Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Глава 7 Консульство в Александрии 3 страница




Омар не решался погладить ее, хотя очень этого хотел. Время изменило Халиму. Не то чтобы она стала невзрачной, менее красивой или менее привлекательной. Изменилось ее поведение, она больше не вела себя, как девочка. Перед Омаром стояла опытная взрослая женщина, появление которой огорошило Омара.

В его душе зародился страх, страх от того, что Халима может что-нибудь рассказать в этой необъяснимой ситуации, и это разрушит все между ними. Она могла сказать: «Уходи и не возвращайся никогда, нам нельзя больше видеться!» Она ведь уже сделала так один раз. Поэтому он постарался опередить ее. Омар, запинаясь, начал говорить что-то бессвязное о своем друге Нагибе, которого он надеялся найти здесь, потому что Али ибн аль-Хусейн поручил им задание. Она внимательно наблюдала за Омаром, насколько позволяло слабое освещение темного вестибюля. Ему казалось, что прошла целая вечность, прежде чем она произнесла тихо, с превосходством, которое с самого начала его испугало:

– Больше ты мне ничего не хочешь сказать?

О, лучше бы он ничего ей не говорил! Только теперь юноша осознал всю нелепость своих слов. Омар почувствовал, как кровь ударила ему в голову. Оставалось только надеяться, что Халима не заметит его волнения. Но она лишь быстро обернулась и мельком глянула на лестницу, потом сделала шаг вперед и заключила его в объятия.

Омар не ожидал такой разительной перемены. Он вел себя подобно беспомощному ребенку, который искал желанной защиты в объятиях матери и был не в состоянии ответить на ее чувства. Да, он поймал себя на том, что стеснялся проявить нежность.

Халима обняла его голову двумя руками и покрыла поцелуями. Омар испытал то, чего еще никогда не чувствовал. Постепенно его закрепощенность исчезла, его чувства раскрылись. Он прижал к себе возлюбленную, схватил ее, как утопающий хватается за соломинку, яростно и несдержанно. Халима вскрикнула от боли.

Ни Омар, ни Халима не знали, как долго они стояли в вестибюле. Они словно очнулись от приятного сна и оба одновременно открыли глаза. Омар насмерть перепугался: перед ними стоял Юсуф, слуга аль-Хусейна. Он опустил глаза и сказал, не глядя на Халиму:

– Хозяйка, уже пора.

Казалось, Халима не очень была удивлена появлению Юсуфа и, чтобы немного успокоить Омара, на лице которого отчетливо читался страх, произнесла:

– Ты можешь ему доверять, это мой самый верный слуга. – При этом Халима взяла Юсуфа за руку.

Каждый день в одно и то же время Халима вместе со слугой ходила на рынок за покупками, которые Юсуф нес обратно домой в корзинах. Это было похоже на ритуал, и, чтобы перенести этот поход на другое время или вообще отказаться от него, требовались веские основания. В подчинении Халимы был весь большой дом, в котором работала добрая дюжина слуг и батраков. Кроме того, ей приходилось управлять теми, кто нанимался на работу за еду и кров, потому что их выгнали из семьи или они еще были не замужем по той причине, что не достигли определенного возраста. А еще в доме Али ибн аль-Хусейна была вторая жена, совсем молодая, почти еще ребенок, но с характером зрелой женщины. Али ибн аль-Хусейн взял ее себе в качестве второй жены, что было в обычаях этой страны. Но это глубоко ранило гордость Халимы.

– Нам нужно о многом поговорить, – сказала Халима.

Омар, кивнув в ответ, заметил:

– Но не здесь.

– Нет, конечно, не здесь, – ответила она. – Ты знаешь большие ворота у базара Хан эль-Халили? За воротами, по правую сторону, идет переулок, там есть ковровая лавка. На первом магазинчике вывеска: «Ахмед Амер». Ахмед мне сильно задолжал. Я буду у него в обед и подожду тебя. Прощай!

 

Ошарашенный, Омар вышел на улицу. Перед его глазами, словно в туманной дымке, проступали фасады домов, уличный шум долетал, казалось, откуда-то издалека. Пошатываясь, он свернул на шариа Ассуругия. Омар знал, что эта улица ведет на север, к большому базару. Он не замечал вокруг себя ни людей, ни автомобилей, ни повозок, которые катили по мостовой. Он все время думал о Халиме, представляя ее грациозную фигуру на лестнице, ее лицо в сумеречном свете вестибюля. А в его голове вертелось одно слово: «Халима ».

Добравшись до высокой башни, где начиналась купля, торг и мошенничество, Омар быстро нашел ковровую лавку.

Он назвал свое имя, и торговец проводил посетителя к деревянной лестнице, ведущей наверх, где в маленькой комнатушке его уже ждала Халима. Она сидела на свернутом в рулон ковре, которых было очень много в комнате. Они громоздились здесь до самого потолка. Сквозь щели в закрытых ставнях пробивались полосы солнечных лучей. Пахло шерстью и средством от паразитов, но в этот момент Омара занимала лишь Халима.

Не говоря ни слова, он опустился перед ней на пол, обнял руками ее бедра и прижался головой к коленям, словно стеснялся или хотел спрятаться. Халима правильно поняла этот жест и погладила его по голове. Так они застыли на какое-то время, и каждый был погружен в свои мысли.

Омар почувствовал тепло, которое исходило от ее бедер. Халима почувствовала, что ее одежда повлажнела от его слез.

– Не нужно плакать, – сказала она, сама едва сдерживая слезы. Молодая женщина запустила пальцы в его волосы, подняла голову Омара, чтобы взглянуть ему в лицо.

– Я не плачу, – ответил Омар и размазал рукавом слезы, текущие по щекам. Тяжело вздохнув, он нерешительно спросил: – Почему все так должно было случиться?

– Судьба сама тасует карты, мы можем лишь играть. – Халима улыбнулась, но в ее голосе чувствовалась горечь.

– Почему все так должно было случиться? – повторил Омар, качая головой. – Ты счастлива?

– Счастлива?

Халима не ответила на этот вопрос. И Омар заметил, что она повернулась к окну лишь для того, чтобы скрыть свои слезы.

– Зачем ты тогда вышла замуж за Али ибн аль-Хусейна. Почему? – Поняв, что Халима не хочет отвечать, Омар поднялся и сел рядом с ней, чтобы она не смогла избежать его взгляда.

– Почему, Халима?

– Ты действительно хочешь это знать?

– Ты должна мне сказать, Халима!

– Но ты не станешь счастливее…

– Я не буду страдать больше, чем страдаю теперь.

И тут Халима задрала рукав галабии Омара, так что показался шрам от ожога. Она нежно прижалась к нему щекой и начала, запинаясь, словно обдумывая каждое слово, говорить.

– Я не знаю, задумывался ли ты над тем, что произошло тогда в эль-Курне…

– О чем ты, Халима?

– Я говорю об этом! – Она дотронулась указательным пальцем до шрама. – Если ты знаешь, где тебя тогда держали…

Омар сглотнул слюну и ответил:

– Я знаю это, Халима. Этот вопрос не оставлял меня в покое. И однажды мне на помощь пришел случай. Я услышал шум точильного камня, это был единственный звук, который долетал ко мне в гробницу. Поэтому я искал ее в радиусе нескольких десятков метров и наткнулся на дом твоего отца. Для меня это стало шоком.

– И что ты думаешь обо мне?

Омар пожал плечами и отвернулся.

– Честно говоря, я не могу связать все это воедино. И прежде всего я не понимаю, какую роль ты играла в этом.

– А сегодня?

– Сегодня? И сегодня все остается по-прежнему. Тот факт, что ты вышла замуж за аль-Хусейна, ничуть не проясняет дела, понимаешь?

Словно опасаясь злого слова, Халима нежно прикрыла левой рукой рот Омара.

– Не говори больше, любимый мой! – умоляюще произнесла она. – Я все тебе объясню. Но ты должен поверить мне, пообещай!

Некоторое время они молча сидели друг подле друга, потом Халима робко продолжила:

– Юсуф, мой отец, был уважаемым человеком в Абд эль-Курне. Он очень гордился тем, что родился египтянином, и эта гордость сделала его известным за пределами нашей деревни. Юсуф был единственным, кто сопротивлялся надменным британцам, которые чувствовали себя хозяевами в нашей стране. Я любила отца, потому что он вел себя подобным образом. И заметила слишком поздно, что его все больше стали окружать какие-то сомнительные личности – бездельники и пустословы. Они, с пафосом произнося речи, требовали, чтобы Египет стал новым, свободным, самостоятельным государством. При этом все чаще звучало слово «Тадаман». Я не знала, что оно означает, и спросила об этом отца. Он объяснил мне, что это название организации египетских патриотов, которые поставили себе целью освобождение страны. Их отличительным знаком стала кошка, то самое животное, которое обладает тайными силами, может видеть в темноте и исцелять. Потом он прижал меня к своей груди, нежно погладил по волосам и сказал тоном, который противоречил его поведению: «Никогда не произноси этого слова вслух, предатели должны умереть». Потом стали пропадать люди, египтяне и иностранцы, о которых мой отец, если о них заходила речь, отзывался как о врагах страны и говорил, что они понесли заслуженное наказание. На мой вопрос, какое же наказание грозит врагам Египта, отец ответил, что их замуровали живьем в старые гробницы времен фараонов. Холодность, с которой Юсуф рассказывал об этих подробностях, очень испугала меня. С того дня я начала презирать отца. Ты встретился с «Тадаманом» абсолютно случайно. Юсуф посчитал тебя шпионом британцев. В «Тадамане» с самого начала не поверили, что профессор хочет купить в Луксоре антикварные вещи. Они видели в нем агента британских служб, который хотел раскрыть организацию египетских националистов, поэтому решили убить профессора, его жену и слугу.

Сначала им в лапы попался ты. Это было не запланировано, просто так получилось. А у меня кровь в жилах застыла, когда они притащили тебя ночью и бросили в гробницу. Я тебя сразу узнала и совсем отчаялась. Как мне было тебе помочь? Юсуф не знал пощады, если речь шла об интересах «Тадамана». Понимая, что тебе суждено умереть от голода в этой дыре, я попыталась уговорить отца. Можно даже сказать, что я выторговала у него твою жизнь. Это была нечестная сделка, но главное – ты остался в живых.

– Нечестная сделка? Как это понимать, Халима? – Омар заметил беспокойство в глазах женщины: ей тяжело было сказать правду любимому человеку.

– Ты не догадываешься, какую цену запросил отец за твое спасение?

Омар испугался.

– Я догадываюсь, – чуть слышно ответил он.

А Халима снова продолжила:

– Среди товарищей моего отца был один, который отличался особой решительностью и жестокостью, – Али ибн аль-Хусейн. Хотя я была почти еще ребенком, он положил на меня глаз. Он захотел взять меня в жены, и Юсуф пообещал меня ему. Но я отказывалась с решимостью шестнадцатилетней. Я угрожала, что расцарапаю ему лицо, если он только приблизится ко мне, убегу при первой возможности и никогда больше не вернусь. Так я не подпускала аль-Хусейна слишком близко. Когда я не увидела другого способа освободить тебя, я дала обещание, что выйду замуж за аль-Хусейна. И тебя выпустили…

Халима потупилась. Она стеснялась смотреть Омару в глаза и не могла видеть его слез, слез отчаянной злости, из-за которых очертания комнаты расплывались, как горизонт в раскаленный полдень. Омар, словно ребенок, начал громко и безудержно всхлипывать, а затем и вовсе дал волю слезам. Совершенно отчаявшись, юноша вдруг подумал, что Халима рассказала эту историю, чтобы выкрутиться из затруднительного положения. Но чем дольше продолжалось ее растерянное молчание, тем отчетливее он осознавал, что она поведала ему правду. И его дикое, безудержное разочарование смешалось с одним желанием – отомстить аль-Хусейну. «Рано или поздно я убью этого типа!» – эта мысль вертелась у него в голове, пока он не закричал:

– Я убью его, я убью его!

Халима прижала голову Омара к груди, чтобы заглушить этот крик, и стала гладить его по спине. Через какое-то время его всхлипывания сменились отрадным спокойствием, затухли, как огонь в лампаде с ворванью.

Сквозь одежду он чувствовал тепло ее тела, в нем постепенно разгоралась страсть, и наконец Омара обуяла жажда обладания любимой. Он хотел любить Халиму здесь и сейчас, несмотря на непристойность ситуации. Омар желал одного – чтобы Халима принадлежала лишь ему, и никому больше. Она была самой большой его любовью, его жизнью, и он не хотел даже думать, что в следующее мгновение она вдруг встанет и пойдет к этому аль-Хусейну. Если она так поступит, значит, отныне он не будет видеть смысла в жизни.

Но прежде чем Омар успел так подумать, он почувствовал, как Халима взяла его руку и провела ею по своему телу. Это было словно приглашение, знак, что их чувства совпадают. И Омара охватило радостное чувство, возникла уверенность, что он сможет найти выход из сложной ситуации. В вихре чувств и с сознанием того, что они созданы лишь друг для друга и что никакая сила в мире не сможет их разлучить, возлюбленные стали целоваться. Лежа на куче пыльных восточных ковров, они ласкали друг друга, пока, уставшие от диких игр, не улеглись в нежных объятиях.

Как только что пробудившийся человек не сразу воспринимает наступление нового дня, так Омар медленно возвращался к действительности.

– Что же будет с нами дальше? – беспомощно спросил он.

Халима приподнялась. Она задумчиво водила пальцем по геометрическому узору ковра.

– Я не знаю, Омар. Знаю только, что я люблю тебя.

– Нам нужно бежать, – предложил он.

– Бежать, но куда?

Омар пожал плечами.

– Аль-Хусейн и его люди будут преследовать нас по всему Египту, – сказала молодая женщина. – Они не остановятся, пока не найдут нас обоих, поверь мне.

Омар схватил Халиму за плечи.

– Если ты любишь меня на самом деле, тогда уйдешь со мной. Давай сбежим в Европу, в Англию или во Францию. Там они нас точно не найдут.

– Не обманись, – ответила Халима, – у «Тадамана» и в Европе есть свои люди. Тщеславие аль-Хусейна будет уязвлено, и он не остановится, пока не найдет нас, пусть даже исколесив пол-Европы. Он прекрасно умеет использовать в делах каких-нибудь посредников, которые даже не знают, как его зовут и где он живет. Он не остановится и перед убийством, причем сам не замарает рук. Аль-Хусейн – мастер на такие трюки, особенно если речь идет о том, чтобы защитить свою шкуру. В его спальне, за большим зеркалом в человеческий рост, я обнаружила потайную дверь, ведущую на пожарную лестницу, по которой он в любое время может спуститься на задний двор. Наверное, он боится мести за свои многочисленные темные дела. Он никогда не рассказывал мне об этом тайном ходе.

– Но именно эти темные махинации и свели нас вместе!

– Я знаю, – ответила Халима.

Омар уставился на закрытые ставни, через вентиляционные щели которых били яркие солнечные лучи, оттеняя серо-голубые клубы пыли в тесной комнате.

Он задумался. Казалось, весь Египет сговорился против них. Малодушие охватило его, но Омар скорее откусил бы себе язык, чем рассказал бы об этой предательской мысли вопросительно смотревшей на него Халиме. Он восхищался этой молодой женщиной, вспоминая, с каким спокойствием она описывала свой тернистый путь, полный страданий. При этом она не требовала от Омара сочувствия или благодарности. И он устыдился своего отчаяния.

Казалось, Халима прочитала его мысли. Пытаясь утешить Омара, она взяла его за руку, но при этом старалась не смотреть в глаза. В ходе разговора, когда каждый из них пытался вести себя как можно спокойнее, словно не хотел обострять внимание на их безвыходном положении, Халима вдруг спросила, как он вообще ее нашел.

Омар рассказал о плане на листе бумаги, обнаруженном у себя на столе, и о том, что он отправился искать своего друга эк-Кассара, который вот уже несколько суток кряду не появлялся дома.

– Нагиб эк-Кассар? – Халима не верила своим ушам.

Потом она покачала головой и сообщила, что ее муж приказал схватить эк-Кассара, а сам отправился с дружками искать его товарища в Луксор.

– Я и есть товарищ эк-Кассара, – невозмутимо ответил Омар. – И что твоему мужу нужно от меня?

– Он утверждает, что товарищ эк-Кассара украл у него товар, опиум, который ему поставили из Судана.

– Но ты же не станешь утверждать такое?

– А кто тогда это сделал?

– Во имя Аллаха всемогущего, нет! – возмущенно вскричал Омар. – Мы отправились вместе в Асуан, чтобы выполнить задание аль-Хусейна, но в Луксоре наши дороги разошлись. С тех пор я больше не видел Нагиба.

– Пусть будет так, – ответила Халима, – но имей в виду, что аль-Хусейн ищет именно тебя.

На лестнице послышалось деликатное покашливание. Слуга Юсуф, поднимаясь, остановился на полдороге и тихо позвал:

– Хозяйка, уже пора!

Отныне, чтобы не вызвать подозрений, Халима должна была соблюдать распорядок дня еще строже, чем раньше. Их прощание прошло быстро и холодно, но Халима пообещала быть завтра здесь в то же время.

 

Положение, в котором находился Омар, не могло быть более безнадежным и любого другого человека повергло бы в уныние. Однако Омар успел приобрести кое-какой жизненный опыт и знал: именно уныние и отчаяние раскрывают неведомые силы и обостряют разум, помогая найти единственно правильный выход из тупиковой ситуации.

«Тадаман», который в течение нескольких лет был для Омара примером и стимулом и которому он был обязан жизнью, теперь, после того как юноша узнал о тайных делах его членов, стал для него ненавистным.

Саад Заглюль считался надежным человеком. Британцы выслали его сначала на Мальту, как главу египетского национального движения, а потом на Сейшелы; его соратники по партии «Вафд»[11] были такими же уважаемыми людьми. Но среди экстремистов, которые числились в «Тадамане» и о которых говорили в основном только в связи с убийствами и покушениями, скрывались многие криминальные элементы, извлекавшие из этого собственную выгоду. Примкнуть к организации их подстегнули личные неудачи в жизни. Основным требованием «Тадамана» была анонимность его членов. Лишь немногие знали имена своих соратников. Но даже если этим немногим были известны имена, они понятия не имели, какое место в организации занимал тот или иной человек, кто кому подчинялся и отдавал приказы. Собственно, никто даже не знал, кто был главой «Тадамана», и это давало повод для слухов и домыслов. Но именно благодаря такой таинственности организация все еще продолжала существовать.

Омар, конечно, знал, что, если он выйдет из организации, в которую попал довольно странным способом, его жизнь не будет стоить и ломаного гроша. Для него теперь во главе угла стоял вопрос: заявиться с бухты барахты к аль-Хусейну или затаиться, пока не возникнет удобный момент для бегства вместе с Халимой.

Если Омар спрячется, аль-Хусейн вместе со своими людьми будет его искать и не успокоится, пока не найдет, потому что это исчезновение станет лучшим доказательством его вины. Но если он сам придет к аль-Хусейну, то едва ли кто-нибудь прислушается к его доводам и поверит, что он не причастен к краже груза. К тому же существовала опасность, что аль-Хусейн узнает об Омаре все, в том числе и то, что он тот самый мальчик, из-за которого Халима вышла за него замуж.

Они не встретились, когда Омар стал жертвой роковой ошибки. Он не знал, известно ли аль-Хусейну вообще его имя. Может быть, преступник давно забыл, почему Халима вначале отказывалась от замужества, но потом все же согласилась принять его предложение. Аль-Хусейн не был человеком, который жил прошлым. Занимаясь делами, он прежде всего заботился о том, чтобы все шло так, как ему хочется, и не думал об остальном. В этом он резко отличался от Омара.

Омар же, как только немного улеглась страсть, засомневался, чувствовала ли Халима к нему то же, что и в юные годы. Не случилось ли так, что неожиданная встреча лишь на миг разожгла огонь из искры, питая его воспоминаниями? Эта мысль преследовала его в последующие дни, когда они встречались в той же лавке. Омар внимательно слушал ее, с недоверием ловил каждый, пусть кажущийся незначительным и случайным, жест, отыскивая во всем этом подтверждение своим мыслям.

Халима чутко реагировала на его поведение, и от нее не укрылось беспокойство Омара. Во время их третьего свидания, когда Омар находился в ее объятиях, Халима сказала, что заметила его тревогу.

Омар и не пытался отпираться. Что удивительного в том, что у него появились сомнения? Жизнь научила его, что чувства подобны шатающейся на ветру вершине дерева. С их первой встречи прошло уже много лет. Но Омара больше всего беспокоило их общее будущее. Халима вела жизнь состоятельной дамы, жила в роскошном доме, у нее в подчинении было множество слуг. Одна мысль о том, что Халима отправится с ним в бега и ее ждет жалкая жизнь без перспективы, быстро сделала Омара раздражительным. Те дни, когда они встречались в ковровой лавке, были полны разочарования.

Он много раз думал о том, чтобы убежать на следующий же день и больше никогда не возвращаться. Но потом все же забывал о наболевшем и с нетерпением ждал очередной встречи с возлюбленной.

Халима предупредила, чтобы Омар больше не возвращался на съемную квартиру в пригороде Каира. Она была уверена, что за домом давно наблюдают. Торговец коврами, добрый старичок с седой бородкой и маленькими очками с толстыми стеклами в роговой оправе, приютил Омара в одном из складских помещений во дворе. За это Омар помогал ему чистить ковры. Было очень тяжело тереть их грубой щеткой, намыленной вонючим мылом, от которого руки краснели и раздувались, как бесформенные резиновые шары.

Едва Омар и Халима все обдумали и уже были готовы бежать в Европу, как на парня вновь накатила хандра. Халима сообщила ему о возвращении аль-Хусейна. Он был раздосадован безрезультатной поездкой и, встретившись с Халимой, вел себя бесцеремонно и грубо. С этого времени Омара охватывало то нетерпение, то безудержная ненависть к аль-Хусейну. Одна мысль о том, что Халима после нескольких часов их совместного счастья должна была идти к этому человеку, просто сводила Омара с ума. В такие моменты он, исполненный отчаяния, вскакивал и начинал ходить по тесной комнате из угла в угол, сжав кулаки, как заключенный. «Рано или поздно, – повторял он снова и снова, – я убью его, я убью его!» Гнев аль-Хусейна был беспределен, когда его лакеи сообщили, что эк-Кассару удалось сбежать из заточения поле того, как он необъяснимым способом освободился от пут. Аль-Хусейн бушевал. Он швырнул стул в того, кто принес ему эту новость, вытащил револьвер, который всегда носил с собой, и стал бесцельно палить в потолок комнаты. Халима боялась гнева аль-Хусейна, но страх лишь способствовал тому, что в ней крепла уверенность в необходимости уйти от мужа.

Халима предвидела, что день, когда аль-Хусейн направит свой гнев на нее, обязательно наступит, ибо рано или поздно он узнает об их встречах с Омаром. И это будет для нее смертным приговором.

Они любили друг друга каждый день, когда встречались, потому что их тела требовали этого, – они были ненасытны, как земля после долгой засухи. Но эта любовь среди перевязанных бечевками ковров уже больше походила на акт отчаяния: молодые люди ни на минуту не забывали об испытываемом ими страхе.

Халима не могла сказать, кто стоял за освобождением эк-Кассара. То ли у него были пособники, то ли ему самому как-то удалось выбраться.

Никто ни в чем не был уверен, и это очень подрывало их отношения.

Нагиб эк-Кассар повидал мир, он долгие годы жил в Европе и, конечно, был бы очень полезен Омару и Халиме, если бы они попытались найти убежище в чужой, неизвестной стране. Но где же им теперь искать Нагиба? Однажды Омар вспомнил о микассахе. Калека у гостиницы «Мена Хаус» был единственным, кто мог помочь. Эк-Кассар знал об их дружбе с микассахом, знал, что ему можно доверять, и, без сомнения, попросил бы у старика помощи, если бы искал Омара.

Халима сунула Омару довольно большую сумму денег, от которой тот сначала с возмущением отказался, но потом все же принял с благодарностью. Теперь он был рад, что может позволить себе отправиться в долгий путь к пирамидам на омнибусе. Хассан сидел на привычном месте. Казалось, годы шли мимо него. С тех пор как Омар помнил микассаха, тот ничуть не изменился.

Хассан сразу заметил растерянность Омара и молча указал в сторону парковой скамейки, которая в зарослях олеандра была почти не заметна со стороны входа в отель.

– О тебе уже спрашивали, – сказал микассах после того, как, опершись крепкими руками, взгромоздился на скамейку.

– Нагиб эк-Кассар?

Калека кивнул.

– Где он?

– Не знаю, – ответил Хассан, покусывая оторванный им лист олеандра. – У него был очень странный, даже подозрительный вид. На все вопросы отвечал коротко, общими фразами. Я не знал, чего мне от него ждать. В конце разговора он сказал, что придет снова. Чудной тип!

Омар стал рассказывать, что произошло с тех пор, как они виделись в последний раз: о таинственном задании от аль-Хусейна, о безрезультатной слежке за двумя британскими агентами и о неожиданной встрече с Халимой. Омар поведал также и о любовных приключениях с Халимой, и о совместных планах побега в Европу, и о ее неуверенности. После этого у него на душе стало легче.

Сначала Хассан молча смотрел на Омара. Потом начал медленно качать загорелой лысой головой из стороны в сторону, словно у него еще не сложилось окончательного мнения. После этого микассах глубоко вздохнул и поднялся, так что его короткое коренастое тело чуть не потеряло равновесия. Не глядя на Омара, он произнес:

– Тебе не надо этого делать.

– Что? – закричал Омар.

– Она – его жена. Тебе не стоит забирать у него жену.

– Но ведь он преступник. Он мучает ее, и я боюсь, что когда-нибудь просто убьет, если узнает о том, что мы встречались за его спиной!

– И все же перед Аллахом всемогущим и всемилостивейшим Халима – законная жена Али ибн аль-Хусейна, и ни у кого ни на этом берегу Нила, ни на том нет права отнимать ее у него.

– Но я же тебе рассказал, как состоялась их свадьба!

– Священные законы Корана следует соблюдать независимо от обстоятельств. Халима сама согласилась стать его женой?

– Да, но…

– Значит, она его законная женщина, и никто, даже ты, не в силах оспаривать право на нее.

Жесткость и неуступчивость, с которой говорил микассах, ввергла Омара в ступор. Он и не думал, что ему когда-нибудь придется спорить с мудрым стариком. Хассан до сегодняшнего дня был для него авторитетом, прежде всего в моральном плане. Но теперь все перевернулось с ног на голову.

Омар ни секунды не сомневался в правоте своей позиции. Оставить Халиму этому извергу? Никогда!

Омар назвал микассаху адрес своего нового убежища. Если Нагиб придет, тот должен ему рассказать, где теперь скрывается Омар. Старик с серьезным видом пообещал помочь ему в этом, и Омар отправился домой.

В омнибусе он занял место подальше от входа.

Парень задумался. Он не хотел оставлять без внимания совет старого микассаха, но мысль о том, что ему нужно бросить Халиму, угнетала его еще больше. Конечно, Хассан был мудрым старым человеком, и все его советы до сих пор были толковыми.

Омар хотел жить с Халимой, даже если это будет противоречить всем законам мира.

Обдумав план и хорошо все взвесив, Омар и Халима решили бежать в Англию. Омар немного владел английским и почерпнул от профессора Шелли сведения о культуре и истории Великобритании. Деньги на билеты были. Если Халима сдаст в ломбард все свои украшения (она, без сомнения, была готова на это), то у них будет более чем достаточно средств, чтобы прожить на них целый год. Но когда на набережной Нила Омар зашел в «Бюро путешествий Томаса Кука» и спросил о билетах на пароход из Александрии до Саутгемптона, то, к своему глубочайшему разочарованию, узнал, что билеты можно купить только при наличии визы. Приветливая мисс за белым стеклянным окошком спросила у него адрес и фамилию, и Омар тут же пошел на попятную и быстро покинул бюро.

Омар был уверен, что его имя все еще значится в списках разыскиваемых преступников, хотя с момента подрыва железной дороги прошло уже четыре года. Но как получить сведения, не подвергая опасности Халиму и себя? Не было и дня, чтобы в Каире не проходили демонстрации против иностранцев. Ситуацию обостряли покушения на британских чиновников и забастовки на почте и железной дороге.

В знак протеста против оккупантов разгневанные толпы взрывали телеграфные столбы, железнодорожные пути и оросительные каналы.

Заглюль был изгнан, страна уже некоторое время существовала без правительства, над цитаделью Каира развевался британский флаг, а британский фельдмаршал лорд Алленби отчаянно пытался убедить премьер-министра Его Величества Ллойда Джорджа изменить отношение к Египту.

Эти обстоятельства достойны упоминания, потому что именно они имели решающее влияние на развитие дальнейших событий.

В один из жарких весенних дней в ковровой лавке у башни неожиданно появился Нагиб эк-Кассар. Омар уже оставил всякую надежду вновь увидеть Нагиба.

Он сообщил, что узнал адрес Омара у Хассана, но в отличие от их первой встречи микассах вел себя сдержанно, говорил неохотно, так что у Нагиба даже появились подозрения, не заманивает ли его старик в ловушку. Поэтому эк-Кассар три дня наблюдал за лавкой, но не заметил ничего странного, кроме одной женщины в черной парандже, которая заходила сюда в одно и то же время, а затем уходила.

Омару пришлось объяснить, что эта женщина – жена аль-Хусейна и одновременно та самая девушка, которой Омар обязан жизнью. Омар с трудом убедил его, что это не несет никакой опасности. Недоверие Нагиба постепенно прошло, когда Омар стал рассказывать о плане побега и неудачной попытке купить билеты на пароход в Англию.

Все получалось как нельзя лучше, потому что Нагиб тоже вынашивал план, как покинуть страну. Он утверждал, что уже давно выехал бы из Каира, если бы у него были деньги на билет. Халиме Нагиб понравился. Прежде всего ее поразил жизненный опыт и холодный ум эк-Кассара, чем он заметно отличался от эмоционального Омара. Она считала, что, если они будут держаться втроем, их шансы на побег возрастут, и предложила Нагибу оплатить его проезд. Нагиб сообщил, что через несколько дней британский протекторат упразднят, а султана Фуада провозгласят королем Египта. В связи с этим будет проведена всеобщая амнистия, так что им нечего больше будет бояться британцев.







Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2020 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных