Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Могу я задать еще один вопрос? – поинтересовалась она вместо того, чтобы выполнить мою просьбу. 20 страница




Мне показалось, или она протянула ко мне руку, а потом отдернула? Может, мне все-таки удалось напугать ее? Может, до нее дошел смысл моих слов? Как же тяжело не слышать, о чем она думает.

- Прости...

Что? Ее голос, полный грусти и сочувствия, окончательно сбил меня с толку. Я поднял на нее глаза.

- За что?..

- За то, что делаю тебя несчастным.

И я еще когда-то думал, что смогу, даже не слыша мысли, предугадывать ее слова и поступки? Если так, то только что мне аргументированно доказали обратное.

- Белла... - только и смог ответить я.

«Я устала ждать твоего разрешения! И нам пора.»

Элис появилась возле нашего стола раньше, чем я смог хоть как-то отреагировать. Не думаю, что она рискнула бы в школе передвигаться быстрее обычного, так что это был только мой просчет: я слишком погрузился в себя.

- Элис.

- Да.

Вот уж кого не смутить ничем... Тогда как Белла была явно смущена. Или просто ее мысли тоже были далеко от происходящего?

- Элис, это Белла. Белла, это Элис.

- Привет, Белла. Ты готов?

Это уже явно вопрос ко мне. Да, Элис, я готов. Сорвать на тебе все свое раздражение. Или на ком-то другом. Пожалуй, охота — это именно то, что мне сейчас надо.

- Почти. Подожди меня у машины.

Она ускользнула от нашего столика также незаметно, как и появилась. Я молча смотрел на Беллу, понимая, что не могу вот просто так встать и уйти, но и не зная, что ей сказать. Кажется, сегодня роль сдержанного и мудрого была совсем не моей.

- Мне следует пожелать вам удачи, или это неуместно?

Она смогла заставить меня улыбнуться.

- Ну, удача никому не помешает.

- Тогда желаю удачи!

- А ты, пожалуйста, будь поосторожнее.

Я был абсолютно серьезен. Меня не будет рядом с ней до завтрашнего утра. Я не мог не волноваться. Кажется, я снова становлюсь собой. Хотя я уже и не знал, какое именно состояние я могу считать «самим собой».

- Обещаю себя беречь. Сегодня вечером собираюсь стирать. Наверное, опасностей будет море!

Я вспомнил про стиральную машину и снова улыбнулся.

- Постарайся не упасть.

- Очень постараюсь. Увидимся завтра.

Меня привлекла интонация, с которой она это сказала. В ее словах было что-то... что-то волнующее, но вместе с тем грустное.

- Это слишком долго для тебя?

Один кивок головы — и пустота внутри меня наполнилась нежностью и любовью. Кончиками пальцев я погладил ее щеку.

- Приеду утром.

 

- Элис!

- Да, я самый наглый, невоспитанный и беспринципный вампир из всех, кого ты знаешь!

- Да! Но ты забыла про «самовлюбленный»!

- А ты, кажется, забыл, что меня любишь!

- Еще и самоуверенный!

- Конечно. Между прочим, я не так давно убедила всю семью, что в случае чего, ты убьешь их всех, кроме меня.

- Что?!

- Я пошутила, Эдвард! Тормози, мы приехали.

Я резко остановил машину. Прислушался — в доме было пусто.

- Я сейчас.

- Элис, стой, я сам...

Фразу я заканчивал уже в пустоту. Прошло несколько секунд и возле моего окна появилась довольная физиономия Элис. В руках у нее были ключи.

«Заберешь меня у школы или я не заслужила?»

- Заберу. Я слишком много хочу тебе сказать!

Элис невинно улыбнулась и запрыгнула в пикап.

«Ты уже и тут успел побывать!» - снова раздался в моей голове ее голос.

Я самодовольно улыбнулся.

«А можно прочитать записку?»

 

- Наглый, невоспитанный, беспринципный вампир!

- Ты забыл про «самовлюбленный» и «самоуверенный»!

- И про то, что я тебя все равно люблю...

- Не смей забывать про это! - звонко рассмеялась Элис.

- Эдвард, я больше не могу охотиться... Еще капля крови — и я лопну.

Я полностью разделял ее чувства. Я был прав, когда думал, что охота — это то, что мне сейчас нужно. По многим причинам. И я был благодарен Элис, что она рядом.

- Знаешь, у меня было ощущение, что сегодня окружающий мир решил сделать все возможное, чтобы проверить мои нервы на прочность.

- Не обольщайся. Кое-что он оставил на завтра.

Все-таки она невыносима.

- Эдвард, если завтра что-то будет не так... - Элис многозначительно замолчала: - Я тебя не прощу.

- За то, что лишил тебя подружки? - с сарказмом спросил я.

- За то, что не поделился!

Вырванное с корнем дерево и сломанное пополам, как спичка, слегка успокоило меня и, определенно, спасло жизнь Элис.

- Я горжусь твоим самообладанием, - абсолютно серьезно произнесла Элис с верхушки дерева и показала мне большой палец.

- Все, теперь я спокойна.

Я был безмерно благодарен своей семье за отсутствие напутствующих речей и ободряющих взглядов. Каждый из них был занят обычными заботами: Карлайл собирался в больницу, Эсме что-то читала, Розали ушла в гараж, Джаспер с Эмметом играли в шахматы, а Элис вихрем носилась по дому, переставляя с места на место вазы с цветами. Не знаю, как им это удавалось, но даже в мыслях не ощущалось беспокойства. Хотя я и сам был гораздо спокойнее, чем ожидал. Я внимательно посмотрел на Джаспера, решив, что без его вмешательства тут не обошлось, но тот был полностью поглощен игрой. Или талантливо делал вид. Зато мой взгляд перехватил Эммет. Его лицо мгновенно озарилось ехидной улыбкой, а в голове у него созрел не менее ехидный комментарий по поводу моего внешнего вида. Я предупредительно показал ему кулак. Улыбка Эммета стала еще более сияющей.

- Разомнемся?

Но до того, как я успел что-то ответить, за спиной раздался голос Элис:

- Эммет, ты проиграешь.

- Ты уже успела это увидеть?

- Нет, я просто это знаю.

Эммет зарычал и вскочил на ноги, но теперь его встретил кулак Джаспера.

- Окей, если я выиграю в шахматы, ты будешь со мной драться.

Джаспер флегматично пожал плечами.

Удержаться и не воспользоваться способностями Элис было сложно, но, оказалось, она тоже отказывалась думать обо мне и заинтересовано следила за игрой. Я саркастично улыбнулся и вышел из комнаты. Если Элис молчит, - значит, все не так страшно.

- Удачи! - хором пожелала мне эта троица, даже не отрываясь от доски.

 

Чем ближе я был к дому Беллы, тем мрачнее становились мои мысли. Прежняя уверенность сдавала позиции. Сомнения в правильности и уж тем более в необходимости сегодняшней поездки не просто вернулись — они терзали меня с удвоенной силой. Я сжал зубы и напомнил самому себе, что отступать некуда. Я не могу и не хочу жить без Беллы, а отношения не могут вечно балансировать на острие ножа. Сегодня у меня есть шанс подарить нашим отношениям определенность. Все зависит только от меня. И все будет хорошо. Хуже всего удавалось убедить себя в последнем, но я раз за разом повторял себе это, не позволяя думать ни о чем другом.

Судя по отсутствующей машине Чарли, Белла была дома одна. Я терпеливо ждал, пока она справится с замком и откроет дверь. Она была очаровательна, но, похоже, взволнована не меньше моего. Хотя было бы удивительно, если бы ее не пугала предстоящая прогулка с вампиром, который не скрывает своего к ней интереса. Да уж, если я и хотел пошутить, у меня не получилось. А Белла, похоже, приняла мое, явно не самое доброе выражение лица на свой счет и смущенно оглядывала себя. Я невольно улыбнулся.

- Доброе утро.

- Что-то не так?

Я уже практически смеялся: самокритики ей не занимать.

- Мы с тобой два сапога пара.

И это было действительно так. Наверное, сегодня мы решили убедить мироздание, что мы просто созданы друг для друга. Мы даже одеты были практически одинаково: бежевые свитера, джинсы. Я не мог не любоваться Беллой. Она казалась мне еще более хрупкой и беззащитной, чем обычно. Мой пристальный взгляд заставлял ее смущаться, но это только добавляло ей шарма. Чуть покраснев, она улыбнулась мне в ответ и вышла из дома.

И тут я вспомнил про свое обещание. Похоже, сейчас у пикапа появился уникальный шанс отомстить мне за все нелестные отзывы о нем. Белла уже занимала водительское сидения, и мне не оставалось ничего другого, как тоже забраться в кабину. О выражении своего лица я предпочел не думать.

- Куда едем?

- Сначала пристегнись.

Белла недовольно посмотрела на меня, но пристегнулась. Я одобрительно улыбнулся.

- Так куда мы едем?

Вместе с недовольством в голосе слышалось легкое презрение. Это что-то новое. Или это нервное?

- Шоссе номер сто девять. Думаешь, мы засветло выберемся из города?

- Этот пикап годится в «дедушки» твоему «Вольво»! Так что прояви немного уважения!

К Белле возвращалось чувство юмора, и это мне показалось хорошим знаком. С моим уважением к «дедушке» было хуже, но я предпочел просто молчать на сей счет. Тем более, я сам не знал, что вызывало у меня больше опасений: машина или Белла за рулем.

- Шоссе номер сто девять, первый поворот направо, - напомнил я: - А потом вперед, пока не кончится дорога.

- А что потом?

- Пойдем пешком.

В глазах у Беллы мелькнул ужас. И я мог понять почему, но все равно продолжал считать, что боится она совсем не тех вещей, которых следовало. Не удержавшись, я подлил масла в огонь:

- Не бойся, это же всего пять миль!

Белла молчала, сосредоточившись на дороге. Не особо надеясь на успех, я предпринял очередную попытку прочесть ее мысли, но, как ни старался, ничего не услышал. Смирившись, я решил просто у нее спросить об этом.

- Я пытаюсь представить, куда мы едем.

- Туда, где я люблю бывать в ясную погоду.

«Ты вряд ли была там, Белла. Но я, надеюсь, что тебе там понравится...» - мысленно продолжил я.

- Если верить Чарли, сегодня должно быть ясно.

Чарли... Может все-таки...

- Ты сказала отцу, куда собираешься?

Белла отрицательно покачала головой. Но надежда еще была.

- А Джессика считает, что мы с тобой в Сиэтле?

- Я сказала, что ты передумал...

Внутри меня что-то взорвалось.

- Значит, о том, что ты со мной, никто не знает?!

- Ну... Элис? - осторожно предположила Белла.

- Спасибо за понимание, - сквозь зубы процедил я.

После небольшой паузы Белла все так же осторожно добавила:

- Ты же говорил, что у тебя могут быть неприятности из-за того, что нас часто видят вместе.

Мне надо было время, чтобы прийти в себя. Не скомандовать, чтобы она разворачивала машину. Сдержать рычание, которое рвалось наружу.

- Значит, тебя беспокоит, что у меня могут быть неприятности, если ты не вернешься домой?

Белла кивнула головой.

И все-таки я зарычал. Белла испуганно посмотрела на меня.

Молодец, добился своего — она тебя боится. Но о чем думала эта девочка, когда тщательно уничтожала все факты, свидетельствующие о моей причастности к ее исчезновению? Ведь именно поэтому она настояла на своем пикапе: уехала прокатиться — и не вернулась. Что это? Недоверие? Нет. Она же ответила тебе. Это беспокойство, забота... которых ты не заслуживаешь, хотя бы потому, что сейчас, вместо благодарности, пугаешь ее своим поведением. Ты злишься на то, что «легче» не получилось. Но, по сути, ты злишься на то, что ты ей не безразличен? Ты же так мечтал об этом...

Погруженный в свои мысли, я даже не сразу заметил, что мы приехали. Наверное, мое общество сейчас было не самым приятным. Белла вышла из машины и, радуясь погоде, сняла свитер, повязав его на пояс. Я сделал глубокий вдох и только сейчас понял, что всю дорогу даже не замечал аромат, наполнявший кабину. Аромат, который совсем недавно лишал меня способности мыслить здраво. Или я был слишком зол, или все не так плохо. С этой мыслью я хлопнул дверью пикапа, надеясь, что она не упадет к моим ногам.

Последовав примеру Беллы, я стянул свитер. Погода нас не подвела. Она идеально способствовала моим планам и, надо полагать, радовала уставшую от дождей и холода Беллу. Я чувствовал себя виноватым за ее испорченное настроение. Надо было исправлять ситуацию, а не стоять на месте.

- Нам сюда, - произнес я, глядя на стену леса, явно казавшуюся Белле непроходимой.

- По тропинке?

Я не ошибся — в указанном мной направлении она видела только дремучую чащу.

- Я говорил, что тут есть тропинка. Но я не говорил, что мы по ней пойдем.

В ее голосе смешались непонимание, удивление и страх. Это настолько умилило меня, что вся злость и раздраженность уступила место нежности.

- Со мной не потеряешься! - с улыбкой констатировал я, повернувшись к Белле.

Она, не отрываясь, смотрела на меня, но я не мог понять, что же выражает ее взгляд. А если учесть, как я себя вел по дороге...

- Хочешь вернуться домой?

Это же логично. И я ее понимаю.

- Нет.

Ее голос прозвучал тихо, но твердо. И как я мог забыть о ее упрямстве?

- Я человек неспортивный, хожу медленно. Тебе придется быть терпеливым.

Это все, что ее волнует? Мы можем преодолеть этот путь за несколько секунд, вот только мне не хочется пугать тебя еще больше, Белла... А терпения у меня хватит. Я был уверен, что волнует ее совсем другое. Именно то, что и должно волновать и пугать.

- Не волнуйся, домой я тебя отвезу.

А какие еще гарантии, кроме собственного обещания, я сейчас мог ей дать? Теперь только ей решать, что мы делаем дальше: я уже был согласен на любой вариант. Но Белла в очередной раз смогла удивить своим ответом:

- Если хочешь, чтобы до захода солнца я прошла по этим джунглям пять миль, то стартовать лучше прямо сейчас.

 

Не думаю, что Белла была со мной солидарна, но я наслаждался дорогой. Я радовался каждому мгновению, проведенному с ней наедине. Ее настроение становилось все лучше. Воспользовавшись моментом, я вновь вернулся к вопросам: наверное, я никогда не смогу утолить свое любопытство. Я с радостью встречал каждое препятствие на нашем пути, ведь тогда я мог подхватить Беллу на руки, ощутить ее тепло, вдохнуть ее аромат. Я с удовольствием не отпускал бы ее вообще. Конечно же, мне не стоило труда донести ее до места. Но как только преграда была преодолена, Белла стремилась продолжить путь самостоятельно. Хотя падений на этом пути было едва ли не столько же, сколько и шагов. Я всматривался в ее сосредоточенное лицо и не скрывал своего ликования, когда она улыбалась мне в ответ. Дорога заняла чуть больше двух часов, но я был согласен, чтобы она длилась еще столько же. Несмотря на улучшившееся настроение, Белла явно не разделяла этого желания. Я уже видел поляну — наш конечный пункт назначения. Для человеческих глаз она была еще слишком далеко, но просвет между деревьями выдавал ее. Я знал, что Белла сможет оценить красоту этого места. Я достаточно часто бывал здесь, но всегда один, ревностно охраняя поляну от чужих взоров. Я берег ее для Беллы. Но это было не единственное, что я обещал ей показать... Убедившись, что на оставшихся нескольких метрах Белле ничего не угрожает, я молниеносно переместился на самую границу тени и света. Один шаг — и я окажусь под яркими лучами солнца. Один шаг — и между нами станет на одну тайну меньше. Но как она воспримет то, что увидит? Я подождал, пока она оглядится по сторонам, заметит меня и успокоится, словил ее взгляд... а потом глубоко вдохнул, зажмурился и шагнул на залитую полуденным солнцем поляну.

 

 

Глава 14.

Открывать глаза не хотелось. Как выглядит моя кожа при солнечном свете, я и так отлично представлял: глыба льда — холодная, сияющая и бездушная. И даже если не было бы других отличий, уже одного этого с лихвой бы хватило, чтобы любой понял: мы не люди. Мы другие... Холодные, сияющие и бездушные. Я слышал, как участилось дыхание Беллы, когда она увидела меня в лучах солнца, но я не мог понять причину такой реакции, не мог услышать ее мысли. Я был готов бесконечно долго стоять вот так, замерев под открытым небом с закрытыми глазами. Я и стоял, пока не услышал звук ее шагов. Она шла очень медленно и осторожно. Она шла ко мне. Я улавливал стук ее сердца, ее дыхание, ее пьянящий аромат. С каждым шагом она была все ближе. Все остальное в этот момент для меня просто перестало существовать. Даже обжигающая горло жажда отошла на второй план. Я не мог вспомнить, когда в последний раз ждал чего-то с таким нетерпением и тревогой. Я чувствовал, что она уже совсем рядом. Наверное, я вел себя не совсем честно. Нет, вел я себя совсем не честно, но ничего не мог с собой поделать.

- Эдвард...

Она произнесла мое имя почти шепотом, на выдохе. В ее голосе было столько нежности и восхищения... Она опять удивила меня. Я опять нашел повод для надежды.

Ощущение тревоги, с которым я жил все последнее время, куда-то ушло. Мне было хорошо и спокойно. Я же собирался позволить себе быть счастливым? Именно этим я сейчас и занимался. Обычно я приходил на поляну, чтобы, раскинув руки, лежать на траве и смотреть в небо. Я сравнивал свои мысли с бегущими по нему облаками. Я приходил сюда, чтобы побыть наедине с собой и не думать ни о чем. А вместо этого часами размышлял о своей жизни. И вот только сейчас, когда рядом со мной сидела Белла, я смог забыть обо всем. Я окончательно похоронил миф о своей самодостаточности и ни капли не скорбил об этом. Я давно понял, что не смогу без нее. А она не хочет жить без меня. Осознания этого было больше, чем достаточно, чтобы быть по-настоящему счастливым. Хотя бы сейчас. Хотя бы здесь.

Теплый ветерок развевал волосы Беллы, усиливая ее аромат. За несколько часов мы не перебросились и парой слов, но те нежность и восхищение, с которыми она произнесла мое имя, теперь читались в ее шоколадных глазах. Она откровенно любовалась мной, а я, словно школьник, смущался под ее пристальным взглядом. Я не заметил когда, но в один момент в моей голове зазвучала мелодия — колыбельная, написанная для Беллы. Я знал, что на моем лице блуждает улыбка, и даже не пытался прогонять ее.

Единственное, о чем я не мог позволить себе забыть ни сейчас, ни когда-нибудь еще, это о том, что Белла — человек, а я — вампир. И я должен контролировать себя.

Но мне хотелось, чтобы она была рядом. Была еще ближе. И, словно услышав мои мысли, Белла осторожно протянула ко мне руку и провела пальцем по моей коже. А я также осторожно наблюдал за ней из-под приоткрытых век.

- Я сильно напугал тебя сегодня?

- Не больше, чем обычно, - произнесла Белла абсолютно обыденным тоном.

Тот факт, что прикосновения к моей холодной и твердой, как мрамор, коже не вызывают у нее отвращения, до сих пор казался мне чудом. Она нежно гладила мою руку, и я чувствовал легкую дрожь в ее пальцах. Каждое ее движение не просто приятно обжигало, оно наполняло теплом пустоту внутри меня. Мне казалось, что до этого мой мир был даже не черно-белым, а однообразно серым. И именно сейчас все менялось...

Белла была похожа на маленького ребенка, с любопытством рассматривающего новую игрушку. Она так внимательно изучала мою руку, ее сияние на солнце, что я в очередной раз невольно улыбнулся.

- О чем ты сейчас думаешь? Знаешь, это так странно и непривычно не слышать чьи-то мысли...

- Зато ты слышишь, о чем думают все остальные, - с улыбкой отпарировала она.

О, да. Закон сохранения энергии во всей красе.

- Это не так приятно, как может показаться. Но ты мне так и не ответила.

- Ну, я пыталась угадать, о чем думаешь ты.

- А еще?

Она ответила не сразу.

- А еще я мечтала, чтобы этот день никогда не заканчивался. И чтобы мне не было так страшно...

Ей страшно. И источник ее страха — ты. Давай же, соври, что ей нечего бояться. Забудь о жажде, которая терзает твое горло. О яде, который наполняет твой рот. Соври — она ведь поверит. Потому что хочет верить тебе. Давай. Только будь готов потом презирать себя за эту слабость.

- Не хочу, чтобы тебе было страшно.

Собственный голос был каким-то сдавленным и незнакомым. В ее глазах мелькнула тревога, ее пальцы замерли на моей руке. Ей словно хотелось оправдаться:

- Ну, страх не совсем правильное определение. Хотя некоторые опасения, конечно, есть...

Опасения... Я же сам хотел, чтобы она адекватно оценивала ситуацию. И страх — это вполне адекватно. Все так, как и должно быть. Вот только внутри меня снова образовывалась пустота.

Я резко приподнялся с земли, чтобы мое лицо было на уровне лица Беллы. Я всматривался в ее глаза, пытаясь найти в них ответ на мучившие меня вопросы.

- Так чего ты боишься? - тихо, но четко спросил я.

Белла молча смотрела на меня, но ее сердце забилось чаще, к щекам прилила кровь. Я осознал, что теряю контроль над собой: слишком кардинально изменилось мое настроение. Мне нужен был свежий воздух — и уже через секунду я был в десятке метров от того места, где сидела Белла. Я слышал, как она судорожно сглотнула.

Под сенью раскидистых лап я вдыхал аромат хвои, нагретой солнцем. Мне становилось легче. Я неотрывно смотрел на Беллу, думая о том, что надо окончательно успокоиться и увозить ее в Форкс. Не так давно сиявшую на ее лице улыбку сменила досада, а я все еще всматривался в ее глаза, пытаясь понять, что же творится в голове у этой девочки.

- Прости меня, - прошептали ее губы.

В этих двух словах была вся Белла: она снова искала причину в себе. Я прислушался к своим ощущениям: физически я был в порядке.

- Подожди... - точно также прошептал я губами в ответ, надеясь, что она меня услышит.

Возвращался я гораздо медленнее, чем ретировался, но через несколько секунд был в метре от Беллы. Я даже позволил себе глубокий вдох, наполнивший меня ее запахом. Да, я действительно был в полном порядке. Я постарался придать своему голосу максимум обаяния:

- Это ты меня прости, Белла. Жаль, я не могу оправдать себя тем, что я всего лишь человек.

Белла никак не отреагировала на мою шутку. Она смотрела на меня настороженно, и я почувствовал, что ей не комфортно. Еще недавно я думал о том, как легко мне рядом с ней быть самим собой. Но кем видела она меня? Загадочный мальчик с бледной кожей, красивым лицом и телом. Ореол таинственности и романтики, в который гармонично вплелись мои сверхъестественные способности. Да, она действительно была смелее многих людей, но осознавала ли она все нюансы наших отношений? Понимала ли до конца, кто я есть на самом деле? Я продолжал контролировать себя, но внутри меня все кипело.

- Я не человек. Я самый совершенный хищник на земле. Тебя привлекает все: мой голос, тело, движения. Даже запах. Так?

Я смотрел в ее глаза и чеканил каждое слово.

- Можно подумать мне все это нужно!

Я молниеносно переместился на другой край поляны.

- Можно подумать, ты смогла бы скрыться от меня! Я все равно добился бы своего.

Небрежным движением я отломал толстую еловую ветку и швырнул в стоящее рядом дерево, а сам снова оказался рядом с Беллой.

- Можно подумать, ты смогла бы мне сопротивляться...

Я смотрел в ее глаза и видел там отражающийся блеск своих зрачков. Я видел страх, сковавший ее лицо и движения. Но сквозь все это пробивался ее восхищенный взгляд, направленный на меня. Она все также сидела на земле и смотрела на меня снизу вверх. Только что перед ней был не Эдвард, которого она уже знала, а дикий зверь, но она все равно любовалась мной.

Внутри меня что-то оборвалось. Мне хотелось подойти к ней, обнять, успокоить, спрятать от всего мира и никому не позволить причинить ей вреда. Все мое возбуждение сменилось нежностью и трепетом. Я уже не хотел возвращаться в Форкс, я хотел быть здесь, с ней. Я просто хотел быть с ней. Всегда. Но я не знал, как мне вести себя после такой демонстративной попытки расставить все точки над «i».

- Не бойся... Белла, я не причиню тебе зла, клянусь.

Я хотел, чтобы она мне поверила. Я прислушивался к своему внутреннему голосу и понимал: я действительно сделаю все возможное и невозможное для ее безопасности. Мне было важно, чтобы она тоже знала это.

- Не бойся, пожалуйста.

Я медленно опустился рядом с ней на траву. Наши лица разделяло не больше тридцати сантиметров.

- Пожалуйста, прости. Я в состоянии себя контролировать. Просто... ты застала меня врасплох. Это только моя ошибка.

Белла молчала. Я грустно улыбнулся и все-таки попробовал еще раз пошутить:

- Эй, сегодня я абсолютно сыт! Мне не хочется ни пить, ни есть.

Я весело подмигнул, при этом с опаской продолжая следить за ее реакцией. Но шутка возымела действие. Смех Беллы был неестественным, и я бы даже сказал, истерическим, но вместе с ним она выплескивала весь страх, все напряжение, которые наполняли ее в этот момент. Я легонько дотронулся до ее руки.

- Все хорошо?

Белла растерянно посмотрела на мою руку и кивнула головой. Мне было стыдно за то шоу, которое я только что устроил. По сути, я сам все испортил. Я ловил каждый взгляд и жест, и, когда в ее глазах мелькнула улыбка, моя пустота вновь начала наполняться теплом. Кончики ее пальцев заскользили по моей ладони, и каждое прикосновение пронизывало меня насквозь, как электрический разряд.

- На чем оборвался наш разговор?

Беззаботный тон был результатом полной внутренней собранности. Все происходящее казалось мне таким хрупким, подобным карточному домику. Я пообещал себе контролировать каждое слово, каждый жест.

- Так на чем?

- Не помню.

- По-моему, на том, чего же ты боишься. Ну, кроме самого очевидного...

- Да, верно...

Белла продолжала водить пальцем по моей ладони, но отвечать не спешила. Мне было не по себе от возникающих пауз.

- Так чего же?

Она задумчиво посмотрела на меня, словно пытаясь оценить мое состояние. Потом медленно, подбирая слова, ответила:

- Мне страшно... потому что скорее всего мы не сможем быть вместе. А еще... я боюсь, что больше всего на свете мне хочется быть с тобой.

Я видел, что это признание потребовало от нее не мало сил. Она была абсолютно искренна, и я был обязан отвечать ей тем же.

- Да, ты права. Этого точно стоит бояться: желание быть со мной не к лицу юной девушке.

- Наверное, мне стоит попытаться тебя забыть.

Ну, что же. Возможно сегодняшнее шоу было не таким и глупым. Мне удалось внести ясность и заставить ее мыслить здраво. И я должен дать ей шанс жить нормальной жизнью.

- Мне бы очень хотелось тебе помочь. Мне давно стоило прекратить все это. А лучше было и не начинать. И сейчас я должен просто встать и уйти... вот только смогу ли.

Я тоже говорил искренне. Во мне с новой силой началась борьба с самим собой: мой разум против моих чувств.

- Не хочу, чтобы ты уходил...

Я знаю, моя девочка. Я все знаю и все понимаю. И именно поэтому...

- Именно поэтому, Белла, мне следует это сделать. Но, похоже, я эгоист до мозга костей. И я слишком долго ждал сегодняшнего дня...

- Я рада этому.

Я сжал зубы и убрал свою руку из ее ладоней.

- Совершенно напрасно, Белла.

Я должен попытаться ей все объяснить.

- Для меня всегда будешь существовать только ты. Я хочу быть только с тобой. Пожалуйста, никогда не забывай об этом. Но при этом помни: для тебя я опаснее, чем для кого бы то ни было.

Я смотрел вдаль и ждал ее ответа.

- Не совсем понимаю, о чем ты, - призналась она.

Я усмехнулся.

- Вот как бы объяснить, чтобы снова тебя не напугать?

Теперь уже я спрятал в своих руках ее теплую ладошку.

- Как говорится, на вкус и цвет... кому-то нравится шоколадное мороженное, кому-то — клубничное.

Белла согласно кивнула, а я смутился от своих слов. Что же я сразу про еду-то?..

- Прости за аналогию, просто лучшего примера не подобрать. Хотя можно провести параллель с алкоголиком. А еще лучше заменить его на подсевшего на героин наркомана.

- Хочешь сказать, что я и есть твоей героин? - уточнила Белла, смеясь.

Я оценил ее попытку разрядить атмосферу.

- Да. Мой любимый сорт!

- И часто такое случается?

Я рассказал ей о своих разговорах с братьями. О том, что Джаспер не смог припомнить подобного, а вот Эммет понимал, о чем я говорю. Белла слушала с интересом и действительно пыталась понять услышанное.

- А ты смелая девушка.

- Вовсе нет. Я — настоящая трусиха. Была бы смелая, держалась бы от тебя подальше.

- Ты не боишься смотреть правде в глаза.

- К сожалению, ты ошибаешься... Продолжай рассказ.

Я старательно пытался обходить опасные темы, но, по сути, весь наш разговор был такой опасной темой.

- А с тобой раньше случалось такое?

- Никогда.

- А как же поступил Эммет?

Я машинально сжал кулаки и зубы. Мне стоило быть готовым к этому вопросу, но я слишком понадеялся на удачу. Вместо ответа комом в горле застряло рычание.

- Кажется, догадалась...

Да уж, это было несложно... догадаться. Сколько еще взлетов и падений уготовано нам сегодня? А сколько их судьба припасла на потом? Мы живем в разных мирах, и это уже не исправить. К сожалению, наше мнение на сей счет никто спросить не удосужился.

- Даже у самых сильных есть маленькие слабости... - опустошенно произнес я.

- И? Чего ты ждешь?! Моего согласия?

В голосе Беллы вновь зазвучали истерические ноты. Но, насколько я мог понять, это был не страх, а бессильная злость. Наверное, как и у меня, на несовершенство мироздания.







Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2020 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных