Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






ЭЛЕМЕНТАРНЫЙ АНАЛИЗ И СИНТЕЗ




При рассмотрении форм познания логику интересует та или иная объективная

связь, взятая в предельно обобщенном виде (категория)11, и логические

средства отражения предмета в плане этой объективной связи. В данном случае

это связь координации частей целого12 и соответственно

аналитико-синтетическая задача мышления.

"Часть" - внешне обособленный предмет, входящий в состав другого предмета

("целого") и выполняющий в нем определенную роль. "Целое" - предмет,

состоящий из различных частей и обладающий в силу этого определенными

свойствами, которых нет у отдельных частей и которые присущи лишь их

координации. "Суммативных" целых (то есть таких, которые целиком сводятся к

свойствам своих отдельных частей) вообще не бывает. С другой стороны, целое

не существует как особый, самостоятельный предмет наряду со своими частями.

Оно отличается от своих частей лишь так, как координация отличается от

координированных в ней элементов. Задача процесса отражения здесь

заключается в том, чтобы зафиксировать части как различные и их отношение

как координацию, а целое - как координированную сумму частей, выполняющих в

нем в силу своих различий различную роль. Например, исследование какого-либо

химического соединения должно раскрыть в нем его части и дать формулу его

состава, объяснить его свойства как целого. Построение теории о какой-то

предметной области предполагает наличие и аналитического и синтетического

знания о каждом предмете этой области, объективно состоящем из частей:

особого знания об отдельных предметах связи и знания о свойствах связи

предметов, заключающего в себе результат переработки воедино отдельных

знаний.

Эти знания используются в теории различным и относительно самостоятельным

образом. В химии при рассмотрении ряда соединений, в свою очередь

реагирующих между собой, на место знания о свойствах соединения как целого

приходится ставить знание о его отдельных частях, поскольку важны их

количественные характеристики. В иных же условиях знание используется

нерасчлененно, как синтетическое. Точно так же в механике в зависимости от

нужд построения теории либо в условиях решения более сложных задач

используются или знания о составляющих силах или знание о результирующей

(имеется в виду сложение и разложение сил по правилу параллелограмма).

Построение теории или общий ход исследования могут быть здесь

охарактеризованы с точки зрения логических условий возможности замены одного

знания рядом других или ряда знаний одним при наличии в предметной области

координации различных предметов (фиксируемых соответственно в особых

знаниях) и проявлений результатов этой координации в свойствах целого.

Заметим, что синтетическое знание никогда не является простой

механической суммой знаний о частях; оно представляет собой новое знание

(можно, например, сослаться на то, что в применении к нескольким силам

приходится строить правило параллелограмма и что результирующая отнюдь не

равна простой сумме сил).

Структурно единство анализа и синтеза означает как взаимозависимость

знаний (аналитического и синтетического) или задач исследования, так и

характеристику способа осуществления каждой из них в отдельности. Уже

элементарный процесс отражения простейшей координации и ее различных

элементов есть одновременно и анализ и синтез в смысле получения

аналитического знания посредством синтеза и синтетического знания

посредством анализа.

Анализ есть вычленение отличных друг от друга частей и изолированное

фиксирование их свойств в знании. Но "часть" - не просто пространственно

отграниченный предмет с какими-то его свойствами, которые играют роль в его

координации с другими частями целого. И если при анализе части интересуют

исследователя в их отличии друг от друга, то имеются в виду не различия их и

сходства, выделяемые сравнением и элементарным абстрагированием, а различия

их места в связи. Сравнение произведено, отличия, например, кислорода и

водорода известны, но речь идет о факте, который не может быть установлен

сравнением, а именно о разных количествах и того и другого в данном

соединении. Отражение части достигается посредством включения ее в связь

целого. Чтобы зафиксировать предмет как часть, его нужно включить в целое, в

связь координации частей, ибо фиксирование предмета как части означает

отражение его в мысли именно со стороны того признака, в силу которого он

занимает определенное положение в целом, отличное от положения и роли других

частей. Условием выделения какого-то знания отдельно является определенное

соединение имеющихся знаний и такая их переработка, которая позволяет их

расчленить и поставить разъединенные элементы нового знания в соответствие с

частями предмета. Знание о части как специфическое по своему содержанию

возникает именно в этом процессе. Анализ предмета осуществляется, таким

образом, посредством синтеза частей.

Но, с другой стороны, такое синтетическое сопоставление предметов

предполагает знание связи целого. Синтез есть выявление координации частей и

определяемых ею свойств целого. Само целое есть особый, самостоятельный

предмет, обладающий и рядом свойств, которые вовсе не вытекают из наличия в

нем частей, и отражение его как такового в знании отнюдь не есть синтез.

Задача заключается в том, чтобы выявить его свойства, обусловленные связью

каких-то специфических необходимых частей. Не будучи расчленено на

последние, целое вообще не выступает как специфическое целое. Жидкость, не

содержащая кислород, не есть вода.

Целое или нельзя зафиксировать как отличное от других (например, воду в

отличие от сходных жидкостей вообще), или его нельзя объяснить в

зафиксированных отличиях, не выделяя из него части и не рассматривая их

последовательно. Лишь расчленяя целое на части и последовательно фиксируя их

свойства, мы воспроизводим его как данное целое. Процесс анализа частей

здесь дает синтез.

Таким образом, аналитическая и синтетическая задачи осуществляются каждая

противоположно направленным в своих частях процессом. Это противоречивость

самого процесса отражения. Лишь соединяя мысленно (или экспериментально),

исследователь осознает части как части данного целого; лишь разлагая

мысленно (или экспериментально), исследователь осознает целое как состоящее

из специфических частей и обладающее вследствие этого специфическим

свойством, отличающим его от других предметов.

Эти различные задачи мышления могут обособляться во времени,

синтетическое и аналитическое знания могут быть разделены какими-то задачами

более сложного исследования и играть на разных его этапах различную роль -

все это зависит от требований построения теории, от мотивов соединения

знаний в одно или их расчленения на разные знания, лежащих вне самих

действий соединения и расчленения. Но решение каждой из этих задач есть

единство анализа и синтеза. Структурное единство их заключается в том, что

один осуществляется посредством другого. Разрыв анализа и синтеза есть

нарушение именно этого единства.

Анализ и синтез могут оказаться разорванными в зависимости от тех или

иных условий, от уровня развития науки, от степени ее проникновения в

предмет и т.п. Условия разрыва анализа и синтеза, находящиеся в связи с

переходом к анализу и синтезу более сложных объектов, мы рассмотрим ниже.

Здесь же кратко укажем те, которые относятся к процессам элементарного

анализа и синтеза. 1) Предмет, объективно являющийся частью другого,

зафиксирован как особый, самостоятельный предмет и изучается как таковой,

поскольку исследователь на данном уровне развития науки не осознает того,

что он - часть. Например, кислород был сначала выделен мысленно в виде

"чистого воздуха" (то есть как одна из разновидностей воздуха) и так

изучался. Но здесь нет тогда ни анализа, ни синтеза, имеется просто особый

предмет, изучаемый безотносительно к составу другого - воздуха, хотя

исследование внешне (с точки зрения последующих этапов развития науки)

выглядит как односторонне аналитическое. 2) Предмет, объективно являющийся

составным, абстрагируется безотносительно к своим частям и изучается как

таковой со всеми его свойствами. Здесь точно так же нет ни анализа, ни

синтеза, хотя исследование может показаться односторонне синтетическим.

Как видим, адекватный процесс отражения в предметах связи "часть - целое"

может быть осуществлен лишь как единство анализа и синтеза. Соединение

анализа и синтеза в этом смысле, их противоречивое единство есть свойство

всякого процесса отражения предмета в плане связи "часть - целое" и рано или

поздно раскрывается наукой о мышлении. Раскрытие этого единства - результат

диалектического подхода к мышлению и пониманию активности последнего, но

сами элементарный анализ и синтез не являются специфическими для

диалектического мышления, не характеризуют его со стороны формы. Роль

диалектики заключалась в данном случае в том, чтобы выявить наличное и

недоступное пониманию с точки зрения созерцательного материализма единство

процесса анализа и синтеза. И не случайно именно Гегель, исходивший из

активности мышления и ставивший проблему анализа и синтеза как проблему

логического мышления, нащупал единство анализа и синтеза, их диалектику,

показал соотносительность категорий части и целого и противоречивость

процесса отражения предмета как части и целого. Но от этого сам процесс

анализа и синтеза не становится специфическим для диалектики; диалектическое

его понимание не превращает его в способ диалектического исследования.

"Часть" и "целое" - это относительно простые и непосредственные категории,

возникшие на основе чувственно-практической деятельности человека, и

фиксирующая их логическая связь абстракций (структура процесса анализа и

синтеза) еще не усложнена целым рядом обстоятельств, связанных с переходом

мышления к отражению развития и функционирования сложных систем связей. Эти

обстоятельства, лежащие вне категорий целого и части, выявляют при

применении этих категорий к анализу и синтезу более сложных объектов такие

условия разрыва и обособления анализа и синтеза, которые имеют более или

менее всеобщий характер на данной ступени развития наук и характеризуют,

например, целый период этого развития как метафизический. Здесь и возникает

вопрос о диалектике.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных