Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Формирование понятий




С моей точки зрения, «смешанная» природа отношений сама по себе не представляет трудностей для понимания, однако мы до сих пор не нашли точных терминов для ее выражения. Та очевидность, что отношения между людьми являются смешанными, разнородными, не вызывает сомнений, однако мы по-прежнему часто мыслим другими категориями: «Или конкуренция, или сотрудничество». Нам не хватает образов и понятий для того, чтобы определить и уяснить область между сотрудничеством и конкуренцией. Мы имеем слишком мало метафор, с помощью которых можем концептуализировать эти феномены. Термины «динамичное равновесие», «баланс», «дилемма», «парадокс», «баланс напряжения», «полярность» и другие, выражающие характерное родство, общность (41:) сотрудничества и конкуренции, все еще недостаточно точны, однако, применяя их, вероятно, легче будет уяснить себе сущность вопроса и избежать всякого рода ловушек.

Динамика

Одним из ключевых понятий в этой сетевой модели организаций является понятие «динамика», выражающаяся в возникновении «незапланированных проблем» между организационными субъединицами. Желательно определить это ключевое понятие более подробно, потому что оно дает нам дополнительную возможность связать модель систем и модель участвующих сторон.

Достоинство модели систем — ее внимание к феноменам, которые не могут быть объяснены с точки зрения намерений, замыслов, действий вовлеченных сторон. В определенном смысле организации обладают собствен ной направленностью, собственными целями. Они имеют собственную динамику, не зависящую от интересов отделов организации. Это непонятным образом приводит к использованию более безличных понятий. Модель систем указывает, что огромное количество организационных процессов являются относительно автономными и не зависят от мотивов и действий вовлеченных сторон.

Многие организационные процессы могут быть относительно независимыми от вовлеченных сторон, но возникают все же в результате человеческих действий. Однако отношения являются настолько сложными, а цепи зависимости настолько запутанными, что становится все более и более трудным воспринимать целое, не говоря уже о том, чтобы его контролировать. Даже если действие какого-либо лица соответствует определенным намерениям и даже если запланирован определенный эффект, результат запланированного и преднамеренного действия часто оказывается, тем не менее, всецело непреднамеренным и незапланированным. В своем описании ряда игровых моделей возрастающей сложности Elias (1971) показал, каким образом формируется восприятие такой ситуации. Elias (1971, с. 99) отмечал, что «игроки» по мере возрастания сложности сети постепенно изменяют свои мысли, представления, понятия относительно направления, хода, порядка игры. (42:)

«Вместо того, чтобы редуцировать течение игры до индивидуальных ходов, ассимиляция их совершения постепенно начинает преобразовываться в более безличные понятия, которые больше учитывают автономию игроков, чем мотивы отдельных игроков. Однако разработка таких средств для приспособления усиливающегося осознания, что течение игры бесконтрольно для самих игроков, является длительным и труднодоступным процессом. Сравнения, которые люди применяют постоянно, сдвигаются между представлением, что игра может быть редуцирована до действий отдельных игроков, и представлением, что в течении игры присутствует что-то мистическое. На протяжении длительного времени игрокам было крайне трудно понять, что бесконтрольность течения игры, которую они легко, с готовностью воспринимают как нечто «мистическое», является результатом их взаимной зависимости и напряжений и конфликтов, которые проистекают из этого».

«Теории действия (они являются вариантами модели участвующих сторон) не приходят в столкновение и противостояние с рассматриваемыми здесь вопросами природы человеческой взаимозависимости, силовых балансов и их значением. В лучшем случае они просто допускают, что умышленные взаимодействия имеют непредполагаемые последствия. Однако они заменяют тот факт, который является центральным для теории и практики социологии, что каждое умышленное взаимодействие основывается на непреднамеренных человеческих взаимозависимостях» (Elias, 1971, с. 103).

Приведем еще одну цитату: «...игра, которая представляет собой исключительный результат взаимодействия многих игроков, принимает течение, которое ни один из отдельных игроков не предполагал, не определял и не предвидел; так что именно противоположность является истиной: это непреднамеренное течение игры, которое детерминирует ходы отдельных игроков» (Elias, 1971, с. 103).

Итак, мы можем видеть, что и модели участвующих сторон, и модели систем могут участвовать в развитии нашего мышления, которое происходит параллельно с возникновением все более и более сложных сетей.

Динамика «непреднамеренных человеческих взаимозависимостей» объяснена в главах 3 и 4. Относясь к этой идеи как к основной, мы можем приспособить ее к данной сетевой модели. (43:)




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных