Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Напряжение и расслабление 7 страница




Вы знаете только благодаря языку, а язык может быть очень обманчив. Этот язык так долго обслуживал ум, что он уже не служит телу. Язык может вас обманывать, он может стать рабом ума. Он может упорно твердить: «Продолжай есть, это так замечательно». Он уже больше не служит телу, иначе бы язык сказал: «Остановись!» Язык сказал бы: «Что бы ты сейчас ни ел, это бесполезно. Не ешь!» Даже языки коров ибуйволов имеют корни в теле в большей степени, чем ваш язык. Вы не можете заставить буйвола съесть какой-то вид травы — он сам выбирает. Вы не можете заставить свою собаку есть, когда она больна, она тут же выйдет из дома, съест немного травы и вытошнит. Она находится в большем контакте со своим телом.

Сначала человек должен глубоко осознать феномен своего тела. Необходимо оживление тела, воскресение его, потому что на вас мертвое тело. Только тогда вы ощутите понемногу, что все тело целиком, с его желаниями, жаждой и голодом, вращается вокруг сердца. Тогда бьющееся сердце — это уже не просто механизм, это биение жизни, пульсация жизни. Эта пульсация приносит удовлетворенность и блаженство.

 

Несколько санньясинов сказали мне, что вы не одобряете макробиотику. Так ли это? Мне интересно, была ли ваша критика в большей степени направлена на отношение одержимости по отношению к диете, чем на принципы макробиотики?

Макробиотика — это чистейший даосизм. Не существует ни правил, ни запретов. Она придает особое значение осознанности, свободе, восприимчивости и гибкости. Она не имеет ничего общего с прихотями питания, жесткими диетами или навязчивым отношением. Коричневый рис ошибочно считают одной из основ макробиотики, но он является лишь одним из ее элементов и его можно использовать или от него можно отказаться, можно его признавать или не признавать. Не могли бы вы это прокомментировать?

 

Во-первых, я против всех прихотей. Независимо от того, что это за прихоть, я против всех прихотей, потому что прихоти привлекают одержимых людей. Прихоти становятся убежищами для ненормальных людей. Люди, которые являются ненормальными, прячутся за прихотями и создают системы, теории, догмы, чтобы их обосновать.

Я жил как-то у одной женщины. Она была очень милая женщина, но совершенно помешанная на чистоте. Весь день она убирала в доме, весь день она украшала дом, причем без причины, потому что в дом она никого никогда не пускала, а если приходили гости, то она принимала их на лужайке.

Я спросил ее: «Вы постоянно украшаете и убираете ваш дом, но я вижу, что вы никому не разрешаете в дом заходить».

Она ответила: «Эти люди, они все пачкают».

«Тогда какой смысл?»

Она ответила: «После Бога идет чистота».

Разумеется, эта женщина сумасшедшая. Чистота стала ее убежищем. Уборка стала ритуалом. Убирая весь день, она оставалась занятой. Ежедневная уборка стала всей ее жизнью — чистая трата времени. Но вы же не можете утверждать, что чистота — это плохо, чистота — это хорошо. У нее была причина. Она сумасшедшая от полной рациональности. В гостиную она не позволяла входить даже мужу. И она не позволила себе завести детей, потому что дети грязные, причиняют беспокойство и все приводят в беспорядок. Вся ее жизнь была принесена в жертву на алтарь чистоты.

Я сказал: «Разумеется, вы доказываете, что чистота идет после Бога. Вы сделали ее алтарем Бога и приносите на него в жертву всю свою жизнь».

Но она сказала: «Разве я не права?»

Вы не можете сказать, что она не права. Чистота это хорошо, гигиенично, но всему есть предел. Человек с самыми большими прихотями выходит далеко за этот предел. Глубоко внутри себя он переживает большие затруднения. Я сказал той женщине: «Сделайте вот что: на протяжении трех дней не убирайте дом. Если вы сможете остаться нормальной, при условии что в течение трех дней не будете убирать дом, я присоединюсь к вам, и тоже буду убирать дом целый день».

Она сказала: «Три дня без уборки? Это невозможно, я сойду с ума». Она уже сумасшедшая!

Поэтому когда кто-либо прячется за прихотью, какой бы ни была эта прихоть — макробиотика или какая-нибудь еще, — я против нее. Я против навязчивых состояний.

Позвольте мне рассказать вам один анекдот:

Человек пришел с матча. Его жена оторвалась от газеты и сказала: «Послушай, Фред, в газете есть сообщение о человеке, который отдал свою жену приятелю в обмен на сезонный футбольный билет. Ты заядлый болельщик, но ты же не мог бы так поступить?

Фред ответил: «Разумеется, я не мог бы. Это нелепо и преступно, ведь половина сезона уже прошла!»

Вот таков ум болельщика, чудака. Но эти люди упорно прячутся за очень красивыми причинами.

Махатма Ганди был постоянно озабочен работой своего кишечника. Это стало для него почти навязчивой идеей. Иногда, когда ваш желудок расстроен, вы можете подумать о нем, но постоянно размышлять о нем и медитировать и снова размышлять — это чепуха. Но он постоянно размышлял о нем, как будто это самый великий предмет в мире, о котором можно размышлять. Он мог собираться помолиться, навестить вице-короля или принять участие в конференции за круглым столом, на которой решалась судьба Индии и ее свободы, но сначала он ставил клизму. Вы будете поражены: в своем дневнике он столько же раз упоминал клизму, сколько Бога. Клизма стала вторым Богом.

Но если бы вы начали спорить с ним, то его позиция была бы совершенно понятна: желудок должен быть чистым, потому что когда желудок не чистый, то все тело загрязняется токсинами, и тому подобное, и только при чистом желудке ум тоже может быть чистым. Как ум может быть здоровым, когда тело не здорово? И он продолжал бы распространяться об этом все дальше и дальше, выдвигая аргументы и размышляя об этом. Но, на самом деле, это прихоть и разновидность болезни. И это не указывает на здоровый ум, это указывает на нездоровый ум.

Я против такой позиции. Я говорил своим санньясинам... потому что они приходили ко мне со своими прихотями. Один молодой человек пришел и сказал, что он пришел для того, чтобы научиться питаться одной водой! Я сказал ему: «Вы превратите меня в преступника. Если я расскажу вам, как питаться одной водой, то вы умрете». Он был совсем худой и тощий, почти на грани коллапса, но он вбил себе в голову, что чистоты, возможно достичь только при помощи воды. Только вода чистая, а все остальное нечистое. Его глаза становились желтыми, он плохо ел, его тело было истощено, и понемногу его мозг начинало лихорадить. И чем более лихорадочным становилось его состояние, тем больше усилий он прикладывал, чтобы очистить себя. Я должен сказать таким людям, что они двигаются в очень, очень опасном направлении.

Ко мне приходили люди, пристрастившиеся к макробиотике... Я не против чего-либо конкретного, но я и не выступаю за что-нибудь конкретное. Я просто за жизнь, жизнь в ее невероятном богатстве.

Вы говорите: «Макробиотика — это чистый даосизм». Ни один принцип, ни одна теория не может быть чистым даосизмом. Даже даосизм не является чистым даосизмом. Лао-цзы сопротивлялся всю свою жизнь... Он отвергал своих учеников, он отвергал все обращения к нему создать теорию обо всем принципе, потому что он говорил: «Когда о Дао говорят, оно уже не Дао. Истину нельзя выразить словами, она не может быть изложена в теории». Только в конце он что-то написал, и то под сильным давлением. Он покидал Китай. По-видимому, он направлялся в Индию. Все должны, в конце концов, приехать в Индию. Индия — это не место на карте, она является самим источником всего человеческого сознания. Каждый, кто хочет переориентироваться, должен приехать на Восток. Слово «восток» просто означает направление.

Лао-цзы... Разумеется, китайские ученые никогда не говорили о том, что он собирался в Индию, это оскорбляло их эго. Они говорят, что он собирался на юг, но Индия находится на юге. Они говорят, что он двигался на юг, но Индия расположена к югу от Китая, и, разумеется, это кажется многозначительным — Лао-цзы возвращается в Индию. Это кажется совершенно уместным. Все должны приехать. Индия — дом для всех.

Правительственные чиновники поймали его на границе Китая и сказали ему: «Мы не позволим вам покинуть пределы страны вместе с вашим сокровищем. Вы должны оставить сокровище».

Он сказал: «Что вы имеете в виду?»

Они сказали: «Перед тем как вы покинете страну, вы должны написать книгу. Вам что-то известно: вы должны написать книгу и вручить ее правительству. Тогда вы можете уезжать».

Таким образом, на границе его принудили эти чиновники. Он справился за три дня и написал весь «Дао-дэцзин». Но в первой же строке он говорит: «Дао нельзя выразить словами, выраженное словами Дао уже не Дао». Так что даже даосизм не является чистым Дао — «изм» делает его нечистым, так что забудьте про то, что макробиотика может быть чистым даосизмом. Это теория, гипотеза.

«Не существует никаких правил и запретов». Если не существует никаких правил и запретов, то зачем понапрасну беспокоиться о макробиотике? Тогда для чего называть себя последователем макробиотики, если нет ни правил, ни предписаний? Они есть...

«Макробиотика не имеет ничего общего с коричневым рисом». Все просто с ума посходили насчет коричневого риса! Они думают, что коричневый рис — это Бог и пока вы не питаетесь коричневым рисом, вы его теряете. Но вы говорите: «Коричневый рис ошибочно считают одной из основ макробиотики, но он является лишь одним из ее элементов и его можно использовать или от него можно отказаться, можно признавать или не признавать». Но тогда что остается? Если даже коричневый рис можно отбросить, проигнорировать, нет никаких принципов и правил и это чистейший даосизм, то тогда что остается? Ничего не остается. Тогда я могу радостно сказать: «Да, будьте последователем макробиотики, никаких проблем!»

Я против принципов. Я против дисциплинированной жизни. Я не против дисциплины; я против дисциплинированной жизни. Дисциплина должна возникать от мгновения к мгновению из вашего внутреннего существа. Она должна быть внутренним светом, не навязанным извне. Поступки человека должны быть идущим из глубины ответом на ситуации, возникшие в жизни. Человек не должен следовать какой-либо доктрине, потому что если вы следуете какой-либо доктрине, то у вас имеется заранее сделанный вывод. И ваша жизнь строится на основании этого вывода. Вы ориентируетесь на центр, который раз и навсегда закреплен. И тогда вы не свободны. Вы не можете быть гибкими, ваш принцип, ваша идея, ваш центр, ваш вывод не позволят вам быть гибкими. Вы будете реагировать согласно вашему выводу. Но если вы свободны и каждое мгновение делает собственный вывод, не взятый с собой из прошлого, то тогда это полный порядок. Тогда вы обладаете дисциплиной — настоящей дисциплиной, но при этом не ведете дисциплинированную жизнь.

Любой по-настоящему живой человек не обладает характером, не может иметь характер. Характер — это что-то мертвое, мертвая конструкция вокруг вас, принесенная из прошлого, из прошлого опыта. Если вы поступаете согласно своему характеру, то вы вообще не поступаете, вы просто реагируете. Вы не отвечаете. Ответ является непосредственным: жизнь создает ситуацию, бросает вам вызов, и вы отвечаете. Вы отвечаете из своего существа, без какого-либо центра, без какого-либо вывода. Не на основании прошлого, а здесь и сейчас поступает ответ — чистый, девственный.

Такую дисциплину я высоко ценю. Такую дисциплину я люблю. Но любая другая дисциплина, которой вы подчиняетесь, которую вы соблюдаете, является опасной. Она собирается убить вас. Вот почему так много людей уже мертвы — их дисциплина убила их.

 

Мне не нравится иметь избыточный вес, но уже на протяжении очень долгого времени я не могу похудеть, невзирая на все диеты, которые я пробовал.

 

Вы взыскательный человек, который стремится к совершенству на основании своей идеи о том, каким должно быть тело, каким должны быть вы. У вас точно намеченная цель, и из-за этой точно намеченной цели вы терпите неудачу, и вы не можете принять себя, вы упорно отвергаете себя. И из-за этого отказа вы чувствуете себя несчастным.

Просто уничтожьте эти цели и идеалы: те идеалы и идеи, содержащиеся в вашем уме, о том, какими должны быть вещи, каким должны быть вы. Избавьтесь от них! И ничто не упущено, всего хватает, ваша энергия может начать течь. И когда вы достигнете такого момента, ваше тело начнет терять вес. Тело становится толстым из-за непрерывного антагонизма, из-за того, что вы против тела, тело чувствует себя неуверенно и из-за неуверенности упорно продолжает есть.

Это как ребенок, который не может доверять матери. Если ребенок не может доверять матери, то, когда ему дают грудь, он не отпускает ее, потому что он не может доверять, он не знает, когда опять получит грудь. Нет уверенности, он не может оставаться уверенным, и поэтому он хватает. Он будет пить столько, сколько сможет: Он будет объедаться, потому что у него нет уверенности в будущем. Когда ребенок знает, что мать любит его, и знает, что мать будет всегда доступна, когда бы он ни нуждался в ней, она будет доступна, тогда он не будет объедаться. Он может отдохнуть, он может есть столько, сколько ему нужно в этот момент, нет никакой нужды есть впрок.

На самом деле жир — это запас впрок, из-за неуверенности в будущем человек упорно продолжает запасать. Человек может три месяца жить без пищи, человек может накопить столько жира. Это старая, древняя привычка, биологическая. Были времена, тысячи лет назад, когда человек был охотником, и пища не была гарантирована. То она была в изобилии, то на протяжении многих дней ее вообще не было. В человеке засела эта биологическая привычка. Она связана с неуверенностью. В наши времена проблемы уже нет, по крайней мере, в Америке у вас имеется достаточно пищи. Впервые у общества имеется достаточно пищи. Американцы вообще не должны быть толстыми. Индийцам можно позволить быть толстыми, потому что у них пища не гарантирована.

То есть я говорю, что теперь, когда пища имеется в наличии, хорошая пища, хорошее питание, — нет физической необходимости есть больше, но теперь психологическая неуверенность приводит в движение механизм тела и тело начинает чувствовать неуверенность. Ему известен только один способ того, как избежать неуверенности, и этот способ заключается в том, чтобы есть больше, упорно продолжать есть и объедаться. Это становится родом деятельности.

Избавьтесь от идеалов! Вы ничего не можете улучшить, вы абсолютно прекрасны таким, каковы вы есть. И начните жить! Вместо того чтобы думать, что вы заживете в будущем, когда вы достигнете совершенства, когда вы будете как это, как то, что вы будете жить, когда достигнете определенного стандарта согласно своему пониманию... Но жизнь здесь и сейчас, и она выскальзывает из наших рук... завтра смерть, только сегодня жизнь... Она всегда сегодня.

Начните жить и начните наслаждаться. Чем больше вы будете наслаждаться, тем меньше вы будете есть. По-настоящему счастливый человек много не ест. Это из-за страданий, из-за боли, из-за пустоты, из-за бессмысленности человек хочет ухватиться за что-нибудь, по крайней мере, за пищу, за что-то.

Тело накопило много мудрости, тело очень мудрое. Если вы едите слишком много, то тело скажет: «Остановись!» Ум не такой мудрый. Ум говорит: «Вкус замечательный — еще немного». И если вы слушаете ум, то ум становится разрушительным для тела тем или иным образом. Если вы слушаете ум, то сначала он скажет: «Продолжай есть», потому что ум глупый, ребенок. Он не знает, что он говорит. Он недавно родился, он ничего не знает. Он не мудрый, он все еще глупец. Слушайте тело. Когда тело говорит: «Голоден» — ешь. Когда тело говорит: «Остановись» — останавливайся.

Если вы слушаете ум, то это младенец, который ведет старика, — они оба свалятся в яму. Если вы слушаете ум, то сначала вы будете слишком сильно заняты чувствами, а затем вам это надоест. И каждое чувство будет доставлять вам страдание, каждое чувство вызывает у вас тревогу, противоречия, боль. Если вы будете слишком много есть, то это вызовет боль и тошноту, и все тело будет расстроено. Тогда ум говорит: «Есть плохо, поголодай». Но и голодание тоже опасно. Если вы будете слушать тело, то оно никогда не будет переедать, оно никогда не будет недоедать — оно просто следует Дао.

Группа ученых работала над этой проблемой, и они открыли замечательный феномен: маленькие дети едят, когда бы ни почувствовали голод, они засыпают, когда бы ни почувствовали сонливость, — они слушают свои тела. Но родители беспокоят их, они их заставляют: «Время ужинать, время обедать, и тому подобное, или время спать — отправляйтесь!» Они не позволяют их телам проявляться. Итак, один экспериментатор попытался предоставить детей самим себе. Он работал с двадцатью пятью детьми. Их не заставляли идти спать, их не заставляли вставать. Их не заставляли на протяжении шести месяцев. И пришло очень глубокое понимание проблемы.

Они хорошо спали. У них было меньше снов — никаких кошмаров, потому что кошмары появлялись из-за родителей, которые их заставляли. Они хорошо ели, но не слишком много, но и не меньше, чем нужно, никогда больше, чем необходимо. Им нравилось есть, и иногда они не ели вообще. Когда тело себя не чувствовало хорошо, они не ели, и они никогда не болели из-за пищи. И еще одно стало понятно, о чем никто даже не подозревал, и это было просто чудесно. Только Дзоань может понять, или Лао-цзы, или Чжуан-цзы, потому что они мастера Дао. Открытие было таково: они поняли, что если ребенок болен, то он не будет есть определенные виды пищи. Они попытались понять, почему он не ест эти виды пищи. Пищу проанализировали, и было обнаружено, что для этой болезни те виды пищи были опасны. Как ребенок определил? Определило тело.

Когда ребенок рос, то он ел больше той пищи, которая была необходима для его роста. Тогда они проанализировали — и обнаружили, что эти ингредиенты были полезны, и пища была выбрана другая, потому что изменились потребности. В один день ребенок ел что-то, а на другой день этот же ребенок уже не ел эту же пищу. И ученые ощутили, что дело в мудрости тела.

Если вы позволите телу иметь свое мнение, то вы двигаетесь по правильному пути, по великому пути. И это не только с едой, это так со всей жизнью. С сексом у вас не ладится из-за ума, желудок у вас расстроен из-за ума. Потому что вы вмешиваетесь в работу тела. Не вмешивайтесь! Даже если вы сможете поступать так на протяжении трех месяцев — не вмешивайтесь, и неожиданно вы начнете чувствовать себя прекрасно, и вы обретете здоровье.

 

психология

 

Вы часто говорите о психоанализе и связанных с ним терапиях. Не могли бы вы высказаться о более современных методах, таких, как гештальт-терапия Фрица Перлза, и о модной новинке — Voice Dialogue*? Могут ли эти терапии помочь человеку, который уже медитирует, видеть себя и свои игры более четко?

 

Во-первых, психотерапии, подобные гештальт-терапии Фрица Перлза и другие, являются уже старыми, а не новыми. Единственной новинкой является Диалог Голосов, но это все игры ума.

Они не могут помочь чем-либо человеку, который уже медитирует — никакая психотерапия не обладает качеством медитации, потому что никакая психотерапия не произвела ни одно просветленное существо. Их основатели не были просветленными, и просветленные существа на Востоке никогда не занимались психотерапиями. Они даже не занимались психологией или самим умом, потому что вопрос для них заключался не в том, как решить проблему ума, вопрос для них заключался в том, как выйти из ума, что легче. Тогда все проблемы заканчиваются, потому что когда вы находитесь вне ума, то у ума нет пищи для того, чтобы упорно продолжать создавать проблемы, иначе это нескончаемый процесс. Вас психоанализируют, в соответствии со старыми или новыми методами, не имеет значения, это все вариации на одну и ту же тему. Ваш ум чувствует себя немного более свежим и отдохнувшим после психологического сеанса, потому что вы скинули с себя бремя. Приходит и некоторое понимание ума, что поддерживает вас в нормальном состоянии.

На самом деле, все психотерапии служат существующему порядку, их функцией является не позволить людям быть аномальными. Кто-то отделяется от стада и правил стада и поступает так, как не должен поступать...

* Диалог Голосов — разработанная супругами Хэлом и Сидрой Стоунами система работы с множеством наших доминирующих и подавленных субличностей. — Прим. ред.

Они могут быть безобидными, но общество не может мириться с такими людьми. Они должны быть приведены к нормальному, среднему стандарту.

Работа психотерапевта заключается в том, чтобы очистить ваш ум. Это что-то наподобие смазки вашего механизма — он функционирует немного лучше, и вы начинаете немного больше понимать, как функционирует ум, хотя не происходит никаких значительных изменений. И, возможно, вам удастся решить одну проблему, но вы не устраняете причину. Сам ум является проблемой. Поэтому вы можете устранить одну проблему, но ум создаст другую проблему... Это как подрезка деревьев: вы срезаете один лист, и тут же из чувства самоуважения и достоинства дерево вырастит три листа на том месте, где был один лист. Вот почему садовники упорно продолжают обрезать деревья — у деревьев становится больше веток, больше листьев.

Медитация является совершенно другим явлением, чем психоанализ или любая терапия, которые ограничены умом. Это просто выпрыгивание из ума: «У вас есть проблемы — я иду домой». Поскольку ум является паразитом, у него нет своей собственной жизни. Ему необходимо, чтобы вы были внутри него, чтобы он мог продолжать поедать вас, вашу голову. Когда вы выпрыгнули из него, то ум превращается просто в кладбище. Все те проблемы, которые были такими большими, отбрасываются, они просто погибают.

Медитация является совершенно другим измерением: вы просто наблюдаете за умом и, наблюдая, выходите из него. И постепенно ум, со всеми его проблемами, исчезает, иначе ум создаст новые, странные проблемы...

Ум является вашей единственной проблемой — все остальные проблемы просто являются побегами ума. Медитация обрубает уму корни. И все эти терапии — гештальт и Диалог Голосов, и Фриц Перлз — мы можем использовать для тех, кто еще не вошел в медитацию, просто чтобы они получили некоторое понимание того, что такое ум, чтобы они могли найти дверь, из которой можно выйти. Мы используем все виды полезных терапий, но не для людей, которые занимаются медитацией. Они полезны только вначале, когда вы еще не привыкли к медитации.

Когда вы уже медитируете, то вам не нужна никакая терапия, никакая терапия тогда не полезна. Но вначале это может быть полезно, особенно для западных санньясинов...

Зигмунд Фрейд прав только в отношении западного ума и его традиций. Когда он говорит, что каждая девочка ненавидит свою мать, потому что она любит отца, то вся эта ситуация основывается на их понимании секса, на том, что человек любит представителя противоположного пола. Поэтому девочки любят отцов, мальчики любят мать. Но девочки не могут выразить свою любовь, — в частности, они не могут иметь сексуальные отношения с отцом, а мать связана с ним сексуально. И поэтому они начинают ревновать к матери — мать становится их врагом. Мальчики становятся врагами отца, потому что мальчик не может иметь сексуальные отношения с матерью. Японцы даже подумать не могут о чем-то подобном — у них совершенно другое воспитание. Зигмунд Фрейд, Юнг, Адлер и Ассаджиоли не имели об этом ни малейшего представления. Им даже и присниться не могло, что существуют люди, настолько не похожие на западных людей...

На Востоке психоанализ не приносит большой пользы. А вот что касается людей с Запада, то я хочу, чтобы они проходили через группы психоанализа для очищения ума. С чистым умом легче войти в медитацию. Но если вы не войдете в медитацию, и просто будете зависеть от очищения ума, то вы будете очищать свой ум всю свою оставшуюся жизнь и ничего не добьетесь. Поэтому из-за своей отличающейся ориентации люди с Востока должны получить рабочие места в университетах, где изучается медитация, а не психоанализ...

На Востоке на протяжении столетий проблема заключалась в том, как подняться над умом, и там существовала только эта одна, только единственная проблема. Но западный ум, поскольку он развивался другим образом, никогда не думал о выходе за пределы ума. Я искал в еврейских трудах, я искал в христианских трудах; нет ни единого упоминания за всю историю Запада о том, что кто-то предпринимал попытки выйти за пределы ума. Они использовали ум, чтобы молиться, они использовали ум, чтобы верить в Бога, они использовали ум, чтобы становиться религиозными, добродетельными, но они никогда и не думали о том, что существует возможность выйти за пределы ума.

На Востоке шел только один-единственный поиск. Весь гений Востока работал только над одним, других проблем не существовало: как выйти за пределы ума, потому что если вы решите свои проблемы оптом, при помощи того, что выйдете за пределы, то зачем тогда добиваться решения проблем в розницу? Ум будет упорно продолжать их создавать, это великая творческая сила. Вы решаете одну проблему, тут же возникает другая проблема. Вы решили эту проблему, тут же возникает еще одна проблема. Хороший бизнес для психоаналитика, потому что ему известно, что вы никогда не вылечитесь. Вы не можете вылечиться от ума, он лечит только отдельные проблемы. Но ваш ум является источником. Он никогда не обрубает корни, он только подрезает листья, в лучшем случае, ветви, но они отрастают опять, потому что сохранены корни.

Медитация подрубает сами корни проблем. Я повторяю: единственной проблемой является ум, и пока вы не выйдете за его пределы, вы никогда не выйдете за пределы проблем. Странно, что даже в наши дни западные психологи даже не приступили к осмыслению того факта, что Восток породил такое количество просветленных людей. Никто из них не побеспокоился о том, чтобы проанализировать ум... Сотни методов были найдены, которые могут помочь вам превзойти ум, и когда вы выходите за пределы ума, то все проблемы выглядят так, как будто это проблемы кого-то другого. Вы достигаете такого состояния, при котором вы как бы наблюдатель в горах, а ваши проблемы в долине. И они не имеют на вас никакого влияния, вы выше них.

Мысли Запада по-прежнему сосредоточены исключительно на уме. На Западе они додумались только до материи и ума. И материя является реальностью, а ум является только побочным продуктом, за умом ничего уже нет. На Востоке материя является иллюзией, ум является побочным продуктом всех ваших иллюзий, проекций, мечтаний, ваша реальность выше материи и ума, выше обоих. Итак, на Востоке мы разделяем реальность на три части; материю — самое внешнее, душу — самое внутреннее и ум, который находится между ними двумя. Материя обладает относительной реальностью, она не реальна, она относительно реальна. Ум абсолютно нереальный, а душа абсолютна реальна.

Это абсолютно непохожее распределение человечества по категориям. На Западе категории являются простыми: материя реальна, ум просто побочный продукт, и свыше ума ничего не существует. Поэтому помните, если вы медитируете, то ничего больше не требуется. Если вы не медитируете, то психотерапии могут быть полезны как вспомогательное средство для медитации... Запад эксплуатируют различные мошенники по той простой причине, что Запад не попытался разобраться в сущности медитации. И поэтому любой идиот может прийти и наговорить что угодно, и у него появляются последователи, потому что они не знают, что такое медитация. Ни распевание мантр, ни кратковременное зависание в воздухе, ни левитация... Все это не имеет никакого отношения к медитации. У медитации есть только одно значение, оно заключается в выходе за пределы ума и превращении в свидетеля. В вашем свидетельствовании заключается чудо — вся тайна жизни.

 

Не могли бы вы сказать что-нибудь о различии между духовным вопросом «Кто я есть?» и психологической травмой «Кто я такой?»?

 

Это различие между эго и личностью.

Эго — это ваша фальшивая идея о том, кто вы, это просто выдумка ума. Это ваша доморощенная, разработанная умом концепция, которая не соотносится с какой-либо реакцией. Что касается внешнего мира, то его это абсолютно устраивает, потому что вы имеете в нем дело с другими эго. В тот момент, когда вы выходите за пределы ума, вы также выходите за пределы эго, и вы неожиданно осознаете, что вы не такой, каким вы всегда себя считали, что ваша реальность совершенно другая, что она не состоит из вашего тела и вашего ума, и что, на самом деле, у вас нет слов, чтобы ее выразить. Но это еще пока не предельная реальность, она просто посередине, между предельной реальностью и предельной ложью. Она лучше, чем фальшивая, но ниже, чем по-настоящему реальная.

Вы все еще придерживаетесь определенной идеи отделения от жизни. И это отделение не позволяет вам воспользоваться всеми благами, которые принадлежат вам по праву рождения. Если вы сможете уничтожить эти стены и открыть себя безграничной реальности, то вы исчезнете как отдельное существо. Это только одна сторона. Но с другой стороны, вы возникнете как вечная, безграничная, обширная реальность — огромное, как океан, переживание, которое является единственным переживанием просветления или освобождения.

Сначала вам нужно избавиться от эго. Это ваша психологическая травма или, лучше сказать, психологическая драма. Существуют религии, которые признали фальшивое эго концом всего, за которым ничего уже нет. Такова религия атеистов всех направлений, коммунистическая. Или атеист может не быть коммунистом, но любой атеист останавливает себя на эго, для него это предельная реальность. Он самый бедный человек в мире. Все другие религии, за исключением атеизма... потому что я считаю атеизм тоже разновидностью религии, более примитивной, чем другие религии. Христианство, магометанство, иудаизм продвинулись на шаг дальше. Они все настаивают на том, что надо отбросить эго и осознать вашу подлинную реальность, подлинную личность. Но существуют такие религии, как дзэн, которые доходят до самого конца дороги. Они не удовлетворяются просто отбрасыванием эго. Они удовлетворяются только тогда, когда избавляться уже не от чего — даже личности уже нет, когда дом абсолютно пуст и вы можете сказать: «Меня нет». Это небытие освобождает предельному место, на котором оно может расцвести. Оно не приходит откуда-то. Оно всегда было там, просто оно было загромождено сгнившей мебелью, ненужными вещами.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных