Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Роль отца в личностном, интеллектуальном, нравственном и полоролевом становлении ребенка




 

Впервые об отцовстве и отцовском влиянии на развитие личности ребенка заговорили в начале XX в. в рамках исследований, проводи­мых на базе психоаналитической методологической школы. 3. Фрейд акцентировал внимание на роли отца в становлении полоролевой идентичности и на том, как преодоление Эдипова комплекса (или комплекса Электры) сказывается на дальнейшем формировании пове­дения и возможных отклонений в развитии сексуальности и характера человека. Согласно его мнения, именно отец является ключевой фи­гурой в жизни ребенка, он определяет жесткие рамки формирования личности мальчика в условиях страха кастрации и выраженной любви к матери, которая выступает как объект влечения и только, для девоч­ки же отношения с отцом и подсмотренные паттерны общения матери с ним определяют ее дальнейшие ожидания по отношению к мужчине. Позднее более детально остановимся на изучении психологической природы влияния отца на развитие ребенка Э. Фроммом. Он полагает, что младенец в момент рождения испытывает страх смерти, однако он несколько предохранен от чувства тревоги, связанной с отделением от матери самим кризисным процессом рождения. Новорожденный поч­ти не отличается от того существа, каким он был до момента рождения, и не может осознавать себя и окружающий его мир как нечто бывшее еще до него. Он воспринимает пока только положительное действие тепла и пищи, не отличая их от источника - матери. Мать - это тепло, пища, состояние удовлетворения и безопасности. Внешняя реальность, люди и вещи пока имеют значение лишь в той степени, в какой они удовлетворяют или фрустрируют физиологические потребности. Реально только то, что внутри; все, что находится вовне, реально, по­скольку необходимо младенцу, но не как объективная ценность с при­сущими ей качествами.

Ребенок растет, развивается и постепенно приобретает способ­ность воспринимать вещи как они есть. В конце концов он начинает понимать, что молоко, грудь и мать — различные субстанции. Он научается видеть много других вещей, имеющих различные, свои собственные существования. Он учится общаться с людьми, вступая в отношения с ними. Многие эти переживания общения кристалли­зуются и объединяются в одном переживании: я любим, потому что я — ребенок своей матери, потому что беспомощен, неповторим. Это

можно выразить в более общей форме: я любим, потому что это я. Как полагает Э. Фромм (Фромм Э., 1990), переживание любимости мате­рью - пассивное чувство. Мне ничего не надо делать для того, чтобы быть любимым, — материнская любовь безусловна. Все, что от меня требуется, — это быть, быть ее ребенком. Но есть и негативная сторона в этой «гарантированной» любви. Ее не только не нужно заслуживать, но ее и нельзя добиться, тем более контролировать. Если она есть, то она равна блаженству, если же ее нет, это все равно как если бы все пре­красное ушло из жизни - и ничего нельзя сделать, чтобы эту любовь искусственно создать.

Таким образом, ребенок, хотя теперь уже живет не в утробе, все еще полностью зависим от матери. Однако день за днем он становится все более самостоятельным: учится ходить, говорить, познавать мир; со временем связь с матерью несколько утрачивает свое жизненно не­обходимое значение, и вместо этого все более и более важными стано­вятся взаимоотношения с отцом.

Э. Фромм, впервые описавший существенное различие между материнской и отцовской любовью, считает, что материнская любовь по самой своей природе безусловна. Мать любит новорожденного мла­денца, потому что это ее дитя, потому что с его появлением в ее мире произошли преображения, свершились какие-то важные ожидания. Безусловная любовь утоляет одно из сокровеннейших желаний не только ребенка, но и любого человека. Условная любовь менее надеж­на: всегда существует опасность, что любовь к тебе может исчезнуть. Кроме того, такая «заслуженная» любовь всегда оставляет горькое чувство, что ты любим не сам по себе, а потому что приятен. У взрос­лых потребность в бескорыстной материнской любви проявляется как компонент нормальной эротической любви.

Связь с отцом совершенно иная. Если мать, по меткому выра­жению Э. Фромма, - «это дом, из которого мы уходим, это природа, океан», то отец имеет слабый контакт с ребенком в первые годы его жизни, не идущий ни в какое сравнение с материнским. «...Но зато отец представляет собой другой полюс человеческого существования, где - мысли, вещи, созданные человеческими руками, закон и по­рядок, дисциплина, путешествия и приключения. Отец — это тот, кто учит ребенка, как узнавать дорогу в большой мир» (Фромм Э., 1990).

С этой отцовской функцией тесно связана и другая, которую можно назвать социально-экономической. Когда возникли частная собственность и возможность передать наследство одному из потом­ков, отец стал с нетерпением ждать появления сына, которому он мог бы оставить свое дело. Им оказывался тот сын, которого отец считал наиболее подходящим своим преемником, который был более всего похож на отца и, следовательно, которого он любил больше всех. От­цовская любовь — это обусловленная любовь. То есть принцип отцов­ской любви состоит в том, что ребенка любят, потому что он удовлет­воряет отцовским ожиданиям, достойно исполняет свои обязанности, или похож в чем-то на отца. В обусловленной отцовской любви мы находим, как и в безусловной материнской, отрицательную и поло­жительную стороны. Отрицательную сторону составляет уже тот факт, что отцовская любовь должна быть заслужена, что она может быть уте­ряна, если человек не сделает того, чего от него ждут. В самой природе отцовской любви заключено, что послушание становится основной добродетелью, непослушание — главным грехом, и наказанием за него служит утрата отцовской любви. Положительной стороной является то, что поскольку отцовская любовь обусловлена, то ее можно добить­ся, она находится в пределах контроля личности, что очень отличает ее от материнской.

Материнская и отцовская установки по отношению к ребенку соответствуют его собственным потребностям. Младенец нуждается в материнской безусловной любви и заботе как физиологически, так и психически. Более старшему ребенку необходима отцовская любовь, его авторитет и руководство. Таким образом, по мнению психоанали­тиков, функция матери — обеспечить ребенку безопасность в жизни, функция отца — учить его, руководить им, чтобы он смог справляться с проблемами, которые ставит перед человеком то общество, в котором он родился.

В идеальном случае материнская любовь не пытается мешать ребенку взрослеть, не поощряет его беспомощность, напротив, по­могает стать независимым, способным отделиться от нее. Отцовская любовь является направляющим принципом, а также ожиданиями; ей следует быть терпеливой и снисходительной, а не угрожающей и авторитарной. Она должна давать ребенку всевозрастающее чувство собственной силы и, наконец, позволить ему выглядеть авторитетным в собственных глазах, освободившись от авторитета отца.

Для семьи в целом и для обоих родителей как личностей рождение ребенка является вехой в развитии и представляет собой стрессовую ситуацию. Важнейшим фактором нормального пренатального развития ребенка является благоприятная обстановка в семье, эмоциональный комфорт беременной женщины, и, как показали исследования Л.Л. Баз, Т.А. Баландина, Г.В. Скобло, эмоциональная поддержи мужа, благодаря которой жене удавалось с наименьшими психологическими потерями преодолевать трудности этого периода. Отсутствие такой поддержки является провоцирующим моментом для возникновения у нее тревожно-депрессивных расстройств, являющихся как правило, предшественниками послеродовой депрессии, отрицательное влияние которой на психическое развитие ребенка общепризнано. Таким образом, еще до рождения ребенка отец оказывает влияние на его развитие через обеспечение благоприятных условий (Филиппова ГГ., 2002).

Позднее отец помогает развитию ребенка через игры. Игры ма­тери и отца имеют различные функции. Игры с отцом, в отличие от игр с матерью, которая ухаживает за ребенком и дает ему чувство без­опасности и тепла, помогают развитию моторики ребенка, освоению окружающего пространства, собственного тела, что является важным условием интеллектуального развития ребенка (Barth S., 1999).

По мнению В. Фтенакиса (Fthenakis W. E., 1998), взаимодействие с отцом положительно влияет на когнитивное развитие детей. Однако его исследования показали, что данное положение справедливо только для мальчиков. Была выявлена прямая корреляция между вовлечен­ностью отца в воспитание и когнитивными достижениями их сыновей. В. Фтенакис объясняет это тем, что отец дает пример практического и действенного решения различных проблемных ситуаций, причем вовлеченность в жизнь ребенка предполагает еще и эмоциональное участие, и именно потому, что отец в этом случае дает пример мужско­го подхода к решению проблем, его влияние не так заметно на девоч­ках. Обследование более 20 тысяч американских семей, проведенное G.S. Весkег(1991), показало, что дети, отцы которых вовлечены в про­цесс их образования (например, посещают родительские собрания), чаще получают высшие баллы, больше любят школу, реже остаются на второй год. И. Лангмейер и 3. Матейчик проанализировали популяр­ные книги о воспитании детей за 100 лет (с 1850 по 1950 гг.). Они хотели установить сдвиги в тех ценностях, которые должны проповедовать ро­дители детям. Был обнаружен устойчивый сдвиг в значимости этих цен­ностей: понижение оценки характера ребенка и возрастные значения интеллектуальной и деятельностной продуктивности, успехов в учебе и жизненной выносливости. Повысилось также значение эмоциональ­ных связей между людьми, особенно в 30-50-е гг.

В.Н. Дружинин полагает, что в сходстве интеллекта членов семьи проявляется их эмоциональная близость. Таким образом, по коэф­фициентам корреляции интеллекта можно выявить близость членов среднестатистической семьи. То, что в постсоветской семье мать даль­ше от отца, чем сын, сын ближе к матери, чем к отцу, может объяснять так называемый «материнский эффект», когда корреляция интеллек­туальных способностей детей и матерей выше, чем детей и отцов (Дру­жинин В.Н., 1999). В некоторых исследованиях обнаружен противо­положный «отцовский эффект», однако, вероятнее всего, корреляция обусловлена не генетическими факторами, а временем, проводимым родителем с ребенком (Дружинин В.Н., 2006).

В исследовании ТА. Думитрашку (ДумитрашкуТ.А., 1996) было выявлено, что размер семьи является значимым фактором для когни­тивного развития детей, которое зависит от идентификации с родите­лем и порядка рождения. Действие указанных факторов обусловлено тем, что психологический статус каждого ребенка в семье изменяется вместе с изменением конфигурации семьи. А эффект очередности рождения объясняется положением детей в семье: так, наиболее тесные взаимодействия у родителей, как показывает практика, с первенцами. Различия в корреляциях родитель - первый ребенок и роди­тель - второй ребенок могут возникать в двух случаях: при более тесной идентификации ребенка с родителем, что повышает связь, и, наоборот, при возникновении таких отношений, которые понижают эту связь.

Имитируя взрослого, ребенок принимает его за модель и оказы­вается психологически зависимым от этого взрослого. Отрицательный эффект большего порядкового номера рождения на когнитивное развитие детей будет определяться тем, что у последнего ребенка в большой семье выбор объекта для идентификации становится шире (в качестве модели могут выступать и старшие дети), и тем, что статус ребенка изменяется с появлением нового члена. Заметим, что качество взаимодействия со старшими детьми и родителями существенно раз­лично. Контакты с родителями и вербально, и интеллектуально бога­че, чем контакты со старшими братьями и сестрами. Таким образом, старшие дети не в состоянии служить полным аналогом родителей для младших.

В данном исследовании также было выяснено влияние взаимоотношений родителей с детьми на развитие способностей детей. Констатируется наличие взаимосвязей между типом отношений к детям у родителей и отдельными показателями когнитивного развития детей. При этом проявляются следующие особенности: 1) у матерей с более высокими баллами по отвержению ребенка первые дочери менее ин­теллектуально развиты и менее креативны, чем у матерей с низкими баллами. У отцов, как и у матерей, корреляции по показателям интел­лектуальности и креативности отмечаются только с первыми сыновья­ми; 2) у матерей с сильно выраженным стремлением соответствовать социально желательному образу матери первые дочери менее резуль­тативны в тестах на интеллектуальность, у отцов этот тип отношения положительно коррелирует с показателем креативности вторых сыно­вей; 3) тесно коррелирует с показателем когнитивного развития детей интеллектуальное развитие и степень авторитарности отца (высокая корреляция с показателем креативности первых сыновей, креатив­ности вторых дочерей с авторитарными отношениями отца с детьми); 4) влияние определенного стиля воспитания на ребенка может быть специфическим в каждом отдельном случае в зависимости от того, кто из родителей придерживается этого стиля и по отношению к каким детям он используется (Думитрашку ТА., 1996).

S. Barth (S. Barth., 1999) полагает, что отец играет важнейшую роль в усвоении детьми моральных норм. Родители через слова и поведение так или иначе выражают свое отношение к определенным событиям или поступкам людей, предоставляя таким образом модели поведения и моральную оценку. Кроме того, родители, особенно отец, дисци­плинируют детей, ставя определенные рамки поведения, одобряя за одни поступки и наказывая за другие. Это важно, т.к. именно родители удовлетворяют потребности ребенка, т.к. он взаимодействует с окру­жающей средой сначала только через родителей, которые в этом случае являются проводниками общественных ценностей. Главными факто­рами, влияющими на усвоение моральных норм, являются: 1) страх потери любви родителей; 2) идентификация с родителем, о которой говорил еще 3. Фрейд; 3) развитие эмпатии и чувства вины первона­чально через оценку родителей, а затем через объяснение последствий действий ребенка. По мнению Хоффмана, именно идентификация является наиболее важным фактором, и отец в этом случае особенно необходим мальчику. То, что любовь отца условна, по мнению S. Barth является важнейшим фактором морального развития ребенка (S. Barth., 2000). К похожему выводу пришла О.Б. Чиркова (цит. по: Ильин Е.П., 2002), которая в своем исследовании обнаружила, что отец играет более важную роль в формировании у ребенка ответственности. Происходит это потому, что отцы придают большее значение самостоятельности, предоставляя детям отвечать за свои действия, и с большим уважени­ем, чем матери, относятся к проявлению детьми независимости. Лишь отец способен сформировать у ребенка способности к инициативе и противостоянию групповому давлению. Чем больше ребенок при­вязан к матери (по сравнению с отцом), тем менее активно он может противостоять агрессии окружающих. Чем меньше ребенок привязан к отцу, тем ниже самооценка ребенка, тем меньше он придает значения духовным и социальным ценностям, по сравнению с материальными и индивидуалистическими (Дружинин В.Н., 2006).

О том, что взаимоотношения с отцом влияют на формирование полоролевой идентичности, говорил еще 3. Фрейд. По мнению S. Barth (S. Barth., 2000), важнейшими детерминантами полоролевой идентифи­кации для мальчика являются: 1) доминантность отца как уровень его влияния в семье; правда, именно доминирование отца может привести как к развитию активности, так и к развитию пассивности ребенка; 2) забота отца, если отличительной чертой отношений отца и сына является забота и теплота, желание быть таким же «мужественным», как отец, значительно усиливает позитивное восприятие, усвоение мужского поведения и формирование адекватной полоролевой иден­тичности. Взаимоотношения девочки с отцом оказывают влияние на ее дальнейшие гетеросексуальные контакты, являясь прототипом этих взаимоотношений. Теплые и приносящие удовлетворение отношения дочери с отцом помогают дочери гордиться своей женственностью, способствуют принятию себя в качестве женщины и более легкой гетеросексуальной адаптации, кроме того, отец может влиять и на жизненные приоритеты дочери — семейную жизнь или ориентацию на карьеру (S. Barth., 2000).

Доказано и влияние отца на развитие различных личностных ха­рактеристик ребенка. В 26-летнем лонгитюде, который проводился в США и в котором приняли участие 379 человек, ученые выяснили, что единственный фактор, определяющий развитие эмпатии в детстве, - отцовское участие. У отцов, занимавшихся с детьми не меньше двух раз в неделю, дети становились наиболее чуткими взрослыми.

Многие исследования подтверждают позитивность вклада отцов в воспитание детей. Дети «вовлеченных отцов» менее тревожны во внесемейных ситуациях; лучше справляются с фрустрацией; с большей ве­роятностью становятся эмпатийными взрослыми; более социабельны; их самоуважение и уровень притязаний выше (Ильин Е.П., 2002).

Е.П. Ильин подтверждает, что дети, которые близки с отцом, обладают значительно более высокой самооценкой и стабильностью образа Я, в сравнении с теми, кто описывает свои отношения с отцом как отчужденные. Дети, отцы которых принимают активное участие в их воспитании, вырастают более отзывчивыми в социальном плане. Исследования привязанности родителей и младенцев показало, что отцы, проводившие с детьми много времени и позитивно настроен­ные по отношению к ним, имели младенцев, более прочно при­вязанных к родителям (Саmus J., 2000). Изучение годовалых детей показало, что дети «вовлеченных отцов», оставаясь с незнакомцем, плакали и страдали меньше, чем дети «менее вовлеченных отцов» (Fthenakis W.Е., 1988). Помимо этого, взаимодействие отцов с деть­ми способно улучшить физическое самочувствие малышей, их вос­приятие, отношение с окружающими уже с очень раннего возраста (Саmpus J., 2000).

В современном мире по количеству времени и качеству общения выделяют несколько типов взаимодействия отца и ребенка (Schneider W., 1989; Fthenakis W.Е., 1989):

Традиционный отец — отец как воплощение силы, авторитета и
социальной компетенции. Важнейшей задачей такого отца является
содержание и защита матери и ребенка. Таким образом, он отдален от
ребенка и взаимодействует с ним только тогда, когда возникают раз­ногласия и мать не в состоянии их разрешить; его слово — закон, его поведение обсуждению не подлежит, ему свойственен авторитарный стиль воспитания, эмоциональной близости с ребенком нет, т.к. под­держивается авторитет и власть.

Отец-партнер — это отец как образец, помощник и партнер по
играм. Такой мужчина полагает, что для гармоничного развития ребен­ка необходимо участие обоих родителей. В семье имеется достаточно гибкое распределение ролей, в том смысле, что отец, кроме своей работы, уделяет внимание проблемам ребенка. Таким образом, отец играет значительную роль в воспитании и жизни ребенка, а кроме того, еще и активную роль в семье.

Новый отец (Heiliger A., 1989; Gampert., 2000; Horst. P., 2000; Fthenakis W.Е., 2001). Термин «новый отец» (соответствует термину «ответственное отцовство»), что характеризует не столько опера­циональный аспект взаимодействия отца и ребенка, сколько намечаю­щуюся в науке и практике тенденцию подчеркивания важности отцовства, общения с ребенком для самого отца. В рамках данной концепции получило широкое развитие представление об андрогинной личности, о том, что и на мужчину и на женщину родительство оказывает равное влияние, что ребенок также важен для отца, как и для матери, однако при этом подчеркивается, что мужчина и женщи­на по-разному взаимодействуют с ребенком (например, разные стили общения), но отец может и должен заниматься ребенком наравне с матерью. Такой отец принимает участие в самом процессе рождения ребенка, присутствует на родах, позднее он заботится о ребенке-мла­денце вместе с матерью, имеет с ним тесную эмоциональную связь. Однако на этой почве у неподготовленных мужчин могут возникать различные сложности и преувеличения, вплоть до ревности отца к матери. Здесь необходимо четко различать функции и особенности роли отца и матери. Таким образом, хотя в современном обществе существует достаточно прочный стереотип некомпетентности отца и его невключенности в воспитание ребенка, вышесказанное позволяет утверждать, что участие обоих родителей в воспитании ребенка, при условии четкого различения родительских ролей, оказывает положи­тельное влияние на развитие детей, однако отец должен выполнять свою функцию, а не выступать в роли заместителя матери.

По данным американских исследователей К. Кенфильда и П. Игл (Canfield К., 1999; Eagle P.L., 1994), в современном обществе наблюдаются следующие тенденции развития взаимоотношений от­цов и детей: по данным этих авторов, мужчины как бы вновь открыли для себя ценность отцовства. Например, число отцов, присутствую­щих на детских днях рождения, возросло за последние 5 лет с 27 до 90%. Если в 1987 г. 30% отцов говорили, что они готовы медленнее продвигаться по карьерной лестнице, если это поможет им больше времени проводить с семьей, то в 1991 г. уже 75% мужчин предпочли возможность больше времени проводить с семьей возможности сде­лать профессиональную карьеру. Исследования также показывают, что постоянно возрастает число отцов, заботящихся о малышах в одиночку.

Растут даже ожидания по отношению к отцам: 96,8% опрошенных согласились с тем, что отцы должны вносить больший вклад в обра­зование детей; 54,1 % считают, что отцы сегодня проводят со своими детьми меньше времени, чем их отцы с ними. Зарплатой, которую отец приносит в семью, уже не исчерпывается его роль. Ожидается, что отцы и физически, и вербально будут вовлечены в воспитание. Часть этих ожиданий является результатом того, что все больше женщин ра­ботают вне дома. Но некоторые ожидания связаны с самими отцами: они знают, что могут дать своим детям больше, чем «нормальные отцы» во времена их собственного детства. Повышение осознанности и ко­личества времени, проводимого с детьми, — важнейшие компоненты эффективного отцовства. Существуют даже попытки гармонизировать профессиональную и семейную жизнь.

Таким образом, участие отца в воспитании ребенка невозможно переоценить, оно необходимо для формирования полноценной гар­моничной личности, и, возможно, целый ряд проблем современного общества связан именно с отстранением мужчин от воспитания молодого поколения.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных