Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






В честь всех наших первых раз в твой первый День рождения, в качестве моей любимой жены. 13 страница




- Ты передумала? – презрительно прошептал он.

- Да.

- И ты не подумала позвонить мне? – он недоверчиво посмотрел на меня, прежде чем продолжить: – Более того, ты отдала приказ охране оставаться здесь и подвергла Райана риску.

Ох. Я не задумывалась об этом в таком ракурсе.

- Мне следовало позвонить. Мне жаль. Но уверена, скажи я это, ты заявил бы мне остаться здесь и никуда не ходить… А я действительно хотела пойти, просто для разнообразия. Я скучала по Роуз. К тому же… это спасло меня, когда Джеймс находился здесь. Райану не следовало пускать его, – раздраженно добавила я. Это все так запутывало. Господи… Если бы Райан не сделал этого, Джеймс все еще был бы на свободе.

Взгляд Эдварда был диким, а затем он закрыл глаза, и его лицо стало таким напряженным, словно он испытывал боль. О, нет. Что он собирается сделать? Он покачал головой и, прежде чем я осознала это, он притянул меня к себе, прижимая очень крепко.

- Слава Господу, тебя здесь не было, – пробормотал он, уткнувшись в мои волосы.

Что?

- Ты только велел мне не ходить в бар или кафе, но не оставаться здесь,– заикаясь, пробормотала я, все еще чувствуя себя запутанной.

- Я знаю.

- Эдвард, перестань, черт побери, так заморачиваться, – выдохнула я, обнимая его в ответ. О, чувствовать его было так хорошо.

- Я не могу… вот в чем проблема. Ты заставляешь меня сомневаться в моих решениях… снова и снова.

- Почему ты просто не можешь доверять мне?

- Доверять тебе?

Я буквально чувствовала его непонимание.

- Конечно, я доверяю тебе, малыш, – ответил он удивленно, словно я была сумасшедшей.

Мое сердце сжалось от умиления.

- Это другим я не доверяю. Это просто… – он замолчал, и его руки сильнее притянули меня еще раз, будто цепляясь изо всех сил. Я практически не могла дышать, так крепко он прижимал меня к себе. – Если бы что-то случилось с тобой… – едва слышно прошептал он.

- Но это не так, – сумела я произнести в ответ.

- Но так могло быть. Я умер тысячью смертей сегодня, думая о том, что могло произойти с тобой. Я был так зол, Белла. Зол на тебя. Зол на себя. Зол на каждого. Я не могу вспомнить, когда вообще был настолько разъярен… за исключением… – он снова замолчал.

Оу?

- За исключением? – повторила я.

- Однажды. В твоих прежних апартаментах. Когда Лорен была там.

Ох. Тогда. Я не хотела думать об этом сейчас.

- Ты был таким холодным этим утром, – пробормотала я. Мой голос надломился на последнем слове, когда я вспомнила то отвратительное чувство – быть отвергнутой – когда мы были в душе.

- Холодный?

Его руки поднялись к моей шее, ослабляя хватку, и я сделала глубокий вдох. Он отклонил мою голову назад.

- Я никогда не хотел причинить тебе боль, – произнес он; его глаза были широко раскрыты и полны тревоги. – Этим утром… – он остановился, кажется, не находя нужных слов или боясь произнести их вслух.

- Ты волновался, что причинишь мне боль? – закончила я его предложение, не веря, что он причинил бы мне вред, но также и испытав облегчение. Небольшая часть меня боялась, что это случилось потому, что он больше не хотел меня.

- Да. Я не доверял сам себе, – тихо ответил он, и я услышала в его голосе стыд.

- Эдвард, я знаю, ты никогда бы не причинил мне вреда. Не физически, по крайней мере, – я обхватила его лицо своими ладонями.

- Правда? – спросил он, наполненным скептицизмом голосом.

- Да. Я знаю, что ты имел в виду, когда говорил, что был опустошен, ожидая угроз. Знаю, ты не собираешься выбивать из меня дерьмо.

- Я хотел.

- Нет, не хотел. Ты лишь думал, что ты хотел.

- Не знаю, правда ли это, – пробормотал он.

- Подумай об этом, – призвала его я, снова прижимаясь к нему и уткнувшись в его грудь. – О том, как ты чувствовал себя, когда я ушла. Ты говорил мне достаточно часто, что это сделало с тобой. Как изменило тебя. Я знаю, от чего ты отказался ради меня.

Он замер, и я знала, что он обрабатывал полученную информацию. Я обняла его крепче, мои руки прижимались к его спине, ощущая упругие натренированные мышцы под футболкой. Он постепенно расслаблялся в моих руках, и я физически чувствовала, как напряжение постепенно покидает его. Это было тем, что его волновало? Что он причинит мне боль? Почему у меня было больше веры в него, чем у него самого в себя? Я не понимала. Обычно, он был сильным, очень контролирующим, но без этого он был потерянным. Ох, Фифти, Фифти, Фифти… прости меня. Он поцеловал мои волосы, и я подняла лицо ему навстречу: его губы нашли мои, ища, беря, давая, умоляя – о чем, я не знала. Я лишь хотела чувствовать его губы на своих, и со всей страстью ответила на его поцелуй. Я застонала.

- Ты так веришь в меня, – прошептал он, оторвавшись от меня.

- Да, – тихо прошептала я.

Тыльной стороной ладони, а затем и кончиками пальцев, он ласково погладил мое лицо, пристально глядя мне в глаза. Его гнев прошел. Мой Фифти вернулся назад, где бы он там ни был. Это было замечательно – видеть его таким. Я робко посмотрела на него и ухмыльнулась.

- Кроме того, – прошептала я, – у тебя нет моего разрешения.

Его рот приоткрылся, радость и шок одновременно читались на его лице, и он вновь притянул меня к себе, крепко обнимая.

- Ты права. У меня нет разрешения, – рассмеялся он. Мы стояли посреди гостиной, обнимая друг друга.

- Идем в кровать, – прошептал он, спустя Бог знает сколько времени.

О Господи…

- Эдвард, нам нужно поговорить.

- Позже, – тихо настаивал он.

- Эдвард, пожалуйста. Поговори со мной.

Он вздохнул.

- О чем?

- Ты знаешь. Ты держишь меня в неведении.

- Я хочу защитить тебя.

- Я не ребенок.

- Я полностью осознаю, что вы не ребенок, миссис Каллен, – он прошелся руками по моему телу и сжал попку. – Особенно, прямо сейчас, – он толкнулся своими бедрами навстречу мне, и я почувствовала его эрекцию.

- Эдвард! – рявкнула я. – Поговори со мной.

Он вздохнул вновь, теперь с раздражением.

- Что ты хочешь узнать? – его голос изменился, и он отпустил меня. Я упрямилась… но я не имела в виду, чтобы он отпускал меня. Взяв меня за руку, он наклонился, чтобы поднять мое письмо, валявшееся на полу.

- Много всего, – пробормотала я, позволяя ему подвести меня к серому дивану.

- Сядь, – приказал он.

Некоторые вещи никогда не меняются,
– подумала я, сделав то, что он велел. Эдвард сел рядом со мной, наклоняясь вперед и пряча лицо в своих руках.

О, нет. Это было так тяжело для него?

Затем он сел прямо, обе его руки взметнулись к волосам; он повернулся ко мне, смиряясь со своей судьбой.

- Спроси меня, – просто сказал он.

Оу. Что ж, это было проще, чем я думала.

- Почему была усилена охрана для твоей семьи?

- Смит представлял для них угрозу.

- Как ты узнал?

- Из его компьютера. Он хранил персональные данные обо мне и обо всей моей семье. В особенности о Карлайле.

- О Карлайле? Почему о нем?

- Я пока не знаю. Давай пойдем в кровать.

- Эдвард, скажи мне!

- Сказать тебе что?

- Ты такой… невыносимый.

- Как и ты, – он взглянул на меня.

- Ты не увеличил охрану, когда впервые обнаружил эту информацию о семье на компьютере. Так что произошло? Почему именно сейчас?

Эдвард прищурился, посмотрев на меня.

- Я не знал, что он собирается поджечь мое здание или… – он замолчал. – Мы думали, это была навязчивая идея, ну ты знаешь, – он пожал плечами. – Когда ты все время на виду, люди интересуются. Это была разная информация: новости обо мне из газет, когда я учился в Гарварде, занимался греблей; статьи о Карлайле, о его карьере; также немного информация об Эммете, Элис и маме.

Как странно.

- Ты сказал «или», – напомнила я.

- Или что?

- Ты сказал: «…собирается поджечь мое здание или…», – словно ты собирался сказать что-то еще.

- Ты голодна?

Что? Я нахмурилась, но мой желудок заурчал, выдавая мой голод.

- Эм… да, – промямлила я.

- Хорошо. Я тоже. Позволь мне накормить тебя.

И то, как он произнес это, отозвалось южнее моего пупка.

- Накормить меня? – прошептала я.

- Идем, – сказал он. Он встал и протянул мне руку.

Это было так типично – его переменчивость во время наших обсуждений.

И это все? Это все, что я получила от него на данный момент? Ведя меня на кухню, Эдвард схватил барный стул и перенес его через стойку так, что он оказался с другой стороны.

- Садись, – сказал он.

- Где миссис Коуп? – спросила я, отвлекаясь и усаживаясь на стул.

- Я дал ей выходной.

Оу.

- Почему?

Он молча смотрел на меня в течение нескольких секунд, прежде чем ответить.

- Потому что я могу.

- Так ты собираешься готовить? – не сдержав своей недоверчивой ухмылки, спросила я.

- О… эээ… Это маловероятно, миссис Каллен. Закрой глаза.

От удивления я заморгала. Я думала, у нас будет крупная ссора… и вот тебе: мы оказались здесь, играясь на кухне.

- Закрой их, – сказал он.

Сначала я закатила их, прежде чем послушаться его.

- Хммм. Совсем не хорошо, – пробормотал он.

Я открыла глаза и увидела, как он вытянул шарф цвета сливы из заднего кармана джинсов. Он соответствовал моему платью. Святое дерьмо. Я вопросительно посмотрела на него.

- Закрой, – снова приказал он. – Не подглядывай.

- Ты собираешься завязать мне глаза? – шокировано пробормотала я. Совсем неожиданно, я начала задыхаться.

- Да.

- Эдвард… – он приложил палец к моим губам, заставляя замолчать.

Я хотела сказать.

- Мы поговорим позже. Сейчас я хочу накормить тебя. Ты сказала, что проголодалась, – наклонившись, он оставил легкий поцелуй на моих губах. Он пах так хорошо. Я чувствовала, как мягкий шелк накрыл мои веки, в то время как он плотно завязывал его у меня на затылке. – Можешь видеть? – спросил он.

- Нет, – пробормотала я, мысленно закатив глаза.

Он тихо рассмеялся.

- Я знаю, когда ты закатываешь глаза, ты же в курсе.

Я надула губы.

- Можем мы просто сделать и покончить с этим? – буркнула я.

Он ахнул, изображая ужас.

- Какое нетерпение, миссис Каллен. Так хочется поговорить.

- Да!

- Сначала я должен накормить тебя, – сказал он настойчиво.

Я услышала, как открылась дверь холодильника, и как он поставил несколько тарелок позади меня. Эдвард разместил что-то в микроволновке и включил её. Мне стало любопытно. Я услышала, как рычаг тостера опустился вниз, затем повернулась ручка, и тихо тикнул таймер. Хммм… Тост?

- Да. Я хочу поговорить, – отвлеченно пробормотала я.

Я чувствовала запах разнообразных экзотических, пряных ароматов. Святой Боже…. Что он делает? Я поерзала на стуле.

- Замри, Изабелла, – пробормотал он. Он снова оказался рядом со мной.

Хммм. Моя Внутренняя Богиня замерла и даже не моргала.

- И не кусай губу, – он ласково потянул мою нижнюю губу из захвата зубов, и я не сдержала улыбки.

Следующее, что я услышала, был тихий «Поп» пробки, вытянутой из бутылки, и нежный плеск вина, наливающегося в стакан. Я почувствовала, как он наклонился надо мной, а затем услышала легкий щелчок, и тихий шум динамиков сообщил о том, что музыкальная система очнулась ото сна. Громкий протяжный звук гитары начал песню, которую я не знала. Эдвард уменьшил звук, и теперь она звучала в фоновом режиме. Человек с низким, глубоким голосом запел:

Весь мир был охвачен пожарищем, и ты одна могла спасти меня.
На что только ни способны глупцы ради воплощения своих желаний!

- Для начала, выпей, – прошептал Эдвард. – Закинь голову назад.

Я откинула голову.

- Давай, – попросила я, его губы прижались к моим, и прохладное вино просочилось в мой рот. Я автоматически сглотнула. О, Боже… недавние воспоминания закружили меня: я, распростертая на своей кровати в Ванкувере, до того, как получила диплом, с сексуальным, злым Эдвардом, не оценившим мое электронное письмо. Хммм… изменились ли времена? Не так уж и сильно. За исключением того, что теперь я узнала вино. Это было его любимое – «a Sancerre».
- Хммм, – пробормотала я.

- Тебе нравится вино? – прошептал он. Я почувствовала его дыхание на своей щеке, ощутила его близость… энергию, тепло, исходившее от его тела. Он не прикасался ко мне.

- Да, – выдохнула я.

- Больше?

- Я всегда хочу большего… с тобой.

Я услышала, как он усмехнулся. Это вызвало и мою усмешку в ответ.

- Миссис Каллен, вы флиртуете со мной?

- Да.

Я услышала звон его обручального кольца о стеклянный бокал, когда он сделал еще один глоток вина. Но это раз он сам откинул мою голову назад. Сжимая мой затылок, он поцеловал меня снова, и я жадно начала глотать вино, которое он давал мне. Я почувствовала его улыбку, когда он поцеловал меня вновь.

- Голодна?

- Думаю, мы уже это выяснили, мистер Каллен.

-

Заставив меня почувствовать любовь, ты сыграла со мной злую шутку.
Позволив мне мечтать о тебе, ты проявила бессердечие.

-

Микроволновка пикнула, и Эдвард отпустил меня. Я выпрямилась. Я чувствовала запах чего-то пряного: чеснок, мята, душица, розмарин и… кажется, ягнятина. Что он готовил? Я услышала, как дверца микроволновки открылась, и аппетитный запах стал насыщеннее.

- Дерьмо! Черт!.. – выкрикнул проклятья Эдвард, и блюдо с грохотом опустилось на столешницу.

О, нет.

- С тобой все хорошо?

- Да! – огрызнулся он, его голос прозвучал напряженно. Мгновенье спустя он снова встал рядом.

- Просто я обжегся. Вот, – он скользнул указательным палец в мой рот. – Может, ты сможешь пососать его лучше.

- О!.. – обхватив его рукой, я начала медленно вытягивать его палец изо рта. – Вот так, вот так, – успокаивающе прошептала я и подалась чуть вперед, чтобы подуть – надеясь охладить его палец – затем поцеловала его очень нежно… два раза. Он перестал дышать. Я снова вернула его палец в рот и мягко пососала. Я услышала его резкий вдох, и этот звук устремился прямо вниз моего живота. О, Господи… Что случилось с «поговорить»? Он был вкусным, как никогда, и я поняла, что это была его игра – медленное обольщение его жены. Думаю, он был зол, а теперь… Мисс Подсознание ахнула, глянув на меня, затем пожала плечами и вернулась к своей игре в Скрабл. Этот мужчина, мой муж, сбивал меня с толку. Но прямо сейчас он был таким, каким я любила его. Игривым. Веселым. Сексуальным, как черт. Он дал мне несколько ответов, но мне было мало. Я хотела большего, но я также хотела и поиграть. После всех тревог и напряженности сегодня, кошмара прошлой ночью из-за Джеймса, это было долгожданным облегчением.

- О чем ты думаешь? – пробормотал Эдвард, прерывая мои мысли, убрав от меня палец.

- Как ты переменчив.

Он замер рядом.

- Fifty Shades, детка, – произнес он спустя какое-то время и оставил легкий поцелуй в уголке моих губ.

- Мой Fifty Shades, – прошептала я. Схватив его за футболку, я притянула его обратно к себе.

- О, нет, вы не сделаете этого, миссис Каллен. Не приставайте к персоналу, – он обхватил мою руку, убирая её от своей футболки, и поцеловал каждый палец по очереди.

- Сядь прямо, – тихо приказал он.

Я снова надула губы.

- Я отшлепаю тебя, если ты будешь дуться. Теперь открой рот шире.

Ох, дерьмо. Я открыла его, и он скользнул в него вилкой с… кусочком пряной баранины, покрытой прохладным мятным соусом из йогурта. Хммм… Я прожевала.

- Тебе нравится?

- Да.

Он издал оценивающий стон, и я знала, что он тоже наслаждается едой.

- Еще?

Я кивнула. Он дал мне очередной кусочек, и я с благодарностью начала его жевать. Я услышала, как он опустил вилку и что-то взял… хлеб, как мне показалось.

- Открой, – приказал он.

На этот раз это была пита с хумусом. Я поняла, что миссис Коуп, или, может быть, сам Эдвард, делал покупки в магазине деликатесов, который я обнаружила около пяти недель назад в двух кварталах от Эскалы. Я с наслаждением прожевала кусок. Эдвард был в игривом настроении, и это повышало аппетит. Это напомнило мне, как мало я ела сегодня.

- Больше? – спросил он.

Я кивнула.

- Больше для чего угодно. Пожалуйста. Я умираю от голода.

Медленно и терпеливо он кормил меня, время от времени целуя уголок моих губ, где оставался соус или вытирал его пальцем. Периодически он предлагал мне глоток вина своим уникальным способом.

- Открой рот шире, затем укуси, – пробормотал он.

Я последовала его указаниям. Хммм… Это было одно из моих любимых блюд – фаршированные листья винограда. Даже холодными они были очень вкусными, хотя я предпочитала подогреть их… Но я не хотела рисковать, чтобы Эдвард вновь обжегся. Он медленно кормил меня ими и, закончив, я облизала его пальцы начисто.

- Еще? – спросил он охрипшим голосом.

Я покачала головой. Я была сыта.

- Хорошо. На десерт – ты.

Что? Он поднял меня на руки, удивляя так сильно, что я взвизгнула.

- Могу я снять повязку?

- Нет.

Я чуть надула губы, а затем вспомнила его угрозу и решила, что лучше не стоит делать этого.

- Игровая, – прошептал он.

Ох… не знаю, была ли это хорошая идея.

- Ты готова принять вызов? – спросил он. И поскольку он использовал слово «вызов», я не могла ответить «нет».

- Принимаю, – пробормотала я; желание и что-то, чему я не могла дать название, дрожью пронеслись по моему телу. Он вынес меня через дверь, затем вверх по лестнице на второй этаж.

- Кажется, ты потеряла в весе, – неодобрительно пробормотал он.

Правда? Хорошо. Я вспомнила его комментарий, когда мы вернулись из свадебного путешествия, и насколько сильно это задело меня. Иисус… это было всего неделю назад?

Возле игровой, он опустил меня на ноги, позволяя моему телу скользнуть по его, но оставил свою руку на моей талии. Он резко распахнул дверь.

Она всегда пахла одинаково: полированное дерево и цитрус. Это был действительно очень комфортный запах. Отпустив, Эдвард повернул меня так, чтобы я оказалась к нему спиной. Он развязал шарф, и я заморгала от мягкого света. Он осторожно вытащил шпильки из моей «шишки», и моя коса плавно опустилась на спину. Он ухватился за нее и осторожно потянул так, что я отступила на шаг к нему.

- У меня есть план, – прошептал он мне на ухо, посылая восхитительные мурашки по спине.

- Я так и думала, – ответила я. Он поцеловал местечко за моим ухом.

- О, миссис Каллен, именно так, – его голос был мягким, завораживающим. Он оттянул косу в сторону и начал оставлять дорожку поцелуев на моей шее.

- Сначала, мы должны тебя раздеть, – его голос стал низким и мурлычущим, и этот резонирующий звук прошел через вес мое тело.

Я хотела этого – что бы это ни оказалось. Он повернул меня к себе лицом. Я взглянула на его джинсы: верхняя пуговица все еще была расстегнута, и я не удержалась. Вытянув руку вперед, я провела указательным палец над поясом его джинсов, чувствуя волоски его лунной дорожки, щекочущие кончик моего пальца. Он резко выдохнул, и мои глаза встретились c его. Его изумрудный взгляд потемнел до темного нефрита… О, Боже.

- Ты должен оставить их, – прошептала я.

- Я твердо намерен сделать это, Изабелла.

И он резко притянул меня к себе; одна его рука остановилась на моей шее, другая – на спине. Он еще сильнее прижал меня, затем его рот накрыл мой, и он поцеловал меня так, словно от этого зависела его жизнь.

Вау!

Он начал идти вперед вместе со мной, наши языки были переплетены, одна его рука крепко сжимала мою попку, пока я не почувствовала спиной деревянный крест. Он прижал меня так, что я ощутила контуры его тела.

- Давай избавимся от этого платья, – сказал он. Опустив обе руки вниз, он медленно начал тянуть его вверх по моему телу, моим бедрам, животу… Очень медленно ткань скользила по моей коже, касаясь груди. – Наклонись вперед, – сказал он.

Я послушалась, и он стянул платье через голову и отбросил его на пол, оставляя меня стоять в моих босоножках, трусиках и лифчике. Его глаза пылали, когда он схватил меня за руки и поднял их над моей головой. Он моргнул и наклонил голову в сторону, и я знала точно, что он просил моего разрешения. Что, блядь, он собирается сделать со мной? Я сглотнула, а затем кивнула, и тень восхищения… почти гордости… промелькнула на его лице, а его губы слегка растянулись в улыбке. Он сковал мои запястья кожаными манжетами на верхних перекладинах и снова достал шарф.

- Думаю, ты видела достаточно, – пробормотал он.

Он обернул его вокруг моей головы, снова лишая меня возможности видеть, и я почувствовала, как дрожь прошла сквозь мое тело, и как обострились все мои ощущения: звук его мягкого дыхания, мой собственный возбужденный ответ; кровь, пульсирующая в моих ушах; смесь запаха Эдварда, цитруса и полированной мебели в комнате – все это оказалось в более резком осязании, потому что я не могла видеть. Его нос коснулся моего.

- Я собираюсь свести тебя с ума, – прошептал он. Его руки сжали мои бедра и он наклонился ниже, снимая мои трусики, медленно скользя руками по моим ногам. Иисус… было ли это хорошей идеей? – Подними ноги по очереди, – сказал он.

Я выполнила это, и он снял сначала мои трусики, затем босоножки. Аккуратно сжав лодыжку, он слегка потянул её вправо.

- Сделай шаг, – сказал он.

Он сковал мою правую лодыжку манжетой на кресте, затем повторил точно так же с левой ногой. Я была беспомощна и практически распростерта на кресте. Эдвард отступил назад, и я чувствовала его тепло, хотя он и не трогал меня. Он схватил меня за подбородок, откидывая голову назад, и целомудренно поцеловал меня.

- Немного музыки и игрушек, я думаю. Вы выглядите очень красиво вот так, миссис Каллен. Может быть, я воспользуюсь моментом полюбоваться видом, – его голос звучал мягко. В животе все затянулось узлом. О, Боже. Что он собирается делать?

Через некоторое время, я услышала, как он тихо подошел к комоду и открыл ящик. Анальный ящик? Я понятия не имела. Он что-то взял и положил сверху, а затем… что-то еще. Что? Музыкальная система очнулась ото сна, и спустя секунду звук солирующего фортепьяно мягкой мелодией заполнил комнату. Это было чем то знакомым… Думаю, это был Бах, но не уверена, что за композиция. Что-то в этой музыке заставило меня волноваться. Я нахмурилась, пытаясь понять почему, но Эдвард опять встал передо мной. Он снова ухватился за мой подбородок, поражая меня, и нежно потянул, так, что я освободила свою нижнюю губу. Я слегка улыбнулась… Я не могла поверить, что все еще не осознаю, когда прикусываю ее… и что этим успокаиваю себя. Почему мне стало не по себе? Было ли это из-за музыки?

Эдвард прошелся рукой от моего подбородка к моему горлу, к груди. Большим пальцем он оттянул чашечку моего лифчика, освобождая грудь. Он низко зарычал, выражая свое удовлетворение, и, наклонившись, поцеловал. Его губы начали двигаться на моей груди, целовать, сосать. Его пальцы коснулись моей левой груди, так же освобождая её от лифа. Я застонала, когда он провел пальцем по левому соску, а его губы находились на моем правом, дразня и мягко подергивая, пока они оба не затвердели и не набухли.

- Ах!

Он не остановился. Медленно, изящно, он увеличивал интенсивность своих ласк, и я прижалась бедрами к нему, безуспешно натягивая свои манжеты, и острые стрелы удовольствия пронзили меня от сосков в самый центр моего желания. Я попыталась пошевелиться, но не могла, и это делало вкус пыток еще приятнее.

- Эдвард, – выдохнула я, и это была просьба.

- Я знаю, – прошептал он. – Это то, что ты заставляешь меня чувствовать.

Что? Я застонала, и он начал снова, терзая мои соски своими сладкими мучительными прикосновениями, снова и снова… подводя меня к краю.

- Пожалуйста, – промычала я.

Он зарычал низким примитивным рыком, а затем выпрямился, оставляя меня чувствовать себя обделенной, задыхающейся и извивающейся в своих оковах. Он пробежался руками по обе стороны меня, останавливая одну руку на бедре, а вторую – внизу моего живота.

- Давай посмотрим, как ты тут, – тихо пропел он. Он аккуратно накрыл мою промежность ладонью, потирая большим пальцем клитор и заставляя меня кричать. Медленно он ввел в меня один, а затем два пальца. Я застонала и толкнула бедра вперед, чтобы встретить его пальцы и ладонь. – О, Изабелла, всегда такая готовая, – прошептал он.

Он очертил круг пальцем внутри меня, вновь и вновь, в то время как его другой палец продолжал дразнить мой клитор, снова и снова, и снова. Это была единственная точка моего тела, где он касался меня, и все напряжение, все тревоги дня были сосредоточены в этой части моего естества. Твою мать… Это было так интенсивно… и странно… И эта музыка… Я чувствовала, как внутри меня начинает нарастать… О, Боже… Эдвард подвинулся, его рука все еще двигалась во мне, и я услышала низкий вибрирующий звук.

- Что? – ахнула я.

- Тише, – успокоил меня он, его губы накрыли мои, эффективно заглушая меня. Я гостеприимно приветствовала его теплый, более тесный контакт, жадно встречая поцелуем. Он отстранился, и жужжание стало ближе.

- Это специальный стимулятор, детка, – пробормотал он. – Он вибрирует.

Он прижал его к моей груди, и это чувствовалось как большой шарообразный предмет. Я задрожала, когда он задвигался по моей коже, вниз между моих грудей, сначала к одному, затем к другому соску… И я была переполнена ощущениями, повсюду чувствуя покалывания, волнами проходившими по мне, в то время как темные, темные стрелы достигали своей цели внизу моего живота.

- Ах! – простонала я, пока пальцы Эдварда продолжали свои движения внутри меня. Я была близка…. Все это возбуждало… Откинув голову, я громко застонала, и пальцы Эдварда тут же замерли. Все ощущения прекратились.

- Нет! – беззвучно прокричала я. – Эдвард!.. – взмолилась я, пытаясь двигать бедрами, создавая нужное трение.

- Замри, детка, – сказал он.

И мой нарастающий оргазм растаял. Ох, нет… Он наклонился вперед и поцеловал меня.

- Фрустрирует, не так ли? – пробормотал он.

О, нет! Внезапно я поняла, что за игру он затеял.

- Эдвард, пожалуйста.

- Шшш, – прошептал он и поцеловал меня.

И он начал двигаться снова… Стимулятор, пальцы, большой палец… убийственная комбинация чувственной пытки. Он подвинулся так, чтобы его тело оказалось возле моего. Он все еще был одет, я чувствовала его мягкие джинсы возле своей ноги, его эрекцию возле моего бедра… так соблазнительно близко. Он подвел меня к краю вновь, мое тело пело от желания, и он остановился.

- Нет! – громко простонала я.

Он оставил влажный поцелуй на моем плече, в то время как извлек свои пальцы и направил стимулятор ниже. Вибрация опускалась на мой живот, ниже, еще ниже, и остановилась напротив моего клитора. Блядь, это было интенсивно.

- Ах! – закричала я, натягивая свои оковы.

Мое тело было настолько чувствительным. Я чувствовала, что сейчас взорвусь, а Эдвард просто снова остановился.

- Эдвард, нет! – закричала я.

- Фрустрирует, да? – пробормотал он возле моего горла. – Точно как ты. Обещает одно, а затем… – он замолчал.

- Эдвард, пожалуйста, – молила я.

Он прижал стимулятор снова ко мне.

- Каждый раз, когда я останавливаюсь, это чувствуется интенсивнее, когда я вновь начинаю. Правильно?

- Пожалуйста, – умоляла я. Мои нервные окончания кричали об освобождении.

Вибрация прекратилась, и Эдвард поцеловал меня. Он потерся носом о мой.

- Ты – самая фрустрирующая женщина, которую я когда-либо встречал.

Нет. Нет. Нет.

- Эдвард, я никогда не обещала слушаться тебя. Пожалуйста, пожалуйста…

Он навис надо мной, хватая меня за попку, прижимаясь ко мне и толкаясь бедрами вперед, заставляя меня задыхаться; его желание сблизилось с моим, пуговицы его джинсов прижались к моей коже, едва сдерживая тканью его эрекцию. Одной рукой, он сорвал маску с моих глаз, и повернул мое лицо за подбородок; я заморгала, встречая его пылающий изумрудный взгляд.

- Ты сводишь меня с ума, – прошептал он, толкаясь навстречу моим бедрам, раз, два, три, еще... и в результате этого мое тело вспыхнуло и было готово загореться. И он снова отстранился… Я хотела его так сильно! Я нуждалась в нем так сильно. Я закрыла глаза и начала умолять. Я не могла помочь, но чувствовала, что была наказана. Я была беспомощна, а он – беспощаден. Слезы полились из моих глаз. Я не знала, как далеко он собирается зайти с этим.

- Пожалуйста, – прошептала я еще раз.

Он смотрел на меня сверху вниз неумолимым взглядом. Он просто будет продолжать. Но как долго? Нет. Нет. Нет… Я не могла допустить это. И плотину прорвало – все опасения, тревоги и страхи последних дней поглотили меня вновь, в то время как слезы полились по моим щекам, и я отвернулась от него.

- Красный, – взмолилась я. – Красный. Красный.

Он замер.

- Нет, – задыхаясь, прошептал он, полностью ошеломленный. – Иисус Христос, нет!

Он быстро начал освобождать мои руки, прижимая к себе, удерживая за талию, пока отвязывал мои лодыжки; я прижала голову к его груди и зарыдала.

- Нет, нет, нет. Белла, пожалуйста. Нет.

Освободив меня, он подвинулся к кровати, усаживая меня на коленях, в то время как я безутешно рыдала. Он потянулся рукой за свою спину, срывая атласную простынь и обернул ею меня. Прохладная ткань чувствовалась чужой и нежеланной возле моей сверхчувствительной кожи. Он укутал меня ею и обнял, прижимая ближе, слегка покачивая меня вперед назад.







Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2020 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных