Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Динамическая медитация Ошо 3 страница




Живой человек обладает всей объективностью статуи, мертвого тела и также чем-то еще — внутренним измерением, которое может изменить множество вещей, потому что это самая могущественная вещь в жизни. Например, было замечено, что три человека могут болеть одной и той же болезнью, но одинаковое лекарство не помогает. На одного человека оно оказывает воздействие, на второго только наполовину, а на третьего оно вообще никак не действует. Болезнь одинаковая, но внутреннее состояние различно. И если вы будете учитывать внутреннее состояние, то, возможно, доктор будет оказывать различное влияние на различных людей по различным причинам.

Один из моих знакомых был выдающимся хирургом из Нагпура. Выдающийся хирург, но не очень хороший человек. Он никогда не терпел неудачу в медицине и назначал свой гонорар в пять раз больше, чем любой другой хирург. Я остановился тогда у него и сказал ему: «Это слишком много. В то время как другие хирурги выставляют счет на определенную сумму за эту же болезнь, ты требуешь в пять раз больше».

Он ответил мне: «Мой успех во многих других делах, имеет вот какое основание: когда человек платит мне в пять раз больше, то он решительно настроен выжить. И я жадничаю не только из-за денег. Если он хочет заплатить мне в пять раз больше, хотя его могли бы прооперировать за меньшую сумму, то он намерен выжить любой ценой. И его решимость составляет пятьдесят процентов моего успеха».

Есть люди, которые не хотят выжить, они не хотят сотрудничать с врачом. Они принимают лекарство, но у них нет желания выжить, напротив, они питают надежду, что лекарство не поможет, и поэтому их не будут винить за самоубийство и они смогут покончить счеты с жизнью. Таким образом, внутренне этот человек уже ушел. Лекарство не может помочь его внутреннему состоянию, а без его внутренней поддержки врач практически бессилен — лекарства недостаточно.

От этого хирурга я узнал... Он сказал: «Вы не представляете. Иногда я совершаю абсолютно аморальные поступки, но я их совершаю, чтобы помочь пациенту».

Я сказал: «Что вы имеете в виду?»

Он сказал: «Коллеги меня осуждают...» И все врачи Нагпура осудили его: «Мы никогда не видывали такого обманщика».

Он укладывал пациента на стол в операционном театре — врачи были готовы, медсестры были готовы, студенты смотрели с галерки сверху. И шептал в ухо пациенту: «Мы сошлись на сумме в десять тысяч, но этого недостаточно. Ваша проблема серьезнее. Только если вы готовы дать мне двадцать тысяч, я возьму инструменты в руки, в противном случае вставайте и уходите. Вы можете найти что-нибудь подешевле».

Но в такой ситуации... А человек был при деньгах, иначе как бы он согласился? И он соглашается: «Я дам вам двадцать тысяч, но спасите меня».

И он сказал мне: «Спасти его мог бы любой хирург, но не с такой уверенностью. Но раз он платит двадцать тысяч, значит, он полностью на моей стороне, все его внутреннее существо будет оказывать поддержку. Люди осуждают меня, потому что они не понимают меня. Разумеется, это аморально — согласиться на десять тысяч, а затем положить человека в операционном театре и шептать ему на ухо: «Двадцать тысяч, двадцать тысяч, иначе вставай и уходи, потому что я не понимал, что болезнь зашла так далеко. Я рискую, ставкой является вся моя репутация. За десять тысяч я на это не пойду. И я никогда не терпел неудач, успех — мое правило. Я оперирую только тогда, когда полностью уверен в успехе. Поэтому решай. И у меня не так много времени, потому что ждут другие пациенты. Решайся за две минуты: или соглашайся, или вставай и убирайся». Это нелегально, аморально, но я не могу сказать, что это не психологично».

Все, что касается человека, не может быть полностью объективно.

У меня был один знакомый, доктор, который сейчас в тюрьме, потому что у него вообще не было специальности. Он никогда не учился в медицинском колледже, все степени, которые он написал на своей вывеске, были фиктивными. Но все же я придерживаюсь того мнения, что по отношению к этому человеку была допущена несправедливость, потому что не имеет значения, были ли у него ученые степени. Он помог тысячам людей, и особенно тем, кто теряли надежду, переходили от одного доктора к другому, и все доктора были при степенях. А этот человек был способен их спасти. У него был определенный Божий дар, а не степень. И он превратил свою больницу, чуть ли не в волшебную страну. В тот миг, когда пациент входил в его контору, он ту же испытывал удивление. Он побывал уже везде, потому что люди имели обыкновение обращаться к нему только в качестве последнего средства. Все знали, что этот человек обманщик, это не было какой-то тайной. Это был открытый секрет. Но если вы собираетесь умереть, то какой в этом вред?

И вы входили в его сад, у него был прекрасный сад, а затем в его контору... Секретаршами у него работали красивые женщины, и это было частью его лечения, потому что, когда человек смотрит на красивую женщину, даже если он умирает, его воля к жизни совершает прыжок, он хочет жить. После приемной человек должен был пройти по лаборатории. Проводить человека по лаборатории было совершенно необязательно, но он хотел, чтобы человек увидел, что он не обыкновенный врач. И лаборатория была просто чудом — абсолютно бесполезная, в ней не было ничего примечательного, но зато столько пробирок, колб, подкрашенная вода переливалась из одной пробирки в другую, словно там происходил какой-то важный эксперимент.

А затем вы попадали к врачу. А он никогда не пользовался обыкновенными методами проверки пульса. Нет. Вы должны были улечься на электрическую постель с дистанционным управлением. Постель поднималась высоко в воздух, и вы, лежа на ней, вы рассматривали огромные пробирки, висящие над вами. К вашему пульсу подсоединяли провода, и ваш пульс заставлял воду в пробирках подпрыгивать. Так же проверяли и сердце, не обыкновенным стетоскопом. Он сделал так, что все приготовления были видны пациенту, чтобы тот понимал, что попал к гению, эксперту.

У того человека не было степеней, вообще никаких степеней. Ученые степени были у его фармацевта, который и имел обыкновение предписывать лекарства, потому что тот человек понятия не имел о медицине. На самом деле, он никогда не совершил ничего преступного. Он никогда не выписывал лекарства, он никогда не подписывал рецепты. Это делал сотрудник, у которого были ученые степени, который обладал необходимой квалификацией, чтобы это делать. Но он все это организовал, и он написал на своей вывеске странные степени... Но поскольку такие степени не существуют, то я не думаю, что это противозаконно. Он ведь не утверждал, что они получены в существующем университете. Все это была выдумка, но выдумка была полезна.

Я видел пациентов, наполовину вылечившихся уже при осмотре. Выходя из кабинета, они говорили: «Мы чувствуем, что уже почти вылечились, а ведь мы еще даже не принимали лекарства. А вот здесь рецепт, теперь мы пойдем и купим лекарство».

Но потому, что он все это делал... Вот когда я увидел, что правосудие слепо. Он не сделал ничего незаконного, он никому не причинил вред, но он в тюрьме, потому что он «обманывал людей». Он никого не обманывал. Если помогать людям дольше прожить — обман, то, что же тогда такое медицинская помощь?

Из-за человеческих существ медицина никогда не сможет стать абсолютно цельной, на сто процентов объективной наукой. Вот почему существует столько медицинских школ — Аюрведа, гомеопатия, натуропатия, акупунктура и многие другие — и они все помогают. Гомеопатия — это всего лишь таблетки с сахаром, но это помогает. Вопрос только в том, верит ли в это человек. Существуют люди, которые являются фанатиками натуропатии, — им больше ничего не помогает, только натуропатия может им помочь. Но это не имеет никакого отношения к болезни.

Один из моих профессоров безумно увлекся натуропатией. Появись любая проблема — и пакет с грязью на живот. У меня была привычка ходить к нему для удовольствия, потому что это очень успокаивало, и у него было все здорово устроено — красивая ванна и цветы. И без всяких затруднений я имел привычку приходить к нему и говорить: «У меня сильная мигрень».

Он говорил: «Не беспокойся. Просто положи пакет с грязью на живот». Пакет с грязью на животе не может вылечить мигрень. Но мне помогало, потому что мигрени у меня не было! Грязевая ванна, полная ванна грязи. Вы тонете в ванне, только голова выглядывает из нее — это очень приятно и прохладно. Он вскоре догадался: «Вы приходите ко мне всякий раз с новой болезнью».

Я ответил: «Это правда, потому что у меня есть книга по натуропатии. Из этой книги я беру болезнь, а затем иду к вам. Сначала я читаю, чтобы знать, что вы будете делать со мной, я заболеваю этой болезнью, в противном случае бесполезно лежать в грязи полчаса..."

Он сказал: «Значит, вы обманывали меня?»

Я ответил: «Я не обманывал вас, я ваш самый выдающийся пациент. В университете все смеются над вами, а я единственный, кто поддерживает вас. И другие, которые приходят сюда, приходят благодаря мне, потому что я рассказываю, что моя мигрень исчезла».

Он сказал: «О Боже, теперь у меня началась мигрень. Убирайся!»

Люди часто злились на меня. Они говорили: «Моя мигрень, вместо того чтобы пройти, стала еще сильнее, потому что холодный желудок не помогает мигрени».

Я говорил им: «Должно быть, ваш организм работает иначе. Моему организму это помогает!»

Есть гомеопаты — фанатики, которые полагают, что гомеопатия является единственной правильной медициной, а все другие виды медицины опасны, в частности аллопатия — отрава. Если вы пойдете к гомеопату, то сначала он примется выспрашивать у вас всю вашу биографию от рождения до настоящего времени. И у вас начнется головная боль.

Один из врачей-гомеопатов жил неподалеку от меня. И когда мой отец приезжал ко мне, я отводил его к гомеопату. Гомеопат сказал мне: «Молю вас, не приводите ко мне вашего отца, потому что он рассказывает все о трех поколениях, о том, чем болел его дедушка...»

Я сказал: «Он тоже гомеопат. Он докапывается еще глубже до причины».

Он сказал: «Но он тратит столько времени, и мне приходится его выслушивать, а ведь у него просто болит голова! Он рассказывает про своего дедушку и его болезни, про своего отца и его болезни, а затем про себя. К тому времени, когда он заканчивает свой рассказ, день проходит. Другие пациенты давно ушли, а я все слушаю про то, какими болезнями он болел с детства, и наконец оказывается, что у него головная боль».

Я говорю: «О Боже, почему вы мне раньше не сказали?», а он говорит: «Вы гомеопат, и я гомеопат тоже. И я хотел показать вам всю картину целиком».

Вначале они принимаются расспрашивать вас обо всех ваших болезнях, ведь они верят, что все болезни связаны, ваша жизнь — единое целое. Не имеет значения, болит ли у вас нога или голова, они являются частями одного тела, и, чтобы доктор понял, ему надо знать все. Гомеопат спросит, какие аллопатические лекарства вы принимаете, потому что это причина всех болезней, все аллопатические лекарства — яд. Натуропатия также придерживается той точки зрения, что аллопатия — яд. Так что сначала вам нужно поголодать, поставить клизму, чтобы очистить себя от аллопатии. А когда уже вы очистились от аллопатии...

Человек — субъективное существо. Если пациент любит врача, то и вода может заменить лекарство. А если пациент ненавидит врача, то лекарство не может помочь. Если пациент чувствует, что врач безразличен — а это часто бывает с врачами, потому что они тоже люди, они весь день принимают пациентов, видят, как кто-то умирает... Постепенно они ожесточаются, они создают барьер для своих эмоций, чувств, человечности. И поэтому их лекарства не оказывают эффективного воздействия. Это все равно, что получать лекарство от машины, от робота.

Вместе с любовью пациент получает не только лекарство, что-то невидимое также приходит к нему. Медицина должна будет понять субъективность человека, его любовь, и ей придется создать что-то вроде синтеза, при котором любовь и медицина вместе будут помогать людям.

Но совершенно точно то, что медицина никогда не сможет стать полностью объективной. Хотя в этом до настоящего времени заключалось стремление медицинской науки — сделать ее абсолютно объективной.

Возникает новый вид лечения, они называют его лечением при помощи плацеботерапии. Плацебо — это фикция, псевдомедицина, не обладающая никакими целебными качествами, но их следует давать таким образом, чтобы пациент думал, что это лекарство. Но не только пациент думает, что это лекарство, но и врач должен думать, что это лекарство, иначе его жестикуляция может его выдать, может выдать правду. Врач не поставлен в известность, для инъекции ему дают воду или таблетки из сахара со всеми необходимыми этикетками и названиями настоящего лекарства. Он знает, что это лекарство. Пациент знает, что это лекарство. И чудо в том, что оно лечит, хотя препаратов в нем нет. Пациент исцелен. Сама вера врача в то, что это лекарство, создает атмосферу, психологический настрой, гипноз плюс все атрибуты больницы... Пациент хочет избавиться от болезни, и когда знаменитый доктор дает лекарство, то оно наверняка поможет — и является оно лекарством или нет, не имеет большого значения.

Было обнаружено, что лекарство или его заменитель функционируют почти в одинаковой пропорции. Если семьдесят процентов пациентов вылечиваются при помощи лекарства, настоящего лекарства, то семьдесят процентов пациентов вылечиваются при помощи фиктивного лекарства, безвредных таблеток. Это вызывает большой переполох в медицинском мире. Что же происходит?

На самом деле происходит вот что: сначала была создана болезнь, она является умственным феноменом. А затем, если ум убежден, что болезнь пройдет, что она будет вылечена, то она будет вылечена. Вот почему если вознаграждение доктора недостаточно велико, то лекарство не очень-то вам поможет. Чем выше вознаграждение, тем лучше лекарство. Если лечащему врачу надо платить большое вознаграждение, и вы платите очень много, целое состояние, то лекарство окажет на вас большее воздействие, потому что вы хотите, чтобы оно оказало воздействие. Если оно бесплатное, то кого волнует, поможет оно или нет? «Если помогает, отлично, если нет, ладно, потому что мы не платили за него». Когда вы платите за него, то вы желаете, чтобы оно помогло, и оно помогает!

Будда говорит, что ум — волшебник, он создает болезни, он создает лекарства. Ум создает всевозможные иллюзии — красоту и уродство, успех и неудачу, богатство и нищету... Ум продолжает создавать. И когда мысль овладевает вами, то вся ваша жизненная энергия функционирует так, чтобы ее осуществить, превратить ее в реальность. Каждая мысль становится предметом, и каждый предмет вначале был только мыслью и ничем иным. Вы живете в состоянии какого-то гипноза. Будда говорит, что этот гипноз нужно уничтожить, и никакая другая религия не прикладывала таких усилий, чтобы уничтожить этот гипноз. Человека нужно разгипнотизировать. Человек должен осознать, что все это ум: и боль, и удовольствие, и рождение, и смерть. Все — ум. И когда это становится абсолютно понятно, то волшебник исчезает, а то, что остается, является истиной. И эта истина освобождает.

Во всех медицинских «патиях», появившихся повсюду в мире, в гомеопатии, Аюрведе, акупунктуре — за исключением аллопатии — никто точно не понял внутреннюю функцию природы в теле и уме человека. Я говорю, за исключением аллопатии, потому что другие иногда могут быть полезными, но они не являются научными. Другие могут быть во многом полезны, и если вы посмотрите на помощь, которую они оказывают, то она огромна.

В почти семидесяти процентах случаев Аюрведа будет успешной, акупунктура будет успешной, гомеопатия будет успешной, натуропатия будет успешной. Но запомните, в семидесяти процентах, и не больше, потому что семьдесят процентов болезней — фиктивны. Они только в вашем уме, они не существуют. Вот почему вам не нужно настоящее лекарство, сойдет любой фокус-покус. А семьдесят процентов — это не маленький процент, так что я не хотел бы, чтобы эти «патии» исчезли. Я хочу, чтобы они были признаны, потому что семьдесят процентов — это большой процент.

И достаточно странно, что эти семьдесят процентов случаев являются наиболее трудными с точки зрения аллопатии. Аллопатия оказывается в трудном положении: как быть с человеком, который не болен, но считает, что болен? У аллопатии нет возможности помочь такому человеку. И поэтому только тридцати процентам пациентов помогает аллопатия. Странный мир.

Тридцать процентов благодаря научному подходу и семьдесят процентов благодаря всем видам трюков, подходам, основанным на суевериях, которые в действительности ничего не могут изменить, но при этом помогают. Наиболее научный подход аллопатии основывается на глубоком понимании природы и того, что тело обладает своим собственным сопротивлением.

Из-за этого факта натуропатия осуждает аллопатию. Аллопатия продолжает делать пациентам инъекции вирусов, потому что, по представлению аллопатии, в тот момент, когда в тело попадает вирус, оно сразу же начинает вырабатывать антитела. Оно сразу же начинает бороться, оно обладает своим собственным сопротивлением. Все тело мобилизуется по сигналу тревоги, чтобы победить болезнь. Натуропатия осуждает это, потому что врачи-натуропаты считают, что вы отравляете людей болезнями. Предполагается, что вы должны удалять болезни из тела, а вы, наоборот, привносите ядовитые вирусы в тела людей.

Натуропатия лечит тела людей при помощи голодания, при помощи странных методов, которые вы даже представить себе не можете. Но она помогает только тем людям, которые не больны какой-либо настоящей болезнью.

 

эта-патия и та-патия

 

Насколько я понимаю, наука Йоги считает, что у человека не одно тело, а несколько типов тел. Не следует ли из этого, что для разных индивидуумов одни виды медицины могут быть более эффективными, чем другие, в зависимости от причины возникновения болезни?

 

Науки о человеке еще не существует. Ближе всех приблизиться к ней смогла только Йога Патанджали. Он делит тело на пять слоев, или пять тел. У вас не одно тело, у вас пять тел, а за пятью телами — ваша Сущность. То же, что произошло в психологии, произошло и в медицине. Аллопатия верит только в физическое тело, плотное тело. Она параллельна бихевиоризму. Аллопатия является «самым плотным» видом медицины. Вот почему она стала научной, потому что научный инструментарий способен иметь дело только с плотными вещами. Смотрите глубже.

Акупунктура, китайская медицина, проникает на следующий уровень. Она работает с витальным телом, пранамайя-кошей. Если что-то нарушается в физическом теле, то акупунктура вообще не касается его. Она старается работать с витальным телом. Она старается работать с биоэнергией, с биоплазмой. Она отрегулирует там что-то, и плотное тело тотчас начинает функционировать лучше. Если что-то нарушается в витальном теле, то аллопатия действует на тело, на плотное тело. Разумеется, для аллопатии это трудная задача. Для акупунктуры — легкая. Она легче, потому что витальное тело находится на уровень выше, чем физическое тело. Если правильно настроить витальное тело, то физическое тело просто следует за ним, потому что план болезни находится в витальном теле. Физическое тело является просто реализацией витального.

Акупунктура сегодня постепенно завоевывает признание, потому что в Советской России на необычайно важных фотографиях, которые удалось сделать Кирлиану, видны семьсот жизненно важных точек в человеческом теле, как это и было предсказано акупунктуристами, почти пять тысяч лет тому назад. У них не было инструментов для определения мест расположения точек, но постепенно, методом проб и ошибок, на протяжении столетий, они обнаружили семьсот точек. А теперь Кирлиан открыл эти же самые семьсот точек при помощи научных инструментов. И фотографии Кирлиана подтвердили тот факт, что абсурдно менять витальное при помощи физического. Это все равно, что пытаться заменить хозяина при помощи замены слуги. Это почти невозможно, потому что хозяин не будет слушать слугу. Если вы хотите поменять слугу, поменяйте хозяина. Чем менять каждого солдата в отдельности, лучше заменить генерала. В теле имеются миллионы солдат — клеток, просто функционирующих согласно какому-то уставу, какому-то приказу. Поменяйте командира — и структура всего тела изменится.

Гомеопатия идет еще немного глубже. Она работает с маномайя-кошей, ментальным телом. Основатель гомеопатии, Ганеман, совершил одно из самых выдающихся открытий, когда-либо сделанных человеком. Открытие заключалось вот в чем: чем меньше количество лекарства, тем глубже оно действует. Он назвал способ изготовления гомеопатических лекарств «потенцированием». Они продолжают уменьшать количество лекарства. Он работал следующим образом: брал определенное количество лекарства и смешивал его с десятью частями молока с сахаром или воды. Одна часть лекарства, девять частей воды. Он их смешивал. Затем он опять брал одну часть из нового раствора и смешивал с девятью частями воды или молока с сахаром. И так он и продолжал. Из нового раствора он брал одну часть и смешивал с девятью частями воды. Так он поступал, и сила лекарства возрастала.

Постепенно лекарство достигает уровня атома. Оно становится настолько едва заметным, что вы не можете поверить в то, что оно помогает, оно почти исчезло. Это то, что пишется на гомеопатических таблетках. Потенцирование десять, потенцирование двадцать, потенцирование сто, потенцирование тысяча. Чем сильнее потенцирование, тем меньше количество. При потенцировании десять тысяч остается миллионная часть от первоначального количества лекарства, оно почти исчезает. Оно почти исчезло, но при этом проникает в самую сердцевину маномайи. Оно проникает в ваше ментальное тело. Оно проникает глубже, чем акупунктура. Это как вы бы достигли атомного уровня или даже до атомного уровня. Тогда оно не затрагивает ваше тело. Тогда оно не затрагивает ваше витальное тело, оно просто проникает. Оно такое едва различимое и такое маленькое, что его не могут остановить препятствия. Оно может просто проскользнуть в маномайя-кошу, в ментальное тело, и начать действовать оттуда. Вы нашли власть даже большую, чем пранамайя.

Аюрведа, индийская медицина, является синтезом всех трех. Она является самым синтетическим видом медицины.

Гипнотерапия идет еще глубже. Она затрагивает виджняна-майя-кошу, четвертое тело, тело сознания. Она не пользуется лекарствами. Она не пользуется ничем. Она просто использует внушение, и это все. Она просто вводит в ваш ум внушение, называйте это животным магнетизмом, месмеризмом, гипнозом, чем хотите, но она работает при помощи силы вашей мысли, а не при помощи силы материи. Даже гомеопатия является все еще силой материи в едва заметном количестве. Гипнотерапия вообще избавляется от материи, потому что хоть и едва видимая, но все же материя... Потенцирование десять тысяч, но все же это еще действие материи. Гипнотерапия просто добирается до энергии мысли, виджняна-майя-коши, тела сознания. Если ваше сознание просто примет определенную идею, оно начинает функционировать.

У гипнотерапии большое будущее. Она станет медициной будущего, потому что если при помощи простого изменения направленности вашей мысли можно изменить ваш ум, а через ум — витальное тело, а через витальное тело — ваше плотное тело, то для чего травить себя ядами, для чего утруждать себя теми видами медицины, которые занимаются плотным телом? Почему бы не работать при помощи энергии мысли? Наблюдали ли вы когда-нибудь за гипнотизером, который работает с медиумом? Если не наблюдали, то стоит понаблюдать. Это даст вам возможность понять некоторые вещи более глубоко.

Возможно, вы слышали или, может быть, видели — это иногда случается в Индии — людей, которые ходят по огню. Это самая настоящая гипнотерапия. Этими людьми овладела идея, что они одержимы определенным богом или богиней и никакой огонь не может их обжечь — одной идеи достаточно. Эта идея контролирует и преображает обычное функционирование их тел. Они подготовлены: они постились двадцать четыре часа. Когда вы поститесь, и все ваше тело чистое, и в нем нет выделений, то мост между вами и всем плотным падает. Двадцать четыре часа они живут в храме или в мечети, поют, танцуют, настраиваются созвучно с Богом. А затем наступает момент, когда они ходят по огню. Одержимые, они идут, пританцовывая. Они идут, преисполненные веры в то, что огонь их не обожжет, и это все, и больше ничего. Вопрос в том, как добиться такой веры. Они танцуют на огне, и огонь их не обжигает.

Много раз случалось так, что кто-то, кто был просто зрителем, становился таким же одержимым. Двадцать человек, ходивших по огню, не обожглись, и кто-то сразу становился уверенным в себе: «Если эти люди ходят, то почему я не могу?» И он прыгал в огонь, и пламя не обжигало его. В этот неожиданный миг проснулась вера. Иногда же происходит так, что люди, которые были подготовлены, обжигались. Иногда неподготовленный зритель проходил по огню и не обжигался. Что произошло? Людей, которые были подготовлены, одолевали сомнения. Должно быть, они постоянно думали, произойдет это или нет. Небольшое сомнение могло остаться в виджнянамайя-коше, в их сознании. Это была не абсолютная вера. И они пришли, но с сомнением. Из-за этого сомнения их тело не могло получить послание от высшей души. Сомнение вклинилось между ними, тело продолжало функционировать, как обычно и было обожжено. Вот почему все религии настаивают на необходимости веры.

Вера является гипнотерапией. Без веры вы не можете проникнуть в тонкие части своего существа, потому что при малейшем сомнении вы попадаете обратно в плотное тело. Наука работает с сомнением. Сомнение является научным методом, потому что наука работает с плотными веществами. Аллопата не волнует, сомневаетесь вы или нет. Он не просит вас верить в его лекарство, он просто дает вам лекарство. Но гомеопат спросит, верите ли вы, потому что без вашей веры гомеопату будет труднее лечить вас. А гипнотерапевт попросит вас полностью подчиниться, иначе у него ничего не получится.

Религия — это подчинение. Религия — это гипнотерапия. Но существует еще одно тело. Это анандамайя-коша, тело блаженства. Гипнотерапия доходит до четвертого тела. Медитация — до пятого. Медитация — очень красивое слово, потому что у него тот же корень, что у слова «медицина». Оба происходят от одного и того же корня, медицина и медитация являются побегами от одного слова: то, что вас лечит, то, что делает вас здоровым и целым, — это медицина, а на более глубоком уровне — это медитация.

Медитация ничего вам даже не внушает, потому что внушения делаются снаружи. Кто-то другой должен внушать вам. Внушение означает, что вы зависите от кого-то. Оно не может сделать вас полностью осознающим, потому что нужна ещё чья-то воля и тень будет брошена на ваше существо. Медитация делает вас абсолютно осознающим, без какой-либо тени, чистый свет без темноты. Теперь даже внушение воспринимается как что-то плотное. Кто-то внушает, а это означает, что что-то попадает снаружи, и в конечном счете то, что приходит снаружи, является материальным. Даже мысль является тонким видом материи. Даже гипнотерапия является материалистичной.

Медитация отбрасывает все подпорки и опоры. Вот почему самая трудная в мире задача — понять медитацию, потому что ничего не остается, только чистое понимание, свидетельствование.

 

Не мог бы ты рассказать еще об акупунктуре?

 

Акупунктура является чисто восточным явлением. И когда вы подходите к восточной науке с западным образом мысли, то многого не замечаете. Ваш подход абсолютно другой: он методологичный, логичный, аналитический. А эти восточные науки, на самом деле, не науки, а искусства. Все зависит от того, сможете ли вы сместить свою энергию от интеллекта к интуиции, сможете ли вы сменить мужское начало на женское, Ян на Инь, отказаться от активного, агрессивного подхода. Можете ли вы стать пассивным, восприимчивым? Только тогда все становится на свои места, иначе вы можете выучить все про акупунктуру, но это отнюдь не будет акупунктурой. Вы будете знать все о ней, но не ее. И иногда случается, что человек не знает многого о ней, но владеет ею профессионально — он интуитивно понимает ее внутреннюю суть.

И так случается со многими восточными явлениями: запад заинтересовывается — они мудры. Запад интересуется восточным явлением, и для его понимания использует свой склад ума. Но в тот момент, когда появляется западный ум, само основание восточного явления уничтожается. Остаются отдельные осколки, и эти осколки никогда не заработают. И дело не в том, что акупунктура не работает, акупунктура может работать, но она может работать только при восточном подходе.

И поэтому, если вы на самом деле хотите изучить акупунктуру, знать ее хорошо, помните, что это не самое главное. Изучите всю имеющуюся информацию, а затем забудьте ее и начните брести на ощупь в темноте. Начните слушать ваше собственное бессознательное, начните ощущать связь с пациентом. Это другое...

Когда пациент приходит к западному медицинскому работнику, то западный медицинский работник начинает рассуждать, диагностировать, анализировать, искать, где находится болезнь, что это за болезнь и чем можно ее вылечить. Он использует только одну часть ума, рациональную часть. Он нападает на болезнь, он начинает завоевывать ее, начинается схватка между врачом и болезнью. Пациент вне игры — доктор не обращает внимания на пациента. Он начинает сражаться с болезнью, пациент полностью заброшен.

Когда вы приходите к иглотерапевту, то болезнь не важна, важен пациент, потому что это пациент создал болезнь, причина кроется в пациенте, болезнь только симптом. Вы можете изменить симптом — и появится другой симптом. Вы можете победить эту болезнь при помощи химических препаратов, вы можете прекратить ее проявление, но затем болезнь закрепится в каком-то другом месте и будет еще более опасной, сильной, мстительной. Справиться со следующей болезнью будет труднее, чем с первой. Вы можете снова лечить ее лекарствами, тогда третья болезнь будет еще более трудной.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных