Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






История развития института отсрочки отбывания наказания в уголовном законодательстве России




 

Любое явление может быть правильно понято и оценено лишь при условии его рассмотрения в процессе развития, то есть следующих друг за другом во времени совокупности исторических связей, зависимостей и закономерностей. Поэтому не случайно историзм - это основополагающий принцип научного подхода к изменяющейся во времени, развивающейся действительности. Руководствуясь этим, необходимо отметить, что при исследовании отсрочки отбывания наказания необходимо учитывать исторические условия его становления и развития, все это необходимо для того, чтобы проследить сам этап развития уголовно-правовых норм, становления и современное состояние данного института.

Следовательно, владея данной информацией, она позволит в большей степени уяснить правовую природу исследуемого института, определить его значение в системе мер уголовно-правового воздействия.

Уголовное законодательство РСФСР 1960 года закрепляло следующий перечень разновидностей отсрочки отбывания наказания:

1) отсрочку исполнения приговора военнослужащему (ст.46 УК РСФСР [7]);

2) отсрочку исполнения приговора несовершеннолетнему, которая в дальнейшем распространила свое действие и на совершеннолетних, впервые осужденных к лишению свободы до трех лет (ст.46 УК РСФСР);

3) отсрочку отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей, регламентируемую в ст.46 УК РСФСР от 27.10.1960 года, данный вид отсрочки не потерял своей актуальности и закреплен в ст. 82 действующего в настоящее время Уголовного кодекса Российской Федерации[8].

История развития и становления первых двух видов отсрочки является наиболее полной[9]. Однако, что касается третьего вида отсрочки предоставляемая женщинам, стоит отметить, что она имеет специфичный круг лиц, на которых распространялось ее действие и разницу в основаниях и условиях ее применения.

Следует сказать, что проблемами отсрочки исполнения приговора женщинам занимались многие видные ученые (В. М. Сидорова, Е. Г. Щербакова, А. Н. Башкатов, В. В. Николюк, Т. П. Зайцева, В. В. Мороз, Т. Ф. Минязева и др.). Их исследования были посвящены иным видам отсрочки исполнения приговора, которые имели место до 1 января 1997 г [10].

Анализируя нормы источников русского уголовного законодательства, необходимо отметить, что такой институт отсрочки не был знаком, в отличии от норм уголовно-процессуального законодательства. Нормы уголовно-процессуального законодательства подтверждают, что институт отсрочки отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим детей, имеет свои исторические корни.

Впервые нормы о данном институте отсрочки нашли свое закрепление в Уставе уголовного судопроизводства от 20 ноября 1864 г. (Далее Устав)[11].

Согласно ст. 955 данного Устава гласило о том, что определенное судом наказание никакому изменению не подлежит.

Исполнители обязаны следовать в точности с судебным приговором и согласно требованиям прокурора, который в дальнейшем доводит обо всем до сведения Суда.

Однако, как отмечал Н.С. Таганцев, от этого общего принципа непоколебимости назначенного судом наказания можно «отойти» при наличии разнообразных жизненных ситуаций, которые влияли на решение при исполнении наказания и при самом постановлении приговора.

В последнем случае порядок изменения назначенного наказания может быть указан самим же судом в приговоре[12]. Одним из таких отступлений была отсрочка отбытия наказания.

Отсрочка отбывания наказания применялась и зависела от двух видов условий, таких как естественные и юридические.

Естественными условия применения отсрочки отбывания наказания являлись такие, благодаря которым немедленное исполнение наказания могло бы придать уголовной каре несоответственное значение, могло бы без меры отяготить подсудимого или существенно нарушить права третьих лиц.

В соответствии со ст. 959 к таким условиям отсрочки исполнения приговора, уже вступившего в законную силу и даже обращенного к исполнению:

Во-первых, наряду с болезнью осужденного, препятствующей исполнению над ним личного наказания и беременность осужденной женщины или разрешение ее от бремени[13]. Исполнение наказания откладывалось до истечения срока дней после родов. Однако, следует отметить, что действие данной нормы распространялось и действовала совместно с любым видом наказания, необходим только присутствие указанного выше факта[14].

Во-вторых, кормление грудью новорожденного ребенка. Данный факт распространялся на отсрочку исполнения такого вида наказания, как ссылка. При этом осужденные женщины не ссылались до окончания полуторагодичного срока от рождения младенца, если сами не будут просить о скорейшем их отправлении. Закон здесь говорил вообще о ссылке, поэтому в данном случае имелись в виду все ее виды, к которым относились ссылка на поселение и ссылка на каторгу.

В содержании Устава уголовно судопроизводства имелась норма, согласно которой как в ссылке, так и в местах заключения вообще, беременные женщины до разрешения их от бремени, а разрешившиеся - до истечения сорока дней после родов, освобождались от работ.

Согласно ст. 970 данного Устава, после этого срока женщинам, которые кормили ребенка грудью, выполнение работ облегчалось в той мере, в какой это необходимо для предупреждения вреда самой матери или питаемому ею младенцу, данный период длился полтора года[15].

Необходимо так же отметить об еще одной норме, которая закреплена в данном Уставе ст. 969, содержание которой звучит следующим образом - «Осужденные к ссылке женщины, у которых есть грудные дети, не разлучаются с ними, если сами не пожелают оставить их на попечении у своих мужей или родственников, отправляются на подводах по правилам Устава о ссыльных».

Резюмируя вышеуказанные положения, следует сделать вывод о том, что на Руси всегда существовали традиции человеколюбия и гуманного отношения к осужденным женщинам указанной категории, которые остаются актуальными по сей день, это подтверждается тем, что к осужденным женщинам в состоянии беременности, а также к женщинам, имеющим при себе детей в период отбывания наказания относятся по особому, имея определенные отступления, закрепленные на законодательном уровне.

Устав уголовного судопроизводства 1864 г. просуществовал до принятия нового Уголовно-процессуального кодекса РСФСР 1922 г[16].

Стоит отметить, что за период своего существования в данный Устав 15 июня 1912 года были внесены значительные изменения, однако данные изменения никоем образом не коснулись вопросов предоставления отсрочки

исполнения приговора беременным женщинам и женщинам, имеющих малолетних детей.

С принятием в 1903 году нового Уголовного уложения[17],в его содержании были закреплены виды освобождения от отбывания наказания - это освобождение от наказания в связи с истечением сроков давности, в связи с помилованием и прощением и др.

Но вопросам отсрочки исполнения приговора беременным женщинам и женщинам, родившим детей, не было уделено внимания.

Такая тенденция была сохранена и при дальнейшем развитии отечественного уголовного законодательства, включая весь советский его период. Поэтому ни Руководящие начала по уголовному праву РСФСР 1919 г., ни УК РСФСР 1922 г[18]., ни Основные начала уголовного законодательства СССР и союзных республик 1924 г., ни УК РСФСР 1926 г.[19], ни УК РСФСР 1960 г. в его первоначальной редакции не предусматривали возможности применения отсрочки исполнения приговора женщинам рассматриваемой категории.

Что касается тенденции развития уголовно-процессуального права, то стоит отметить, что позиция законодателя в регламентации отсрочки исполнения приговора женщинам совершено иная, это подтверждается тем, что:

Во-первых, с принятием в 1922 году УПК РСФСР в нем появилась норма, которая предусматривала предоставления отсрочки исполнения приговора в следующих случаях:

1) беременность осужденной;

2) болезнь осужденных, препятствующая отбытию ими наказания;

3) немедленное отбытие наказания может повлечь за собой особо тяжкие последствия для осужденного или его семьи, ввиду особых обстоятельств или особых условий его положения[20].

Во-вторых, принятие в 1923 году Уголовно-процессуального кодекса РСФСР[21], который содержал аналогичную норму, действующую вплоть до принятия Уголовно-процессуального кодекса РСФСР 1960 г., но с внесение изменений в ст. 471 УПК РСФСР, а в новом УПК РСФСР она имела номер 456 положение осужденных беременных женщин было ухудшено, в том плане, что отбывание наказания для осужденной беременной женщины откладывалось до истечения двух месяцев после родов.

Хотя, как писал М.С. Строгович: «Наша судебная практика не знает примеров, когда отсроченный ввиду беременности осужденной приговор приводился бы в исполнение после родов. В этих случаях дело пересматривается в порядке надзора, наказание назначается условно или снижается до фактически отбытого или применяется помилование. Именно такой подход характерен для гуманности, проникающей советское правосудие»[22].

 

 

Необходимо отметить, что с принятием УПК РСФСР 1923 согласно ст. 456 применение отсрочки исполнения приговора напрямую зависело от состава совершенного преступления.

Если проводилось следствие по делам о наиболее опасных преступлениях – контрреволюционных преступлениях, крупных хищениях социалистического имущества, тяжелых преступлениях против личности отсрочка не предоставлялась, а просто в местах лишения свободы создавались наиболее благоприятные условия.

Следующее изменение отсрочки было закреплено с принятием УПК РСФСР 1960 года, данные изменения вернулись на те позиции, которые были заложены в УПК РСФСР 1922 г. Согласно ст. 361 УПК РСФСР 1960 г. исполнение приговора могло быть отсрочено в случае беременности осужденной - на срок не более одного года.

Неурегулированность значительного количества вопросов, возникающих в практике применения ст. 361 УПК РСФСР 1960г, сводили к нулю возможность реализации данной нормы. Мы полностью присоединяемся к точке зрения Т.Ф. Минязевой, которая относила отсрочку исполнения приговора беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей, к неэффективным формам индивидуализации уголовной ответственности.

Неэффективность данного вида отсрочки, по мнению автора, обусловлена несовершенством законодательной регламентации ст. 361 УПК РСФСР, в частности, в ней не определено основание предоставления отсрочки, не предусмотрено возложение на осужденную каких-либо обязанностей, не указаны органы, которые должны осуществлять контроль за поведением виновной в период отсрочки, не предусмотрена возможность освобождения осужденной от наказания в случае правомерного поведения[23].

Институт отсрочки отбывания наказания осужденным женщинам, введенный в действие Законом РФ от 12 июня 1992 г., прошел первоначальную апробацию на практике в ходе эксперимента в семи женских исправительно-трудовых колониях, который проводился Министерством внутренних дел СССР по согласованию с Генеральным прокурором и Председателем Верховного Суда в начале 90-х г.г.[24]

Для проведения данного эксперимента осужденным женщинам в значительной степени расширили перечень прав по сравнению с действующим законодательством.

При проведении эксперимента были поставлены следующие цели: апробация новых условий и порядка исполнения наказания в отношении женщин, осужденных к лишению свободы, для сохранения их здоровья, обеспечения успешной адаптации после освобождения; стабилизация обстановки в исправительных колониях; создание более благоприятных условий для детей осужденных женщин.

Эксперимент длился 2 года, в течение данного времени проходила работа, направленная на сбор, анализ поступающей из колоний информации.

По истечению срока эксперимента было выявлено, что за данный период укрепились семьи осужденных, улучшился моральный климат колонии и оперативная обстановка[25].

Кроме того, при проведении вышеуказанного эксперимента, стоит отметить улучшение социально-демографической и уголовно-правовой характеристики женщин.

Учитывая, что новые условия отбывания наказания связанные с улучшением положения женщин внутри колонии, фактически затронули всех осужденных женщин, отбывающих наказание в экспериментальных колониях, особый интерес представляли женщины, которым была предоставлена отсрочка отбывания наказания.

Результаты исследования показали, что их возраст распределился следующим образом: до 18 лет - 25%, 18-21 год - 30%, 22-24 года - 15%, 25-29 лет - 10%, 30-35 лет - 15%, старше 40 лет - 5%. Полученные данные подтверждали предположение, что под действие отсрочки отбывания наказания должны были подпасть в первую очередь в основном женщины молодого и среднего возраста, что объясняется чисто физиологическими причинами[26].

Уголовно-правовая характеристика осужденных женщин, которым предоставили отсрочку отбывания наказания, раскрывает нам следующие данные, около 60% из них были ранее судимы, а 15% - привлекались к административной ответственности за правонарушения. Более половины из этих женщин были осуждены на срок от одного года до трех лет лишения свободы. Большинство из них отбывали наказание далеко от места жительства, особенно беременные женщины и женщины, родившие в местах лишения свободы, так как дома ребенка имелись и имеются не при всех женских колониях.

Статистические данные дают основания полагать, что отсрочка распространялась далеко не самые «благополучные» осужденные, по своим социально-демографическим и уголовно-правовым показателям ничем не отличающиеся от основной массы осужденных женщин. Тем ценнее представлялись результаты действия отсрочки отбывания наказания. Кроме того, это является подтверждением того, что женщины ценят возможность освободиться и воспитывать своего ребенка.

Основные положения эксперимента хорошо зарекомендовали себя на практике, так как сотрудники колонии и осужденные восприняли их положительно.

Для того, чтобы использовать на практике всю ту положительную сторону, полученную в ходе проведения эксперимента, в УК РСФСР в ст. 46 использовалось применение отсрочки не только в момент вынесения приговора, но и в период отбывания уголовного наказания [27].

Закрепление института отсрочки отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей, в уголовном законодательстве стало истоком возникновения ряда проблем, таких как определение правовой природы места среди иных форм воздействия на виновных в совершении преступлений, оснований и условий его применения.

Суть этого института заключалась в том, что осужденные беременные женщины и женщины, имеющие малолетних детей, освобождались от отбывания наказания на предусмотренное законодательством Российской Федерации время освобождения от работы по беременности и родам и до достижения ребенком трехлетнего возраста.

Исходя из трактования содержания ст. 46 УК РСФСР 1960 года необходимо отметить, что не предусматривались основания применения данной статьи , а содержались лишь условия применения, что в дальнейшем и привело к различным мнениям.

Так, С. Сабанин полагал, что в основе применения ст. 46.2 УК РСФСР лежит только гуманизм по отношению к беременным женщинам и женщинам, имеющим детей до трех лет[28].

Е.В. Середа писала, что в основу применения отсрочки отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей, была положена относительно невысокая общественная опасность совершенного ими деяния, она применялась лишь к тем осужденным женщинам, которые были осуждены за не тяжкие преступления[29].

По мнению С. Улицкого, для предоставления отсрочки необходима была совокупность оснований:

- отбывание женщиной наказания за преступление, но не за тяжкое против личности, повлекшее лишение свободы на срок не свыше пяти лет;

- беременность осужденной или наличие у нее детей до трех лет;

- наличие у осужденной семьи или родственников и их согласие на совместное проживание с осужденной либо ее возможность самостоятельно обеспечить надлежащие условия для воспитания ребенка[30].

Приведенные выше мнения ученных сводятся к тому, что уголовное законодательство закрепило не основания применения отсрочки, а условия ее применения.

Содержание ст. 46.2 УК РСФСР не предусматривала перечень уголовных наказаний, на которые не распространяется отсрочка, но в ч. 5 ст. 46 гласит, что подтверждение о прибытии освобожденной женщины орган внутренних дел направляет в исправительно-трудовую колонию или спецкомендатуру.

Следовательно, первоначальная позиция закона сводилась к тому, что осужденные женщины, отбывающие наказание в этих учреждениях, т.е. речь шла о лишении свободы и тех, кто отбывал условное осуждение с обязательным привлечением к труду и условное освобождение с обязательным привлечением к труду. Так как в дальнейшем последние два вида наказания были отменены Законом РФ от 18 апреля 1993 г.[31], то отсрочки применялась только к женщинам, осужденным к лишению свободы.

При применении отсрочки на виновную возлагались определенные обязательства, такие как не уклоняться от воспитания ребенка и ухода за ним, не допускать нарушений общественного порядка. Так в период действия отсрочки виновная находится под надзором.

После того, как ребенку исполнялось три года, суд принимал следующее решение - освобождении осужденной от отбывания оставшейся части наказания или о замене ее более мягким наказанием, либо о возвращении осужденной в исправительно-трудовое учреждение для отбывания неотбытой части наказания.

Отрицательным моментом было то, что закон не закрепил никаких критериев, которые могли бы использоваться судом при принятии решения, однако он мог на свое усмотрение полностью или частично зачесть время отсрочки в срок наказания или отказаться вообще в зачете.

Стоит вспомнить, о том, что УК РСФСР предусматривал ряд критериев, когда суд мог досрочно отменить отсрочку отбывания наказания -

если осужденная отказалась от ребенка и передала его в детский дом, или продолжала уклоняться от воспитания ребенка, ухода за ним, либо вновь допустила нарушения общественного порядка. Иначе говоря, отсрочку можно было бы отменить досрочно, если бы осужденная не исполняла возложенные на нее обязательства.

В этом случае орган внутренних дел по месту жительства осужденной вносил представление в суд об отмене отсрочки отбывания наказания и о направлении осужденной для отбывания наказание в место, определенное приговором.

С принятием УК РФ 1996 стоит отметить, что из всех видов перечисленных видов отсрочки - отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей, сохранилась и имеет свое закрепление в ст. 82 УК РФ, так же в нормах УИК РФ и УПК РФ.

Правда, принятое новое законодательство не обошло стороной основания и условия применения данной отсрочки.

Появились определенные изменения:

Во-первых, суд имеет право применять отсрочку в отношении беременных женщин и женщин, имеющих детей уже до восьмилетнего возраста, как при вынесении приговора, так и во время отбывания назначенного приговором суда наказания, однако если вспомнить ст. 46.2 УК РСФСР возраст ребенка составлял 3 года. На наш взгляд, совершенствование содержания данного института в этом плане, только положительно скажется как на самой осужденной, так и на самом ребенке. Это проявляется в том, что укрепляются семейные отношения и женщина старается выполнить возложенные на нее обязательства, для того чтобы остаться рядом с ребенком и свои поведением показать, чтобы суд зачел срок отсрочки в срок отбывания наказания.

Во - вторых, законодатель отошел от того как было заложено в УК РСФСР, назначение отсрочки, только за определенный вид уголовного наказания, то есть в статье 82 УК РФ не закреплен перечень наказаний, который не предоставляет возможность применения института отсрочки.

В-третьих, УК РФ отказался от необходимости для предоставления отсрочки учитывать согласие семьи и родственников женщины на совместное с ней проживание либо наличие возможности женщины самостоятельно обеспечивать надлежащие условия для воспитания ребенка.

Однако за период действия УК РФ ст. 82 коснулась ряда изменений, которые согласно проведенному нами анализу имеют как положительную, так и отрицательную сторону.

Во-первых, был расширен круг лиц, к которым может применяться отсрочка отбывания наказания.

Во-вторых, согласно Федеральному Закону РФ от 21 февраля 2001 г. «О внесении изменений и дополнений в УК РФ, УПК РСФСР, УИК РФ и другие законодательные акты РФ»[32], который в ст. 82 УК РФ и ст. 177 УИК РФ увеличил возраст ребенка, наличие которого дает право суду предоставить женщине отсрочку отбывания наказания, с восьми до четырнадцати лет.

В-третьих, в ч. 3 ст. 82 УК РФ закреплены возможные последствия в случае истечения срока отсрочки для осужденной. Согласно данной ст. данными последствиями являются - освобождение женщины от отбывания наказания или оставшейся его части либо замена оставшейся части наказания более мягким видом наказания.

Однако если вернуться к содержанию норм уголовного законодательства, до внесения изменений по истечению срока отсрочки осужденную можно было отправлять в исправительное учреждение.

Федеральным Законом от 8 декабря 2003 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РФ»[33] в ст.82 УК РФ также были внесены изменения, которые не повлияли на содержание рассматриваемого института.

Но, предоставляя право на отсрочку отбывания наказания только женщинам, имеющим малолетних детей, законодатель, по нашему мнению, не учитывал правовые положения семейного и конституционного законодательства.

Согласно ст. 61, 63 Семейного Кодекса Российской Федерации ( далее СК РФ) родители имеют равные права и несут равные обязанности в отношении своих детей. Они в равной степени несут ответственность за воспитание и развитие своих детей и обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей.

Следовательно, перечисленные нормы и содержание семейного законодательства не позволяют нам сделать вывод о наличии различий в правовом положении родителя-женщины и родителя-мужчины. Даже родитель, проживающий отдельно от ребенка, имеет право на общение с ребенком, участие в его воспитании и решение вопросов получения ребенком образования. При этом в случае раздельного проживания родителей место жительства детей устанавливается соглашением родителей. Только при отсутствии соглашения спор между родителями разрешается судом исходя из интересов детей и с учетом мнения детей.

Конституция Российской Федерации в статье 2 рассматривает человека, его права и свободы в качестве высшей ценности. Уважение личности и ее защита являются неотъемлемым атрибутом конституционного государства, его обязанностью, согласно общепризнанным принципам и нормам международного права.

Ввиду того, что РФ является полноправным членом международного сообщества взяла обязательства по формированию отечественного законодательства согласно требованиям международных стандартов по правам человека. Данные стандарты носят законодательное закрепление во Всеобщей декларации прав человека (1948 г.)[34], в Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (1950 г.)[35] и других международных нормативных правовых актах.

Международные стандарты носят всеобщий характер и рассматриваются международным сообществом как общепризнанные принципы и нормы международного права, которые являются обязательными для всех государств мира.

Конституция РФ обладает высшей юридической силой и ее действие распространяется на всю территорию РФ, следовательно, все ФКЗ, ФЗ, законы и иные локальные акты не должны противоречить ей, о чем говорится в ст. 15.

Значит, согласно положению Конституции РФ, а именно ст. 19 должно соблюдаться равноправие мужчины и женщины, а это значит что УК РФ и УИК РФ не должны являться исключением.

На основании этого, в ст. 82 УК РФ были внесены изменения, которые предоставляли отсрочку не только женщинам, но и мужчинам, которые являются единственным кормильцем, так появился еще один субъект – это лица, больные наркоманией.

Подводя итог, хотелось бы отметить, что институт отсрочки отбывания наказания появился и существует давно со второй половины девятнадцатого века. За период своего существования, то есть по настоящее время подвергся ряду значительных изменений, но необходимо отметить, что принципы гуманизма существовали и существуют в отношении беременных женщинам и женщин, имеющих малолетних детей.

Существенными изменениями были, увеличение срока нахождения матери с ребенком с полтора года до трех лет, с трех до восьми, с восьми до четырнадцати и расширения круга лиц, которым предоставляется отсрочка - мужчины, являющие единственным кормильцем и лица, больные наркоманией.

 




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных