казалось, что этим было пронизанное каждое сказанное мной слово.

Вот это да. Как ты можешь сидеть рядом парнем с модельной внешностью и просто разговаривать?

- Я не знаю, как ты отважилась остаться с ним наедине, - сказала Джессика.

Сильное удивление промелькнуло на лице Беллы.

- Почему?

Странная реакция. Интересно, что она означает?

- Он такой… Какое бы слово подобрать? Пугающий. Я даже не знаю о чем с ним говорить.

Я с ним даже не смогла заговорить с ним сегодня, а ведь он сказал мне «доброе утро». Я, должно быть, выглядела идиоткой.

Белла улыбнулась.

- У меня тоже возникают некоторые проблемы с речью, когда я рядом с ним.

Она, должно быть, пыталась утешить Джессику. Когда м были вместе она была сверхъестественно смелой.

- Ну, хорошо, - вздохнула Джессика. - Он невероятный красавчик.

Лицо Беллы вдруг побледнело. Ее глаза вспыхнули так, как будто она обиделась на какую-то несправедливость. Джессика не заметила изменения в ее выражении.

- Он гораздо больше, чем просто красавчик, - выдавила Белла.

Оу! Наконец-то мы хоть что-то узнали.

- Не уж-то? И кто же он?

Белла на мгновенье прикусила губу.

- Я не знаю, как объяснить, - наконец сказала она. – Он удивительной и это не только из-за его лица.

Она отвернулась от Джессики, и её взгляд стал немного рассеянным, как будто она всматривалась куда-то далеко.

То, что я переживал сейчас было похоже на то, когда я получал от Карлайла и Эсме заслуженную похвалу, но сейчас это было сильнее, всепоглощающе.

Ну и дурочка же она – нет ничего лучше его лица! Ну, кроме, разве что, его тела. Оххх…

- Разве такое возможно? – прохихикала Джессика.

Белла не обернулась. Она продолжала смотреть вдаль, не обращая внимания на Джессику.

Будь она нормальной, то давно бы прыгала от радости. Может ей стоит задавать вопросы попроще? Ха-ха. Как будто разговариваю с ребенком из детского сада.

- Так он тебе нравится?

Я снова замер. Белла не смотрела на Джессику.

- Да.

- То есть, он тебе действительно нравится?

- Да.

Посмотрите, как она покраснела!

Я видел.

- И насколько он тебе нравится? – потребовала Джессика.

Если бы сейчас кабинет английского вспыхнул пламенем, я бы не заметил.

Лицо Беллы было сейчас ярко красным – я мог почти ощущать тепло от то, что видел в мыслях.

- Очень, даже слишком, - прошептала она. - Намного больше, чем я ему. И я не знаю, что с этим поделать.

Что б меня! Я прослушала что спросил меня мистер Ворнер!

- Эм… какой номер, мистер Ворнер?

Было хорошо, что Джессика не могла больше допрашивать Беллу. Мне нужна была передышка.

Про что вообще сейчас думала эта девушка? Намного больше, чем я ему. Как она могла додуматься до такого? И я не знаю, что с этим поделать. Что это должно было означать? Я не мог найти логического объяснения её словам. В них не было никакого смысла.

Это означало то, что я не мог даже предположить. Очевидные вещи, вещи, наполненные точного и ясного смысла, каким-то необыкновенным образом переплелись и перевернулись с ног на голову в ее странном мозге. Намного больше, чем я ему? Может быть Белла не была правдива в своих словах.

Сжав зубы, я взглянул на часы. Как могли простые минуты казаться такими бесконечно долгими для бессмертного? Где же моё преимущество?

Моя челюсть была стиснута на протяжении всего урока тригонометрии у мистера Ворнера. Я слышал его больше, чем лекцию в собственном классе. Белла и Джессика больше не разговаривали, но Джессика то и дело поглядывала на Беллу, а один раз ее лицо снова стало ярко-алым без видимой на то причины.

Ланч стремительно приближался.

Я не был уверен, что если Джессика задаст какие-нибудь другие вопросы, я дождусь конца урока, но Белла опередила ее.

Как только прозвенел звонок, Белла повернулась к Джессике.

- На английском Майк спросил меня, говорила ли ты что-нибудь про вечер понедельника, - сказала Белла, слегка улыбнувшись. Я понял, что она задумала – нападение – лучшая защита.

- Майк спрашивал про меня?

Удовольствие от этого внезапно сделало мысли Джессики беспечными, более нежными, без привычной глумливости и насмешки.

- Ты шутишь! Что ты ему сказала?

- Сказала, что тебе очень понравилось – и он обрадовался.

- Слово в слово расскажи мне что он сказал, и что ты ему ответила.

Очевидно, это было все, что я смог выудить сегодня из Джессики. Белла улыбалась так, как будто думала точно так же. Как будто она выиграла раунд.

Ну, за ланчем все будет по-другому. Несомненно, я добьюсь гораздо большего успеха в вытягивании из Беллы ответов, чем это вышло у Джессики.

На четвертый час терпеть навязчивые мысли Джессики о Майке Ньютоне становилось все трудней. За последние две недели он стал мне поперек горла. Его счастье в том, что он до сих пор жив.

Я равнодушно прошел через спортзал вместе с Элис, мы всегда шли этой дорогой, когда наставало время для урока физкультуры с людьми. Разумеется, мы с ней играли за одну команду. Это был первый день игры в бадминтон. Скучающе вздохнув, и взмахнув ракеткой, я медленно послал волан в другой конец зала. Лорен Мэллори, которая была в другой команде, промахнулась. Элис вертела своей ракеткой словно жезлом и смотрела в потолок.

Мы все ненавидели физкультуру, особенно Эмметт. Существование игр, подобных бадминтону, было оскорблением его личной философии. Физкультура означала, что сегодня день хуже, чем обычно – я ощущал себя таким же раздраженным, каким обычно был Эмметт.

Прежде чем я окончательно не взорвался от нетерпения, тренер Клапп засчитал партию и отпустил нас пораньше. Я был до смешного благодарен ему за то, что он пропустил завтрак – так опять пытался сесть на диету – и как результат, голод заставил его в спешке покинуть кампус в поисках плотного ланча. Он пообещал себе, что снова начнет завтра…

Это позволило мне успеть добраться до кабинета математики прежде, чем урок Беллы закончился.

Наслаждайся! - подумала Эллис, в то время как ее голова была забита тем, как бы встретить Джаспера. – Ждать мне осталась самую малость. Я полагаю, ты не хочешь, что бы я здоровалась с Беллой, не так ли?

Я раздраженно тряхнул головой. Неужели все психологи такие самодовольные?

К твоему сведению, на эти выходные по обе стороны залива будет солнечно.[6] Тебе стоит изменить планы.

Я вздохнул и продолжил идти в противоположном направлении. Самодовольные, но определенно бесполезные.

Дожидаясь когда она выйдет из класса, я прислонился к стене возле двери. Я был достаточно близко, чтобы слышать голос Джессики через кирпичную стену так же хорошо, как и ее мысли.

- Ты ведь не будешь сегодня с нами сидеть, не так ли?

Она как будто… светится. Бьюсь об заклад, она мне массу чего не договаривает.

- Не думаю, - почему-то неуверенно ответила Белла.

Разве я не обещал провести ланч с ней? О чем же она думала?

Они вместе вышли из класса, и глаза обоих девушек расширились, когда они увидели меня. Но я мог слышать только Джессику.

Мило. Вот это да. О… здесь происходит что-то большее, что она мне рассказывает. Может быть, позвонить ей сегодня вечером? Хотя не стоит поощрять её в этом. Ха. Я надеюсь, он просто пройдет мимо нее. Майк конечно симпатичный, но этот… Вау.

- Увидимся позже, Белла.

Белла в нерешительности направилась ко мне, все ещё в чем-то сомневаясь. Ее скулы порозовели.

Сейчас я знал ее достаточно, поэтому был уверен, что за её ее сомнением не стоял страх. Видимо, всему причиной та пропасть между её и моими чувствами, что она придумала себе.

Намного больше, чем я ему. Что за глупость!

- Привет, - сказал я, мой голос был немного резким.

Ее лицо просветлело.

- Привет.

Не было похоже, что она собирается сказать что-нибудь еще, поэтому я направился в столовую, а она молча последовала за мной.

Пиджак сработал – ее запах казался мне не таким сильным как обычно. Усилилась только боль, которую я чувствовал постоянно. Сейчас мне удавалось игнорировать её с такой легкостью, с которой я и предположить не мог.

Пока мы стояли в очереди, Белла почему-то волновалась, рассеянно дергая за молнию на куртке и нервно переминаясь с ноги на ногу. Она часто поднимала на меня глаза, но каждый раз, встречая мой пристальный взгляд, отворачивалась, как будто смущаясь. Может быть, потому что на нас пялилось так много людей? Возможно, она слышала громкий шепот – сегодня болтовня школьников была такой же многословной, как и их мысли.

Или может быть, по моему выражению лица, она поняла, что в опасности.

Она ничего сказала, пока я набирал для неё ланч. Я не знал что она любит – пока не знал– поэтому захватил всего по чуть-чуть.

- Что ты делаешь? – прошипела она шепотом. - Ты взял это все для меня?

Я покачал головой и подал поднос на кассу.

- Половина мне, конечно же.

Она недоверчиво подняла одну бровь, но больше ничего не сказала, в то время как я платил за еду и провел ее к столику, за которым мы сидели на прошлой неделе перед ее неудачным опытом с группой крови. Казалось, что с тех пор прошло больше, чем несколько дней. Сейчас все было другим.

Она снова села напротив меня. Я подвинул поднос к ней.

- Бери, что хочешь, - подбодрил её я.

Она взяла яблоко и покрутила его в руках, испытывающее глядя на меня.

- Мне любопытно.

Какой сюрприз.

- Что ты будешь делать, если кто-то заставит тебя съесть обычную пищу? – проговорила она шепотом, который был недоступен для человеческих ушей. Уши бессмертных – другое дело, если бы эти уши обратили внимание. Вероятно, я о чем-то раньше предупредил их…

- И все тебе нужно знать, - пожаловался я.

Ну, хорошо. Не похоже, что я когда-нибудь что-нибудь ел. Это была часть тайны. Неприятная часть.

Я протянул руку к ближайшему предмету еды, и продолжал смотреть ей в глаза пока откусывал небольшой кусочек чего бы это ни было. Не глядя, я не мог сказать, что это было. Оно было таким слизким, мохнатым и омерзительным, как и любая другая человеческая еда. Я быстро прожевал и проглотил, стараясь не поморщиться. Комок еды продвигался медленно и неприятно вниз по моему горлу. Подумав о том, что это кусок примерно там же и останется, я вздохнул. Отвратительно.

Выражение лица Беллы было потрясенным. Она была поражена.

Мне хотелось закатить глаза. Конечно, такие хитрости нам были необходимы.

- Что будет если тебя заставить съесть землю?

Она поморщила нос и улыбнулась.

- Я ела однажды… на спор. Было не так уж и плохо.

Я расхохотался.

- Знаешь, а я не удивлен.

Похоже им вполне уютно вдвоем? Превосходный язык тела. Надо будет позже поделиться с Беллой наблюдением. Он наклоняется к ней, будто точно заинтересован. Он старается быть внимательным. Он… идеально выглядит. – Джессика вздохнула. - Сладенький…

Я встретил пытливый взгляд Джессики и она нервно отвернулась, смущенно рассмеявшись девушке, с которой сидела рядом.

Хмм… Наверное лучше липнуть к Майку. Он хотя бы настоящий.

- Джессика анализирует все, что я делаю, - сообщил я Белле. – Позже она снова пристанет с вопросами.

Я придвинул к ней поднос с едой – это была пицца, понял я – обдумывая как бы получше начать разговор. Мое недавнее раздражение вспыхнуло вновь, стоило вспомнить слова: «Намного больше, чем я ему. И я не знаю, что с этим поделать».

Она взяла кусочек от того же ломтика пиццы. Меня поразила ее доверчивость. Конечно, она не знала, что я был ядовит - в остальном этот кусок еды был безопасен. Все же я ожидал, что она иначе порадует меня. Чем-нибудь другим. Она никогда этого не делала – по крайней мере, не недоброжелательным образом….

Я осторожно начал.

- Значит, официантка была симпатичной?

Она снова подняла бровь.

- Ты и правда не заметил?

Можно подумать какая-нибудь женщина способна отвлечь мое внимание от Беллы. Снова нелепость.

- Нет, я не обратил внимания. Мне было о чем подумать.

Не в последнюю очередь о том, как изящно облегала её та тонкая блузка… Хорошо, что сегодня она надела этот безобразный свитер.

- Бедная девушка, - сказала, улыбаясь, Белла.

Ей понравилось, что я никак не заинтересовался официанткой. Я мог это понять. Как много раз я представлял покалеченного Майка Ньютона в классе биологии?

Она правда не могла представить, что ее человеческие чувства, полученные за семнадцать коротких смертных лет, могли быть сильнее страсти бессмертного, которая росла во мне столетие.

- Кое-что из того, что ты сказала Джессике… - Мне трудно было говорить все так же небрежно. - Ну, это обеспокоило меня.

Она тотчас же принялась защищаться.

- Неудивительно, что ты услышал что-то, что тебе не понравилось. Ты знаешь поговорку про тех, кто подслушивает.

Поговорка гласила, что «тот, кто подслушивает, добра о себе не услышит».

- Я же предупреждал тебя, что буду слушать, - напомнил я ей.

- А я предупреждала, что ты не должен знать, все, о чем я думаю.

Ах, она вспомнила про то, как я заставил ее расплакаться. Чувство вины сделало моя голос хриплым.

- Верно. Хотя ты и не совсем права. Я и правда хочу знать, что ты думаешь – абсолютно все. Просто не все твои предположения верны.

Больше половины. Я знал, что не должен хотеть, чтобы она обо мне заботилась. Но хотел. Конечно, хотел.

- Это большая разница, - проворчала она, сердито посмотрев на меня.

- Но в данный момент это не так уж и важно.

- Тогда что важно?

Она наклонилась ко мне, оперевшись подбородком на ладони. Это привлекло мой взгляд – и отвлекло внимание. Какой нежной должно быть была ее кожа на ощупь…

Сконцентрируйся, - приказал я себе.

- Ты и вправду думаешь, что я нравлюсь тебе больше, чем ты мне? – спросил я.

Как по мне, вопрос прозвучал нелепо, как будто слова были на своем месте.

Ее глаза расширились, дыхание прервалось. Затем она отвернулась, быстро моргая. Ее дыхание перешло в легкое удушье.

- Ты снова это делаешь, - прошептала она.

- Что?

- Ослепляешь меня, - призналась она, осторожно встречая мой взгляд.

- О.

Хмм… Я не был полностью уверен на этот счет. Также я не был уверен, что не хочу ослеплять ее. Я был все еще взволнован из-за того, что был способен на это. Но это никак не способствовало нашей беседе.

- Это не твоя вина, - вздохнула она. - Ты не можешь этого изменить.

- Ты собираешься отвечать на мой вопрос? – спросил я.

Она уткнулась глазами в стол.

- Да.

Это все, что она сказала.

- Да, ты собираешься отвечать или да, ты действительно так считаешь? – нетерпеливо спросил я.

- Да, я действительно так думаю, - сказала она, не глядя на меня.

В её голосе звучала печаль. Она снова покраснела, и сама того не заметив прикусила губу.

Внезапно, я понял, что ей было очень трудно признаться, потому что она и правда в это верила. И я был не лучше труса Майка, допытываясь, делая все, чтобы убедиться в ее чувствах, прежде чем признаться в своих. Не имело значения, что чувствовал я, ведь только мне это было ясно. Но она не имела об этом понятия, поэтому у меня не было оправдания.

- Ты не права, - уверил её я.

Она должна была услышать нежность в моем голосе.

Белла посмотрела на меня, ее глаза были темными, они ничего не выражали.

- Ты не можешь этого знать, - прошептала она.

Она думала, что я недооцениваю ее чувства, поскольку не могу слышать ее мысли. Но, правда была в том, что она недооценивала меня.

- Что заставляет тебя так думать? – удивился я.

Её взгляд был направлен куда-то сквозь меня, она покусыва

лая губы, а между ее бровями пролегла морщинка. На миллионную долю секунды я отчаянно захотел просто услышать ее.

Я был готов вымаливать у неё признание, я так хотел узнать, о чем же она так напряженно думала, но она только и сделала, что пальцем призвала меня к молчанию.

- Дай мне подумать, - попросила она.

Я был терпелив, пока она собиралась с мыслями… Ну или притворялся терпеливым.

Она сцепила вместе свои тонкие пальцы, то сгибая то разгибая их. Когда она заговорила, она смотрела на свои руки, как будто они принадлежали кому-нибудь другому.

- Ну, за исключением очевидного, - прошептала она. - Иногда…. Я не уверена – ведь я не могу читать мысли – но иногда мне кажется, что когда ты заговариваешь со мной о чем бы то ни было, ты пытаешься сказать мне «прощай».

Она не подняла глаз.

Она, совершенно определенно, подловила меня. Понимала ли она, что это было слабостью и эгоизмом быть с ней здесь, сейчас? Думает ли она обо мне хуже из-за этого?

- Проницательно, - вздохнул я, и затем с ужасом заметил, как боль отразилась на ее лице. Я поспешил опровергнуть ее предположение.

- Хотя, именно поэтому ты заблуждаешься, - начал я, и затем остановился, вспоминая первые слова ее разъяснения. Они обеспокоили меня, хотя я не был уверен, что правильно их понял.

- Что ты считаешь «очевидным»?

- Ну, посмотри на меня, - сказала она.

Я смотрел. Я только и делал, что смотрел на нее. Что она имела в виду?

- Я абсолютно обычная, - пояснила она. - Во мне нет ничего примечательного… кроме феноменальной неловкости и поразительной способности попадать в неприятности. И посмотри на себя.

Потом она так вздохнула, как будто привела такие очевидные факты, которые совершенно не требовали объяснений.

Она считала себя обычной? Она считала, что я был каким-то образом предпочтительнее ее? В чьем понимании? Глупых, недалеких, слепых людей, таких как Джессика или мисс Коуп? Как она могла не осознавать, что была самой прекрасной… самой совершенной… Одних слов было не достаточно.

Она не понимала этого.

- Знаешь, ты толком и не видишь какая ты, - сказал я. – Но вот, что касается неприятностей, то тут ты попала в яблочко…

Я невесело рассмеялся. Я не видел, в том, что ее преследовал злой рок, ничего смешного. Неуклюжесть, однако, была все же забавной. Такой милой.

Поверит ли она мне, если я скажу ей, что она прекрасна, как снаружи, так и внутри? Возможно ей необходимо что-то более доказательное.

- Ты просто не слышала, что думали все парни в школе в твой первый день.

Надежда, трепет, желание были в их мыслях. Мгновенно их головы заполнились невыполнимыми фантазиями. Они были невозможны, поскольку ни с кем из них она не хотела быть рядом.

Я был единственным, кому она сказала «да».

Моя улыбка должно быть была слегка самодовольной.

На ее лице отразилось удивление.

- Не может быть, - пробормотала она.

- Поверь мне хоть раз - ты полная противоположность обычности.

Одно только её существование было достаточной причиной, чтобы объяснить сотворение целого мира.

Понятно, что она не привыкла к комплиментам. Но и с этим она будет вынуждена смириться. Она вспыхнула и переменила тему.

- Но я не стараюсь от тебя отделаться.

- Неужели ты не видишь? Это как раз доказывает твою необычность. Я очень тревожусь о тебе, потому что если я могу делать это…

Убавиться ли у меня когда-нибудь эгоизма? Только тогда я начну поступать как надо. Я в отчаянии покачал головой. Я должен был найти в себе силы. Она заслуживала жизни. Но не той, которую видела для нее Элис.

- Если надлежит расстаться….

И нам надо было расстаться, не так ли? Я ведь не безрассудный правитель, и у Беллы нет передо мной обязательств.

- Скорее я буду страдать, чем сделаю больно тебе. Я хочу защитить тебя.

Когда я сказал эти слова, я пожелал, чтобы они были правдой.

Она уставилась на меня. Неизвестно почему, но мои слова рассердили ее.

- И ты думаешь, я буду поступать также? – гневно спросила она.

Такая ярость – и такая нежная и хрупкая Белла. Как она могла кому-нибудь навредить?

- К тебе это не относится, - сказал я ей, снова раздражаясь из-за того, что мы столь различны.

Она взглянула на меня, пряча гнев в своих глазах, на её переносице возникла маленькая морщинка.

Было что-то поистине неправильно с порядком во вселенной, если кто-то такой хороший и такой хрупкий не заслужил ангела-хранителя, оберегающего от несчастий.

Ну, - подумал я с изрядной долей черного юмора, - в конце концов, у нее есть хранитель- вампир.

Я улыбнулся. Было замечательно если бы так все и было.

- Хотя конечно, обеспечение твоей безопасности превращается в полноценную круглосуточную работу, что требует моего постоянного присутствия рядом.

Она тоже улыбнулась.

– Сегодня меня никто не хотел убить, - сказала она беспечно, и затем, прежде чем ее взгляд снова стали непроницаемым, несколько мгновений она смотрела на меня испытывающее.

- Пока что, - добавил я сухо.

- Пока что, - согласилась она к моему удивлению.

Я ожидал, что она будет отрицать, то, что нуждается в защите.

Как он может? Этот эгоистичный болван! Как он может так поступать с нами? - Резкий мысленный крик Розали прорвался сквозь мою сосредоточенность.

- Полегче, Роуз, - услышал я шепот Эммета по ту сторону столовой. Его рука обнимала ее за плечи, он прижимал её к себе, пытаясь удержать на месте.

Извини, Эдвард, - виновато подумала Элис. - Из вашего разговора она могла понять, что Белла знает слишком многое … и, ну, это было бы хуже, чем, если бы я не рассказала ей это сейчас. Поверь мне.

Я вздрогнул стоило мне представить, что случилось бы, если бы я рассказал Розали, о том, что Белле известно о моей вампирской сущности дома, там где бы ей не пришлось соблюдать видимость приличия. Мне надо бы спрятать где-нибудь за границами штата мой Астон Мартин, если она не утихомириться до окончания школьных занятий. Вид моего любимого автомобиля – искореженного и подожженного, мне крайне не понравился – хотя я знал, что заслужил возмездие.

Джаспер то же был не сильно счастлив.

Я разберусь с остальными как-нибудь потом. Наконец-то мне представилась возможность провести с Беллой так много времени, и я не собирался тратить его впустую.

Но тут я услышал, как Элис напомнила мне, что у меня были кое-какие дела, которыми стоило бы заняться.

- У меня есть другой вопрос, - сказал я, переставая обращать внимание на мысленную истерику Розали.

- Выкладывай, - сказала Белла, улыбаясь.

- Тебе и правда нужно поехать в Сиэтл в субботу, или это только отговорка, чтобы отказать всем твоим ухажерам?

Она скорчила мне рожицу.

- Ты знаешь, я еще не простила тебе Тайлера. Это ты виноват, что он ввел себя в заблуждение на счет того, что я пойду с ним на выпускной.

- О, Тайлер и без меня нашел бы способ пригласить тебя – я просто хотел увидеть твое лицо.

Вспомнив ее ошеломленное выражение лица, я рассмеялся. Ничего, из того что я ей когда-либо рассказывал из своей собственной мрачной истории жизни не заставило ее испугаться, как она испугалась тогда. Правда не страшила ее. Она хотела быть со мной. Невероятно.

- А если тебя приглашу я, ты тоже мне откажешь?

- Наверное, нет, - сказала она. - Но потом бы я бы все равно отказалась – прикинулась бы, что заболела или вывихнула лодыжку.

Как странно.

- Зачем?

Она покачала головой, как будто была огорчена тем, что я не понял сразу.

- Полагаю, ты никогда не видел меня в спортзале, если бы ты видел, то все бы понял.

А.

- Ты имеешь в виду тот факт, что не можешь пройти по ровной, устойчивой поверхности без того, чтобы не споткнуться обо что-нибудь?

- Именно.

- Нет проблем. В танцах все зависит от партнера, именно он ведет партнершу.

На долю секунды меня ошеломила идея держать ее в объятьях в танце – когда она точно будет одета во что-то прелестное и изящное, а не в этот безобразный свитер.

Совершенно ясно я вспомнил, как ощущал ее тело под своим после того, как отбросил ее с пути приближающегося фургона. Те ощущения были для меня реальнее, чем паника, или безрассудство, или досада. Она была такой теплой и такой мягкой, и так естественно чувствовалась рядом с моим каменным телом…

Я посмешил вытащить себя из этих воспоминаний.

- Ты мне не сказала, - произнес я стремительно, не позволяя возражений с её стороны о её неуклюжести - а она совершенно точно собиралась спорить. - Ты точно решила ехать в Сиэтл, или тебе все равно, если мы займемся чем-нибудь другим?

Хитро с моей стороны - позволить ей выбрать, не дав возможности отделаться от меня в этот день. Это было нечестно, я знал. Но я ведь дал ей обещание прошлым вечером… и мне идея выполнить его нравилась мне настолько, насколько ужасала.

В субботу будет сиять солнце. Я мог показать ей себя настоящего, если смогу набрать храбрости увидеть ее ужас и отвращение. Я как раз знал место, где можно было на это отважиться…







Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2020 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных