Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






МЕДИТАЦИИ ДЛЯ ДЕТЕЙ




ВВЕДЕНИЕ

Для маленьких детей тема медитации является более близкой, чем для взрослых, поскольку дети совершенно естественным образом живут в мире, полном образов и сказок, мифов и историй. Серьезным преимуществом является также их уважение к опыту, получаемому на образном уровне. В то время как взрослые отметают подобный опыт, вооружившись фразами: «это же было только во сне», «не более чем фантазии» или «просто воображение», дети могут искренне плакать, когда сюжет сказки приобретает угрожающий оборот, а сказочный герой подвергается опасности. Время от времени единственной поддержкой детей становятся символы и образы, и с их помощью дети выражают свои чувства и мысли потрясающе честно. Если вы хотите знать, что происходит в мире ребенка, вам достаточно просто дать ему лист бумаги и попросить его нарисовать самого себя и свою семью в виде животных. Если бы взрослому дали такое задание, в его выполнение сразу вмешался бы интеллект, но дети рисуют со всей присущей им честностью. Если в итоге маленький мальчик появляется в центре рисунка в облике пантеры, мама жмется где-то с краю в образе робкой косули, а отец изображен в виде зайца, нет необходимости в глубоком психологическом толковании символов; чтобы понять ситуацию в этой семье — достаточно самых скромных познаний в зоологии. Маленькая девочка изобразила себя в виде ежика в самом углу, а вокруг себя собрала отца-слона, мать-птицу и хищников-братьев. Не менее выразительные картинки дети рисуют в тех случаях, когда им рассказывают сказку и через некоторое время спрашивают, какое место они отводят себе в этой истории. Как правило, они выбирают роль одного из персонажей и переделывают ее в соответствии со своими представлениями. Если дать им возможность продолжить рассказ, в скором времени появляется гораздо более четкий и живой образ персонажа, чем на картинке. А юный рассказчик по ходу дела начинает даже менять сюжет.

Кроме того, дети нередко сохраняют способность к магическому восприятию образов; это значит, что их понимание образов может оказывать определенное воздействие на мир, который находится во власти этих образов. Если им удается нред-

ставить ссбс и пережить па образном уровне изменения своей жизненной ситуации, это, как правило, имеет определенные последствия в реальной жизни. Так, в ходе игровой психотерапии ребенку, испытывавшему проблемы в общении, предложили натянуть воображаемый канат между двумя домами; после успешного завершения этого строительного проекта проблемы, которые он испытывал при общении с другими людьми, существенно сократились. Этот контакт с магической сущностью образов можно оживить и у взрослых, но для этого необходимо вернуть их в глубины образного мира. Однажды Милтон Эриксон порекомендовал своей пациентке, страдавшей от фригидности, разморозить свой холодильник; в результате проблема ее фригидности была решена. Взрослые, которые скептически реагируют на подобные сообщения, к сожалению, нередко подтверждают свой скепсис в собственных образах, поскольку им самим не удается пережить ничего подобного.

То, что в случае взрослых оказывается достойным упоминания исключением, для детей является обычной практикой. Для них образы естественны и могущественны, что в ряде случаев может привести к возникновению страхов. Сталкиваясь с темнотой, они сразу же начинают представлять, что под их кроватью прячется чудовище, избегают темного подвала, боятся «черного человека» и никогда не решаются в темноте пойти на кладбище. Зачастую и взрослым разум и логика мало помогают в таких ситуациях, поскольку сила образов несокрушима и во многом превосходит силу интеллекта. Такие примеры показывают, что у взрослых тоже нередко происходит фиксация на подобных образах, причем это происходит гораздо чаще, чем они готовы признать. Если взрослый человек обнаруживает, что в его жизни по-прежнему господствуют подобные страхи или суеверия, он может увидеть в этом шанс получить прямой доступ к внутренним образам и символам, что очень важно с точки зрения терапии.

Детям — как и взрослым — нужны символические образы; возможно, они нужны им сильнее, чем образы, необходимые для развития их душевных способностей. Но дети все реже получают духовнуто пищу в виде регулярно рассказываемых сказок. Вместе с нами, взрослыми, они живут в эпоху заменителей, когда качество заменяется количеством. Видеокассеты и компьютерные игры заменяют сказку, рассказанную на ночь, и истинное внимание. С самими собой мы обращаемся немногим лучше: паша физическая пища все меньше является настоящей едой и все больше становится заменителем. Этой еды достаточно для того, чтобы не умереть, но не для того, чтобы жить. Мы никогда не поступили оы так со своей машииои, как изо дня в день поступаем со своим телом. Кто из нас зальет дизельное топливо в двигатель автомобиля, который работает на высококачественном бензине, только потому, что это дешевле, а автомобиль стоит ближе именно к дизельной колонке? Однако именно из таких соображений мы нередко покупаем дешевые товары или низкокачественные продукты по специальным предложениям, а также употребляем различные «деликатесы», о которых уже давно известно, что они разрушают наш организм. Однако то, что мы упускаем с точки зрения качества, мы стремимся наверстать количеством. Масштабы замены качества низкосортным количеством отчетливо видны в сфере здравоохранения, а также в существовании популяции бесформенных людей, страдающих избыточным весом, которые при этом мучаются от очевидных симптомов истощения.

Похожая ситуация имеет место и в духовно-душевной сфере: вместо качества мы делаем ставку на количество и перенасыщаем себя второсортной информацией, третьесортными фильмами и низкосортными развлечениями. С тех пор как духовная пища отдана на откуп коммерции, она практически не подвергается контролю качества. Для выживания достаточно и того, чем пас пичкают, однако понятие «жизнь» подразумевает нечто иное.

Некогда Конрад Лоренц заметил, что считает очень вредным для детей прекращение контакта с природой, с ее гармоничными и многообразными формами и взросление в «мире выдвижных ящиков» среди бесконечных прямых углов. Предостережения Лоренца сбываются довольно страшным образом. Мы живем в неестественной изоляции своих квартир, подобных маленьким прямоугольным клеткам в огромных массивах жилых домов, и условия нашей жизни весьма напоминают современные условия содержания сельскохозяйственных животных. Маленькие дети в больших городах растут в бетонных ущельях и все раньше становятся восприимчивыми к информации с «голубого экрана». В итоге только наши по-прежнему круглые глаза противостоят этой тенденции к «четырехугольиости».

В такое время сказки и древние символы становятся существенной компенсацией и возможностью для создания здоровой основы, на которой строятся все современные достижения нашего века, не принося при этом вреда. Компьютеры и видеомагнитофоны принадлежат этому времени, однако они не могут заменить знакомства с природой или переживаний, которые несут в себе сказки. Совместные переживания с родителями — неважно, внешние или В1гутреппие, — в любом случае предпочтительнее любых «консервов», так же как любая свежая пища предпочтительнее консервированной. Вместе с тем для выживания консервы все-таки лучше, чем полное отсутствие еды. В трудные времена человек радуется и консервам. Поэтому в нынешнее время, трудное для развития души с ее потребностью в символах, иногда приходится довольствоваться аудио- или видеокассетами с записью сказок вместо настоящих приключений. Поскольку недостаток фантазии для взрослых является явлением обычным, во всех книгах сказок присутствуют соответствующие введения во внутренние путешествия. В конце концов, шаг от рассказчика сказки до ее участника совсем не сложен. Достаточно попросить ребенка в самом начале закрыть глаза, и тогда все остальное произойдет внутри и практически само собой.

Идеальная возможность — использование внутренних миров переживаний в дополнение к внешним, что позволяет обеспечить доступ к символам и архетипам, стихиям и природе с обеих сторон. Рассказывая собственные истории, следует учитывать тот факт, что они обеспечивают живую связь с полярностью, то есть содержат в себе и темные архетипы. Абсолютно безобидные сказки антиавторитарного движения отличались именно отсутствием темной стороны и поэтому в большинстве своем пс трогали детей. Детская душа тоже испытывает потребность в полноте и поэтому нуждается как в светлых, так и в темных сторонах. В сказках присутствуют не только принцессы и добрые феи, принцы и герои в сверкающих доспехах, но и ведьмы, темные духи, негодяи и убийцы. Именно их противостояние и становящееся его результатом примирение с темной стороной зарождает веру в собственные возможности и таким образом формирует основу для доверия к самому себе.

«Вмешательство» детей в сказку обычно происходит и в тех случаях, когда ребенок не стремится к нему, поскольку он так или иначе идентифицирует себя с одним из персонажей и вместе с ним переживает все происходящее. Он также сопереживает и другим персонажам, которые олицетворяют другие аспекты его души — в рамках позитивной идентификации или эмоционального отторжения. Во время управляемых медитаций рекомендуется с самого начала использовать это стремление к «вмешательству» и побуждать ребенка к включению в происходящее силой собственно й фантаз и и.

Следует также следить за тем, чтобы выбор слов не был слишком сложным для ребенка, поскольку это может помешать успешной медитации. В случае сомнений рекомендуется еще больше упростить приведенные здесь тексты и приспособить их к уровню представлений соответствующего ребенка. Уровень абстрагирования, который и без того достаточно ограничен в медитации для детей, также может дополнительно упрощаться. Чем проще и образнее становятся представления, тем больший эффект они производят.

Первая медитация

СЕМЬЯ ЖИВОТНЫХ

Давай вместе поиграем — но это будет особенная игра, потому что она будет полностью происходить внутри нас. Для нее тебе не понадобятся игрушки или другие вещи — напротив, все, что нужно, уже давно существует внутри нас, причем все это гораздо лучше, чем мы могли мечтать. Тебе нужно только место, где ты сможешь спокойно лежать или сидеть, чтобы для начала просто слушать меня. Говоря «меня», я подразумеваю, что я — это голос, который вместе с тобой будет играть в эту’ игру.

Итак, выбери себе место и устройся поудобнее. Закрой глаза и не открывай их, что бы ни происходило — все необходимое ты найдешь внутри себя. И несмотря на то что ты закрыл глаза, ты увидишь достаточно. Ведь смотреть вокруг себя с помощью глаз ты можешь всегда, и любой человек это может, да и вообще, что интересного можно там увидеть? — Смотреть с закрытыми глазами гораздо интереснее, это нечто особенное — в этом ты убедишься прямо сейчас, если не будешь открывать глаза; ты вообще можешь на время забыть о них. Итак — будь внимателен и слушай то, что я буду показывать тебе: подумай о маленькой черно-белой кошке и вот эта кошка уже перед тобой — и это было совсем просто — как только я сказал «кошка», ты сразу же представил ее себе — чем живее и отчетливее, тем лучше. И если я попрошу тебя подумать о маленькой розовой свинье, ты сразу же увидишь такую свинку перед собой, хотя глаза у тебя закрыты. А если я скажу «слон» — он сразу же появится перед тобой. Даже если я попрошу тебя представить себе обезьяну в очках, ты сможешь представить себе такую смешную обезьяну, хотя ты и знаешь, что обезьяны в принципе не носят очков — однако здесь, внутри, в мире твоих образов, ты можешь увидеть вещи, которые невозможны снаружи — и поэтому ты сможешь сейчас увеличить эти очки и надеть их на слона — это очень смешно, но это возможно, потому что здесь, внутри, возможно практически все. А самое лучшее то, что это происходит очень легко, тебе совсем нс приходится напрягаться; напротив, все, о чем я говорю, происходит как будто само но себе, и ты никак не можешь помешать этому. Ты можешь попытаться не следовать моим указаниям, и сам убедишься: итак, не думай сейчас о зайце — 10 секунд — что произошло? Стоит мне произнести слово «заяц», как он уже появился перед твоим внутренним взором — поэтому ист никакого смысла уклоняться от участия в нашей игре, поскольку это все равно произойдет, при этом настолько легко, что трудно представить себе, что есть что-то, что может быть легче и увлекательнее. Потому что здесь ты можешь сделать все, что хочешь, и увидеть все, что хочешь. Все получилось очень быстро, и теперь ты можешь собрать вокруг себя всех животных — маленькую черно-белую кошку, розовую свинку, слона и обезьяну — и ты сам можешь решить, кто из них будет в очках, а кто нет. И, честно говоря, ты уже сейчас очень хорошо видишь с закрытыми глазами, конечно, совсем не так, как с открытыми, но все равно видишь.

А теперь представь себе, что ты какое-то животное — пусть это будет первое животное, о котором ты подумаешь — пусть его образ станет отчетливым, рассмотри его внимательно — какого оно цвета и размера, какие звуки оно издает, как оно пахнет — оно может двигаться быстро или медленно, нравится ли оно тебе? А теперь действительно войди в образ этого животного и постарайся понять, какие внутренние ощущения ты испытываешь, будучи этим конкретным животным. Ощути, как ты передвигаешься в образе этого животного и как ты видишь — возможно, теперь ты видишь мир абсолютно по-друтому — с высоты или из глубины — и, вероятно, тебя интересуют совсем другие вещи — и сейчас, когда ты думаешь об этом, ты находишься в совершенно ином мире, в мире этого животного, которым ты сейчас являешься, и, вероятно, это совсем иной мир, нежели тот, в котором ты жил раньше, пока ты не был этим животным. А теперь в образе животного иди по миру, который тебя окружает, и следуй твоим животным инстинктам; в этом случае тебе не придется раздумывать о том, куда ты идешь — для животных (а значит, и для тебя) это само собой разумеется — а после того как ты пройдешь некоторое расстояние, ты достигнешь точки, с которой открывается хороший вид на равнину, которая расстилается внизу перед тобой. Приляг здесь, наверху, и почувствуй при этом то, что чувствует это животное, которым ты в данный момент являешься. Ты — такое животное, которое любит отдых, или, напротив, которое предпочитает все время находиться в движении? Сейчас ты смотришь вниз и обнаруживаешь на некотором расстоянии источник, который прекрасно подходит для того, чтобы напиться. В этот момент появляется животное, которое очень напоминает тебе твою маму — представь, каким животным могла бы быть твоя мама — и именно это животное появляется там и направляется к воде, так что ты хорошо можешь видеть его — и это твоя мама в облике животного — ты сейчас совершенно точно узнаешь ее, несмотря на то что не можешь сразу сказать, по каким признакам. Это ее походка или манера поведения или что-то другое? — В любом случае, твоя мама подошла к воде и пьет, а ты смотришь на нее и отчетливо понимаешь, что именно ты любишь в своей маме а что тебе не особенно в ней нравится, в то время как она в облике животного пьет воду и не может видеть тебя, а ты очень хорошо видишь се с возвышения, на котором ты отдыхаешь. И вот она напилась и уходит постепенно она исчезает за кустами. Не успела она исчезнуть, как внизу появляется еще кто-то — на этот раз это твой отец. Если бы он был животным, о каком животном ты подумал в первую очередь? — Именно это животное ты видишь сейчас идущим к воде. Ты совершенно отчетливо узнаешь в нем своего отца — хотя, возможно, и не знаешь, по каким признакам — сейчас, в образе животного — однако чем дольше ты смотришь, тем яснее ты осознаешь, насколько хорошо образ этого животного подходит ему — и сейчас он пьет там внизу и не подозревает, что ты все это время наблюдаешь за ним и отлично видишь его — в то время как ты сам лежишь здесь наверху и не боишься быть обнаруженным. Теперь, когда и твой отец напился, он отходит от источника и постепенно исчезает из поля твоего зрения; возможно, ты с нетерпением ждешь того, что произойдет дальше у этого необычного источника, и события действительно продолжают развиваться. Другие члены вашей семьи тоже превратились в животных и теперь по очереди приходят к источнику — возможно, это твои братья и сестры или бабушка и дедушка и любой другой близкий человек, в первую очередь все те, кто живет с тобой в одном доме, подходят к источнику в образе животных. Ты сразу же и с первого взгляда узнаешь каждого из них. Их невозможно не узнать по их характерным особенностям — по крайней мере невозможно для тебя. Если их несколько, посмотри на них спокойно — у тебя достаточно времени, чтобы внимательно рассмотреть каждого. Даже если тебе смешно наблюдать там внизу этот семейный зоопарк, постарайся не упустить ни одной детали. Ты заметишь, что другие члены твоей семьи не замечают, кто они па самом деле; они ведут себя как абсолютно чужие звери, которые не являются родственниками и не узнают друг

 

Страница отсутствует

 

Затем ты постепенно прощаешься с другими животными и с самим собой в образе животного. Это не очень трудное расставание, поскольку, если это доставило тебе удовольствие, ты можешь — всегда, когда захочешь — снова закрыть глаза и отправиться в царство животных к твоим животным — к первому и к тому, которым ты захотел стать в конце. Но теперь все образы исчезают и ты делаешь глубокий вздох, но пока не открываешь глаза — теперь ты постепенно начинаешь двигать пальцами на руках и ногах, а затем ты потягиваешься — возможно, ты потягиваешься совсем как то животное, которым ты только что был — и только после этого открываешь глаза и внимательно смотришь, где ты оказался, и видишь, что рядом с тобой не осталось и следа от этих животных, хотя ты можешь совершенно четко вспомнить обо всем и эти воспоминания не исчезнут и впоследствии[21].

Заключение. Разумеется, вы можете побудить ребенка к тому, чтобы он проговаривал возникающие перед ним образы во время медитации, одпако при этом следует тщательно контролировать себя и ни в коем случае не вмешиваться в содержательный процесс. Более удачный вариант — попросить ребенка нарисовать пережитое по завершении медитации, что значительно усилит ее эффект для ребенка. Также можно попросить ребенка во всех подробностях рассказать о медитации после ее окончания. При этом следует обратить внимание на то, что — если вы даете оценку произошедшему — она должна остаться незамеченной, поскольку противоположный вариант может негативно сказаться на впечатлениях и разрушить доверие ребенка, который еще не может давать осознанные оценки.

Разумеется, подобная диагностика имеет ценность только с индивидуальной точки зрения. Брат или сестра ребенка создаст совершенно иной семейный зоопарк, исходя из своей собственной ситуации и взглядов. Если ситуация того животного в семейном зоопарке, которое ребенок выбрал первым, оказывается трудно выносимой (например, если это единственная овца среди хищников), имеет смысл чаще повторять вторую часть упражнения и таким образом дать ребенку возможность попробовать себя в роли второго животного, которое может лучше утвердиться в этом опасном мире. Это действительно может привести к укреплению позиции ребенка в семье.

В том случае, когда ситуация является трудной с другой тонки зрения (нанрнмер, слон среди маленьких животных), повторение также приносит ожидаемый эффект. В образе второго животного ребенок учится встраиваться в структуру семьи и отказываться от своей центральной роли.

Вторая медитация







Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2020 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных