Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Вопрос 28 Нормированность и целесообразность речи учителя




Культура речи обращена на нормативность и целесообразность употребления различных языковых структур в речи. Это значит, что речевое мастерство учителя сопряжено со знанием нормы языка и необходимости именно такого, а не другого текста, а это зависит от целого ряда факторов. Проводя урок на одну тему в различных классах, учитель ведет совершенно разные уроки. Различны уровни подготовленности аудитории, различна степень предварительной заинтересованности в предмете. Речь учителя – это наиболее точная и эстетически оправданная конкретная организация литературного языка, допускающая внелитературные элементы лишь в строго ограниченных ситуациях и стилистической обусловленности.

Педагог должен воздействовать не только на разум, но и на чувства, воображение учащихся. Образность и эмоциональность речи усиливают ее эффективность, способствуют лучшему пониманию, восприятию и запоминанию, доставляют эстетическое удовольствие. Важными качествами культуры речи являются грамматическая правильность, точность, логичность, ясность, чистота, богатство, выразительность, уместность, действенность.

Нормативность речи (нормы произношения, ударения, морфологии; особенности функционирования слов - как в истории языка, так и в наше время) и целесообразность (качества речи; ее контексты, выразительные возможности).

Нормативность и целесообразность речи нельзя рассматривать в отрыве друг от друга: говорящий всегда стремится к достижению определенной цели, но это становится невозможным, если он не владеет нормативной базой языка. Вот как об этом пишет Поль Л. Сопер: «...Вас никогда не оставит чувство неуверенности, пока не будете твердо знать, что ваша речь грамматически правильна. Только полная уверенность в этом отношении даст возможность при произнесении речи сосредоточиться не на словах, а на ее содержании...» При относительной инвариантности норм, их стабильности, целесообразность предполагает непосредственную мотивированность речи ситуационными запросами. Сближение категорий нормативности и целесообразности — задача функциональных стилей. Так, разговор случайных знакомых и текст официального заявления могут быть одинаково нормативны, а также целесообразны — в пределах разговорного и официально-делового стилей. Поэтому целесообразность ориентирована на понятие стилистической уместности, не покидая пределов литературного языка.

Грамматические нормы – это правила использования морфологических форм разных частей речи и синтаксических конструкций. Особого внимания требуют Лексические нормы, т. е. правила применения слов в речи. Слово должно использоваться в том значении, которое оно имеет и которое зафиксировано в словарях русского языка.

Языковая норма – это традиционно сложившиеся правила использования речевых средств, т.е. правила образцового и общепризнанного произношения, употребления слов, словосочетаний и предложений.

Письменные языковые нормы – это прежде всего орфографические и пунктуационные нормы.

Устные нормы подразделяются на 1) грамматические, 2) лексические и 3) орфоэпические.

· Грамматические нормы – это правила использования форм разных частей речи, а также правила построения предложения.

Лексические нормы – это правила применения слов в речи.

Орфоэпические нормы – это произносительные нормы устной речи.

 

29.Нормированность является важнейшим признаком литературного языка, который проявляется как в письменной, так и в устной речи.

Литературная норма определяется внутренними законами раз­вития языка, с другой стороны, норма обусловливается культурны­ми традициями общества, тем, что одобряется обществом, охраня­ется, и тем, с чем общество борется, что осуждается. Можно принять следующие определения литературной нормы: «Это относительно устойчивый способ (или способы) выражения, отражающий исторические закономерности развития языка, за­крепленный в лучших образцах литературы и предпочитаемый об­разованной частью общества» [К. С. Горбачевич. Изменение норм русского литературного языка. Л., 1971, с. 19]. Б. Н. Головин указывает, что норма – это исторически приня­тый в данном языковом коллективе (предпочтенный) выбор одного из функциональных вариантов языкового знака. «Норма становит­ся регулятором речевого поведения людей...» [Основы культуры речи. М.: Высшая школа, 1980, с. 19].

Таким образом, норма – это единообразное, образцовое, общепризнанное употребление элементов языка в определенный период развития литературного языка. Норма не делит средства языка на «хорошие» и «плохие», она указывает на их коммуникативную целесообразность (например, употребление нелитературных элементов нецелесообразно в ситуации делового общения, где требуется официально-деловой стиль речи).

Для чего нужна норма? Для обеспечения целостности и общепонятности литературного языка, она ограждает литературный язык от потока заимствований и нелитературных элементов, тем самым позволяя языку выполнить его основную культурную функцию – обеспечить связь поколений за счет единства, общепонятности кода и принципа передачи информации. Перечислим характерные признаки норм литературного языка: стабильность, распространенность, общеупотребительность, общеобязательность, соответствие возможностям языковой системы.

Выделяют следующие нормы языка:

1) Нормы словоупотребления. Это правильность выбора слова и уместность его применения в общеизвестном значении и общепринятых сочетаниях (например, бокал – это большая рюмка). Это обусловлено необходимостью полного взаимопонимания между говорящим (пишущим) и слушающим (читающим)

2) Нормы ударения и произношения

3) Нормы морфологии – вариантность в формах слова. Например, колебания в грамматическом роде некоторых существительных типа лебедь, рояль, (муж. и жен. род) или же отнесение некоторых существительных к разряду то одушевленных, то неодушевленных: вижу микробы, вижу микробов.

Само понятие ценность нормы неоднозначно. Например, Фердинанд де Соссюр считал нормы тормозом, препятствием на пути нормального развития языка. Так что большинство норм языка ретроспективно. Норма направлена на сохранение данного языкового состояния. Любое изменение нормы в языке – это результат узаконенной ошибки. Например, раньше допустимо было только произношение творо́г, но так как большинство населения произносило тво́рог, то стали ставить 2 ударения.

Саму литературную норму мы воспринимаем не только эмоционально, но и рационально, принимаем или не принимаем ее. К тому же сознательное отступление от нормы в ряде случаев способно сделать речь более яркой, передать не только факт, но и отношение к факту. В этой связи Л. Щерба заметил: «Только тот, в ком воспитано чувство нормы, поймет прелесть обоснованного нарушения нормы».

Показатели различных нормативных словарей дают основание говорить о трех степенях нормативности:

норма 1-й степени— строгая, жесткая, не допус­кающая вариантов;

норма 2-й степени— нейтральная, допускает рав­нозначные варианты;

норма 3-й степени— более подвижная, допускает использование разговорных, а также устаревших форм.

 

Большинство языковедов (ВКР, 1964) избегают рассмотрения критериев литературной нормы, некоторые лингвисты[4] рассматривают лишь отдельные критерии нормативности. Их видят прежде всего в степени употребления при условии авторитетности источников (Истрина, 1948, 19) и в традиционности (Филин, 1966, 18). Невзирая на это С.Ожегов считал недостаточными при установлении нормы критерии степени распространенности явления и "авторитет джерела", даже взятые одновременно (Ожегов, 1955, 14). Было отмечено, что распространенность явления не может служить критерием нормативности — это скорее условие, необходимое для признания, явления, нормативным: распространенной и часто повторяемой может быть, как известно, ошибка.

 

Исходя из того, что нормативность явления может быть определена лишь в контексте, а не в условиях изоляции, В.Костомаров и О.Леонтьев выдвигают тезис: функционально стилистическая целесообразность должна быть признана важнейшим критерием установления нормы (Костомаров, Леонтьев, 1966, 5).

 

Следует отметить девять критериев "норм правильности", выдвинутых польским языковедом В.Дорошевским: 1) формально логический, 2) национальный, 3) эстетичный, 4) географический, 5) индивидуально авторский, 6) исторический, 7) сценический, 8) школьный, 9) орфографический (Doroszewski, 1950). В.Ценьковский выделяет такие критерии: 1) логический, 2) функциональный, 3) национальный, 4) литературный, 5) географический, 6) исторический, 7) эстетичный (Cienkowski, 1978).

М.Пилинский в монографическом исследовании «норма и стиль» в историческом ракурсе на большом конкретном материале обстоятельнее всего определяет основные критерии литературной нормы и принципы их приложения. Это — 1) территориальный критерий (культурно-исторический), 2) критерий авторитетных писателей, 3) критерий признанных образцов, 4) критерий языковой традиции, 5) критерий соответствия законам языка, системе, структуре языка, 6) критерий распространенности (статистический), 7) национальный критерий, 8) формально логический критерий, 9) эстетичный критерий (Пилинский, 19761, 103). Все эти критерии нужно рассматривать в совокупности при кодификации тех или других языковых явлений.

 

30.

Основное свойство норм — их обязательность для всех говорящих и пишущих по-рус­ски. Можно указать еще на два важных свойства норм: их устойчивость и в то же время историческую изменчивость. Если бы нормы не были устойчивыми, если бы они легко подвергались различного рода воздействиям, языковая связь между поколениями была бы нарушена. Конечно, неподготовленному читателю трудно, например, понять тексты, написанные в XI—XII вв., но произведения А. Пушкина мы понимаем, за исключением отдельных слов и выражений, хотя эти произведения созданы почти два века тому назад. Устойчивость норм обеспечивает во многом также преемственность культурных традиций народа, возможность возникновения и развития мощного пото­ка национальной литературы. Об устойчивости литературной нормы заботится школа. Речь старших поколений, особенно нашедшая отражение в произведениях мастеров художественного слова, принимается в образец.

В то же время устойчивость норм не абсолютна, а относительна. Норма, как и все в языке, медленно, но непрерывно изменяется под влиянием разговорной речи, местных говоров, различных социальных и профессиональных групп населения, заимст­вований и т.д.

Изменения в языке влекут за собой появление вариантов некоторых норм. Это значит, что одно и то же грамматическое значение (например, места, времени, при­чины, цели), одна и та же человеческая мысль могут быть выражены неодинаково, посредством разных слов, их форм и сочетаний, с использованием различных фоне­тических средств. Без преувеличения можно сказать, что вариантность норм является неизменным и неизбежным спутником развития таких живущих интенсивной жизнью языков, как русский, а нередко причиной затруднений говорящих на нем.

При неравенстве вариантов главным считается вариант, который может исполь­зовать во всех стилях речи (бензина, чая, договоры). Второстепенным, неглавным при­знается вариант, употребление которого ограничено каким-либо одним стилем (срав­ните разговорные формы бензину, чаю, договора).

Нормы языка можно сравнить со стрелкой компаса. Хотя эта стрелка и не всегда бывает в устойчивом состоянии (полного покоя), хотя она и подвержена некоторым колебаниям, однако, только ориентируясь на нее, можно выбрать правильный путь, Таковы и языковые нормы: они не абсолютно неподвижны, но все же правильно ориентируют в безбрежном море речевой деятельности. Сказанное относится прежде всего к произношению.

1. Внешние причины языковых изменений.
Ни один язык мира не развивается изолировано, словно под стеклянным колпаком. Внешняя среда непрерывно на него воздействует и оставляет довольно ощутимые следы в самых различных его сферах.

Давно было подмечено, что при контактировании двух языков один из языков может усвоить некоторые осо­бенности другого языка, оказывающего на него влияние. Это так называемые явления субстрата, суперстрата и адстрата.

Субстрат - это влияние языка, завоеванного или этнически и культурно порабощенного коренного населения на язык завоевателей, при котором местная языковая традиция обрывается, народ переключается на традицию другого языка, но в новом языке проявляются черты языка исчезнувшего.

Суперстрат - это влияние языка пришлого населения на язык коренного в результате завоевания или культурного господства, при котором местная языковая традиция не обрывается, но в ней ощущаются иноязычные влияния.

Адстрат - это взаимные влияния одного языка на другой в условиях длительного сосуществования и контактов народов, говорящих на этих языках, при котором не происходит этнической ассимиляции и растворения одного языка в другом.

Влияние внешней среды может вызывать изменения во всех областях языка: фонетики, грамматики, лексики, синтаксиса и т.д.

Нигде так ясно не обнаруживается обусловленность употребления слов внешними факторами, как в различных языковых стилях. Эволюция стилей тесно связана со сменой культурно-бытовых форм общения, с историей общества. Каждый стиль всегда предполагает обращение к определенной социальной среде, отражает принятую в данной среде нормативность и эстетику речи, широко употребляется в литературных произведениях как средство социальной характеристики персонажей. История стилей художественной литературы находится в самой тесной связи с историей соответствующего литературного языка и с его разнообразными, историческими изменяющимися стилистическими вариациями.

Расширение общественных функций языка и темпы его развития целиком и полностью определяются различными внешними причинами. Особенно подверженными различным внешнеязыковым влияниям оказываются расположенные на смежных территориях диалекты. На границах между отдельными диалектными зонами возникают области смешанных диалектов. Так, например, между северным и южным наречием русского языка располагается область среднерусских говоров. Эти говоры содержат отдельные особенности, сближающие их то с северным, то с южным наречием. Подобные явления можно наблюдать в каждом языке.

Образование в языке диалектов зависит во многом от причин внешнего порядка, как то: миграции населения, изоляции отдельных его групп, дробления или укрупнения государства, усвоения данного языка иноязычным населением и т. п.

Но было бы совершенно неправильно делать вывод о том, будто этим факторам принадлежит первостепенная роль в изменении языка. Самым мощным внешним фактором, вызывающим языковые изменения, является прогресс человеческого общества, выражающийся в развитии его духовной и материальной культуры, в развитии производительных сил, науки, техники и т. п., влекущем за собой усложнение форм человеческой жизни и, соответственно, языка.
2. Стихийные и сознательные причины языковых изменений.
Влияние общества на язык может быть стихийным и сознательно регулируемым, социально обусловленным. В той или иной мере все изменения в языке вызываются потребностями общества и служат его удовлетворению. Только влияние общества на язык не осуществляется прямо, непосредственно, автоматически, а проявляется в его внутренней структуре. Советские языковеды, занимающиеся вопросами социальной лингвистики (В. А. Аврорин, Ф. П. Филин, И. Ф. Протченко и др.), подчеркивают, что общественная природа языка определяет все его функции, проявляется на всех уровнях языковой структуры. На стихийно разворачивающиеся процессы языкового развития в свое время указывали К. Маркс и Ф. Энгельс, когда они отмечали, что "в любом современном развитом языке естественно возникшая речь возвысилась до национального языка отчасти благодаря историческому развитию языка из готового материала, как в романских и германских языках, отчасти благодаря скрещиванию и смешению наций, как в английском языке, отчасти благодаря концентрации диалектов в единый национальный язык, обусловленной экономической и политической концентрацией".

В качестве примера стихийного воздействия социальных факторов на развитие языка можно привести территориальную (диалектную) дифференциацию языка, обусловленную социальной (территориальной) дифференциацией общества. Её особенностью являются изменения внутри системы языка (фонетические, грамматические, лексические). Но в языке существуют не только диалектные различия. Социальная дифференциация общества также проявляется в языке в самых разнообразных отношениях - в существовании так называемых профессиональных языков, возникающих под влиянием практической потребности и характеризующихся точностью значений и малой экспрессией, жаргонов спортсменов, студентов, музыкантов, специфической чертой которых является стремление к экспрессии и игра словами, и условные языки деклассированных элементов.

Сознательно-регулируемое воздействие общества на язык, которое опосредованно проявляется и в структуре языка, осуществляется в виде языковой политики определенного общества или класса. Языковая политика является составной частью национальной политики государства, партии, класса либо представляет собой совокупность мер для целенаправленного воздействия на развитие языка.

Каждый язык непрерывно меняется. Наиболее отчетливо эти изменения проявляются в публицистике. Уже обращалось внимание на пополнение словарного состава русского языка, которое, прежде всего, ощущается в публицистических текстах: англицизмы, в том числе образование русских слов по английскому образцу (увлекаюсь яхтингом), жаргонная по своему происхождению лексика (крутой, отдыхает), возрождение старых слов, расширение значений слов и т. д.

Отмечались и некоторые тенденции стилистического оформления публицистических текстов: цитаты и квазицитаты, злоупотребление сниженной лексикой и др.

Эти тенденции в значительной мере появились под действием фактора разрушения всего советского: как следствие отталкивания от советского официоза в публицистике, стремление к сближению языка автора и адресата.

В обобщенном виде эти тенденции можно представить следующим образом:

1. В результате коренных изменений в политической системе и в обществе языковые средства и способы словоупотребления, получившие широкое распространение в средствах массовой информации, претерпевают многосторонние и сложные изменения. К характерным приз­накам, определяющим состояние современного русского языка конца XX столетия, относят размывание границы между неофициальным, личным общением и общением официальным, публичным.

2. В результате размывания границ между формами общения образуются новые механизмы словоупотребления, новое отношение к коммуникативным нормам. Повышение диалогичности в устном и письменном общении, расширение сферы спонтанного общения, не только личного, но и устного публичного, появление новых жанров публичной речи в сфере массовой коммуникации — это уже последствия нового отношения к норме, сформировавшегося в ходе политических, общественных, экономических и социальных преобразований в России.

3. В дальнейшем изложении рассматриваются две характерные для языкового оформления текстов тенденции. Первая тенденция есть результат размывания границ между устностью и письменностью в процессе коммуникации. Устная коммуникация, как известно, предпочитает употребление структур диалога, тем более если в акте коммуникации в непринужденной обстановке принимают участие равные (по критериям социальной принадлежности, уровня образования и т. п.) партнеры. Изменения происходят внутри языка, в рамках вариативных моделей русского языка, а смешение устного и письменного оказывает влияние на оформление текста.

5. переход слов в активный и пассивный состав русского языка.

 

В изменении общей стилистической картины современных текстов отчетливо проявляется, с одной стороны, тенденция к высказыванию авторской точки зрения и самовыражению (яр­ко выраженная оценочность речи, разнообразные приемы подчеркивания собственного мнения и т. д.), а с другой стороны, тенденция к максимальному вуалированию своей субъективности как реализация претензии на объективность изложения, для чего широко используются стилистический прием «поли­фонии» текста и прием игры с прецедентными феноменами в расчете на появление у адресата нужных ассоциаций.

 

Действие закона языковой аналогии проявляется во внутреннем преодолении языковых аномалий, которое осуществляется в результате уподобления одной формы языкового выражения другой. В общем плане это мощный фактор языковой эволюции, поскольку результатом оказывается некоторая унификация форм, но, с другой стороны, это может лишить язык специфических нюансов семантического и грамматического плана. В таких случаях сдерживающее начало традиции может сыграть положительную роль.

Сущность уподобления форм (аналогия) заключается в выравнивании форм, которое наблюдается в произношении, в акцентном оформлении слов (в ударении), отчасти в грамматике (например, в глагольном управлении). Особенно подвержен действию закона аналогии разговорный язык, тогда как литературный более опирается на традицию, что вполне объяснимо, так как последний более консервативен по своей сути.

На фонетическом уровне закон аналогии проявляется, например, в случае, когда вместо исторически ожидаемого звука в словоформе появляется другой, по аналогии с другими формами. Например, развитие звука о после мягкого согласного перед твердым на месте (ять): звезда - звёзды (из зв зда - зв зды) по аналогии с формами весна - вёсны.

Аналогией может быть вызван переход глаголов из одного класса в другой, например, по аналогии с формами глаголов типа читать - читаю, бросать - бросаю появились формы полоскаю (вместо полощу), махаю (вместо машу), мяукаю (вместо мяучу) и др. Особенно активна аналогия в ненормированной разговорной и диалектной речи (например, замена чередований: берегу - берегёшь вместо бережёшь по образцу несу - несёшь и т.п.). Так идет выравнивание форм, подтягивание их к более распространенным образцам.

Особенно активным в современном русском языке оказывается действие закона речевой экономии (или экономии речевых усилий). Стремление к экономичности языкового выражения обнаруживается на разных уровнях языковой системы - в лексике, словообразовании, морфологии, синтаксисе. Действие этого закона объясняет, например, замену форм следующего типа: грузин из грузинец, лезгин из лезгинец, осетин из осетинец (однако башкирец - ?); о том же свидетельствует нулевое окончание в родительном падеже множественного числа у ряда классов слов: пять грузин вместо грузинов; сто грамм вместо сто граммов; полкило апельсин, помидор, мандарин вместо апельсинов, помидоров, мандаринов и т.п.

Особенно большой резерв в этом отношении имеет синтаксис: словосочетания могут послужить базой для образования слов, а сложные предложения могут быть свернуты до простых и т.п. Например: электропоезд (электрический поезд), зачетка (зачетная книжка), гречка (гречневая крупа) и т.п. Ср. также параллельное употребление конструкций типа: Брат сказал, что приедет отец. - Брат сказал о приезде отца. Об экономичности языковых форм свидетельствуют разнообразные аббревиатуры, особенно если аббревиатурные образования приобретают постоянную форму наименований - существительных, способных подчиняться нормам грамматики (вуз, учиться в вузе).

Особенно активным в современном русском языке оказывается действие закона речевой экономии (или экономии речевых усилий). Стремление к экономичности языкового выражения обнаруживается на разных уровнях языковой системы - в лексике, словообразовании, морфологии, синтаксисе. Действие этого закона объясняет, например, замену форм следующего типа: грузин из грузинец, лезгин из лезгинец, осетин из осетинец (однако башкирец - ?); о том же свидетельствует нулевое окончание в родительном падеже множественного числа у ряда классов слов: пять грузин вместо грузинов; сто грамм вместо сто граммов; полкило апельсин, помидор, мандарин вместо апельсинов, помидоров, мандаринов и т.п.

Особенно большой резерв в этом отношении имеет синтаксис: словосочетания могут послужить базой для образования слов, а сложные предложения могут быть свернуты до простых и т.п. Например: электропоезд (электрический поезд), зачетка (зачетная книжка), гречка (гречневая крупа) и т.п. Ср. также параллельное употребление конструкций типа: Брат сказал, что приедет отец. - Брат сказал о приезде отца. Об экономичности языковых форм свидетельствуют разнообразные аббревиатуры, особенно если аббревиатурные образования приобретают постоянную форму наименований - существительных, способных подчиняться нормам грамматики (вуз, учиться в вузе).

Экстралингвистические, или внелингвистические, стилеобразующие факторы функциональных стилей– это те явления внеязыковой действительности, в которых протекает речевое общение и под влиянием которых происходит отбор и организация языковых средств, т.е. речь приобретает свои стилевые характеристики. Употребление языка говорящими происходит не в вакууме, а в определенном невербальном контексте речевого акта, факторы которого, как и свойства языковой личности, влияют на стиль речи. Эти факторы весьма разнообразны.( Основной фактор изменения норм словоупотребления и сочетаемости слов)

 

 

 

Динамическая теория нормы, опираясь на требование относительной устойчивости, совмещает в себе и учет продуктивных и не зависящих от воли говорящих тенденций развития языка, и бережное отношение к тем речевым навыкам, которые были унаследованы от предшествующих поколений [7].

Понимание динамической природы нормы включает как статику (систему языковых единиц), так и динамику (функционирование языка). При этом функциональный аспект нормы особенно интересен, так как связан с таким явлением, как вариантность: «Норма не может быть задана конечным набором фактов, а неминуемо выступает в виде двух списков - обязательного и допустимого (дополнительного). Это источник нормативной вариантности, т.е. вариантов в пределах нормы» [8].

На все остальные вопросы ответы в 30

В литературном языке различают следующие типы норм:

· нормы письменной и устной форм речи;

· нормы письменной речи;

· нормы устной речи.

К нормам, общим для устной и письменной речи, относятся:

· лексические нормы;

· грамматические нормы;

· стилистические нормы.

Специальными нормами письменной речи являются:

· нормы орфографии;

· нормы пунктуации.

Только к устной речи применимы:

· нормы произношения;

· нормы ударения;

· интонационные нормы.

Нормы, общие для устной и письменной речи, касаются языкового содержания и построения текстов.

Лексические нормы, или нормы словоупотребления, - это нормы, определяющие правильность выбора слова из ряда единиц, близких ему по значению или по форме, а также употребление его в тех значениях, которые оно имеет в литературном языке.

Лексические нормы отражаются в толковых словарях, словарях иностранных слов, терминологических словарях и справочниках.

Соблюдение лексических норм - важнейшее условие точности речи и ее правильности. Их нарушение приводит к лексическим ошибкам разного типа (примеры ошибок из сочинений абитуриентов):

· неправильный выбор слова из ряда единиц, в том числе смешение паронимов, неточный выбор синонима, неправильный выбор единицы семантического поля (костяной тип мышления, проанализировать жизнедеятельность писателей, николаевская агрессия, Россия переживала в те годы много казусов во внутренней и внешней политике);

· нарушение норм лексической сочетаемости (стадо зайцев, под гнетом гуманности, тайный занавес, закоренелые устои, прошел все стадии развития человека);

· противоречие между замыслом говорящего и эмоционально-оценочными коннотациями слова (Пушкин правильно выбрал дорогу жизни и пошел по ней, оставляя несмываемые следы; Он внес непосильный вклад в развитие России);

· употребление анахронизмов (Ломоносов поступил в институт; Раскольников учился в вузе);

· смешение лингвокультурологических реалий (Ломоносов жил за сотни миль от столицы);

· неверное употребление фразеологических оборотов (Молодость била из него ключом; Надо вывести его на свежую воду).

Грамматические нормы делятся на словообразовательные, морфологические и синтаксические. Грамматические нормы описаны в "Русской грамматике" (М., 1980, т. 1-2), подготовленной Академией наук, в учебниках русского языка и грамматических справочниках.

Словообразовательные нормы определяют порядок соединения частей слова, образования новых слов. Словообразовательной ошибкой является употребление несуществующих производных слов вместо существующих производных слов с другим аффиксом, например, описывание характера, продажничество, беспросвет, произведения писателя отличаются глубиной и правдивостью.

Морфологические нормы требуют правильного образования грамматических форм слов разных частей речи (форм рода, числа, кратких форм и степеней сравнения прилагательных и др.). Типичным нарушением морфологических норм является употребление слова в несуществующей или несоответствующей контексту словоизменительной форме (проанализированный образ, царящиеся порядки, победа над фашизмами, назвал Плюшкина прорехом). Иногда можно услышать такие словосочетания: железнодорожная рельса, импортная шампунь, заказной бандероль, лакированный туфель. В этих словосочетаниях допущена морфологическая ошибка - неправильно оформлен род имен существительных.

Синтаксические нормы предписывают правильное построение основных синтаксических единиц - словосочетаний и предложений. Эти нормы включают правила согласования слов и синтаксического управления, соотнесения частей предложения друг с другом с помощью грамматических форм слов с той целью, чтобы предложение было грамотным и осмысленным высказыванием. Нарушение синтаксических норм имеется в следующих примерах: Читая ее, возникает вопрос; Поэме характерен синтез лирического и эпического начал; Выйдя замуж за его брата, никто из детей не родился живым.

Стилистические нормы определяют употребление языковых средств в соответствии с законами жанра, особенностями функционального стиля и - шире - с целью и условиями общения. Немотивированное употребление в тексте слов другой стилистической окраски вызывает стилистические ошибки. Стилистические нормы зафиксированы в толковых словарях в качестве специальных помет, комментируются в учебниках по стилистике русского языка и культуре речи.

Стилистические ошибки состоят в нарушении стилистических норм, включении в текст единиц, не соответствующих стилю и жанру текста. Наиболее типичными стилистическими ошибками являются:

· стилистическая неуместность (зацикливается, царский беспредел, пофигист, любовный конфликт обрисован во всей красе - в тексте сочинения, в деловом документе, в анали-тической статье);

· употребление громоздких, неудачных метафор (Пушкин и Лермонтов - два луча света в темном царстве; Этим цветам - посланникам природы - неведомо, что за буйное сердце бьется в груди под каменными плитами!; Имел ли он право отрезать эту ниточку жизни, которую не сам подвесил?);

· лексическая недостаточность (Меня до глубины волнует этот вопрос);

· лексическая избыточность (Он их будит, чтобы они проснулись; Надо обратиться к периоду их жизни, то есть к тому периоду времени, когда они жили; Пушкин - поэт с большой буквы этого слова);

· двусмысленность (Во время того, как Обломов спал, многие готовились к его пробуждению; Единственное развлечение Обломова - Захар; Есенин, сохраняя традиции, но как-то не так любит прекрасный женский пол; Все действия и отношения между Ольгой и Обломовым были неполными).

Нормы орфографии - это правила обозначения слов на письме. Они включают правила обозначения звуков буквами, правила слитного, дефисного и раздельного написания слов, правила употребления прописных (заглавных) букв и графических сокращений, правила переноса слов.

Нормы пунктуации определяют употребление знаков препинания. Средства пунктуации имеют следующие функции:

· отграничение в письменном тексте одной синтаксической структуры (или ее элемента) от другой;

· фиксация в тексте левой и правой границ синтаксической структуры или ее элемента;

· объединение в тексте нескольких синтаксических структур в одно целое.

Нормы орфографии и пунктуации закреплены в "Правилах русской орфографии и пунктуации" (М., 1956), единственном наиболее полном и официально утвержденном своде правил правописания. На основе указанных правил составлены различные справочники по орфографии и пунктуации, наиболее авторитетным среди которых считается "Справочник по орфографии и пунктуации" Д.Э. Розенталя, неоднократно переиздававшийся, в отличие от самого официального свода правил, изданного дважды - в 1956 и 1962 гг.

Орфоэпические нормы включают нормы произношения, ударения и интонации. Соблюдение орфоэпических норм является важной частью культуры речи, так как их нарушение создает у слушателей неприятное впечатление о речи и самом говорящем, отвлекает от восприятия содержания речи. Орфоэпические нормы зафиксированы в орфоэпических словарях русского языка и словарях ударений. Интонационные нормы описаны в "Русской грамматике" (М., 1980) и учебниках русского языка.

Орфоэпия (от греч. orthos – "правильный" и epos – "речь") – это наука о правильном литературном произношении. В настоящее время для любого специалиста, в какой бы области он ни работал, владение нормами литературного произношения, умение грамотно и правильно оформить звучащую речь являются насущной необходимостью.

Произносительные нормы современного русского языка складывались веками, меняясь. Так, например, в Древней Руси все население, говорившее по-русски, окало, т.е. произносило звук [о] не только под ударением, но и в безударных слогах (подобно тому, как это происходит и в наши дни в диалектных говорах Севера и Сибири: в[о]да, др[о]ва, п[о]йду и т.д.). Однако оканье не стало нормой национального русского литературного языка. Что же этому помешало? Изменение состава московского населения. Москва в XVI–XVIII вв. принимала многих выходцев из южных губерний и вбирала черты южнорусского произношения, в частности аканье: в[а]да, др[а]ва, п[а]йду.И это происходило как раз в то время, когда закладывались прочные основы единого литературного языка с его нормами.

Поскольку Москва и впоследствии Петербург были столицами государства Российского, центрами экономической, политической и культурной жизни России, сложилось так, что в основу литературного произношения было положено московское произношение, на которое впоследствии "наслоились" некоторые черты петербургского.

Отступление от норм и рекомендаций русского литературного произношения расценивается как признак недостаточной речевой и общей культуры. Работа над собственным произношением, над повышением произносительной культуры требует от человека определенных знаний в области орфоэпии. Поскольку произношение в значительной мере является автоматизированной стороной речи, то себя человек "слышит" хуже, чем других, контролирует свое произношение недостаточно или вообще не контролирует. Как правило, мы некритичны в оценке собственного произношения, болезненно воспринимаем замечания в этой области. Правила и рекомендации по орфоэпии, отраженные в пособиях, словарях и справочниках, многим из нас представляются излишне категоричными, отличающимися от привычной речевой практики, а распространенные орфоэпические ошибки, наоборот, – весьма безобидными. Однако это не так. Вряд ли неправильное произношение (*средствá, *катáлог) будет способствовать созданию положительного имиджа человека.

Для успешного овладения орфоэпическими нормами необходимо:

1) усвоить основные правила русского литературного произношения;

2) научиться слушать свою речь и речь окружающих;

3) слушать и изучать образцовое литературное произношение, которым должны владеть дикторы радио и телевидения, мастера художественного слова;

4) осознанно сопоставлять свое произношение с образцовым, анализировать свои ошибки и недочеты;

5) исправлять ошибки путем постоянной речевой тренировки при подготовке к публичным выступлениям.

Изучение правил и рекомендаций литературного произношения должно начинаться с разграничения и осознания двух основных стилей произношения: полного, рекомендуемого для публичных выступлений, и неполного (разговорно-просторечного), который является распространенным в обиходно-бытовом общении. Полный стиль характеризуется 1) соблюдением требований орфоэпических норм, 2) ясностью и отчетливостью произношения, 3) верной расстановкой словесного и логического ударения, 4) умеренным темпом, 5) правильными речевыми паузами, 6) нейтральной интонацией. При неполном стиле произношения наблюдается 1) чрезмерное сокращение слов, выпадение согласных и слогов: *щас (сейчас), *тыща (тысяча), *килограмм помидор (килограммов помидоров) и др., 2) нечеткость произнесения отдельных звуков и сочетаний, 3) излишнее акцентирование слов (в том числе служебных), 5) сбивчивый темп речи, нежелательные паузы. Если в бытовой речи эти особенности произношения являются допустимыми, то в публичном выступлении их необходимо избегать.

Проблема орфоэпической нормы возникает в тех случаях, когда в языке имеется не одна, а две или несколько реализаций одной единицы. В норме происходит отбор того, что имеется в системе языка в данный момент или находится в ней в потенции. Норма определяет характер реализации тех потенций, которые заложены в системе, распределение и функционирование моделей данного языка обусловлены системой. Фонологическая система языка полностью определяет произноси­тель­ную норму. Измениться норма может в пределах системы при условии появления новых форм, постепенно вытесняющих старые под влиянием экстралингвистических факторов или в результате изменений, происшедших в системе. Так, утверждение в качестве орфоэпической нормы произнесения слов с твёрдым согласным перед гласным переднего ряда |e| в русском языке [serv’is, navela, estet’ika] стало возможным только после изменений, происшедших в системе, ср. возникновение противопоставления твердых согласных мягким перед гласным |e|: «темп» [temp] и «тема» [t’ema], «пастель» [pastel’] и «постель» [past’el’].

Изменение (смена) норм обусловливает возможность одновременного существования в языке каждого исторического периода вариантных норм. Различается вариантность двух типов: 1) существование двух или нескольких равноправных реализаций одной единицы или сочетания единиц как равноправных вариантов, 2) наличие двух или нескольких вариантов нормы, составляющих определённый ряд, в котором один из вариантов становится ведущим, другой (другие) употребляется реже, становится отживающим. На выбор одного из вариантов в качестве ведущего влияют такие факторы, как соответствие его объективным законам развития языка, распространённость, соответствие престижным образцам (произношение наиболее образованной и культурной части общества). В развитии орфоэпии большую роль сыграл театр, а позже радио и телевидение, пропагандирующие образцовое литературное произношение. Сценическая речь во многих языках является основой орфоэпических норм.

Орфоэпические и орфофонические особенности нормы зависят от типа произнесения. Выделяется полный тип произнесения, т. е. такая реализация, которая не вызывает сомнения в фонемном составе слова, и неполный — неотчётливое, небрежное произнесение, при котором для установления фонемного состава необходимо наличие соответствующего контекста. Отступления от литературной произно­си­тель­ной нормы могут возникать под влиянием родного языка или родного диалекта говорящего. Иногда отступления носят просторечный характер.

В изучение произносительной нормы большой вклад внесли Л. В. Щерба и Е. Д. Поливанов, критериям нормативности посвящены работы Д. Н. Ушакова, Ф. П. Филина и других. Подробный анализ современной русской орфоэпии и орфофонии представлен в работах Р. И. Аванесова, С. И. Ожегова, Г. О. Винокура и др.

Фонетические законы (звуковые законы) - законы функционирования и развития звуковой материи языка, управляющие как устойчивым сохранением, так и регулярным изменением его звуковых единиц, их чередований и сочетаний.

Законы функционирования звуковой материи языка управляют живыми фонетическими процессами, аллофонным варьированием, живыми позиционными чередованиями. Такое аллофонное варьирование обусловлено лишь фонетическим окружением (позицией) и действует, в принципе, регулярно во всех словах, у всех представителей данного языкового коллектива; например, во всех словах русского языка звонкий согласный, попав в позицию конца слова, регулярно заменяется соответствующим глухим: "морозы - моро[с]", "сады - са[т]" и т.п. Исключений нет.

Законы развития звуковой материи языка формируют исторически последовательные этапы звуковой эволюции данного языка, обусловливают исторические (традиционные) чередования звуковых единиц. В период своего возникновения законы развития исторически являются обычными законами функционирования, порождающими регулярное позиционное варьирование аллофонов. Трансформация живого закона функционирования в исторический осуществляется путем снятия позиционной обусловленности (т.е. исчезновения данного закона функционирования) через превращение живого фонетического чередования (аллофонного варьирования) в непозиционное, историческое чередование самостоятельных фонем. Так, историческое чередование (к ~ ч) современного русского языка было в глубокой древности позиционным; в позиции перед гласными переднего ряда (i, e) <к> регулярно изменялся в <č>: *krīk- > krīč + ētī. Аллофоны (k/č) находятся в условиях дополнительного распределения: одни позиции регулярно предопределяли появление <č>, другие - <k>. Более поздние фонетические законы (переход ē > a в позиции после палатальных согласных и др.) отменили действие закона первой палатализации и вывели прежние аллофоны из отношений дополнительного распределения: *krīčētī > krīčāti, "кричать" - "скакать".

Понятие "фонетического закона" ввели младограмматики как формулу регулярных звуковых соответствий между двумя диалектами одного и того же языка либо между двумя следующими друг за другом синхронными состояниями развития языка.

Звуковые изменения происходят лишь в строго определенных фонетических позициях (Р) в данном языке (L) на данном этапе его развития (T). Соотношение параметром языковых изменений можно выразить формулой: L (a > b / P) T, т. е. <a> переходит в <b> лишь при строгом соблюдении соответствующих (P, T, L) условий. Нарушение одного из этих условий - причина отступления от предсказываемого законом перехода. Немотивированных исключений нет. Открытие фонетического закона сводится к выявлению условий позиционного варьирования (P) в данном языке (L) на отдаленных этапах его развития (T), т.е. к реконструкции закона функционирования для определенной эпохи развития языка. Некоторых фонетическим законам присвоено имя их первооткрывателя (Грассмана закон, Педерсена закон и т. п.). Наиболее последовательно идея строгой закономерности фонетических изменений проводилась Ф. Ф. Фортунатовым и его школой.

Фонетические изменения совершаются по строгим законам; нарушение их, в свою очередь, может происходить только закономерно, т. е. предполагается существование закономерности или неправильности, которую нужно открыть. Мнимые исключения - результат действия другого закона, отменившего действие первого, или заимствование из другого языка (диалекта), либо нефонетическое изменение звуковой стороны отдельных слов. Так, в современном русском языке на месте ожидаемой по второй палатализации формы "руце" (дательно-предложного падежа единственного числа) представлена форма "руке". Отклонение от ожидаемого рефлекса вызвано закономерным морфологическим процессом выравнивания основы "рук-а", "рук-у", ... "руке". Для объяснения такого рода исключений младограмматики выдвинули принцип аналогии. Впервые идею морфологической аналогии как закономерного источника исключений из фонетического закона выдвинул И. А. Бодуэн де Куртенэ.

В идее фонетического закона как фундаментальном положении сравнительно-исторического языкознания заложены основы его дальнейшего развития: от реконструкции внешней (соответствия между родственными языками) - к реконструкции внутренней (L, в данном языке), от реконструкции инвентаря - к реконструкции системы (параметры L, P, взаимосвязь звуков, одинаково реагирующих на соответствующие позиции), от реконструкции статической - к реконструкции динамической (относительная хронология фонетических законов, последовательно сменяющих друг друга) и т. п. Положение о фонетических законах внесло для исследователя в области сравнительно-исторического языкознания систему необходимых запретов, например: нельзя сопоставлять (в процедуре генетической реконструкции) разновременные (T) и разнодиалектные (L) факты звуковых переходов; при реконструкции того или иного языкового перехода необходимо строго определять позиции его осуществления (P). Возможно, однако, типологическое сопоставление разноязыковых фонетических законов с целью выявления универсальных принципов фонетических изменений.

Современное языкознание подтверждает постулат безысключительности фонетических законов: собственно позиционное чередование (аллофонное варьирование) действительно осуществляется без исключений во всех словах данного языка. Современные социолингвистические исследования показали, что определенные языковые изменения идут от слова к слову с разной скоростью в различных социальных группах (ср., напр., рус. зе[рк]ало, но це[рк]овь и це[р'к]овь, це[рк]овник и т. п.). Такого рода звуковые изменения не относятся к позиционным чередованиям и возможны лишь в случае прекращения действия прежнего закона функционирования. Об этом в данном случае и свидетельствует возможность произнесения сочетаний [ерк] и [ер'к].

 

Русское ударение – самая сложная область русского языка для усвоения. Оно отличается наличием большого количества произносительных вариантов. Русское ударение характеризуется разноместностыо и подвижностью.

Разноместность– это способность ударения падать на любой слог русского слова: на первый – иконопись, на второй – эксперт, на третий – жалюзи, на четвертый – апартаменты. Во многих языках мира ударение прикреплено к определенному слогу.

Подвижность– это свойство ударения перемещаться с одного слога на другой при изменении (склонении или спряжении) одного и того же слова: вода воду, хожу ходишь. Большая часть слов русского языка (около 96%) имеет подвижное ударение.

Разноместность и подвижность, историческая изменчивость произносительных норм приводят к появлению у одного слова акцентных вариантов. Иногда один из вариантов санкционируется словарями как соответствующий норме, а другой – как неправильный. Ср.: *положил, *магазин, *ходатайство неправильно; положил, магазин, ходатайство правильно. В других случаях варианты даются в словарях как равноправные: искристый и искристый.

Языковые нормы ударенияакцентологические нормы– регулируют выбор вариантов размещения ударного слога среди безударных.

Причины появления акцентных вариантов:

Закон аналогии – большая группа слов с определенным типом ударения влияет на меньшую, аналогичную по строению. В слове мышление ударение перешло с корня мышление на суффикс -ени- по аналогии со словами биение, вождение и т. п. Запомните: глажение, квашение, крашение, упрочение, обеспечение, сосредоточение, намерение.

Ложная аналогия. Неправильно произносят слова газопровод, мусоропровод по ложной аналогии со словом провод (электрический) с ударением на предпоследнем слоге; нужно: газопровод, мусоропровод.

Тенденция грамматикализации ударения. Развитие способности ударения дифференцировать формы слов. Например, с помощью ударения разграничивают формы изъявительного и повелительного наклонения:
приструните, принудите, пригубите (изъяв. н. буд. вр.) и приструните, принудите, пригубите (пов. н.).

Смешение моделей ударения. Эта причина действует чаще в заимствованных словах, но может проявиться и в русских. Например, у существительных на -ия выделяют две модели ударения: драматургия (греческую) и астрономия (латинскую). В соответствии с этими моделями следует произносить: аcсиметрия, индустрия, металлургия, терапия (греч. модель) и ветеринария, гастрономия, кулинария, логопедия, наркомания (лат. модель). Однако в живой речи происходит смешение моделей, вследствие чего появляются варианты. (* В настоящее время допустимым считается вариант кулинария, однако принято разграничивать кулинарию как искусство и кулинарию как торговое предприятие, магазин.)

Действие тенденции к ритмическому равновесию. Эта тенденция проявляется только в четырех- пятисложных словах. Если междуударный интервал (расстояние между ударениями в соседних словах) оказывается больше критического (критический интервал равен четырем безударным слогам подряд), то ударение перемещается на предыдущий слог. Так, неудобно произносить *инарные уравнения', так как между ударными слогами пять безударных. Удобнее произносить 'бинарные уравнения'.

Акцентное взаимодействие словообразовательных типов. Варианты в случаях запасный – запасной, переводный – переводной, взводный – взводной, нажимный – нажимной, приливный – приливной, отводный –отводной объясняются акцентным взаимодействием отыменных и отглагольных образований: переводный – от перевод, переводной – от переводить и т. п.

Профессиональное произношение: искра (у электриков), добыча (у шахтеров), компас, крейсера(у моряков), мальчиковый (у продавцов), агония, прикус, шприцы (у медиков), листочки (у портных), характерный (у актеров) и т. п. (* в орфоэпическом словаре под ред. Р. И. Аванесова вариант прикус дается как нормативный, а прикус – с пометой ‘у специалистов’).

Тенденции в развитии ударения.

У двухсложных и трехсложных имен существительных мужского рода наблюдается тенденция к переносу ударения с последнего слога на предшествующий (регрессивное ударение). У одних существительных этот процесс закончился. Когда-то произносили: *токарь, *конкурс, *насморк, *призрак, *деспот, *символ, *воздух, *жемчуг, *эпиграф ( в настоящее время эти слова имеют ударение на предпоследнем слоге!) В других словах процесс перехода ударения продолжается до сих пор и проявляется в наличии вариантов: квартал (неправ. – *квартал); творог и доп. творог, договор и доп. *договор; диспансер (неправ. – *диспансер); каталог (не рекомендуется – *каталог); некролог (не рекомендуется – *некролог) (приведены оценки Орфоэпического словаря под ред. Р. И. Аванесова).

У существительных женского рода также двух- и трехсложных наблюдается перемещение ударения с первого слова на последующий (прогрессивное ударение): *кирза – кирза, *кета – кета, *фольга – фольга, *фреза – фреза (знаком * отмечены устаревшие варианты).

Ударения в разных по смыслу словах:

языковой (соотносится с понятием язык как средство общения) – языковый соотн. с язык как орган);

развитый (от развить в значении раскрутить) – развитой (не рек. *развитый!от развить в значении усовершенствовать);

хаос (в греческой мифологии) – хаос и хаос (беспорядок, неразбериха);

лоскут (остатки в швейном и др. производствах) – лоскут (отдельный кусочек ткани).

Недостаточная освоенность экзотической лексики: пимы (обувь); унты и унты (обувь); сабо(обувь); шаньга (в Сибири так называют ватрушку).

Лексические нормы – это нормы, которые определяют:

- правильность выбора слова из ряда единиц, близких ему по значению или по форме,

- употребление слова в тех значениях, которые оно имеет в литературном языке,

- уместность использования слова в той или иной коммуникативной ситуации в общепринятых в языке сочетаниях

Эти нормы отражаются в толковых словарях, словарях иностранных слов, терминологических словарях и справочниках.

Лексические нормы связаны с правилами употребления слов (словоупотребления). Слово – это важнейшая единица языка, выражающая своим звуковым составом понятие о предмете, процессе, явлении действительности, их свойствах или отношениях между ними. В слове сочетаются признаки фонетический (звуковой комплекс), лексико-семантический (значение) и грамматический (морфологическая структура); слово выступает как составной элемент или потенциальный минимум предложения.

Соблюдение лексических норм – важнейшее условие точности речи и ее правильности. Точность речи прежде всего обусловливается выбором слова. Лексические нормы требуют:

- употреблять слово в соответствии с его прямым и переносным значением;

- учитывать особенности сочетаемости слов в потоке речи;

- при выборе синонимов учитывать различия между ними;

- учитывать особенности употребления многозначных слов;

- разграничивать паронимы;

- учитывать омонимию;

- избегать речевой избыточности;

- не допускать речевой недостаточности;

- использовать слова в соответствии со сложившейся ситуацией общения и избранным стилем речи;

- обращать внимание на экспрессивно-стилистическую окраску слова.

Неправильно выбранное слово может исказить смысл сообщения, создать возможность двоякого толкования или же придать высказыванию нежелательную стилистическую окраску. Нарушение лексических норм приводит к ошибкам разного типа:

- неправильный выбор слова из ряда единиц, в том числе смешение паронимов, неточный выбор синонима, неправильный выбор единицы семантического поля (костяной тип мышления, проанализировать жизнедеятельность писателей, николаевская агрессия, Россия переживала в те годы много казусов во внутренней и внешней политике);

- нарушение норм лексической сочетаемости (стадо зайцев, под гнетом гуманности, тайный занавес, закоренелые устои, прошел все стадии развития человека);

- противоречие между замыслом говорящего и эмоционально-оценочными коннотациями слова (Пушкин правильно выбрал дорогу жизни и пошел по ней, оставляя несмываемые следы; Он внес непосильный вклад в развитие России);

- употребление анахронизмов (Ломоносов поступил в институт, Раскольников учился в вузе);

- смешение лингвокультурологических реалий (Ломоносов жил за сотни миль от столицы);

- неверное употребление фразеологических оборотов (Молодость била из него ключом; Надо вывести его на свежую воду).

Своеобразие лексической нормы обусловлено особенностями лексического уровня языка по сравнению с другими уровнями — фонетическим, морфемным и синтаксическим. Примечательной особенностью лексики является ее непосредственная обращенность к внеязыковой действительности, лексика представляет собой незамкнутую систему, открытую для всех новообразований, в том числе индивидуальных и окказиональных. Лексика быстрее других языковых систем реагирует на изменения в обществе, на появление новых явлений, предметов, на формирование новых общественных отношений, на общественно-политические, культурные и др. события. Изменения на лексическом уровне выражаются в следующем:

- появляется новые слова, пополняется активный запас лексики современного языка,

- уходят в пассив слова, обозначающие устаревшие понятия, вышедшие из обихода предмета,

- трансформируется значение слова, развивается многозначность,

- претерпевают изменения особенности сочетания слова с другими словами в потоке речи,

- изменяется нормативный статус слова,

- меняются стилистические качества и характер оценки, заложенной в слове.

Тесная связь лексики с явлениями социальной жизни, активная изменяемость словарного состава национального языка, обусловливают то, что лексические нормы в сравнении с другими нормами литературного языка (орфоэпическими, акцентологическими, грамматическими, орфографическими, пунктуационными) обладают меньшей императивностью (предписательностью, обязательностью), то есть отличаются меньшей строгостью и жесткостью, большей открытостью.

Грамматические нормы – это правила использования форм разных частей речи, а также правила построения предложения.
Соблюдение норм произношения имеет важное значение для качества нашей речи. Орфоэпические ошибки *катáлог, *звóнит, *средствá и др

1. Грамматические нормы современного русского языка

Грамматические нормы современного русского языка можно разделить на три категории:

- словообразовательные;

- морфологические;

- синтаксические.

Со словообразованием связаны две большие проблемы:

1) соблюдение норм или правил образования слов;

2) выбор того или иного слова, в составе которого есть оценочные морфемы, в соответствии с конкретной ситуацией общения.

Первая проблема относится к области культуры речи, вторая в большей степени относится к стилистике.

Морфологические нормы определяют правильность образования и употребления форм слова. Например, нормативна форма родительного падежа множественного числа много чулок, сапог, но носков, нельзя говорить местов, делов, не следует изменять несклоняемые существительные: в новом палъте, неверно: более лучше (просто -- лучше) или самый умнейший (умнейший или самый умный).

Морфологические нормы касаются всех частей речи русского языка. Род имен существительных относится к постоянным признакам, поэтому зачастую нарушения грамматических норм связаны именно с неправильным употреблением имен существительных в определенном роде. Определить род существительного несложно, достаточно правильно подобрать к нему местоимение (он, она, оно).

Существуют также морфологические нормы склонения имен существительных, где четко определяются варианты падежных окончаний. Основными грамматическими нормами вариантов падежных окончаний являются следующие:

1) стандартными окончаниями им.п. мн.ч. сущ. м.р. являются -ы (-и), нестандартными (- (-я), -е), например: кроты, кони, снега, стулья.

2) в форме род.п. неодушевленные им. сущ. м.р. в ед.ч. имеют окончание -у (-ю), что чаще всего встречается у слов с вещественным значением и у собирательных существительных в значении количества от части целого, например: насыпать песку/песка.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных