Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Слова и действия психотерапевта




Наш сеанс я начал с того, что сообщил Марку о паци­енте, которого к нему направил. Практически все препо­даватели психотерапии крайне скептически относятся к установлению таких двойных отношений, то есть к лю­бым отношениям, выходящим за рамки чисто профессиональных. Мой поступок был довольно рискованным: могло случиться так, что желание угодить мне помешало бы Марку полностью отдаться работе с тем пациентом. Могло оказаться, что в психотерапевтические отноше­ния были бы вовлечены трое: Марк, пациент и мой «при­зрак», витающий в кабинете и влияющий на слова и ощущения Марка.

В самом деле двойные отношения обычно не работа­ют на успех терапевтического процесса, однако в той ситуации я решил, что потенциальная отдача компенси­рует незначительный риск. Еще до того, как Марк стал моим пациентом, я присутствовал на занятиях группы, которую он вел, и нашел его компетентным специали­стом. Более того, за последние годы он провел несколь­ко стабильно эффективных курсов терапии с пациента­ми, которых я к нему направлял.

Когда в самом конце сеанса Марк поделился своими самоуничижительными мыслями и уверенно предполо­жил, что и я крайнего низкого о нем мнения, я нашел очень убедительный контраргумент. Я напомнил Марку, что только что направил к нему пациента. Мой посту­пок был бесконечно красноречивее любых моих увере­ний. Таким образом, действия психотерапевта гораздо эффективнее, чем его слова (1).

 

Обращение к «здесь и сейчас»

Отметьте для себя два момента, когда я погружался в «здесь и сейчас». Марк начал сеанс, сказав, что, «как обычно», по дороге ко мне он погрузился в сладкие гре­зы о своей пациентке по имени Руфь. Этот комментарий, безусловно, косвенно указывал на наши с ним отноше­ния. Я запомнил его и чуть позже спросил, почему он поддается своей одержимости именно по дороге ко мне на сеанс.

Потом Марк задал мне несколько вопросов о моем страхе смерти и о моих детях, и я ответил на них, но при этом поинтересовался, что Марк думает о своих вопро­сах и моих ответах. Терапия это сменяющие друг дру­га взаимодействие и размышление об этом взаимодей­ствии. (Я еще остановлюсь на этом, когда буду разви­вать свои идеи по поводу «здесь и сейчас».) Наконец сеанс с Марком иллюстрирует синергию идей и отноше­ний: на этом сеансе, как и на большинстве других, были задействованы оба фактора.

Максима Теренция







Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2020 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных