Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






В честь всех наших первых раз в твой первый День рождения, в качестве моей любимой жены. 5 страница




- Хорошая идея, миссис Каллен, - выдохнул он в мое ухо, а затем прикусил мочку. – Теперь повернись и сними юбку. Дай ей упасть на пол, – он отпустил меня и сделал шаг назад, а я повернулась к нему лицом. Не разрывая нашего зрительного контакта, я медленно расстегнула пояс своей пышной юбки. Он разлетелась и упала на пол, окружая мои ноги.

- Выйди из нее, - пробормотал он. Как только я шагнула к нему, он резко упал на колени передо мной и схватил мою правую лодыжку. Он ловко расстегнул мои босоножки, одну за другой, в то время как я наклонилась вперед, для поддержки упираясь одной рукой о стену, которая служила местом для хранения всех его кнутов, хлыстов и паддл. Флоггер и хлыст были единственными предметами, оставшимися здесь. Я с любопытством рассматривала их. Воспользуется ли он одним из них? Сняв мою обувь, Эдвард сел на свои пятки и пристально посмотрел на меня.

- Вы прекрасно выглядите, миссис Каллен, - пробормотал он, пока я продолжала стоять перед ним, одетая только в свои кружевные бюстгальтер и трусики. Неожиданно он снова опустился на колени, схватил меня за бедра и притянул к себе, уткнувшись носом в вершину моих бедер.

- И ты пахнешь мной, тобой, и сексом, - прошептал он, резко сделав глубокий вдох. – Это опьяняет, – он поцеловал меня через кружево, пока как я, покраснев, задыхалась от его слов –внутри меня все затрепетало. Он просто был таким… развратным. Собрав одежду и обувь, он встал одним быстрым изящным движением, как настоящий спортсмен.

- Иди и встань возле стола, - спокойно произнес он, указав подбородком в его направлении. Развернувшись, он направился к комоду с ящичками чудес.

Что он собирается сделать со мной? Он оглянулся назад и усмехнулся мне.

- Повернись лицом к стене, - добавил он. – Так ты не будешь знать, что я планирую сделать. Мы намерены угодить вам, миссис Каллен, и ты ведь хотела сюрприз.

Я повернулась лицом к стене, мой слух неожиданно стал очень восприимчивым к малейшим звукам. Он был хорош в этом – разжигая мое ожидание, распаляя мое желание… заставляя меня сгорать от предвкушения. Я слышала, как он поставил свою обувь на пол, опуская по одной туфле. Хммм… как же я любила босоногого Эдварда. А мгновенье спустя я услышала, как он открыл ящик.

Игрушки! Что, черт возьми, он собирался сделать? Ох, я обожала, обожала это ожидание! Ящик закрылся и мое дыхание сбилось. Каким образом звук закрывающегося ящика мог вызывать во мне дрожь? В этом не было никакого смысла! Тонкий свист аудиосистемы сообщил мне о том, что у нас будет музыкальное сопровождение. Одинокое фортепьяно заиграло приглушенные, мягкие и жалобные аккорды, и эти звуки тут же наполнили комнату. Это была неизвестная мне мелодия. К фортепьяно присоединилась электрогитара. Что это было?

Мужчина начал свой рассказ, и я смогла в точности расслышать слова.

И я не боюсь смерти, когда бы ни пришел час.

Эдвард размеренно направился ко мне, его босые ноги мягко ступали по деревянному полу. Я почувствовала его позади себя, как раз в тот момент, когда женщина начала петь… плакать… и снова петь?

- Вы сказали «грубо», миссис Каллен? – выдохнул он в мое левое ухо.

- Угу…

- Ты должна сказать мне остановиться, если это будет слишком. Если ты скажешь «стоп», я немедленно все прекращу. Ты поняла?

- Да.

- Мне нужно, чтобы ты пообещала.

Я резко вдохнула. Дерьмо, что он собирался сделать?

- Я обещаю, - пробормотала я, вспоминая его ранее сказанные слова: «Я не хочу причинить тебе боль, но я более чем счастлив поиграть».

- Хорошая девочка, – наклонившись, он оставил поцелуй на моем обнаженном плече. – Думаю, что на данный момент мы оставим это на тебе, – он проник пальцем под лямку моего бюстгальтера и очертил ее линию вдоль моей спины. Мне хотелось простонать. Как он мог сделать малейшее прикосновение таким эротичным? Он убрал палец и проник большими пальцами под кружева моих трусиков, стягивая их вниз по моим ногам.

- Сделай шаг, - приказал он. И я опять сделала так, как он велел, выходя из моих трусиков. Он поцеловал мою попку и встал.

- Я собираюсь завязать тебе глаза, чтобы ты ощущала все более интенсивно, – он надел мне на лицо маску для сна, и мой мир погрузился в темноту. Стоны поющей женщины стали бессвязными… в навязчивой, откровенной мелодии.

- Наклонись и ляг на стол, – он произносил свои слова очень тихо. – Сейчас же.

Я без колебаний склонилась над столом и прижалась животом к полированному дереву, мое лицо прикоснулось к твердой поверхности. Кожей я ощущала ее прохладу, а запах смутно напоминал пчелиный воск, смешанный с чем-то цитрусовым.

- Протяни руки и ухватись за край стола.

О’кей… Потянувшись, я схватилась за дальний край. Это было довольно далеко, поэтому мои руки оказались полностью выпрямленными.

- Если ты отпустишь, я отшлепаю тебя. Ты поняла?

- Да.

- Ты хочешь, чтобы я отшлепал тебя, Изабелла?

Все, находящееся южнее моей талии, сладко затянулось в узел. Я осознала, что хотела этого с того момента, как он угрожал мне за обедом, и ни автомобиль, ни погоня, ни последовавший за этим интимный опыт в машине, не успокоили эту потребность.

- Да, – хрипло прошептала я.

- Почему? – выдохнул он.

Ох… У меня должны были быть это причины? Господи. Я пожала плечами.

- Скажи мне, - настаивал он.

- Эмм…

И словно из ничего, он сильно шлепнул меня.

- Ай! – вскрикнула я.

- А ну замолчи!

Он нежно потер мою попку в том месте, где ударил меня. Затем он наклонился надо мной, его бедра прижались к моей попке, и он начал целовать меня между лопатками, дорожкой опускаясь ниже по моему позвоночнику. Он снял рубашку, волоски на его груди щекотали мою спину, и я чувствовала, как его эрекция упирается в меня сквозь грубую ткань его джинсов.

- Раздвинь ноги, - пробормотал он.

Я расставила их.

- Шире.

Я застонала и незамедлительно раздвинула их еще больше.

- Хорошая девочка, - прошептал он. Он провел своим пальцем вниз по моей попке, вдоль всей разделяющей мои ягодицы линии и остановился на моем анусе, мышцы которого тут же инстинктивно сжались от его прикосновений.

- Сейчас мы развлечемся с этим, - прошептал он.

Что? Черт!

Его палец продолжил свой путь вниз по моей промежности и медленно скользнул в меня.

- Я вижу, ты уже очень влажная, Изабелла. Это из-за того, что было раньше или из-за того, что происходит сейчас?

Я застонала, и он вошел и вышел из меня своими пальцами, снова и снова. Я толкнула свой зад навстречу его руке, наслаждаясь его проникновением.

- О, Белла, думаю, от того и от другого. Я думаю, тебе нравится находиться здесь вот таким образом. Ты - моя.

Да. О, да!

Он извлек свой палец и вновь сильно шлепнул меня.

- Скажи мне, - настойчиво прошептал он, его голос охрип.

- Да, мне нравится, - захныкала я.

Он шлепнул еще раз, и затем два его пальца проникли в меня. Он тут же извлек их и размазал мою влагу поверх и вокруг моего ануса.

- Что ты собираешься сделать? – спросила я, затаив дыхание.

О, Мой Бог… он собирается трахнуть мой зад?

- Это не то, что ты думаешь, - успокаивающе прошептал он. – Я говорил тебе, в таких вещах нужно двигаться шаг за шагом, детка, – я услышала тихий всплеск какой-то жидкости, предположительно в тубе, а затем его пальцы опять начали массировать меня. Увлажняя меня… там! Я дернулась… мой страх столкнулся с моим волнением от неизвестности. Он шлепнул меня еще раз ниже так, что ударил по моей промежности. Я застонала. Это было так… так приятно.

- Замри, - сказал он. – И не отпускай стол.

- Ах…

- Это смазка.

Он добавил еще немного, размазывая по моей коже. Я пыталась не извиваться под ним, но мое сердце неслось вскачь, а пульс зашкаливал, желание и волнение пронзало мое тело.

- Я уже так давно хотел сделать это с тобой, Белла.

Я застонала. И почувствовала, как что-то холодное, металлически холодное, пробежало вниз по моей спине.

- У меня тут для тебя маленький презент, - прошептал Эдвард.

Что это было? Изображение из нашего покажи-и-расскажи разговора немедленно всплыло в моем уме. Твою Мать. Анальная пробка. Эдвард медленно направил ее вниз, раздвигая мои ягодицы.

О, Боже.

- Я намерен очень медленно ввести это в тебя.

Я ахнула… предвкушение и волнение разрядом пронзили меня.

- Будет больно?

- Нет, детка. Она очень маленькая. Как только она окажется внутри тебя, я собираюсь действительно жестко трахнуть тебя.

Я практически забилась в конвульсиях. Склонившись ко мне, он снова поцеловал меня между лопаток.

- Готова? – прошептал он.

Готова? Готова ли я к этому?

- Да, - тихо пробормотала я, во рту пересохло. Он пробежался другим пальцем южнее моей попки и проник в меня. Блядь, это был его большой палец. Он накрыл ладонью мою промежность, и мягко потерся ей о мой клитор. Я застонала… это было божественно… и нежно… в то время как его пальцы творили чудеса, он проник в меня холодной пробкой.

- Ах! – громко застонала я от незнакомых ощущений, мои мышцы запротестовали вторжению. Он начал вращать большим пальцем внутри меня и толкнул пробку глубже. Она легко вошла дальше, и я не знала, было ли это потому, что я была сильно возбуждена, или потому, что он отвлекал меня своими опытными пальцами, но мое тело, кажется, приняло это. Это ощущалось туго… и странно… там!

- О, детка, – выдохнул он.

И я почувствовала это… там, где его большой палец кружил во мне… а пробка давила напротив… о, Господи, Боже мой…

Он медленно повернул пробку, вызывая мой протяжный стон.

- Эдвард, - бормотала я его имя, словно мантру, в то время как приспосабливалась к ощущениям.

- Хорошая девочка, - прошептал он. Он пробежался свободной рукой по мои ребрам, пока не достиг бедра. Медленно, он извлек свой палец, и я услышала предательский звук его расстегивающейся ширинки. Схватив мои бедра, он притянул меня и шире раздвинул мои ноги, его ноги давили на мои.

- Не отпускай стол, Белла, - предупредил он.

- Нет, - задыхаясь, ответила я.

- Что-то грубое? Скажи мне, если я буду не достаточно груб! Поняла?

- Да, - прошептала я, и он ворвался в меня, одновременно толкая меня к себе на встречу, глубже проникая в меня пробкой...

- Блядь! – закричала я.

Он замер, тяжело дыша, и мое дыхание было под стать его. Я пыталась впитать в себя все ощущения: восхитительную наполненность, дразнящее ощущение того, что я делаю что-то запретное, эротическое удовольствие, которое вырывалось наружу из глубины меня. Он немного потянул пробку на себя.

О, Господи… Я застонала и услышала его резкий вдох – вдох чистого, неподдельного удовольствия. Это воспламенило мою кровь. Чувствовала ли я себя когда-либо более распутной… такой…

- Еще? – прошептал он.

- Да.

- Стой смирно, - приказал он. Он вышел из меня и вновь вонзился.

Ох… Я хотела этого.

- Да, - прошипела я.

И он увеличил скорость, его дыхание становилась более учащенным, подстраиваясь под мое, в то время как он врывался в меня.

- О, Белла, - задыхаясь, произнес он. Он убрал руку с моего бедра и повернул пробку еще раз, немного дергая ее, двигая туда и обратно. Ощущения были неописуемыми, и, кажется, я собиралась потерять сознание прямо на столе. А он не переставал врываться в меня, двигаясь сильно и жестко. И я почувствовала, как все внутри меня натянулось и задрожало…

- Ох, блядь… - застонала я. Это разорвет меня на части.

- Да, детка, - прошипел он.

- Пожалуйста, - умоляла я его, сама не зная о чем – остановиться, никогда не останавливаться, или повернуть пробку еще раз. Я чувствовала, как сжимаюсь вокруг него и пробки…

- Вот так, - выдохнул он и сильно ударил меня по правой ягодице, и я кончила… снова и снова, падая, падая, вращаясь и пульсируя вокруг и вокруг… И Эдвард осторожно вытянул пробку.

- БЛЯДЬ! – закричала я, а Эдвард, схватив меня за бедра, громко достиг своей кульминации, крепко удерживая меня на месте.

---

Женщина продолжала петь. Эдвард всегда ставил музыку на повторное воспроизведение… это было странно. Я свернулась калачиком в его руках, на его коленях, уткнувшись лбом в его грудь. Мы сидели на полу в игровой возле стола.

- С возвращением, – произнес он, снимая маску с моих глаз. Я заморгала, привыкая к приглушенному свету. Откинув мою голову назад, он оставил нежный поцелуй на моих губах, его глаза взволнованно всматривались в мое лицо. Я погладила его щеку, и он улыбнулся.

- Ну как, я справился с заданием? – насмешливо спросил он.

Я нахмурилась.

- Заданием?

- Ты хотела грубости, - уточнил он.

Я усмехнулась, потому что просто не смогла сдержаться.

- Только не говори мне, что ты сомневался в своих способностях, Эдвард.

Он приподнял брови и усмехнулся в ответ.

- Нет, миссис Каллен, я не сомневался. Ну, теперь не сомневаюсь. Вы выглядите хорошо-оттраханной и красивой в данный момент, – его длинные пальцы нежно коснулись моего лица, погладили мою щеку.

- Именно так я себя и чувствую, - промурлыкала я.

Он наклонился ко мне и нежно поцеловал меня, его губы были такими мягкими, теплыми и податливыми на моих губах.

- Ты никогда не разочаровываешь меня, - пробормотал он, отклоняясь назад, чтобы посмотреть на меня. – Как ты себя чувствуешь? – он не смог скрыть волнения в своем голосе.

- Хорошо, - пробормотала я, чувствуя, как румянец заливает мое лицо. – Тщательно хорошо-оттраханной, – смущенно улыбнулась я.

- Почему же у вас, миссис Каллен, такой грязный-прегрязный ротик? Я шокирован. Говорю вам: я в шоке! – Эдвард изобразил оскорбленное выражение на своем лице, но в его голосе сквозило веселье.

- Это потому, что я замужем за грязным-прегрязным мальчиком, мистер Каллен.

Он ухмыльнулся до смешного глупой улыбкой, и она была заразной.

- Я рад, что ты за ним замужем, – он аккуратно потянул меня за косу, наклоняя мое лицо навстречу его губам, и поцеловал меня, его изумрудные глаза светились любовью. О, Боже… будет ли у меня когда-нибудь шанс противостоять этому мужчине? Я взяла его левую руку и поцеловала его обручальное кольцо, простой платиновый ободок, точно такой же, как у меня.

- Мой, - прошептала я.

- Твой, - ответил он, крепко обняв меня и зарывшись лицом в мои волосы. – Могу я отвести тебя в ванну?

- Хммм. Только если ты присоединишься ко мне.

- О’кей, - ответил он. Поставив меня на ноги, он встал рядом. Эдвард все еще был одет в джинсы.

- Ты когда-нибудь еще наденешь свои… эээ… другие джинсы?

Он нахмурился, посмотрев на меня.

- Другие джинсы?

- Те самые, что ты обычно надеваешь сюда.

Он моргнул, пристально посмотрев на меня.

- Те самые? – пробормотал он удивленно.

- Ты выглядишь очень горячо в них.

- Правда?

- Да… Я имею в виду, реально горячо.

Он смущенно улыбнулся.

- Что ж… для вас, миссис Каллен, возможно, я сделаю это, – он наклонился поцеловать меня, а затем взял со стола маленькую тарелку, в которой лежала анальная пробка, туба со смазкой, маска для глаз и мои трусики.

- Кто моет эти игрушки? – спросила я, следуя за ним к комоду.

Он нахмурился, словно не понимая вопроса.

- Я или миссис Коуп.

- Что?

Он кивнул, усмехнувшись… и, кажется, смутившись. Он выключил музыку.

- Ну... эмм…

- Твои Сабы делали это, – закончила я его предложение. Он пожал плечами, словно извиняясь.

- Держи, – он протянул мне свою футболку, и я приняла ее, надевая на себя. Она пахла им, и мое огорчение от мытья-анальной-пробки было забыто. Он оставил их на комоде. Взяв меня за руку, он открыл дверь игровой, а затем вывел меня из комнаты и повел вниз по лестнице. Я покорно следовала за ним. Тревога, плохое настроение, страх и волнения от автомобильной погони испарились. Я наконец-то почувствовала себя расслабленной, удовлетворенной и успокоенной. Как только мы вошли в нашу ванну, я громко зевнула и потянулась… было так непринужденно оставаться самой собой.

- Что такое? – спросил Эдвард, пока поворачивал кран.

Я покачала головой.

- Скажи мне, - мягко настаивал он. Он добавил жасминового масла в наполняющуюся водой ванну, погружая комнату в сладкий, чувственный аромат.

Я немного покраснела.

- Я просто чувствую себя лучше.

Он улыбнулся.

- Да, вы были сегодня в странном настроении, миссис Каллен, – встав, он притянул меня к себе в объятья. – Знаю, ты беспокоишься о событиях последних дней. Мне жаль, что ты вовлечена во все это. Я не знаю, была ли это вендетта , бывший сотрудник или конкурент по бизнесу. Если бы что-то произошло с тобой из-за меня… - его голос опустился до шепота, полного боли. Я обвила его руками.

- Что если что-то случится с тобой, Эдвард? – наконец, высказала я свой страх. Он пристально посмотрел на меня.

- Мы разберемся с этим. А теперь, снимай мою футболку и залазь в ванну.

- Разве ты не должен был поговорить со Стюартом?

- Он может подождать, - его губы сжались, и на мгновенье я почувствовала внезапный приступ жалости к Стюарту. Что он такого сделал, чтобы настолько расстроить Эдварда?

Эдвард помог снять мне его футболку, расстегнул мой бюстгальтер и стянул его. Он нахмурился, когда я повернулась к нему лицом. На моей груди все еще оставались бледные синяки от любовных укусов, которые он оставил на мне во время нашего медового месяца. Но я решила не дразнить его на этот счет.

- Интересно, Райан догнал Додж? – пробормотала я.

- Узнаем, после ванны. Залазь, – он протянул мне руку. Я вошла в горячую, ароматную воду и осторожно села.

- Ой, – мой зад был чувствителен, и горячая вода заставила меня вздрогнуть.

- Полегче, детка, - предупредил Эдвард, но как только он сказал это, неприятные ощущения растворились.

Эдвард сел позади меня и притянул к своей груди. Устроившись между его ног, я прильнула к нему, и мы просто лежали в горячей воде, бездельничая и наслаждаясь друг другом и тишиной. Я пробежалась пальцами вниз по его ноге, пока он теребил мою косу между своих пальцев.

- Мы должны закончить с планами для нового дома. Позже, вечером, о’кей?

- Конечно, – «Эта женщина вернется снова», - мисс Подсознание взглянула поверх третьего тома собрания сочинения Чарльза Диккенса и сердито посмотрела на меня. «Ты в своем уме?» Я вздохнула… к сожалению, дизайн Тани Денали был захватывающим.

- Я должна собраться на работу, - прошептала я.

Он замер.

- Ты же знаешь, что не обязана возвращаться туда, - пробормотал он.

О, нет… только не снова.

- Эдвард, мы это уже проходили. Пожалуйста, не начинай сначала.

Он потянул меня за косу так, что моя голова чуть запрокинулась назад.

- Просто сказал… - он оставил мягкий поцелуй на моих губах.

***


Я надела толстовку и решила пойти и забрать свою одежду из игровой. Как только я пересекла коридор, я услышала громкий голос Эдварда, доносящийся из кабинета. Я замерла.

- Где, блядь, ты был?

Вот дерьмо. Он кричал на Стюарта. Съежившись, я помчалась наверх в игровую. Я действительно не хотела слышать, что он собирался сказать ему – я все еще считала кричащего Эдварда пугающим. Бедный Стюарт. Я, по крайней мере, могла накричать в ответ.

Я подняла свою одежду и обувь Эдварда, а затем заметила, что маленькая фарфоровая миска с пробкой все еще стояла поверх комода. Что ж… полагаю, я должна вымыть это. Я добавила ее к куче своих вещей и направилась обратно вниз. Я нервно заглянула в гостиную, но все было тихо… Слава Богу. Тайлер возвращается завтра вечером, а Эдвард, как правило, спокойнее, когда он рядом. Он проводил два дня со своей дочерью. Интересно, познакомлюсь ли я когда-нибудь с ней?

Миссис Коуп вышла из подсобки. Мы напугали друг друга.

- Миссис Каллен, я не заметила вас здесь, – Ох, теперь я «миссис Каллен»!

- Привет, миссис Коуп.

- Добро пожаловать домой, – улыбнулась она мне.

- Пожалуйста, зовите меня Белла.

- Миссис Каллен, мне будет некомфортно называть вас так.

Почему все должно измениться только потому, что у меня на пальце появилось кольцо?

- Желаете пробежаться по меню на эту неделю? – спросила она, выжидающе посмотрев на меня.

Меню?

- Эм… - это был не тот вопрос, который я когда-либо ожидала услышать.

Она улыбнулась.

- Когда я начала работать на мистера Каллена, каждый вечер в воскресенье я составляла с ним меню на всю неделю и вносила в список все, что может понадобиться в магазине.

- Понятно.

- Могу я забрать это у вас?

Она протянула руки к одежде, которую я держала.

- Оу… эм. На самом деле, я еще не закончила с ней, – И она скрывает тарелку с анальной пробкой! Я почувствовала, как краска залила мои щеки. Удивительно, что я вообще могла посмотреть в глаза миссис Коуп. Она знала, чем мы занимались – она убиралась в комнате. Иисус, я когда-нибудь привыкну к этому?

- Тогда, когда вы будете готовы, миссис Каллен. Я была бы более чем рада, забрать эти вещи.

- Спасибо, - прошептала я. Мы были прерваны Стюартом, вышедшим из кабинета Эдварда с пепельным лицом и быстро прошедшим через гостиную. Он быстро кивнул нам, не поднимая взгляда, и ворвался в кабинет Тайлера. Я была благодарна ему за это вмешательство, поскольку не хотела сейчас обсуждать меню или анальную пробку с миссис Коуп. Одарив ее мимолетной улыбкой, я направилась в спальню. Смогу ли я привыкнуть к тому, что прислуга всегда находилась в моем полном распоряжении? Я покачала головой… когда-нибудь, может быть.

Я бросила ботинки Эдварда на пол, а свою одежду на кровать и, взяв чашку с пробкой, направилась в ванну. Я была удивлена. Она выглядела достаточно безобидно и на удивление чистой. Я не хотела зацикливаться на этом и быстро помыла ее водой и мылом. Будет ли этого достаточно? Я должна спросить мистера Сексперта, должно ли это быть стерилизовано или что-то еще.

***


Мне нравилось, что Эдвард переделал библиотеку для меня. Теперь здесь располагался новенький, привлекательный белый деревянный стол, за которым я могла работать. Я сложила четыре рукописи, которые прочла во время медового месяца, в свой портфель и проверила стол. Да, у меня было все, что нужно. Часть меня боялась возвращаться на работу, но я никогда не смогла бы сознаться в этом Эдварду – он воспользовался бы любой возможностью, чтобы заставить меня ее бросить. Мой муж был боссом всех, даже меня. Я вспомнила реакцию Роуча, когда я сказала ему… и как, вскоре после этого, моя должность была утверждена. Теперь я осознавала, что все это было лишь потому, за кого я вышла замуж, и эта мысль была неприятна. Но я больше не была исполняющим обязанности выпускающего редактора. Я – Изабелла Свон, выпускающий редактор.

Я все никак не могла набраться смелости сказать Эдварду, что не собиралась менять свое имя на работе. Думаю, мои доводы были весомыми – мне необходимо было дистанцироваться, но я знала, что это станет потрясением для него, когда он, наконец, осознает это. Думаю, мне предстоит столкнуться с этим в свое время.

Сев обратно в кресло, я решила закончить с последним оставшимся назойливым делом на сегодня. Ноутбук показывал, что было уже семь вечера. Эдвард все еще не выходил из своего кабинета, поэтому у меня было время. Достав карту памяти из Никона, я загрузила ее в ноутбук, чтобы скопировать фотографии. Пока они загружались, я размышляла о прошедшем дне. Вернулся ли Райан? Или он все еще на пути в Портленд? Догнал ли он загадочную женщину? Получил ли Эдвард известия от него? Я хотела получить хоть какие-нибудь ответы. Мне было все равно, что он занят, я хотела знать, что происходит и внезапно почувствовала обиду от того, что он держал меня в неведении. Я встала, намереваясь направиться в его кабинет, но как только я это сделала, фотографии, снятые во время последних дней нашего медового месяца, появились на экране.

Твою Мать!

На снимках, сделанных после того как я фотографировала... была только я. Спящая, так много спящей меня, мои волосы, скрывающие мое лицо или разбросанные по подушке, приоткрытые губы… Дерьмо – я, сосущая свой большой палец. Я не сосала свой палец много лет! Так много фотографий… Я и понятия не имела, что он сделал их. Было несколько кадров общего плана, включающие в себя те, где я наклонилась через бортик яхты, капризно смотря куда-то вдаль. Как я не заметила, что он сделал их? Я улыбнулась, рассматривая кадр, на котором я, извиваясь, смеюсь, мои волосы разлетелись, а я пытаюсь совладать с его мучительно щекочущими меня пальцами. И вот одна фотография, на которой он и я на кровати в нашей каюте. Именно та, которую он сделал на расстоянии вытянутой руки. Я прижимаюсь к его груди, а он смотрит в камеру, такой молодой, с широко распахнутыми глазами… и влюбленный. Его другая рука возле моей головы, а я улыбаюсь, как безумно влюбленная дурочка… но я не могу отвести взгляда от Эдварда. О, мой Бог. Мой красивый мужчина, с его взъерошенными, только что оттраханными волосами, его изумрудный взгляд, его губы… Мой красивый мужчина, который не может терпеть, когда его щекочут, который не мог выносить прикосновений до недавнего времени… хотя теперь он терпел мои прикосновения. Я должна спросить его, нравится ли ему это или он просто позволяет мне касаться его для моего, но не для его, удовольствия.

Я нахмурилась, пристально посмотрев на его фотографию, внезапно ошеломленная своими чувствами к этому мужчине. Кто-то там хочет причинить ему вред – сначала Эхо Чарли, затем пожар в КЭХ, а теперь эта проклятая автомобильная погоня… Я ахнула и прижала ладонь к своим губам, когда невольное рыдание вырвалось из меня. Забыв о компьютере, я вскочила, чтобы найти Эдварда и просто убедиться, что он был в безопасности.

Не утруждая себя стуком в дверь, я ворвалась в его кабинет. Эдвард сидел за своим столом и говорил по телефону. Он взглянул вверх с удивлением и раздражением одновременно, но второе исчезло с его лица, как только он увидел меня.

- То есть ты не можешь улучшить качество изображения? – сказал он, продолжая телефонный разговор, хотя не отвел своего взгляда от меня. Без колебаний я обошла его стол, и он повернулся ко мне на кресле, оказываясь напротив меня. Я могла с уверенностью сказать, он думал «чего она хочет от меня?» Когда я уселась на его колени, его брови взметнулись вверх от удивления. Я обернула руки вокруг его шеи и крепко обняла его. Неуверенно, он обнял меня в ответ


- Эм… да, Барни. Ты не мог бы подождать минутку? – он прижал трубку к плечу. - Белла, что случилось?

Я покачала головой. Слегка приподняв мой подбородок, он пристально посмотрел на меня. Я освободила голову из его захвата, утыкаясь в его шею, ниже подбородка, и свернулась на его коленях. Он пах божественно… И мне было так комфортно. Он покрепче обнял меня и поцеловал в макушку. Я могла сказать, что он был смущен.

- О’кей, Барни, о чем ты говорил? – продолжил он. Сжимая телефон между своим ухом и плечом, он ввел что-то на своем ноутбуке. Черно-белое изображение с камеры наблюдения появилось на экране… Это был мужчина с темными волосами в светлом рабочем комбинезоне. Эдвард нажал еще несколько кнопок, и этот мужчина начал двигаться в кадре, но, на сей раз, склонив голову. Когда он подошел ближе к камере видеонаблюдения, Эдвард остановил кадр. Он стоял в ярко освещенной белой комнате, похожей на длинный коридор с чередой кабинетов с левой стороны от него. Это, должно быть, и была серверная комната КЭХ.

- О’кей, Барни, еще раз.

Картинка вновь начала двигаться. Прямоугольная рамка появилась вокруг головы мужчины на изображении с камеры наблюдения, и внезапно у нас изменился масштаб картинки. Я выпрямилась, разинув рот.

- Барни делает это? – тихо спросила я.

- Да, - ответил Эдвард. – Можешь ли ты сделать картинку еще четче? – продолжал он свой разговор с Барни по телефону.

Картинка стала размытой, а затем сфокусировалась и стала очень четкой. Мужчина сознательно смотрел вниз, избегая камер видеонаблюдения. Когда я посмотрела на его подбородок, леденящий холод пронзил меня. Было что-то знакомое в линии его челюсти… или что-то в целом. У него были грязные короткие черные волосы, выглядящие неухоженными… и на обновленной четкой картинке я смогла разглядеть, что он носил сережку в ухе – маленькое колечко. Твою Мать! Я знала, кто это.

- Эдвард, – прошептала я. – Это Джеймс Смит.

Глава 9. (96)

- Ты так думаешь? – удивленно спросил меня Эдвард.

Я кивнула.

- Это его линия подбородка, – сказала я, указав на экран. – И проколотое ухо, и телосложение. Он, должно быть, в парике или подстригся и покрасил свои волосы.

- Барни, ты слышишь это? – Эдвард положил телефон на свой стол и включил громкую связь. – Вы, кажется, изучили его в подробных деталях, миссис Каллен, - прошептал язвительно Эдвард. Я хмуро посмотрела на него, но меня вовремя спас Барни.

- Да, сэр, я слышал миссис Каллен. Я запустил программу распознавания лиц на всех оцифрованных кадрах видеонаблюдения. Посмотрим, где еще этот мудак, извините… этот мужчина, появлялся в компании.

Я нервно взглянула на Эдварда, который проигнорировал ругательство Барни. Он пристально изучал крупную фотографию, сделанную камерой наблюдения.

- Зачем ему это сдалось? – спросила я Эдварда.

- Возможно, месть. Не знаю. Некоторых людей просто невозможно понять, почему они ведут себя или делают так или иначе. Я просто в ярости от того, что ты когда-то очень тесно работала с ним, – губы Эдварда сжались в тонкую линию, и он в защитном жесте прижал меня ближе к себе.







Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2020 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных